30 Октября, Пятница

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Александр МОЦАР. ТОП-10 "9-го открытого Чемпионата Балтии по русской поэзии - 2020"

  • PDF

MocarСтихотворения, предложенные в ТОП-10 Международного литературного конкурса "9-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2020" членом Жюри конкурса. Лучшие 10 стихотворений Чемпионата Балтии будут объявлены Оргкомитетом 6 июня 2020 года.



Внимание!
Имена авторов анонимных конкурсных произведений будут оглашены в Итоговом протоколе конкурса 6 июня 2020 года в 23:59 по Москве.
cicera_stihi_lv


1 место

Конкурсная подборка 300. "Надвое".                   

Надвое

За окнами чайки бесятся, как пальцы, щупают воду.
Мы с тобой уже месяц, как ходим без кукловода.
Ниточки обрывают, такое порой бывает.
Всё, что нас не убивает - просто не убивает.
В мире, где не осталось ни стариков, ни вирусов,
Каждая дверь - усталость, любые мозги - на вынос.
Ты открываешь кран, телефон голосит внезапно -
За поворотом экрана прячется дверь WhatsАpp-а.
Иконки висят иконами, аватарки с рублёвской пластикой.
Не выходи из комы! Или как там было у классика?
Не выходи из комы без пропуска и конвоя.

Ты один входишь в комнату, из которой выходят двое.

Мы с тобой вместе месяц, за этим подлёдным ловом.
Знаешь, секс неуместен, когда становится словом.
Когда постаревший плейбой смотрит со дна колодца -
Это уже не любовь, а "как бы не проколоться".
Я вновь соберу нас вместе, как собирают пазл,
Ведь мы с тобой скоро месяц, как взяли у жизни паузу,
И тьма стоит за левым плечом, с нестриженой шевелюрой,
Словно квадрат Малевича в затянувшихся кракелюрах.


2 место

Конкурсная подборка 300. "Надвое".

* * *

Высекаешь ли искры из дней,
Говоришь ли с богами,
Содержание мира - сложней,
Форма мира - богаче.

Только там прорастают слова,
Становясь именами,
Где и небо над нами - с лаваш,
И планета под нами.

Не сиди, не живи, не твори
На серебряной жиле!
Потому что приходят - твои,
А проходят - чужие.


3 место

Конкурсная подборка 278. "Пока ты куришь трубку...".

España

Тайны мадридского дворика. Вечер шуршит плющом.
Пахнет цветами и хлебом, бутыль пузата.
Время смотреть, как перетекает уже́ в ещё,
как пропадает сегодня и наступает завтра.
В густоте синих сумерек неразличимый холм
режут на части фонарные многоточья,
ниже сияет, как электрический ад грехом,
разворошённый термитник — вокзал Аточа.
Хочется вывести следствие или открыть закон
чередования жарких фиест и неспешных буден
при неизбежной формуле всетамбудем,
подкреплённой монархией, верой и языком.
Хочется пить вино и смотреть в окно,
после, под утро, ворочаться, засыпая,
вспомнить зачем-то, как восклицала: «Но Чи́на, но!
Эста эс Эспанья!»
пожилая Доло́рес, в сердцах гремя
довоенным кассовым аппаратом
лавки, в которой испанским был каждый атом,
пусть и цены — повыше песетой или двумя.


4 место

Конкурсная подборка 300. "Надвое".

Выморозка

На Лене суда, как миски - чугуниевый утиль.
А помнишь форель кузминскую, столичный высокий штиль?
Слоновая кость катарсиса, жемчужная рябь идей...
И лайкнутый пост в контакте про странных, чужих людей,
Которые настоящему назло или вопреки
По-дедовски ставят ящики на серый бетон реки.

В хэндмейдовый плед закутайся, поверь, интернет не врёт:
Сегодня, сейчас, в Якутии кайло разбивает лёд.
Им надо кубы наматывать, пока не пришёл апрель,
Из бензопилы с лопатою - такая себе форель.
Скачай себе фотки с сервера, увидишь: на них не флис.
Здесь каждый - хранитель севера, каких не видал Нетфликс.
Сиди себе, счастье мамино, вискарик стоит вон там.

Под воду уходит майна, ступеньки ведут к винтам.
Цена ледяной ошибки - два месяца псу под хвост.
Стоят они под обшивкою, откуда не видно звёзд,
Молчат голосами хриплыми, как белые ходоки.
Им тоже немного крипово, когда нависает киль.
Им проще, конечно, матом, чем цитатами Кузмина.

На небе, как Лена, матовом, смартфоном горит луна.


5 - 10 места

Конкурсная подборка 105. "Босиком". Автор - Олег Паршев, Пятигорск (Россия).

Лишь один ангел

На слониках из фарфора,
На бегемотиках из вельвета
Ехали ангелы, щебетали хором,
Роняли янтарное и фиолетовое.
И всходили ирисы и пионы,
Кувшинки и васильки.
И дали звенели бездонным
О том, как мы бесконечно близки
Друг другу, небу, земле и морю,
И безбрежным просторам ночных светил.
И пела радость... И лишь один ангел на слонике из фарфора
Всё оглядывался и крестил нас. Оглядывался и крестил.


Конкурсная подборка 278. "Пока ты куришь трубку...".

М-03

День, раскадровка. Прошлая зима,
просёлки и посёлки, холод, сырость,
туман, подслеповатые дома...
Не то что память — вечность покосилась
и залегла в тенях лесополос,
и вместе с нею то, что не сбылось,
что можно бы, но поздно, не найти...
Темнеет к трём, глаз выколи к пяти,
бензоколонка, свет, рекламный щит,
знакомый мир безудержно трещит,
и кажется, что с ним трещит аорта...
Нет, поздно. Клерки смотрят паспорта
и пропускают странников в портал,
в развёрстые врата аэропорта.


Конкурсная подборка 133. "Тайны небесной воды".
Автор - Александр Пупкин, Санкт-Петербург (Россия).

Тайны небесной воды

Белый вол на краю ойкумены, закованный в лёд,
Прогибаясь, суставами хрустнет смурной и слабый.
Солнцеликий лис потянется и зевнёт,
И распорет ледовый панцирь когтистой лапой.
От волнения вол наморщит волна́ми лоб,
Замычит в голышах призывну́ю язям и сигам.
А они, серебром горя, поваля́т вало́м
В пуповины истоков, чтобы бесследно сгинуть.
Сноровит сосать небеса синий вол Байкал.
То захлещет хвостом, то сластится мил и кроток,
То взревет от досады он у прибрежных скал,
Обтирая спиной борта быстроходных лодок.
Сколько небо ни пил, зелёным Байкал зацвёл.
Ночи в Тенгри обнимет крыльями белый кречет,
От жары захворает горячкой зелёный вол
И грибными дождями горячечный жар излечит.
Бог завяжет ковши медведиц в чудную снасть
И к заре на рыбалку выйдет за лунной рыбой.
Чёрный вол без остатка звёздное небо выпьет,
Чтобы заново в будущий день синевой восстать.


Конкурсная подборка 111. "Янцзы".
Автор - Ольга Гуляева, Красноярск (Россия).

Таль

Моменты снов отбрасывают тени, неважные, как мелкие детали,
Как в глубине зрачка Вильгельма Телля — причина жизни Михаила Таля;
В расход идут игрушечные кони по клавишам высоким фортепьяно,
Идут в расход по небу цвета кофе, по тротуару цвета спелых ямбов.
Прозрачны, как идеи гуманизма, выходят в люди, там и остаются
Трёхлапым ли, трёхпалым пианистом, в которого стреляют и смеются;

Он попадает в ноты — он мошенник — возмущены селянки и селяне.
Я не стреляю по живым мишеням. Но есть и те, которые стреляют.

Мелодия несётся к апогею, становится просторно и блаженно
Тогда, когда на дне зрачка Вильгельма ненастоящий конь уходит в жертву.
По воздуху и цвет, и звук рассыпан — едят и пьют ушами и глазами;
А Он себе опять рожает сына и яблок покупает на базаре.


Конкурсная подборка 133. "Тайны небесной воды". Автор - Александр Пупкин, Санкт-Петербург (Россия).

Фотографируя метафоры

Море волнуется, ослабевает хваткой,
Приоткрывает мраморные уста,
И, обнажая дёсны, жуёт вприглядку
Ловящий лунную ка́мбалу Аю-Даг.
Море волнуется, спину учтиво клонит,
В звёздную сбрую впрягает гнедых ставрид,
Чтобы они небесным богам в ладони
Солнце смогли бесхлопотно водворить.
Море волнуется раз, опускает гири,
Давят на грудь измещением вод суда.
Море волнуется два и три, и четыре,
И замирает вздорное навсегда.
Угол обзора вскользь панорамы режет,
Разъединяя мгновений живой гранит.
Время и свет фотокамера ловит прежде,
Чем успевает вселенная обронить.


Конкурсная подборка 207. "Кровь, любовь, морковь".

Оборотень

Оборотень-перевертыш, дурная кровь,
Ходит неузнанным, часто меняет роли:
Люди, медведи, собаки, козлы и тролли...
Вечером встретит, а ночью сожрет любовь.

Утром проснется веселый и озорной.
Кофе. Зарядка. Остатки любви — на свалку.
Всё перемелется, будет мука. Не жалко
Каждое в пыль перемолотое зерно.

Утро продолжит безоблачный летний день,
Яркое солнце рождает густые тени.
Пчёлы и бабочки вьются вокруг растений,
А перевёртыш выгуливает людей.

Девушка смотрит доверчиво – стоп, игра!
Зло на доверии — зло абсолютной власти,
Прячется и до поры не откроет пасти.
Если открылась пасть, значит всё. Пора.

Он устает. Превращаться – тяжелый груз.
Третью неделю – то выдра, то лев, то кобра.
Нужен настрой, притягательный хищный образ,
Скоро объявит премьеру столичный ТЮЗ.

Дети придут, заполняя просторный зал,
Сядет худрук на одно из центральных кресел.
Оборотень – тот, что в пьесе — неинтересен.
Будут расчет и дорога домой, в Рязань.

Это обидно и даже позорно, но
Оборотню и в Рязани найдутся роли.
Всё перемелется, будет мука. А в поле
Снова созреет упитанное зерно.






logo2020_133


cicera_spasibo
.