19 Октября, Суббота

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Клавдия СМИРЯГИНА-ДМИТРИЕВА. ТОП-10 "8-го открытого Чемпионата Балтии по русской поэзии - 2019"

  • PDF

SmiryaginaСтихотворения, предложенные в ТОП-10 Международного литературного конкурса "8-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2019" членом Жюри конкурса. Лучшие 10 стихотворений Чемпионата Балтии будут объявлены Оргкомитетом 6 июня 2019 года.



Внимание!
Имена авторов анонимных конкурсных произведений будут оглашены в Итоговом протоколе конкурса 6 июня 2019 года в 23:59 по Москве.
cicera_stihi_lv


1 место

Конкурсная подборка 10. Виктория Качур, Москва (Россия). " Рукоделье".

Приходи ко мне зимою снежной

у меня в лесу осязаимка,
ходят в гости ёж, лось и заинька,
волк, медведь и куница с лискою -
всех потрогаю, всех потискаю,
пусть у каждого веки смежены:
мрак кромешный в лесу заснеженном,
тёмный лес, хоть глаза тут выколи...
ничего, мы уже привыкли.
в ночь без времени да без имени
посети меня, навести меня,
света в месте глухом и диком нет,
просто ощупью приходи ко мне.
между пнями, корнями, сучьями,
можжевельниками колючими,
запорошенными распадками
и озёрными льдами гладкими.
доберёшься - возьмёмся за руки,
у себя в лесной осязаимке
приласкаю, спасу и спрячу я.
тронешь печку - она горячая.


2 место

Конкурсная подборка 132. Алёна Рычкова-Закаблуковская, Иркутск (Россия). "О Якове".

* * *

Поговори со мною, Евдокия,
О Якове поговори.
"Я помню как, подрагивая выей,
Жизнь восходила светом от земли,
И сизые клонились ковыли...

Как лопнул купол, как звенела тонко
Над лошадиным крупом тишина.
Как я несла по снегу жеребёнка
И девочку свою не донесла
До срока, до июньского раската,
До той зарницы, вспыхнувшей вдали.
Так в мир приходят иноки, солдаты,
Когда их оставляют журавли.

Над мартовской мерцающей купелью
Прозрачное её светилось темя
И рот чернел на пике задыханья.
И всё-таки владела нами
Жизнь безраздельно. Я дала ей имя."

Всё так и было? Верно, Евдокия?
Она кивает и уходит снова
За белый край, за светлый окоём.
Не проронив о Якове ни слова.
Ни слова не ответив мне о нём.

3 место

Конкурсная подборка 141.  Александр Пупкин, Санкт-Петербург (Россия). "От грустного до смешного".

Марья теперь у пристани

Марья сидит у пристани и вспоминает многое,
к солнцу веснушки выставив, небо ладошкой трогает.
Марья рисует зарево, облако леденцовое,
вывела блики карие на' реку пританцовывать.

Делает мысли явными, стелет мазками осени:
вот у воды две яблони рыжие кудри сбросили,
вот карамельной рыбиной солнце ныряет в заводи,
следом из речки прыгает на руки к богу заново.

Вот золотистым выделен дом на заречной улице,
где у крыльца родители Марьей не налюбуются.
Мама ей гладит волосы: "Что с озорницей станется?"
Молвит отец вполголоса: "Полно, вернулась странница".

Только у Марьи в белое краски с годами выцвели
и постепенно сделалось время голодной птицею,
ищет проворней кочета в прошлом моменты свежие,
клюнуть немного хочет, но выклюет, будто не' жили.

Марья уже не папина, Марья уже не мамина,
стёрто былое набело, разум затмило марево,
но неизменно рано ли, поздно ли сердце верное
вновь возвращает канувших в осени сорок первого...


Конкурсная подборка 37. Полина Орынянская, Балашиха (Россия). "Шишел-мышел".

Шишел-мышел

Жизнь – болезненная вещь.
В ней живут собаки мало.
В ней меня напредавало
человек, наверно, шесть.

После бросила считать,
помнить, верить, доверяться.
Я теперь такая цаца –
прежней цаце не чета.

Я теперь люблю чердак,
глушь, деревню, дым над крышей.
Ты пойми – я шишел-мышел,
взял и ночью к звёздам вышел
слушать дальний товарняк.

Я теперь люблю сидеть
на крылечке босоного.
Тут рукой подать до Бога,
Бог-то рядом ходит ведь –

по люпиновым полям
под уздцы лошадку водит.
Крикнет «эй!», помашет... Вроде
и не Бог, а дед Толян.

Пчёлы вязнут во хмелю.
Пляшут солнечные пятна.
Человек – он слаб. И ладно.
Я цветы теперь люблю.

Я смотрю издалека.
Жизнь чудесна, небо звонко.
Да у края горизонта,
словно перья, облака...

5-10 места

Конкурсная подборка 20. Александра Герасимова, Томск (Россия). "Всё что соль".

* * *

и поскольку тело твоё – вода
ты течёшь без берега и стыда
и в твоей горсти оживают камни
слюдяными нитями льётся речь
проступаешь солью на дне стакана
зацветаешь вишней на пустыре

и поскольку время твоё – гранит
переранено слово твоё саднит
проступает жилками в междуречьях
меловых запястий вишнёвый сок
за окном так жарко цветёт черешня
лепестки влюбляет в себя песок

и поскольку эхо твоё – война
ты – прогорклое семя
горчинка льна
и земля тебе – не земля – огарок
и вдыхать тебе не свободу – слом
на столе стакан
звон стакана жарок
стук вишнёвой косточки о стекло


Конкурсная подборка 21. Елена Наильевна, Самара (Россия). "Любоваться мужчиной".

Синица

синица моя, синица
дерево за окном - Гагры тебе и Ницца
встречаемся на углу планеты
руку тяну - нет тебя, где ты где ты
воздух и небо, впадины и пустоты
ты не синица, конечно, но кто ты кто ты
жар по тебе, прохладца
любоваться, злиться и отстраняться
вырезать тебя из картона
рвать на клочки, уходить из дома
перегородки, лаги, полы дощаты
возвращаться, клеить, просить пощады
раскрашивать в жёлтый, голову - чёрным
искать поезда по чётным
ловить за хвосты самолёты
всё моё ты
птица листва октябрь
с ума не сойти хотя бы

сниться тебе, синица


Конкурсная подборка 40. Андрей Баранов, Яромаска (Россия). "Возвращение".

* * *

Старый репейник встал на тропе, как дед Пыхто,
возле крыльца высохшими семенами бренчит крапива...
А ведь пока не толкнул калитку, казалось, что
нет, ничего не кончилось, молоды все и живы:

пробует сын молотком по гвоздю, а тесть
ладит парник, теща поливает жимолость, флоксы, левкои...
Счастье не то, чтобы где-то, оно прямо здесь — есть
борщ на веранде с зеленью, красное пить сухое.

Солнцем, дождем облизаны бревнышки...
И над всем
перистыми написано, но не прочесть:
Эдем.


Конкурсная подборка 188. Дмитрий Шунин, Богородск (Россия). "Встанешь утром, заполошен и лохмат".

Снится мне плыву я в лодке

Снится мне: плыву я в лодке
по извилистой реке,
где растягивают глотки
жабы, сидя на песке.
В небе бабочки порхают,
в небе ласточки парят.
Окуней проворных стаи
бродят около коряг.
Я плыву, но волн не слышно.
И в кромешной тишине
полем катится гречишным
солнце, катится ко мне.
А на солнечном пригорке,
где излучина реки,
камышовые метёлки
выше неба высоки.
Я плыву: в воде каурой
вязнет лодка глубоко.
Я плыву, а друг мой Юра
машет с берега рукой.
Светлоликий и беспечный,
улыбаясь, машет мне...
Не отправившийся в вечность.
Не застреленный в Чечне.


Конкурсная подборка 140. Анастасия Исакова, Югорск (Россия). "Репетиция".

Азъ, буки, веди...

Сгорбился Гришка над выскобленной столешницей,
"Азъ, Буки, Веди..." - пальцем по буквам ведет прилежно.
Мать вытирает бисерный пот с переносицы:
"Гришка? А, Гришка? А Ванька у речки носится!
Встань что ли, чадо? Хватит зубрить околесицу!"
Гришка блаженно молчит и старательно крестится.
Тут, под рубахой, кривится бугром позвоночина.
Жизнь не успела начаться, а матери кажется - кончена.
Что ему - сирому да убогому - выдаст Господь в причастие?
Был бы парнишка малость приветливей да рукастее.
Сгинет за грамотой этой - да пропади она пропадом!
А отлучить от науки... Куда он - сердешный - пойдет потом?
Мать у него, видно, грешница - темной душой слаба.
Сгорбился Гришка, на шее тоненькой качается голова.

*
Гришка горбатый на паперти губы кривит уродливо.
Бабы кидают монетки да пироги подают: "Юродивый..."
Хмурые лбы осеняют, с прищуром глядя на колокольню.
Гришка кричит надсадно: "Ироды! Брысь по домам! Довольно!
Вырвали колоколу язык - небу уста запечатали!
Ну, посмотрите, бабоньки милые, что у меня за плечами-то?"
Чешет горбушку Гришка. Крест - на груди расхристанной.
Пальцем грозит - невинный - радостному антихристу:
"Вот я тебе, ненавистный! Ты погоди у меня ужо!"
В кружку щербатую денежкой медной солнца упал кружок.

*
Утром волненье на площади, черква полным-полна:
на онемевшей звонарне Гришки горбатого тень видна,
тянет юродивый руки к простору необозримому.
Люд приумолк, присмирел - хоть бы кто возразил ему!
"Все от того, что молчим! От молчания все печали-то! -
Гришка беснуется, - ну же, глядите, что у меня за плечами?
Я вот по небушку ножкой ступлю, чтобы вымолить
да уберечь вас - сирых, убогих - от гибели!"
Замерли бабы, слышно, как падает лист - безупречно желт.
Что же юродивый? Он встал... перекре́стился... и ушел.
Вышел в проем - деревянный квадрат, туда, где даль голуба́.
И не упал. А раскинул крылья! Глядь - ан и нет горба!

*
Лет сколько ми́нуло? Сколько уж Гришка по небу мечется?
Сколько отводит тяжелый, кровавый меч от моего лица?
Что ни горбы - то крылья свернулись перьями гладкими;
чувствую: вот и мои толкаются, остро зудят под лопатками.
Уст запечатанных небу раскрыть до сих пор не дадено -
так и молчит над нами выцветшая громадина.
Ки́новарь солнца кипит и чадит - красными каплями брызжется.
Я, искупленный когда-то иной ценой,
Я, искупленный кровью, огнем, войной,
пальцем прилежно - за Гришку - вести продолжаю: "... Пси, Фита, Ижица"


Конкурсная подборка 156. Марина Намис, Москва (Россия). "Время первой рыбы".

* * *

Ночь на краешке недели на двоих разделена.
Сны полощутся в купели незакрытого окна.
Забывается под снегом день, раздетый донага,
а у дома бродит небо на берёзовых ногах,
дышит мартом обветшалым, прижимается к стеклу,
видит вечность, что вмещалась в час, разлитый на полу,
видит, как опустошённо темнота лежит у ног,
как сплетаются бессонно вдох и выдох, вдох и вдох.
В воздух, ласками измятый, окунается слегка,
в сон, испачканный помадой, в тёплый омут ночника,
видит и запоминает лёгкий абрис простыни,
тишину всего одну и жизнь одну, и дни одни.
Видит, как втянулись оба в сладких сумерек суму,
и запоминает, чтобы
забирать по одному.




logo_chem_2019._150





cicera_spasibo
.