30 Октября, Пятница

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Дмитрий БЛИЗНЮК.ТОП-10 "9-го открытого Чемпионата Балтии по русской поэзии - 2020"

  • PDF

BliznyukСтихотворения, предложенные в ТОП-10 Международного литературного конкурса "9-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2020" членом Жюри конкурса. Лучшие 10 стихотворений Чемпионата Балтии будут объявлены Оргкомитетом 6 июня 2020 года.



Внимание!
Имена авторов анонимных конкурсных произведений будут оглашены в Итоговом протоколе конкурса 6 июня 2020 года в 23:59 по Москве.
cicera_stihi_lv


1 место

Конкурсная подборка 193. "Вкус молока".     

Поэт и Муза

Они прожили жизнь как шнурки в ботинках:
рядом, но не вместе.
Она разбила сад вокруг него,
и в том саду он был одинок,
и стихи росли на одиночестве сами собой,
как пыль на корешках книг,
как плесень на хлебной корке.
Все, чего он добился –
несколько подслеповатых левенгуков
наводили на него жерла поэтических микроскопов
собственного изобретения
а потом снова отводили, забывая.
И его, очнувшаяся ненадолго, вера в себя
отваливалась,
как отбитый ноготь.
А она
все чаще сравнивает его с теми,
кто усердно косит зелень
и сметает ее в стога,
забивая сеновал до самой крыши.
Ну на, держи, раз такая:
он купил ей дом, и начал ремонт,
и посадил собачищу на цепь.
Оглянулся – и видит:
этот дом открывает пасть и съедает его,
как голодный полярник свою верную лайку.
Последнее, что исчезает между зубами –
преданно виляющий хвост...
И вдруг он встречает Музу.
В двадцать семь
она уже элегантная, гладкая и звонкая, как пощечина.
Она еще не зачехлила ноги,
и пока что не расчехлила мозги.
"Дай уехал у Китай", - говорит она, - "и остался там на ПМЖ".
и все же она Муза:
когда он думает о ней,
по россыпи его черновиков,
белой с синевой, словно морская пена,
проплывают тени настоящих стихов,
как тени облаков или аэростатов.
Вот он сидит у телевизора,
смотрит новости о широком разнобезобразии жизни,
о том, как добро с гомеопатическими кулачками
когда-нибудь победит по очкам,
но внутри себя он ходит по тому же кругу,
где мысли и чувства вытоптаны до сухих стеблей, до голой глины.
Вот он встает, чтобы уйти к другой.
Но дом не отпускает, дом тянет поводок.
К ноге! – командует дом.
Но что же делать? – этот дом ни сжечь, ни взорвать.
Ни укусить, ни поцарапать,
ни сбить с ног, ни вцепиться в горло.
Он выходит во двор.
Видит собаку на цепи
А та, проклятая,
смотрит на него философским взглядом.
Свобода - осознанная необходимость, –
читается в ее глазах.
Место! – командует дом.
И он, склонив виновато голову,
возвращается в комнату с телевизором,
где идет фильм, изгрызенный рекламой.
Включает газовый камин
и сжигает там черновики,
по которым больше не скользят тени облаков.


2 место

Конкурсная подборка 82. "Дурачок выбирает дорогу". Автор - Анастасия Картавцева, Воронеж (Россия).

Чернобурка

Небо расчерчено: метр на метр.
Двор – точно так же...
Свернусь на земле
В ржавеющей клетке.
Отдохну.
После снова копать,
Раздирая уставшие лапы о сетку.
После снова хватать за огромные лапы тех,
Кто бросает куски тёмно-красного солнца,
Которые пахнут живыми коровами, козами, курами.
Эти огромные говорят:
"Вот отличная чернобурка.
Только злющая –
Так и хочет цапнуть за пальцы.
Ух!"
Я рычу им в ответ:
"Загрызу! Убегу!"
Эти скалятся...
Так и скатывается день.
День.
День.
У забора лысеет дерево.
На его плешивую голову сыпется пепел.
Огромные точат нож,
Меня загоняют в угол обледеневшей клетки.
Рычу и кусаюсь – бéз толку.
Держат за лапы,
завязывают пасть,
режут наживо,
обдирают мех.
Горячо и холодно.
А они смеются:
"Не такая резвая,
если голая?"
И кидают в кучу с другими отходами:
Уже не чёрными и не рыжими.

А я выжила.
Учусь одеваться в тряпки,
Учусь не кусаться и не рычать.
И никто не догадывается будто:
"Девушка, посмотрите, какая шубка!
Отличная чернобурка!
Покупайте. Сидит, как влитая!"
Медленно касаюсь
потрескавшимися пальцами меха,
Набираюсь смелости:
"Покупаю"...


3 место

Конкурсная подборка 316. "Детективные подслушки".

* * *

— Бандиты — тоже люди, дорогая,
ну что же мы не люди — дорогая?
Возьмём тебя на стрелку, чтоб рамсила,
чтоб говорила все свои «понеже» —
от хохота умрут, поди, ребята
и скажут: «ну кого вы привезли?»
Давай своё про Гитлера, про войны,
про как там — гуманизм — ну чо зажалась?
Да ладно, мы не тронем, ты чего,
и винегрет свой заправляй, мечи на стол.

А я стою на погребе с картошкой
и рыбным фаршем —дёшево достался
и думаю: «вот только бы не в погреб».
А винегрет — ну ладно, что тут сделать.
А за окном орут на вишне соловьи,

и только бы соседи не вернулись —
мы сняли огроменную квартиру,
мы все — студенты, нас двенадцать человек,
но все — студенты, эти — местная шпана.

Не помню, как оно всё замутилось,
как я проснулась, как хрипела кодла,
как я смогла в неё залезть и разделить
на части и за мной закрылась дверь.
Я оказалась в сиплом коридоре:
один орал от крови на лице —
ему почти отрезали ноздрю
и кровь лилась на грязные перила,
он смахивал её и взглядом мутным
ощупывал пространство и рычал.
И воздух вис. И речь не появлялась.
И я была на этой стороне.

Как бьётся дверь! Умелые удары
раскачивают дверь, а там — двенадцать
и кто-то уже прыгает в окно,
да точно, там танцор и он боится
и он летит в окно, страшнее травмы
та кодла — бьётся дверь — твои удары
страшнее, чем пришествие ... — о чём ты —
так бьётся дверь, как будто кровь в аорте
и хлещет ярость — благородные удары —
и помощь ниоткуда не придёт.

О чём я думала, когда к двери вставала?
Всё время, что по двери колотили
я ритм считала, чтобы встать к двери —
ведь там двенадцать, я случайно здесь осталась
и значит я должна, ведь кто-то должен!
Я встала, чтобы всё остановить —
безумная, понеже, тоже люди
про гуманизм, про зло, твои удары —

я встала я сумела я стою


4 место

Конкурсная подборка 114. "Снизу вверх". Автор - Сергей Герасимов, Харьков (Украина).

Снизу вверх

Поэт имеет право пить,
имеет право быть негодяем,
имеет право фальшивить или писать чушь,
когда концентрированная кислота смысла
окончательно разъедает форму,
имеет право умереть молодым.
Но не имеет права хвалить власть.
Поэт всегда против,
даже если власть прекрасна, добра и светла,
как бестеневая лампа в три миллиона свечей.
Он всегда одинок –
всегда одна свеча,
и, чем ярче лампа, тем незаметнее его свет.
Лампа сияет сверху вниз,
свеча – снизу вверх
и этого не преодолеть,
не победить,
не сгладить, не скрыть.
И даже,
если с каждым днем он видит все больше черных мальчиков смерти –
они выходят из-за каждого угла;
он смотрится в зеркало, и они выглядывают у него из-за спины;
слушает шум дождя – и слышит их утробный вой,
он все равно свеча, и все равно снизу вверх,
потому что по-другому не может.
А если поэт вдруг согласен с властью,
даже если власть прекрасна
божественна, добра и светла, – то он больше не свеча
а еще одна хрустальная подвеска к лампе.
Что есть поэзия? – всего лишь змей-трава,
нанюхавшись которой,
ты вроде бы счастлив,
что отдал жизнь за пригоршню хороших строк,
но за каждой свечой – милллионолетья
лучин, костров, пожаров,
долгих взглядов в темноту.
а за лампой нет ничего –
только выключатель,
которым рано или поздно кто-нибудь щелкнет.


5 - 10 места 

Конкурсная подборка 86. "Совсем воздушно". Автор - Ольга Вирязова, Москва (Россия).

* * *

Бесчувствие трава на пустыре
потом трава затоптанная в глину
асфальт мой лучший из поводырей
дошёл до трещин и до волдырей
как будто боль ему необходима

а нужно быть рассеянной травой
простой неутомимой и живой

Бесчувствие мне мягкая подушка
так хорошо что даже равнодушно
что сон пришёл и он без сновидений
стеклянных мыслей самонаведеньем

О чём же важно если о любви
о ней хоть говори не говори
единой словно жёлтая люцерна
горящей стронциановой бесценной

целует в лоб в увядший третий глаз
перевернувшись тёмной донной рыбой
оказывается луной
и светит оборотной стороной


Конкурсная подборка 151. "Паня". Автор - Екатерина Сергеева, Красноярск (Россия).

Дачное

Абрикосовый сироп,
в банке – сладкие дорожки.
Поскребу столовой ложкой...
Осторожно –
зззу осы.
Дачный дымный день.
Шашлык.
Пшшшик –
стекают капли жира.
Тлеет веет вечерок.
Жаркий кот,
в пушистый бок
запускаю пятерню –
мню.


Конкурсная подборка 170. "Позвонок". Автор - Алёна Рычкова-Закаблуковская, Иркутск (Россия).

* * *

Все ничего. Но отдаёт в плечо –
Последствие давнишней травмы.
Июльские во всю пушили травы
И солнце припекало горячо.
А на дворе качель. Туды её в качель!
Сказал бы дед, да нету деда боле.
И я почти не ощущаю боли –
Так далека та знобкая метель.
Так что же травма?
Маленькая драма.
Её и вспоминать то не с руки.
Не сметь качаться! – говорила мама.
Но видно нужно было позвонки
Свернуть тогда мне,
Как курёнку шею.
Трухлявое сиденьице скрипит
И я лечу! И песня как умеет
В колоратурном горлышке звенит.
И дом летит! И палисадник косо!
И провода! И птицы в два ряда –
Моих собратьев взвод звонкоголосый.
И неба всеохватная вода!
На все хватало воли и сноровки.
И сил хватило не реветь потом,
Когда гнилые лопнули верёвки,
Когда меня, покрытую репьём,
В дом принесли и косточки считали.
И все сочли. Так, значит, будем жить!
Благословенны детские печали.
А позвонку, как не води плечами,
Саднить по ним.
Саднить. Саднить. Саднить.


Конкурсная подборка 186. "Не снимай крестик". Автор - Ирина Рыпка, Киев (Украина).

Не снимай крестик

не снимай крестик когда пишешь стихи
говорила я милому не снимай не греши
но снимал незаметно когда ночи тихи
и наяривал вирши за большие шиши

только слышно как-словно часы туки-тук
его пальцы стишок на кирпичик кладут
мастерком разравняет шершавый бетон
и опять туки-тук он куда-то ведом

посмотри на меня восклицаю и злюсь
а в руках у него то водица то гусь
не отвлечь подлеца не дозваться никак
будто словно течёт между нами река

что внезапно иссякнет осядет в песок
он притянет меня к себе за поясок
а на столике крестик с цепочкой блестят
и хрустит на стене золотой циферблат


Конкурсная подборка 94. "Долговые камни". Автор - Юрий Октябрев, Курск (Россия).

Долговые камни

Если память – поле, то всё в камнях,
что ни камень в поле – то долговой.
И взаймы не просишь – а весь в долгах,
и в сторонке курит немой конвой.

Замереть бы, вжаться в суглинок лет,
чтоб не бить о камни мозоли плеч,
чтоб струился сверху один лишь свет,
чтоб текла по руслу одна лишь речь.

Но конвой докурит – и снова в путь,
меж лопаток выцелит ямку штык.
Если хочешь быть бессловесным – будь,
все равно общаться с судьбой отвык.

Все равно не пашешь, не сеешь, не
собираешь в памяти чахлый злак,
и давно не вправе расти во сне,
и давно не волен любить собак.

Долговые камни лежат вокруг,
и на каждом – знаки твоей вины.
Собирать их в кучу – не хватит рук,
да и кучей вряд ли они нужны.

Все равно конвой доведет туда,
где у поля срублен обрывом склон,
где на камни сбрасывает года
позабывший имя свое солон.


Конкурсная подборка 7. "Суп варила". Автор - Елена Наильевна, Самара (Россия).

Шарфик

В конце концов всё сводится к тому,
что снег летит в расхристанную тьму,
и валенки пекутся в батарее,
нашла в углу лопатка свой ночлег,
и только тот нелепый человек
стоять остался с шарфиком на шее.

А почему нелепый? Если мы,
спокойный час у вьюги взяв взаймы,
его лепили - значит, лепый, лепый!
Морковка-нос, ведро на голове,
и не забыли пуговицы две -
чтоб не смотрел в пургу ночную слепо.

И всё тянуло выглянуть в окно
(как будто ничего не решено)
и, может быть, окликнуть из подъезда:
"Эй, ты же не уходишь, так войди!"
Но только шаль сомкнула на груди
и в тапочки вельветовые влезла,
открыла земляничный конфитюр.

Снежинки в бальных платьях от кутюр
кружили над домами в темпе вальса,
а лепый человек - он был живым,
и ртом своим верёвочным, кривым
мне издали смущённо улыбался,

и дочкин шарф от ветра развевался...





logo2020_133


cicera_spasibo
.