18 Июля, Четверг

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Глеб МИХАЛЁВ. ТОП-10 "8-го открытого Чемпионата Балтии по русской поэзии - 2019"

  • PDF

MihalevСтихотворения, предложенные в ТОП-10 Международного литературного конкурса "8-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2019" членом Жюри конкурса. Лучшие 10 стихотворений Чемпионата Балтии будут объявлены Оргкомитетом 6 июня 2019 года.



Внимание!
Имена авторов анонимных конкурсных произведений будут оглашены в Итоговом протоколе конкурса 6 июня 2019 года в 23:59 по Москве.
cicera_stihi_lv


1 место

Член жюри принял решение не присуждать.


2 место

Член жюри принял решение не присуждать.


3 место

Конкурсная подборка 22. Анастасия Ефремова, Рига (Латвия). "Нелегальный вьетнамский синдром".

* * *

говори со мной о всякой фигне
о какой-нибудь древней войне
о пуле-дуре
о поисках бури
о нашей больной культуре
о том как жизнь затыкает рот
о том как уютно мурлычет кот
о том как топко где-то внутри
пожалуйста говори

давай я буду нести фигню
о перлах вычитанных в меню
о русском поле экспериментов
о том, что сделать став президентом
об эмигрантском потерянном доме
о нелегальном вьетнамском синдроме
о том как месяц не есть шоколадок
о ссоре оставившей мерзкий осадок
о том как тянутся ноябри
и ветер метёт пустыри

давай я буду нести фигню
не боясь нареканий
случайно что-нибудь уроню
размахавшись руками
ну что ты смотришь ну не смотри
пожалуйста говори


4 место

Конкурсная подборка  272. "Человек дождя".

* * *

Проживая сквозь перекрёстки сиречь кресты,
Наполняясь дольным, чтобы дойти нагорным,
Человек дождя возлюбит людей пустынь,
Пустырей и прочих мест с идентичным корнем,
Что цепляет за ноги, вьётся в пыли змеёй,
И напоминает то, что забыть бы рады.
Человек дождя становится вновь землёй,
Прежде чем очнуться косточкой винограда,
Прежде чем взойти до губ пересохших в зной,
Наполняя их бродяжьим и сильным соком,
Чтоб из глаз песок внезапною смыть слезой,
И пустынной деве в дар принести пророка.


5 - 10 места

Конкурсная подборка 315. "Пятое молоко".

Ноября

Я ноябрю. Ты ноябришь.
Мы ноябрим, и нас уносит
Непредсказуемая осень
В незаживающую тишь,
Где только дым от сигарет
Вплывает в форточку рассвета,
Где опадают звёзды с веток,
И ты молчишь. И я согрет
Твоим особенным огнём.
И ясен взгляд, а утро хмуро.
И в ярком круге абажура
Нам хорошо сидеть вдвоём –
Средь ноября – наедине,
И никуда не торопиться,
Как две нахохлившихся птицы
В одном окне.


Конкурсная подборка 238. "Красный ярд".

Red yard

человек узнаёт другого по цвету глаз
по хребту пробираясь странной фантомной болью
чья-то кровь на манжете вздрогнула запеклась
чей-то голос звучит и слух обжигает солью

и по запаху и по слову и по звонку
человечий детёныш след подбирает талый
и прислушивается к беглому сквозняку
и по стенам перебирается пятипало

и незряче новорождённо на страх и риск
человек называет имя и замолкает
у породы людской две метки –

вода морская
в цвете глаз

и ещё тишина

тишина такая
словно время переломилось
и зверь лакает
боль на сломе пунцовом
ноющем изнутри


Конкурсная подборка 185. Ольга Гуляева, Красноярск (Россия). "Тенденция к прозаизации". 


* * *

Белый пушистый свет выпал к твоим ногам,
Выпал к твоим ногам весь удивлённый свет.
Иней, в его луче пляшущий, как цыган,
Поит портвейном ветвь и обнимает ветвь.

Во́ды волшебных рек катятся в небеса.
Лёд на твоей реке ровен, как половик.
Иней - медвежья шерсть. Будет цыган плясать,
Корни знакомых слов смешивая в крови.

Входишь в волшебный лес, видишь волшебный дом,
Ходит волшебный волк, ловит волшебный снег.
Ты нагребаешь снег теплой рукой в подол
И в подоле́ в своём маме приносишь всех.


Конкурсная подборка 92. Ренарт Фасхутдинов, Санкт-Петербург (Россия). "Четвертое измерение".

Четвертое измерение

Назову героя, допустим, Жаком (а возможно, Дмитрием, но не суть).
Он идет с работы летящим шагом, по ночным кварталам срезая путь.
Остановка, мост, поворот направо, через парк и к дому – маршрут таков.
Но сегодня в парке торчит орава молодых жестоких сорвиголов.

Я-то знаю, что ожидает Жака: потасовка, кладбище, море слез...
Но терять такого героя жалко. Значит, надо вмешиваться всерьез.
У меня хватает на это власти, потому что авторам можно все.
Я беру не глядя мой верный ластик, провожу по карте – и Жак спасен.

Он меняет курс перед самым парком и шагает долгим кружным путем –
Подворотня, желтый фонарь и арка, драный кот, пустившийся наутек.
Чертыхаясь, Жак огибает ямы, бормоча: "Да что это я творю!",
И выходит, хоть и не очень прямо, к своему подсвеченному двору.

Отведя беду, оседаю в кресле (по идее, спать бы уже давно)
И опять задумываюсь – а есть ли вот такая сила и надо мной,
Чтобы крепкой дланью брала за ворот не забавы ради, а пользы для?
Я смотрю в окно на погасший город и затылком чувствую чей-то взгляд...


Конкурсная подборка 4. Александр Пелевин, Москва (Россия). "Вариации".

Вариация с бомжами

есть крупы и разные рисы
и мясы и рыбы куски
обрывки ошмётки огрызы
пакеты завёрты мешки
руцами клыцами когтями
грызай разрывай и беги
полями пустами путями
где крысы и кысы и псы
проскачем проскочим не рцы


Конкурсная подборка 9. Дмитрий Близнюк, Харьков (Украина). "Бессонный зверь, я вернулся к тебе".

Фотографии островов

ребенок не научился прятать разочарование.
а лес наполняется снегом, как вены холестерином,
наш домик в деревне — ковчег для четверых и всей свиты:
собака, кошка, нутрии, куры, теленок в закутке.
а лес наполняется снегом, как память — белым мокрым пеплом
прожитого, но почему же я ничего не могу разглядеть?
трактор чистит дорогу мощной клешней, фырчит, тарахтит,
его электроглаза без век и ресниц дрожат, как у краба, на спицах.
зачем я приехал сюда — в холодную белизну — писать новый роман?
улитка с ноутбуком. здесь настоящая зима, ее можно потрогать пальцем,
как спящего гризли, — аккуратно выломав лед в закупоренной берлоге:
чувствуешь запах прели и мокрой псины, ягодное дыхание?
бессонный зверь, я вернулся к тебе,
жить с тобой в гудящем тепле, есть жареную картошку,
цедить сироп твоих золотых волос, просто так касаться тебя —
не ради похоти или продолжения рода,
и разбирать по утрам монотонный бубнеж вьюги.
я смотрю на зиму из твоего лица. все мы прячемся
за толщей стекол-одиночеств, смотрим в иллюминаторы,
и зимняя ночь проплывает мимо, и над нами словно круизный лайнер —
там созвездия-миллионеры пьют квазарный сок
и щебечут непонятные фразы на языке черных дыр.
а лес наполняется нашими стеклянными трофеями, статуями,
милым бессмыслием. мельтешат белые хлопья,
но не твои ресницы — осмысленные жнецы с шелком, серпами и сажей.
все эти воспоминания — фотографии островов.
на некоторых есть мы.
но мировая необитаемость сводит с ума, и я уже смотрю на мир
в прошедшем времени, как звезда, испустившая свет,
и свет вернулся к звезде, отраженный от будущей монолитной тьмы.
любимая, мы одни. и лисица кричит в лесу — так издает писк
наш старенький картридж на принтере.
распечатай же зимние вечера, где есть мы, наша семья,
пока зимний лес заполняет меня.
сколько же священной голодной пустоты
(снаружи и внутри),
готовой принять любой осмысленный хлам, звук, лик.




logo_chem_2019._150





cicera_spasibo
.