23 Августа, Среда

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Елена АСЕНЧИК. ТОП-100 "Чемпионата Балтии - 2016"

  • PDF

logo2016_66610 стихотворений, предложенных в ТОП-100 "5-го открытого Чемпионата Балтии по русской поэзии - 2016" членом Жюри 1-го тура конкурса.



Внимание!

Имена авторов подборок, участвовавших в конкурсе анонимно (см. п. 11.3. Положения о конкурсе), будут объявлены 6 июня 2016 года в Итоговом протоколе конкурса.


1. Сергей Черсков. "Кошка". Конкурсная подборка 48.

Кошке плохо девятый день.
Градуированной пипеткой
Я вливаю ей в пасть бурдень -
Кипячёной воды с таблеткой.

Я не то чтоб её любил,
Эту кошку моей подруги,
Но считают же нас людьми
Надоевшие нам зверюги.

Тварь дрожащая бьёт хвостом,
Тихо стонет по-человечьи.
Я готовлю опять раствор
И надеюсь, что станет легче.

Под безжалостный метроном
Не закрытого плотно крана
Я на кухне курю в окно.

Баба сопли пускает в ванной,
С кем-то спорит, но не со мной,
По-звериному привывает...

Кошка снова идёт на дно.
Девять жизней - и ни одной?
Невозможно. Так не бывает.

2. "Пальто". Конкурсная подборка 235.

В марте обесснеженном, грязном и сыром,
Шло по тёмной улице тёмное пальто.
Не янтарно-карее, как гаванский ром,
Не как синеводная ледяная Томь.
Не чернично-сочное, как под елью тень,
По весне упавшая в сизый сумрак дней.
Призрачное, тихое средь людей и стен,
Чёрное-пречёрное, темноты черней.
Бережно и ласково, нежно и тепло
Человека доброго в глубине несло.

3. "На озере Чад..." Конкурсная подборка 227.

* * *

                          «Ох, лето красное! любил бы я тебя,
                          Когда б не зной, да пыль, да комары, да мухи»
                                                                    А.С. Пушкин

На озере Чад проживает нерусский народ,
привыклый к жаре. Там не встретишь тенистых дубрав.
В папирусе дремлет, от солнца сомлев, бегемот.
И уши топорщит жираф,
который с рожденья усвоил, что жизнь хороша,
чем дышит саванна и как небосвод бирюзов.
Большие жирафы встречали его, малыша,
касанием нежно-доверчивым теплых носов.

Дружна и пятниста была у жирафа семья.
Он верил - его никогда не обидят враги,
покуда шагает по Африке, листья жуя,
а рядом - вприпрыжку кофейный малыш Ибрагим.

Хотя, говорят, Ибрагим – абиссинский хамит
и жил далеко на востоке от озера Чад.
Еще нашептали - хамит, мол, почти что семит...

И чёрт его знает, откуда берут арапчат,
которых привозят в Россию, где крестят.
Любя,
за службу даруют поместья.
Под сенью дубрав
им местные бабы рожают смуглявых ребят.
Смотри, как играет в снегу во дворе детвора.

И как-то зимой одному из таких игрунов
арапо-славянской породы, как ляжет поспать,
приснится (откуда берутся сюжеты у снов!?!) -
шагает на ножках своих пеликаньих изба
по пыльной саванне, и как крокодил большерот,
цецеисты мухи, и злы комары, как жара...
Под пальмой грустит на цепи золотой бегемот
ученый. И уши топорщит жираф.

4. Дмитрий Ревский. "А она приходит и говорит". Конкурсная подборка 187.

А она приходит и говорит:
- жарко и очень парИт
- пальчик болит
- в мире царит
- у меня гайморит
- мы с тобой только клип
- посмотри изнутри
- ты влип
- только лучше смотри...

И я смотрю через сумрак
минут,
часов,
суток,
которые образуют
круг, или шар, или эллипс,
которые крутят ролик,
в котором крутится кролик,
и по которому ты
соскучилась, Элис...

И она приходит и говорит:
- надо полоть редиску
- не помню, что ещё надо
- не гляди по-нудистски
- губы - это гранат или граната?...

И я смотрю
через все облака
такие щенячьи,
что хочется их затискать,
туда, где ты,
и где - у ближайшего ветерка -
возможность тебя обнять посреди редиски...

5. "Я всё равно уеду в Монтерей". Конкурсная подборка 321.

* * *

... Я все равно уеду в Монтерей –
Из сирых зим в живительное лето.
Отстукивать ладошкою хорей,
И чистить яйца в старую газету.

Пусть проводник с хроническим «амбре»,
Пускай кромсают тишину соседи,
Титан, что старец чинный в серебре,
Покоя мне горячего нацедит.

И я ко всем терпима и светла,
Дорожные просеиваю байки.
Жизнь полетит чужая у стекла:
Кресты, церквушки, домики, сарайки,

Веселые зеленые сады –
То вырастут, то словно бы усохнут.
И звезды самой первой чистоты
В вагонные заглядывают окна.

Конечно, транспорт выбран сгоряча –
Всего вернее было б самолетом.
И вот уже закат внизу зачах
И рядышком посапывает кто-то.

Меня двукрылый тоже укачал,
Меж облаков проскальзывая ловко,
Чтоб больше не рыдала по ночам
Уставшая несчастная Дюймовка.

И чтоб уже не помнить поутру
Цифирей, завязавшихся узлами.
Неси, неси меня крылатый друг,
Неси скорей к моей любимой маме!

Она, конечно, там. Уже давно.
Печет мне сны про жизнь и про другое.
Я в Монтерей уеду все равно,
Ведь слово-то красивое какое...

6. "Город-ловушка" Конкурсная подборка 344.

Зачем притворяться? Ты снова не спишь.
А утро воркует оранжевой птицей,
ступая по каменной плоскости крыш.
Тебе в этом городе вечно не спится.
Пружинит в окне бугенвиллии прядь.
Здесь вёсны всегда зацветают внезапно.
И ты восемнадцать апрелей подряд
влюбляешься в пряный волнующий запах.
Будильник проснётся по-местному в шесть.
А дома... Как трудно не думать о доме -
не видеть в окне позолоченный крест
собора и трубы дымящихся домен.
Здесь можно не помнить событий и дат,
казаться свободным, беспечным, радушным.
Не спать и мечтать, что вернёшься сюда
весной, через год... Этот город – ловушка.
Он символ, ничей – и не твой, и не мой,
невольник – под стражей церквей и мечетей.
И если ты завтра уедешь домой,
то вряд ли он это когда-то заметит...

7. "Не совместим..." Конкурсная подборка 247.

Миг послевкусия... в сытости полдень прилёг.
Ваза – объемна; вмещает плодов мякоть.
Хлебная корка... зачем мне шершавость её ?
В зоне защечной, сдержавшей слюны слякоть?

Цитрус очищен; янтарной слезой – сок.
Но колоритнее был апельсин в шкуре...
«Зубы сломаешь» - так ломтик ржаного засох.
Да, и рецепторы алчного рта дурят:

«Ешь апельсины... зачем подъедать хлеб?
Черствый - годится для плошки квасной тюри»
Только блокадно я руки тяну: «Мне б...»
Вслед за Сезанном альбомно мелькнул Дюрер...

Фотографично; два цвета окна: мир...
Краски размыты - контрасты всегда - черны.
Белой кипенью вот-вот зацветет мирт;
а подоконник напомнит всегда: в чём я...

Миг послевкусия: сложный контраст чувств.
Спрыгнула на пол: весна сквозняки любит.
Трубкой коктейльной тянуть не могу juice...
Не совместим он с моим сухарем, люди...

8. Наталия Елизарова. "А ему, наверно, хочется пирогов". Конкурсная подборка 47.

* * *

А ему, наверное, хочется пирогов,
а она сидит на постели-спина строга.
Ей бы в Одессу, в Припять, в Могилев, во Льгов,
ей бы отсюда - нагой - к чертям на рога.
А он говорит ей что-то про сломанный кран и плесневый хлеб,
про работу на выходных, пожилую мать.
А у нее голова светится так, что почти он ослеп,
больно даже дышать, не то что - смотреть,
хочется броситься – погасить, сломать.
И он думает, может, ей завести детей,
ну, или, допустим, хотя бы собак –
пару шпицев, и с ними в утренний парк
выходить гулять, и, как у нормальных пар,
к вечеру будет более общих тем.
А она вдруг ложится набок, сворачивается в узел тугой,
и лопатки корчатся, и волосы заслоняют лицо.
И вдруг спрашивает: «Может, завтра напечь пирогов?»
Зная точно, что ни мужем не быть ему, ни отцом.

9. "Терра Инкогнита". Конкурсная подборка 226.

Я целый день хожу-брожу по комнате,
ищу безрезультатно пятый угол,
а terra, что по-прежнему incognita,
тихонечко нашёптывает в ухо.
Экватором она перепоясана,
отправившая души вслед за ветром
в пути-дороги тёмные, опасные,
что пролегли подобием завета.

Но как картограф честный, добросовестный,
не тороплюсь переиначить карту,
не верю в эти сказочные повести,
не поддаюсь грошовому азарту.
Пусть острова и клады греют кровь ещё,
пусть робинзоны обретают пятниц,
но только надпись «Здесь живут чудовища»
проходит, как пароль, по белым пятнам.

10. Алексей Исхаков. "Когда придёт собака". Конкурсная подборка 72.

Когда метрономы склоняются к декабрю
верхушками сосен, плечами дорожных знаков,
в безветрии и чистоте, прорисованной снегом,
петляет, замысловатый выводит крюк,
минуя овраги, условная дзен - собака
к пересечению местности с человеком.

Сугробы у рта - наметает слова пурга
не выдохнуть звёзды сквозь плотное одеяло
слежавшихся за ночь. Покалывает в груди.
Количество снов на квадратный пакет молока
осталось нетронутым в миске, и только вяло
виляет хвостом что-то важное впереди.

Исчёрканной пастью зевает в столе тетрадь.
По местному времени - пить, по Иркутску - плакать,
по небу - в четырнадцать тридцать пять
приходит моя собака.





__________________________

Дорогие друзья!

Все предложенные в ТОП-100 стихотворения номинируются в он-лайн журнал "Живая Лента" и будут предложены редакторам портала для публикации в готовящемся к печати альманахе, посвященном 5-летию портала Stihi.lv. Альманах выйдет в свет в апреле 2017 года.




LOGOGIF2











.