18 Августа, Четверг

Подписывайтесь на канал Stihi.lv на YouTube!

Виктория КОЛЬЦЕВАЯ. ТОП-10 "10-го открытого Чемпионата Балтии по русской поэзии - 2021"

  • PDF

KolcevayaСтихотворения, предложенные в ТОП-10 Международного литературного конкурса "10-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2021" членом Жюри конкурса. Лучшие 10 стихотворений Чемпионата Балтии будут объявлены Оргкомитетом 6 июня 2021 года. 



Внимание!
Имена авторов анонимных конкурсных произведений будут оглашены в Итоговом протоколе конкурса 6 июня 2021 года в 23:59 по Москве. 
cicera_stihi_lv


1 место

Конкурсная подборка 105. "Мёртвый или живой". Автор - Шокол Юлия, Вена (Австрия).

* * *

и ужас переходит мне лицо
становится не матерью-отцом
но теменью стучится в темя
и отнимает тело

пускай оно во мне не отболело
а только плакало и пело так
что злак проросший был похож на знак
не воклицательный
но крест нательный
в котельной тел
в страдании предельном

но выглянешь и кажется – живое
и бабушка как бабочка улова
летит летит касается виска
так смерть моя наверно высока

и сад уже смеркается в содом
и горе в горле голготит гоморрой

но бабочка
и мы с тобой узором
в грядущее бессмертие сойдём


2 место

Конкурсная подборка 72. "Над пропастью звёзд". Автор - Вадим Гройсман, Ришон-ле-Цийон (Израиль).

* * *


Спи, не рассказывай белый секрет,
Вздрагивай – от холодов не спасут
Старенькой мантии клочья,

Платишь ли деньги за воздух и свет,
Пишешь ли письма в газету и суд,
Ставишь ли музыку ночью.

Разве что, если до мяса продрог,
Чайник с тифоном и чай гостевой,
Чистого жара червонцы.

Разве что мелочи – гвоздик, совок,
Песня и плач за молочной стеной,
Туфли, как чёрные овцы.

Воет метель за щелястым окном,
Зимняя улица в толстом снегу,
Ветер из волчьей утробы.

Маленький мир, неустроенный дом
В заговорённом неровном кругу,
Выше Рифея сугробы.

Кланяйся власти, молись нищете –
Две повивальные бабки потом
Вынут тебя из купели.

Что за слеза у тебя на щеке,
Капля весенней капели?


3 место

Конкурсная подборка 107. "Тот самый воздух". Автор - Герасимова Александра, Томск (Россия).

* * *

                         «но ты спишь и не знаешь»
                          /илья кормильцев/

когда одиннадцатого сентября
две тысячи первого года
в небоскрёбы всемирного торгового центра
врезались два самолёта управляемые террористами
и (по официальным сводкам)
погибло две тысячи девятьсот семьдесят семь человек
и ещё двадцать четыре пропали без вести
я какое-то время совсем не умела жить
не могла дышать как-то вдруг разучилась
мне казалось что воздуха стало намного меньше
и его не хватает вовсе
на всех кто теперь остался здесь
кому теперь это знать
навсегда навсегда

и когда на следующий день
один мальчик в школе
скорчившись закричал
так им америкосам этим и надо
я поняла что в мире
больше уже никогда не будет
ни абсолютной праведности
ни абсолютного зла
и ничего другого
сколько-нибудь
абсолютного

когда в первый раз беловолосый мальчик
от которого мне стало вдруг что-то нужно
обязательно нестерпимо
не по какой-то прихоти бог весть чего
а потому что воздуха того самого воздуха
стало снова бедственно не хватать
ни на выдох ни даже на вдох
и только ему одному вроде как
было доподлинно известно
где этот воздух взять
и откуда вообще он берётся
вот когда этот беловолосый мальчик
попал под колёса автомобиля
(на самом деле не так
но для меня было именно так
и никак иначе)
я поняла что кроме прорех в местах
где должны быть непоколебимые абсолюты
есть ещё нечто чёрное раззявленное
что-то такое непоправимое
когда-то давно разладившееся
и вовсе теперь невозможное
ни по какой причине
ни по одной вообще

я назвала это чудище
первым попавшимся под руку
мутным и обтекаемым
словом
не-спра-вед-ли-вость

теперь когда я смотрю на тебя
пусть не особенно мне знакомого
с другими повадками (не моими)
странного непонятного
но всё ещё бесконечного
когда я так явственно вижу
как тёмно-лиловые шарики
густой безупречной жизни
бегут по тебе врассыпную
при каждом тугом сокращении
чего-то в тебе тренированного
исправного бесперебойного
сугубо биологического
когда я смотрю на тебя такого
и слышу (о как я слышу)
как в тонком безвинном воздухе
взвывают и разрываются
не помнящие себя от гнева
снаряды снаряды снаряды
и где-то визжит безудержная
безумная безутешная
уже навсегда пропащая
резина колёсных шин

тогда я стараюсь вдохнуть
как можно полнее глубже
крупнее себя самой
ищу в себе кашалота
почти до потери разума
до гипероксигинации
и воздух тот самый воздух
как будто бы чуть скудеет
становится вдруг теснее
и ватнее и плотнее
и звуки в нём восковеют
и глохнут и застывают
и ты их почти не слышишь
ни тринитротолуола
раздрызганного разбрызганного
ни той тормозной колодки
что больше уже никого не сможет
спасти или воскресить

и так наступает утро
сентябрьское ранее утро
и дети шагают в школу
и люди вплывают стайками
в зеркальные бизнес-центры
и никакой справедливости
и ничего абсолютного
в том как твои русые волосы
похожи на нити света
бесстрашные свившие гнёзда
на самой высокой ветке
нетронутой вообще ничем
безропотной кроны дуба
как будто бы на последнем
на самом на поднебесном
с разверзнутой навзничь крышей
с распахнутым настежь сердцем
залитом как воском солнцем
стотысячном этаже


4 место

Конкурсная подборка 211. "Как будто снова я любим". Автор - Палад, Киев (Украина).

Мывала Марусенька

На речке Араксе, беспечная трошки,
мывала Марусенька белые ножки,
дивясь: в чешуе, то ли в споднем одном
отряд аргонавтов спешит за руном.

К горе Арарат принайтован каноэ.
Идут молчуны - всякой твари по-двое.
Держа интервал вплоть до считанных йот.
И рыба притихла. И птах не вспоёт.

Над строем старшой громоздится плечисто.
Вослед ему небо светло и пречисто.
Суровые варги его, как тиски.
Сусанинской нет в нём предсмертной тоски.

А ровно напротив - читаем в атланте
порыв Прометея, напор команданте.
Плюс, нечто от Байрона в смысле "отстань".
И Ленин, швырнувший в грядущее длань.

Окинув Марусю пытливым и скорым,
по-пушкински тут же он схож с Черномором.
С прорабом. И с боцманом, знающим толк.
С Акелой, который известный всем волк.

Момент фееричен. По-майски. По-инкски.
(Вы где, пресловутый историк Радзинский?!)
Будь Галей Маруся, едрить мои сны, -
гореть ей не далее первой сосны.

Но кармой деваха с соседней орбиты -
цела и румяна. И ножки омыты.
Вечерье с ковчегом Луны за спиной.
А травьем - трескучий конёк заводной.

Судьба метеорна. Величие тленно.
А всё ж, мой читатель, привстань на колено.
Мольбы вознося, точно праведный Лот.
За рифму. За росчерк. За слаженность нот.


5 - 10 места 


Конкурсная подборка 21. "О летающих крокодилах". Автор - Герасимов Сергей, Харьков (Украина).

* * *

если вовремя моргнуть
твои глаза успевают сфотографировать
дым выброшенный из ствола пушки
ты успеешь заметить что он
плотный черный круглый
и бугристый по краю
как колесо большого грузовика
с жидким огнем по центру
а еще если ты стоишь достаточно близко
ты увидишь стайку бабочек
тех что зависли в сантиметрах от
дымного колеса
еще тысячная доля секунды –
и бабочек не станет
и тогда же не станет
красивого желтого дома
и девочки играющей на пианино
в комнате второго этажа
и мопса широконогого
как буква Н
ковыляющего по полу
в доме девочки играющей на пианино:
мопс успеет заметить осколок
но не успеет увернуться
как не успевает вылиться удивленная вода
из быстро перевернутой бочки
а секундой позже
обломки дома осыплются
на мокрую землю
сквозь которую прорастает густая трава
и земля перестанет мурлыкать от счастья
как дремлющая сытая кошка


Конкурсная подборка 81. "Рast perfect". Автор - Дорофиевская Елена, Вышгород (Украина).

Рast perfect

я девочка сидящая за партой
в большой аудитории где стены
как розовая булочка с корицей
но запах то ли сырость то ли известь
и пользуюсь свободой говорить
когда зовут к доске или попросят
ответить с места и ещё могу
смотреть на Спас на Бе́рестове
храм
тысячелетний для меня разложен
на ровные квадратики окна
училище культуры в эти годы
могло похвастать эдаким старинным
уютным шармом деревянных рам
но мне сегодня скучно и тоскливо
английский не даётся жизнь идёт
я слышу как она смеётся в парке
но через миг уже стучится в дверь
и звук её гнусав как у тромбона
и беспрерывен как гитарный плач
я медленно разглядываю плинфу
белёных стен причудливую кладку
и древний вал что нынче отделяет
меня от притягательных свобод
всё застывает пред глазами осень
шагает по дорожке вдоль кирпичных
заборов бывших гаражей ЦК
как до неё монахи и прочане
пожалуй здесь бы страшно было ночью
какие духи и каких столетий
по этим тропам бродят в темноте
ещё вчера у вала на скамейке
студенты-режиссёры пили квас
и поминали всуе голубей
что портят портят портят купола
летают пыльным шлейфом за старухой
которая на всех наводит страх
когда обходит раз за разом церковь
и шепчет что-то под распухший нос
тревожит прах и плесень усыпальниц
орда студентов хохотом и трёпом
шесть дней в неделю кроме воскресенья
беспутный князь должно быть и в могиле
желанного покоя не обрёл
но тут меня хватают за предплечье
престрого вопрошают про past perfect
и не добившись внятного ответа
из класса удаляют под смешки
да ладно класс похоже Долгорукий
хихикает и тот из-под земли


Конкурсная подборка 191. "Про свет". Автор - Рычкова-Закаблуковская Алёна, Иркутск (Россия).

Кино

Совхозной фермы белые цеха,
А на тебе веселый ситец маркий.
Ядреного навоза и солярки
Стоячий запах. Хлебная труха
В ведерке. Ты влезаешь на окно
И свешиваешь ноги в сапожонках.
И, как в доисторическом кино,
К тебе приходят лошадь с жеребенком.
Он тянет-тянет бархатистый нос
И тычется щекотно в шею, в темя.
Каштановый его пушистый хвост
Смешно дрожит, как ухо спаниеля.
И золотистый сыплется овес.
Пока младенец шлепает губами,
Ты понимаешь, лошадь – это пёс
С печальными и долгими глазами.
И мать его, неся свои бока,
Гнедую шею над тобой склоняет.
Но кто кого из вас удочеряет
Не опознали вы еще пока.


Конкурсная подборка 201. "В мире смертных". Автор - Калиненков Олег, Железнодорожный (Россия).

* * *

рассвет обычен, выставлен по метке
и несколько случайных птиц на ветке
но – ветке не на той – не в том порядке
играют в прятки

новая неделя! –
не более! –
делящиеся клетки
нам выстилают линию прибоя
и мир накатывает –
привозной и крепкий

краплёный словно птицы те на ветке
и метки те на выставке рассвета..
не писай, да? – возьми мои пинетки
донашивай во имя альфабета

втянула когти, выпустила почки
не кошка, и не верба..
облака
ли в яблоках?..
ли – сидоровой дочке –
козе по сути! –
снова в двойниках

ходить
вот так вот с пятки на мысок?
как все?..
на напомаженный сосок
ловить лучи берёзового неба
о, боже
этих скрещенных досок!..


Конкурсная подборка 210. "Мене текел". Автор - Рыпка Ирина, Киев (Украина).

Туес

Иногда подумаешь о родных, которых не знала.
Дедушка Михаил, дедушка Алексей.
Как вы там у подножия Эвереста, в центре Непала
по щиколотки, в леденящей душу, росе?

По сердцу скользнёт, точно коса налетела на камень.
Сохнет трава, сиротливо желтеет покос.
Камлание - это молитва, где в завершении - амен.
А после, вечернее тление и некроз.

Матушка выдыхает, глядя в затёртый помянник
с расстановкой: Алексия, Аксинии, Михаила…
Я без вас, как дитя без семи нянек.
Не помню - кого обидела, кому нахамила.

Что в этих именах, пожелтевших лицах?
Ушедшие города с былыми людьми?
Отчего же мне периодически снится,
как дедушка Михаил возвращается в этот мир.

Прибывает из командировки, заваливается с чемоданом.
Маленькой маме, гостинцы: "Алёнка" и "Кара-кум".
Бабуле - платок с кистями и три лиловых тюльпана.
А мне, ещё не рождённой, берёзовую кору.

Смотри, говорит, какой расписной туес.
Кожа родины - ободранная береста.
Я вовсю разглядываю, я любуюсь,
как она изрезана и чиста.


Конкурсная подборка 247. "Ночь в июле".


* * *

стали совсем не мы
может быть нас и нет
копотные дымы
комнатный бедный свет

что бы ещё сказать
в долгом молчанье дня
я буду помнить за
помни и ты меня





chemp2021_150


cicera_spasibo

.