23 Июля, Вторник

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Анна ГЕДЫМИН. ТОП-10 "8-го открытого Чемпионата Балтии по русской поэзии - 2019"

  • PDF

GedyminСтихотворения, предложенные в ТОП-10 Международного литературного конкурса "8-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2019" членом Жюри конкурса. Лучшие 10 стихотворений Чемпионата Балтии будут объявлены Оргкомитетом 6 июня 2019 года.



Внимание!
Имена авторов анонимных конкурсных произведений будут оглашены в Итоговом протоколе конкурса 6 июня 2019 года в 23:59 по Москве.
cicera_stihi_lv


1 место


* * *

На исходе гранаты, винтовки давно молчат.
Впрочем, это еще не значит – пора сдаваться.
Команданте обводит взглядом своих волчат –
Так и хочется приголубить и поворчать,
Половине из них едва исполнилось двадцать.

Насторожены уши – какой прозвучит приказ?
Лихо щелкают башмаки на подошве хлипкой.
У Энрике от нервов подергивается глаз,
У Рамона братишка закончил четвертый класс,
У Фернандо всегда под боком футляр со скрипкой.

Взять бы эту планету и заново заселить
Вот такими юнцами с вечной занозой в сердце.
Это те, кто остался, отборная соль земли,
А еще кардамон, и гвоздика, и базилик,
И две-три щепотки едчайшего в мире перца.

По-хорошему, здесь полагается изложить
В четырех строфах биографию всех героев.
Мол, Энрике расстрелян, Фернандо остался жив –
Он штудирует Мао, не переносит лжи,
Пишет музыку, плохо выбрит и неустроен.

Рассказал бы охотно, да только не знаю сам,
Кто погибнет сейчас, кто станет отцом и мужем.
Я сжимаю винтовку, двадцатилетний пацан,
А за окнами жарит солнце, летит пыльца...
Команданте молчит. И город молчит снаружи.


2 место


Semper fidelis

Он был странным, нездешним, с бесшумной походкою зверолова,
иногда нелюдимым, но светлым, из тех, кто не бросит плохого слова,
нехорошего жеста, да что там - и взгляда злого,
он курил Lucky Strike, любому кофе предпочитал мате,
и только по выправке, легкой, почти исчезающей хромоте,
способности пить, не пьянея, когда все вокруг - до положенья риз...
Не скрывал, на прямой вопрос отвечал с улыбкой: "Oh, yes. Marines".
Он менял подруг. Так нередко бывает у отставных военных.
Обычный мужик, не донжуан, не монах, не евнух,
но привычка морпеха к режиму сведет с ума самых офигенных,
самых терпеливых заставит биться в истерике и слезах...
Он же не умел, не приучен был спускать такое на тормозах,
надевал бейсболку, быстро, уверенно собирал рюкзак,
исчезая из чьей-то жизни мгновенно, немедленно, на глазах,
и, еще катя на разбитой "Хонде" на запад по Иерусалиму,
брал билет онлайн, овернайт через Мадрид на Лиму...
Почему-то его всегда тянуло туда непреодолимо,
к этим каменным стенам, террасам, теням, тропинкам,
буколическим шапкам, ламам, индейцам, инкам...
Так иногда ощущаешь себя своим на чужом пиру.
Как-то, впрочем, он что-то сказал про деда по матери из Перу...
От Лимы он сутки трясся в автобусе миль восемьсот до Куско -
дорога все время вверх, серпантины, ни воздуха нет, ни спуска -
пытался уснуть, но рюкзак был тощим в итоге недолгих сборов,
на месте бродил по улочкам или сидел на площади у соборов,
ездил в горы на синем поезде, лез на самый верх храмов и пирамид,
и в груди у него растворялся какой-то спрятанный динамит...
Он возвращался, дарил дурацкие шапки и находил подругу,
курил Lucky Strike, пил мате, но снова все шло по кругу,
и Хосе Гутьеррес, известный как Инка в своем миру,
собирал рюкзак и опять улетал в Перу,
слонялся по рынкам, ел какие-то кесадильи,
слал открытки и прилетал обратно раньше, чем они доходили,
никогда не собирался остаться там,
но однажды не сел в Лиме на рейс LATAM...
Говорили, инфаркт, Lucky Strike, Хосе исчерпал лимит,
высокогорье, вот и взорвался гребаный динамит...
Я, конечно, и сам понимаю, что это ересь.
Просто где-то на перуанском облаке нынче сидит Гутьеррес,
курит, смотрит вокруг, удивляется - эй, ребята, куда все делись,
ладно, мол, справимся, semper же как-никак fidelis,
чуть поодаль по струнке, как под линейку заправленная кровать...
И по почте долго идет открытка с подписью:
"Парни, вы здесь обязаны побывать".


3 место

Конкурсная подборка 92. Ренарт Фасхутдинов, Санкт-Петербург (Россия). "Четвертое измерение".

Четвертое измерение

Назову героя, допустим, Жаком (а возможно, Дмитрием, но не суть).
Он идет с работы летящим шагом, по ночным кварталам срезая путь.
Остановка, мост, поворот направо, через парк и к дому – маршрут таков.
Но сегодня в парке торчит орава молодых жестоких сорвиголов.

Я-то знаю, что ожидает Жака: потасовка, кладбище, море слез...
Но терять такого героя жалко. Значит, надо вмешиваться всерьез.
У меня хватает на это власти, потому что авторам можно все.
Я беру не глядя мой верный ластик, провожу по карте – и Жак спасен.

Он меняет курс перед самым парком и шагает долгим кружным путем –
Подворотня, желтый фонарь и арка, драный кот, пустившийся наутек.
Чертыхаясь, Жак огибает ямы, бормоча: "Да что это я творю!",
И выходит, хоть и не очень прямо, к своему подсвеченному двору.

Отведя беду, оседаю в кресле (по идее, спать бы уже давно)
И опять задумываюсь – а есть ли вот такая сила и надо мной,
Чтобы крепкой дланью брала за ворот не забавы ради, а пользы для?
Я смотрю в окно на погасший город и затылком чувствую чей-то взгляд...


4 место


* * *

На следующий день после того,
Как закончится война
Вернутся скелеты ласточек -
Увы, без клювов
И глаза их, белые, сваренные вкрутую,
Будут лететь в трех дюймах впереди их полупрозрачных лиц -
И немного сбоку.
В люльках захныкают скелеты детей
И скелет собачки выкопается из-под пепла
И попробует найти свой ошейник,
И не найдя его, грустно рассыплется на части.
На крыльцо выйдет скелет мужчины в противогазе
И будет долго смотреть на скелеты кур,
роющихся в радиоактивном пепле
И слушать как задумчиво каркают скелеты ворон
На оплавленных скелетах фонарных столбов
А услышав тихое курлы... он испуганно взглянет в небо
Но в черном небе уже не будет самолетов,
И лишь скелеты журавлей будут лететь
Так высоко-высоко, так плавно, так странно,
Что скелет мужчины улыбнется и поймет,
Что теперь уже все кончено
И теперь уже все будет хорошо.


5 - 10 места

Конкурсная подборка 5. Виктория Смагина, Томск (Россия). "Закрыть глаза и видеть тишину".

Спят усталые

засыпают мальки краснопёрых звёзд,
шевеля плавниками в такт,
дремлет старый астерион — гончий пёс,
снит охоту на мамонта
или тираннозавра с приставкой рекс —
чем страшней, тем азартней лай.

шепчет кукла-полено про «крекс-пекс-фекс»,
уходя в чемоданный рай,
смежив на ночь рисованные глаза
и прижав колпачок к груди.
у неё такие внутри леса,
что теряются ведмеди.
посредине еловых безлюдных чащ
иггдрасиль прорастает ввысь.

спи, полено.
бескорое да обрящ...
веткой срубленной вверх тянись...


Конкурсная подборка 12. Олег Паршев, Пятигорск (Россия). "Месяц династии Май".

Выйди навстречу ей

Звёздный ход протянулся от сна до зарниц.
Старец Нектарий шёл впереди – нёс иней и снег.
Он один знал тот ветер, который арканил птиц,
А в конце тропы нас ждал ледяной ковчег.
Старец Нектарий открывал врата, у него были коды от всех дверей.
Казалось, ещё пара ночей и мы узнаем свои имена,
Но здесь из дупла одного из засохших календарей
Нам прокричали: Спасайтесь! За ближним солнцем рыщет весна!
Мы сомкнули ряды, Нектарий выковал из снега кулак.
У нас не было шансов, нам осталось лишь умереть, сжав топоры.
Но когда впереди показался цветущий сияющий враг,
Мы увидали, что безоружны его миры.

Я прожил там много растущих до самого неба лет.
Нектарий стал молод, одна прекрасная дева нарожала ему детей.
И теперь, когда из моих глаз опадает свет,
Я говорю: Если увидишь весну, выйди навстречу ей.



* * *

Рукой находишь лес
легко тебе легко
Он замшевый он весь
в тумане и пуху
легко по кругу он
обходит и когтит
и ты со всех сторон
открыт ему открыт

Легко ему тебе
нашёптывать дышать
пока он серый кот
покой нам с ним покой
его не расшатать
и не расшевелить
он порастает мхом
и лютики в глазах
О лес
О кот

О лев
О нрав
На лапы он встаёт
к июню О июнь
вельвет и мёд и медь
О уберите О
я не могу смотреть
и всё равно смотрю
любовь сильней чем страх
смелей чем жёлтый цвет

О гривы жабры О
тишайшие хвосты
во львах полно всего
да всё у них в руках
все дребезги ума
поджилки немоты
щекотка полусна
полуботинки мха
О всё у них в когтях
и не забыть меня

О шевелюра льва
его еловых лап
то вечер то среда
он севером пропах
огонь его и мех
сияют и горят
его не отключить
он потому и прав
что лев

О незабудки сныть
искрятся как вода
О незабудки сна
О спать
О пить



Конкурсная подборка 30. Сергей Герасимов, Харьков (Украина). "Небесная Москва".


* * *

Современные рыбы мечут
Квадратную икру
Еще вчера метали треугольную
Но теперь она уже не в моде,
К тому же колется, и метать ее больно.
А овальная, та кажется для метания простой
Но она почти что круглая
так что это вообще отстой.

Современные жабы посылают кваки
через вайбер и скайп
Но ничего кроме кваков послать не получается
А квак он и есть квак
Он традиционен
И пуст, словно снятый скальп.

Современные девушки –
О боже сколько в этом слове! а точнее в двух,
пишут
по три мата в строчке
и говорят по четыре, если строчка вслух.

Узнав об этом, Петя
Решил притвориться девушкой.
Ведь он тоже так умеет.
И вот смотрите: Петя современный мальчик,
Он таскает с собой
недетский журнальчик,
под названьем плейбой.
Еще такая кроха,
он ходит в третий класс,
и прямо на уроках,
нет нет, не это
а просто занимается любовью в интернете.

У него уже есть жених.
Жених думает,
что Петя это девочка,
и уже большая
как может быть слон или бегемот
думает, что Петя пьет вино
а не мамин компот.
Жених думает,
что девочка-Петя ходит в институт,
и курит, и ходит в бары и что-то поет,

и кушает по семь шоколадин каждый день.
И уже не помнит что такое папин ремень.
Это Петя-мальчик, притворяясь девочкой, так о себе пишет.
Жених хочет заняться с Петей сексом,
потому что думает, что Петя это глупая девочка,
потому что только глупые девочки
делают по три ошибки в каждом слове
и по шесть, если в двух
и по три мата в строчке,
и по четыре, если б это было вслух.

Но Петя хитрый мальчик,
и он современный как рыбы
или даже еще современнее.
И душа его теплая и вся состоит
Из розового неведения
Он вполне пушистый, и белый как пенопласт
Поэтому все в порядке:
сегодня он выучит природоведение
И девочка-Петя жениху не даст.


Конкурсная подборка 114. Игорь Гонохов, Москва (Россия). "Многое летом".

Перламутровка

Ветер волнами ходит по паутине.
Выставил зонтики переспевший укроп.
Перламутровка к месту в этой картине:
сидит на сливе и пьёт сливовый сироп.

Вера Холодная полдневного сада.
Иные кусаются, плюют кислотой.
Бабочкам ничего такого не надо.
У них короткая жизнь, роман с пустотой.

Большее время – в воздухе, без опоры.
Пятна у них на крыльях – аналог лица.
Не готовят запасов, не роют норы.
Был у одной флакон, в нём живая пыльца,

наверно, от феи тимьяна, по пьянке.
Но «перламутровым» смерть порвала карман:
Вера Холодная – зимой от испанки,
а бабочка – прошлой осенью, между рам.

С тех пор обитает во снах и в рассказах.
Ищет флакон с пыльцой, спрашивает у фей.
Сегодня в реальность впорхнула и сразу
села на сливу, потом, раз-два – на шалфей.

Крылья дрожали. Рядом цвела мелисса.
Колыхнулось вдали на просушке пальто...
Говорят, мол, не очень была актриса.
Но зато, как бабочка, как чудо... зато...


Конкурсная подборка 303. "Линия жизни".

Жажда

Застрял в приотворенной двери свет
Полоской невесомой желтой шторы,
И в комнату втекают, как в бювет,
Пузырчатые струйки разговора.

Все дома. Третий раз на посошок
Разлили чай по чашкам домочадцы.
Соседка забежала на часок,
Но до сих пор не может распрощаться.

Текут, текут из кухни ручейки
Полуночной, вполголоса, беседы.
Бювет наполнен, бойки пузырьки,
А ты с дремотой борешься под пледом.

И кажется – ты этого и ждал,
Томясь от жажды целую неделю,
Чтоб долгий вечер лился в твой бокал,
Заботливо придвинутый к постели.

Берешь его расслабленной рукой –
И звук шипуч, и слово тонкостенно,
И цедишь этот истинный покой
По вдоху, по глоточку, постепенно




logo_chem_2019._150





cicera_spasibo
.