08 Апреля, Среда

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Сергей СЛЕПУХИН. ТОП-10 КУБКА МИРА - 2012

  • PDF

slepuhinСтихотворения, предложенные в ТОП-10 "Кубка Мира по русской поэзии - 2012" членом Жюри конкурса.  Лучшие 10 стихотворений Кубка Мира будут объявлены Оргкомитетом 31 декабря 2012 года.


1 место

 Конкурсное стихотворение номер 206.

 Деревенское

 В деревне, где полёвки да кроты
 гораздо многочисленней, чем люди,
 ворочает разбухшие пласты
 пшеничный бог, мечтающий о чуде,
 не зная, доживёт ли до весны
 в краю, где смерть гуляет в снежной маске,
 где женщины в тулупах расписных
 заводят огнедышащие пляски,
 где пасечник сноровистый жужжит,
 в бутыли разливая медовуху -
 унять тревогу, вечную, как жид,
 залить непобедимую разруху;
 на улице, подмяв собой кусты,
 лежит оцепенелая корова
 и повторяет голосом густым
 простое переливчатое слово.
 Из темноты идёт большой пастух
 с кнутом, огнём, со взглядом вертухая...
 ...и безголовый носится петух,
 рассвет неумолимый возглашая.


2 место

 Конкурсное стихотворение номер 176.

 Груши на хохломском блюде

 Мы сидели на веранде,
 мы неспешно ели груши,
 ели, чавкали, за ели
 солнце заходило, за
 ближний холм. Сказать по правде,
 мне, болтливой рыжей вруше,
 было стрёмно, как в купели,
 было cool. И за глаза

 я скажу, что было вкусно,
 топко, мягко, непротивно.
 Но тебе – не жди, ни слова!
 Ем, молчу, смотрю закат.
 Между письменной и устной –
 эти груши. Груши дивны.
 И чего же в них такого,
 если ум мой, языкат

 и треплив, когда не надо,
 спешно складывает строки
 в столбик, в стену, в небоскрёбы,
 в город. В город – ни ногой.
 Здесь у нас робинзонада.
 Глянь, как груши желтобоки.
 Здесь у нас любовь до гроба.
 Правда, сладко, дорогой?


3 место

 Конкурсное стихотворение номер 143.

 Очевидец

 На Купалу в сумерки над холмом
 появляются двое, из ниоткуда.
 Те, кто были там, не своим умом
 возвращались утром, как после блуда:
 кто в засосах синих, как в орденах,
 у кого разодрана вся спина.

 Приезжал чиновник с отарой СМИ
 (шуганула полиция любопытных),
 обещал развеять досужий миф –
 даже жёлтой прессой остались скрыты
 результаты выгула на луга.
 И погоны с местными ни га-га.

 Взяв бинокль и камуфляж надев,
 я залёг в осиннике недалече.
 За час сорок вызубрил весь рельеф.
 Где живут полёвки, мне выдал кречет.
 Пару раз барсук подходил ко мне.
 Но ничто не дёрнулось на холме.

 По рассказам первый (мужик) высок.
 Вроде негра, божился Василий Каин.
 Над башкой со спицами колесо
 золотые искры вокруг пускает –
 под гипнозом сами идёте вы.
 А вторая – баба без головы.

 За спиною солнце коснулось трав,
 и на лысой вершине, где только ветер,
 проявились эти. Василий прав:
 Майкл Иэр Джордан в закатном свете.
 Прям рекламный клип: над его лицом
 баскетбольное ворочается кольцо.

 Я вцепился в оптику: между плеч
 у товарки гладко, а то, что ниже
 неприкрыто и выпукло. Слышно речь,
 словно в церкви молятся. Дальше вижу:
 оба воздух плотный, как будто ткань,
 раздвигают в стороны. Я - тикать.

 Не прополз и метра, из-за осин
 вышли люди. И с ними Василий Каин.
 Закрутили руки мне и внесли
 в безвоздушный лаз. Он внутри зеркален.
 Отовсюду слышатся визг и лязг.
 Тут земля и небо пустились в пляс.

 Баскетбольный мяч ощущает так
 пот ладоней, площадки солёный гравий.
 Я два раза отскакивал от щита,
 извивался, выл в нарушенье правил.
 Попадал в лицо, не понять кому,
 бесконечно долго летел во тьму.

 Разлепил глаза: санитарка, гипс.
 Приходили в штатском, вели беседу.
 Отвечал: Не помню. Как не погиб-с,
 объяснить не в силах. Брехал соседу,
 что набрёл в потёмках, мол сам дундук.
 Поскользнулся – вывих обеих рук.

 Я довольно часто хожу к холму.
 По периметру выставлены капканы.
 Я остался в разуме: никому
 не свезло так прежде. Василий Каин
 дурачка включает, пока молчу,
 но при встрече хлопает по плечу.


4 место

 Конкурсное стихотворение номер 165.

 Глобальное потепление

 Однажды кто-то выдохнет – и разом
 превысит в атмосфере норму газа –
 (ну, станет слишком много СО2 ) –
 тогда с зимовок разлетятся стаи,
 уйдут снега, и ледники растают –
 всё, всё поглотит жадная вода –
 ей наплевать на силы наших армий…

 И коли прав был старикашка Дарвин,
 то эволюция раскрутится назад:
 тела изменят все свои изгибы,
 и жабры прорастут.
 Мы станем – рыбы.
 И поплывём.
 И выпучим глаза.



5 место

 Конкурсное стихотворение номер 9.

 Сыктывкарский шаман

                        Памяти друга

 Вавилов, пасынок Вавилона,
 проездом в вечность гостил у нас,
 на бренном ложе, на скорбном лоне,
 перебиваясь с воды на квас.
 И от него я узнал на коми,
 что значат "парма" и "Сыктывкар".
 Да, он был трагик, да, он был комик,
 Дедал – делами, душой – Икар.
 Он строил башню, кричал, как баньши,
 умел музы'кам и языкам,
 был хитромудрым, был бесшабашным,
 но пал однажды его секам.
 Он знал, как роют, как матом кроют,
 то он был мягок, то он был строг,
 и о поэтах твердил порою:
 попса, мол, Саша, а Миша – рок!
 Водил руками, ходил кругами –
 и выходил на последний круг,
 гулял с богами, бухал с врагами,
 пастух Пегаса и Музы друг.
 Он знал и помнил, но взял – и помер,
 не попрощавшись, ушёл в астрал...
 А я утратил небесный номер,
 небесный адрес я потерял.


6 место

 Конкурсное стихотворение номер 117.

 Шепчутся деревья

 Шепчутся деревья, поскрипывая,
 боятся заговорить со мной.
 Снег обжигает кожу.

 Куда в себе не пойдёшь,
 Ливневый снег преграждает дорогу.
 Набивается в ботинки под язычок,
 Сыплется за шиворот мимо шарфа.

 Собираю доказательства бытия Бога,
 просто вдыхая воздух,
 протягивая ладонь.

 У моего друга - внутренний Мадагаскар.
 Бесконечный пляж, яркий песчаный берег.
 Много солнца и моря.

 У подруги - внутреннее Монако.
 Автомобили, яхта, рулетка,
 быстро сорвать джек-пот.

 Хотелось лет пятнадцать тому назад –
 Внутренний Париж перед Рождеством.
 Маленькое кафе, витрину антикварной лавки напротив,
 Много старинных кукол,
 Мишек тедди, помнящих Первую Мировую.
 Мне приносят волшебный кофе,
 Дольки апельсина в шоколадном фондю
 И круассаны.
 Сидеть, любоваться, вслушиваться, молчать.

 Но у меня - внутренняя Нарния:
 Ливневый долгий снег.

 Жамевю* на грани фола. Обыденный мир,
 Где терракт в христианском квартале Бейрута
 Не вызывает ужаса у читателя утренней газеты.
 Калеки-собаки на улицах,
 распятые кошки по чердакам.
 Детей забирают у родителей по звонку:
 «Мама не давала конфеты до полдника.
 Папа заставляет делать уроки».

 Все мои страхи слились в один:
 «Господи, не отпускай мою руку».

* Противоположность «Дежа Вю», состояние, когда все привычные люди и места, внезапно видятся незнакомыми и чужими.


7 место

 Конкурсное стихотворение номер 75.

 В булочную

 Храни Господь двух бабушек бумажных
 (и с ними иже всех, кто будет стар)
 Когда они форсируют отважно
 Бурлящий после ливня тротуар.

 Когда они плывут в людском потоке,
 Не слышащем, не видящем ни зги,
 Убереги пергаментные щёки,
 Их шелестящий шаг убереги.

 На мокрой, скользкой, как стекло, брусчатке
 Листов опавших вдоволь настели,
 Вложи им силы в сухонькие лапки,
 Уменьши притяжение земли,

 Притормози Пежо, чтоб не обрызгал,
 Развей туман густой, как молоко.
 Им до Тебя добраться - близко-близко.
 До булочной треклятой далеко.



8 место

Конкурсное стихотворение номер 204.

Татка

 Татка, не плачь. Это время такое гнилое.
 Если не мяч, так развод, не развод, так киста.
 Лето – как мачеха: серое, дымное, злое.
 Грязной водой размывает опоры моста.

 Татка, я выросла видишь какая большая?
 Ноги стоят на земле, голова – в облаках.
 Спит в волосах журавлей перелетная стая,
 И прорастает лопух на немытых руках.

 Я подержу тебя в теплых чумазых ладонях.
 Здесь не бывает ни ветра, ни мокрых снегов.
 Татка, твой мяч никогда, ни за что не утонет.
 Я эту реку не выпущу из берегов.

 Татка, вот деньги. Возьми и настрой фортепьяно.
 Я до утра подлатаю трухлявый мосток.
 Гаммы Шопена толпятся и плачутся пьяно,
 Ходит во тьме ходуном золотой молоток.

 Татка, мы живы. За нами последнее слово.
 Брезжит за мутными окнами зимний рассвет.
 Можешь играть без опаски. Я выловлю снова
 Мяч из реки, у которой названия нет.



9 место

 Конкурсное стихотворение номер 232.

 Линия связи

 В час, когда бог осознал что разведка врёт,
 В час, когда пушечный залп освятил мечеть,
 Небо над Питером сделало шаг вперёд,
 Хмурым косым дождём отдавая честь.

 Фрицы из фильмов кричали "тавай, тавай".
 Небо вжималось в позёмку, как смертник в дот.
 Если на горло удавкой легла Нева,
 Хватит ли сил, чтобы сделать последний вдох?

 Рухнет на плечи разорванный пулей нимб.
 Ляжет на сердце пробитый штыком валет.
 Как я мальчишкой пытался бежать за ним
 С грузом своих десяти пулемётных лет!

 Вечность скрипит окровавленным льдом в горсти.
 Что нам эпохи, когда на часах зеро?
 Буркни хотя бы спасибо, что я гостил,
 Раз уж ты снова идёшь без меня на фронт.

 Женщина в красном, о, как вам идёт плакат!
 Память пятнает бетонную плоть стены.
 В мире моём не бывает иных блокад,
 Как не бывает "Второй мировой войны".

 Небо над Питером режет по нам - живым,
 Мёртвые стиснули зубы и держат связь.

 Гришка Распутин уходит на дно Невы,
 Так и не смыв ни святость свою, ни грязь.



10 место

Конкурсное стихотворение номер 177.

Измена

Проснешься, нарвешься своей утончённой ноздрёю
на приторный запах подаренной мужем сирени,
и – сердцебиенье, смятенье в душевном настрое.
Итак - уравненье с одной неизвестной: «Нас – трое».
Итог – подозренье в измене.

С тобою он важен, небрежен, с ней – нежен, вальяжен.
Трещат отношенья, что были прозрачны, стеклянны.
Лишь похоть, как нефть, из глазных изливается скважин.
Разрушен красивый марьяж, безнадежно изгажен.
Наружу всплывают изъяны.

Пока эдельвейсом ты произрастала над бездной,
то плоть утончала, то творческий дух источала,
супруга манило в объятия той – неизвестной,
не слишком духовной, местами – излишне телесной
иное – земное начало.

Тебе удавались эссе, экзерсисы, этюды,
а ты все букеты, буклеты, конфеты, награды
сложила к ногам ренегата, зануды, Иуды...
Теперь между вами – соперницы груди, как груды,
как горные гряды...

Ты – на высоте, и тебе там не то, чтобы тошно,
но душно, как в туче, пока не пробило на ливень.
Ты тише голубки, но есть голубиная почта.
Клейми же неверных небесным помётом за то, что
их рай примитивен!
































1 место – стихотворение номер…206. "Деревенское"

2 место – стихотворение номер…176. "Груши на хохломском блюде"

3 место – стихотворение номер…143. "Очевидец"

4 место – стихотворение номер…165. "Глобальное потепление"

5 место – стихотворение номер…9. "Сыктывкарский шаман"

6 место – стихотворение номер…117. "Шепчутся деревья"

7 место – стихотворение номер…75. "В булочную"

8 место – стихотворение номер…204. "Татка"

9 место – стихотворение номер…232. "Линия связи"

10 место – стихотворение номер…177. "Измена"

1 место – стихотворение номер...206. "Деревенское"
2 место – стихотворение номер...176. "Груши на хохломском блюде"
3 место – стихотворение номер...143. "Очевидец"
4 место – стихотворение номер...165. "Глобальное потепление"
5 место – стихотворение номер...9. "Сыктывкарский шаман"
6 место – стихотворение номер...117. "Шепчутся деревья"
7 место – стихотворение номер...75. "В булочную"
8 место – стихотворение номер...204. "Татка"
9 место – стихотворение номер...232. "Линия связи"
10 место – стихотворение номер...177. "Измена"
.