30 Октября, Пятница

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Александр ГАБРИЭЛЬ.ТОП-10 "9-го открытого Чемпионата Балтии по русской поэзии - 2020"

  • PDF

GabrielСтихотворения, предложенные в ТОП-10 Международного литературного конкурса "9-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2020" членом Жюри конкурса. Лучшие 10 стихотворений Чемпионата Балтии будут объявлены Оргкомитетом 6 июня 2020 года.



Внимание!
Имена авторов анонимных конкурсных произведений будут оглашены в Итоговом протоколе конкурса 6 июня 2020 года в 23:59 по Москве.
cicera_stihi_lv


1 место

Конкурсная подборка 142. "Не помню". Автор - Александр Оберемок, Белгород (Россия).

Скрипела дверь

скрипела дверь, и ты, душа моя,
тихонько появлялась у порога,
оглядывала пустоту жилья,
свыкаясь с полумраком понемногу.
я ждал тебя, как прежде, по средам,
я ждал тебя, как ждал тогда адам
вторую производную от бога.

скрипела дверь, и ты входила в дом,
на страже тишины часы стояли,
я поднимался на ноги с трудом,
укутывался плотно в одеяло,
потом садился на увечный стул,
как будто пустоту собой заткнул,
но получалось у меня едва ли.

скрипела дверь в убогую нору,
ты в контражуре медлила в проёме,
а мне в сорокаградусном жару
привиделось в туманной полудрёме –
наш город был совсем опустошён,
а пятый македонский легион
вставал во всеоружии на стрёме.

скрипела дверь, а тени на стене
под звон небесных сфер кружились в вальсе,
корабль летел на бреющем к волне,
меняя ставки, имена и галсы,
и сон о том, что комнаты пусты,
мой сон о том, что существуешь ты,
сбивался.


2 место

Конкурсная подборка 244. "Духоплавание".

Плывут

смотрит глубина глухонемая,
как левиафановы стада
посуху ползут, не понимая
что уже закончилась вода,

рвутся прочь на берег из прилива,
давятся гранитной шелухой,
уплывают – грузно, молчаливо –
отмелью горячей и сухой,

и, уже невидимые, кручей
воздуха отвесного пройдя,
ходят, как недоеные тучи,
полные тревоги и дождя.

через линзу, мутную от жажды,
пыли и налипшего песка,
толком не рассмотришь, кто однажды
позовёт и нас издалека –

прорывая сеть авиалиний,
не страшась чумы и остроги,
штурмовать высокий берег синий
смыслу и природе вопреки?


3 место

Конкурсная подборка 207. "Кровь, любовь, морковь".

Сон

Веселый дождь скакал на теплых крышах,
Устал и покатился на закат.
Смотрел со стенда строгий мокрый Гришин.
Я прятал взгляд, хотя не виноват.

Ждал поезда на Киевском вокзале.
Считал ворон, читал газету "Труд".
И тут из репродуктора сказали:
Мужайтесь. В понедельник все умрут.

Летит на нас космическое Что-то.
Погибнут и Москва, и Барнаул.
Сегодня постарайтесь отработать,
А дальше, как хотите. Караул!

Воронье "Каррр!" метнулось диким эхом.
Растаяло. Нависла тишина.
Погасли лампы. Поезд не приехал.
Пришлось идти домой. А там жена

Соседу исполняет а капелла
Вступление из "Алых парусов".
Любашенька всегда чудесно пела.
Но почему же оба без трусов?

Они мне объясняли, что сопрано
Стеснённо и томительно в трусах.
Я взял топор и выгнал меломанов.
Я плохо разбираюсь в голосах.

Мне было худо – маятно и зябко,
Налил и съел остывший рыбный суп –
Голодная, никчемная козявка
В дремучем человеческом лесу.

Поел, прилег и в сон нырнул Ионой.
Скользил по рельсам поезд – синий кит,
А в нем уют купейного вагона:
Качался пол, мелькали огоньки,

Скрипели полки, ложечки звенели,
Приотпускал скрутивший нервы шок.
Я жив-здоров, а гибель в понедельник –
Пожалуй, это даже хорошо.

Не надо суетиться, торопиться,
Царапать дверь обиженным котом.
Внезапно пробудилось любопытство:
Что будем там, когда уже, потом?

И тут явились хмурые такие:
"Мужчина, выходите из купе.
Мужчина, вам не можно ехать в Киев.
Не любы. Не желанны", – и т.п.

Тащили в ночь, грозили автоматом.
Я их просил держать себя в руках.
Они ругались, может, даже матом.
Я плохо разбираюсь в языках.

Под насыпью чернел лохматый ельник.
Затвор негромко клацнул, как засов.
Умру и не увижу понедельник...
Но погодите, это только сон:

Угрюмые нахрапистые люди –
Безумный отблеск прожитого дня.
Проснусь, они исчезнут, их не будет!
Но вспышки ярко-желтого огня

И звук тах-тах, и скачущие гильзы,
Удары в грудь, соленый вкус во рту.
Мир постоял, качнулся и скатился
В колючую тугую черноту.

Открыл глаза – увидел синий поезд.
Он ждал, манил. Но я в него не сел.
Остыну, погуляю, успокоюсь.
Зайду к соседу. Как он там, сосед?

Сказать ему, что знаю о сопрано
И попросить не путать берега?
В закатном небе плыли два барана,
Сцепившие тяжелые рога.

В кабине телефонной пахло щами.
Рычаг негромко клацнул, как засов.
– Родная, не уехал, возвращаюсь!
Соскучился без "Алых парусов".

Я шел домой до улицы Заречной.
Умытая, нарядная Москва
Закуталась в прозрачный мягкий вечер,
Украсив фонарями рукава,

Но выдавали в ней провинциалку
Смешные башмаки бетонных плит.
Цвела весна. Теперь мне было жалко,
Что к нам так разрушительно летит

Посланец галактического мира,
Влюбленный здоровяк-метеорит.
Шуршит в помехах радиоэфира,
Он слов любви Земле не говорит,

Но страсть его – космически большая,
Ей не помеха люди-муравьи.
И только то немного утешает,
Что мы умрем, сгорая от любви.

И на пороге той, иной вселенной,
Готовясь превратиться в серый дым,
Забудем все обиды и измены...

А может, не забудем. Не простим.
Запустим толстопузые ракеты –
Прощальный поцелуй? последний бой?

Я гладил по траве свою планету
И говорил: "Не бойся, я с тобой".


4 место

Конкурсная подборка 142. "Не помню". Автор - Александр Оберемок, Белгород (Россия).

Не помню

был карандаш. ещё тетрадь была
в забытом доме на краю села,
где опускались облака на крышу,
а я писал про дом и облака,
и возвращалась на круги строка,
и выходил из круга шишел-мышел.

была ноль пять из местного сельпо,
ещё трещал будильник ночью, по
которому я выходил на воздух.
там ветер целил мне в лицо и грудь,
и на ладонь садился отдохнуть,
и исчезал в непостижимых звёздах.

была кровать и шаткий табурет,
по мостовой шагал парад планет,
ведро гремело, вечность грохотала,
но стоило привстать из-за стола –
незавершённость сущего и мгла
терялись в разветвлениях фрактала.

бренчал амбивалентный карнавал,
под этот звон я напрочь забывал,
что надо забежать ещё в сельпо мне.
гудели так тревожно провода...
была ли рядом женщина тогда –
не помню.


5 - 10 места

Конкурсная подборка 326. "Liebedich".

* * *

      Садок вишневий коло хати,
      Хрущі над вишнями гудуть
      Тарас Шевченко

над тобою
живая речь
неживая річ
я склоняюсь склоняя чтобы тебя постичь
поплывет по воде лебединое liebedich –
это стих камыш
превратившись в стих

где вишнёвый де Сад
и хрущі над Шевченко кружат
и захочешь назад
/ну пожалуйста ну пожа/
но на все запятые уже не хватает ком
и гудит человек – насеком

в безъязычье своём мы язычники
Ы-ы-о-а
что тебе камышинка мышиная наша возня
надо мной – лебеда
в голове - золотой liebedich
и одна тишина на двоих


Конкурсная подборка 23. "Огни Вавилона". Автор - Вероника Батхан, Москва (Россия).

Вавилон

Маша М. танцует, навиваясь на пилон,
А вокруг гарцует полупьяный Вавилон.
Мене-текел-фарес к сожалению маст рид.
Дьявольская скрипка всеми фибрами горит.
Будь со мной в подвале и в троллейбусном чаду,
Жги на фестивале у любви на поводу!
Сбрасывая юбки поднимайся в небеса,
Белая голубка, ядовитая оса.
Ты моя девчонка сорока неполных лет
Розовая челка, лабутен, кабриолет.
Жизнь шальным фантомом полетела под уклон,
Нелегалов в рай не пропускает Вавилон.
Трассы нашей страсти - три кольца для трех дорог.
Полисмены здрасте, я иду в ночной ларек!
Машенька танцует, желтый крест к груди пришит.
Башня Вавилона обвалилась и лежит.
Языки смешались, больше нет имен и слов.
Дева в белой шали, положи свое весло!
Здесь бессильны боги отработанной страны,
Наши эшафоты на все стороны равны.
Ветер Вавилона отморозил всем сердца.
Красным звездам впредь над горизонтом не мерцать.
На горящей скрипке мне сыграй без всяких слов.
...Dance me to the end of love.


Конкурсная подборка 32. "О берегах". Автор - Елена Дорофиевская, Вышгород (Украина).

Чай

Все стихло — ветры и дома.
И только я себя качаю
в стакане Баренцева чая,
и примы дедовы дымят
в хрустальной пепельнице. Март
изменчив, как ловец на слове,
и карандаш лежит в основе
домашних глобусов и карт.
Где папа? В Мурманске. И час
уложен в писем квадратуры —
любви шагреневая шкура
все больше стягивает нас.
Солдат вернётся, только жди
в кругу семейном. Оболочка.
звонок — межгород — спой мне, дочка.
Пою — не плачь, пройдут дожди.
Восьмидесятые идут —
Лейд бек, саншайн. И все иные:
молчит Фома, говорить Київ,
кого в Афган не призовут.
И много долго курит дед.
Мне полтора. Мне полусонно.
Я помню мультик про Ясона —
брось камень, мама,
в гул газет.
Дом умещается в одном:
горит ночник синее ночи,
на кухне мрак дальневосточен,
недальновиден, долгосрочен,
и чай вверх дном.


Конкурсная подборка 241. "Под Бугульмой".

Под Бугульмой

Закрой глаза. Однажды будет встреча
в каком-нибудь кафе под Бугульмой,
где пресная баранина и гречка,
заправлены остывшей тишиной,
где публика до мая разлетелась,
сквозняк и пыль пасутся у двери.
Мы снимем медовухой онемелость,
и всяких пустяков наговорим,
чтоб жизнь глядела весело и пьяно,
и сдержанность была невмоготу.
А месяц вынет ножик из кармана,
ломтями накромсает темноту.
Нас вынесет на улицу к воротам,
к мангалу, где дымок нетороплив,
где мы сойдём с ума бесповоротно,
друг друга в этом месте застолбив,
чтоб сутки бредить в местном пансионе,
дразнить судьбу, вытряхивать суму,
любить взахлёб, очнуться, и спросонья
не вспомнить ни себя, ни Бугульму.


Конкурсная подборка 278. "Пока ты куришь трубку...".

#GaspariniKent

Пока ты куришь трубку, мир плывёт.
По курсу ли, проложенному кем-то,
безвольной ли игрушкой бурных вод,
накрытый синим, как дымок от «Кента»,
прозрачным покрывалом странный шар
плывёт, пока ты куришь не спеша.
Гребцы поют и мерно движут вёсла,
рождаются искусства и ремёсла,
кумиры воздвигаются, кресты ли,
лежат снега, безмолвствуют пустыни,
шумят леса, стареют города,
всё движется... Откуда и куда,
клубок ли здесь первичен или нить...
Те, кто берётся это объяснить,
всегда собьются в касту, секту, группку,
зажгут костры, устроят мясорубку
за чьё-то право кем-нибудь прослыть...
И шар зачем-то продолжает плыть,
и ты уже давно не куришь трубку.


Конкурсная подборка 300. "Надвое".

Выморозка

На Лене суда, как миски - чугуниевый утиль.
А помнишь форель кузминскую, столичный высокий штиль?
Слоновая кость катарсиса, жемчужная рябь идей...
И лайкнутый пост в контакте про странных, чужих людей,
Которые настоящему назло или вопреки
По-дедовски ставят ящики на серый бетон реки.

В хэндмейдовый плед закутайся, поверь, интернет не врёт:
Сегодня, сейчас, в Якутии кайло разбивает лёд.
Им надо кубы наматывать, пока не пришёл апрель,
Из бензопилы с лопатою - такая себе форель.
Скачай себе фотки с сервера, увидишь: на них не флис.
Здесь каждый - хранитель севера, каких не видал Нетфликс.
Сиди себе, счастье мамино, вискарик стоит вон там.

Под воду уходит майна, ступеньки ведут к винтам.
Цена ледяной ошибки - два месяца псу под хвост.
Стоят они под обшивкою, откуда не видно звёзд,
Молчат голосами хриплыми, как белые ходоки.
Им тоже немного крипово, когда нависает киль.
Им проще, конечно, матом, чем цитатами Кузмина.

На небе, как Лена, матовом, смартфоном горит луна.






logo2020_133


cicera_spasibo
.