25 Июня, Понедельник

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Евгений ЛУКИН. ТОП-10 "7-го открытого Чемпионата Балтии по русской поэзии - 2018"

  • PDF

Lukin2Стихотворения, предложенные в ТОП-10 Международного литературного конкурса "7-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2018" членом Жюри конкурса. Лучшие 10 стихотворений Чемпионата Балтии будут объявлены Оргкомитетом 6 июня 2018 года.


Внимание!
Имена авторов анонимных конкурсных произведений будут оглашены в Итоговом протоколе конкурса 6 июня 2018 года в 23:59 по Москве.
cicera_stihi_lv


1 место

Конкурсная подборка 33. Валентин Емелин, Колбъёрнсвик (Норвегия). "Коллизиум"

Коллизия

(альтернативная поэма-дереконструкция)

...Мировой пожар в крови —
Господи благослови!

А. Блок

1.

Эх, дороги...
Холодно в Таганроге.
Похрустывают ледком –
Будет идти легко.

Странник со светлым ликом –
Армяк с чужого плеча.
Не поминайте лихом
Фёдора Кузьмича.

Скрыто
ангельское лицо –
Прытко
Красное Колесо.
Настежь остроги:
Революция на пороге!

2.

В тюрьме проекции Меркатора
На карте корчится Россия...
Пошли ей доброго диктатора!
Пошли ей мудрого мессию!

И вот – пришёл. Воззвал к народу:
– Взойдём на баррикады вместе ль?
За Конституцию, свободу!
– Да-здравствует-полковник-Пестель!

3.

Ой, мороз, мороз,
В небе – купорос.
Скинули царя
Четырнадцатого декабря!
Картечь да шпицрутены,
Вороны над трупами,
Хоцца человечинки...
Хто там в белом венчике?
Кацавейка куцая,
Жена те Конституция!
Мы пьяны с утра.
С нами бог! Ура!

4.

Скачет тяжёлой поступью,
Супостатов круша,
Конница Муравьёва-Апостола –
Эх, встрепенись, душа!
Эх, раззудись, рука,
Весёлым звоном клинка!
Очи – чайными блюдцами:
Чай у нас ре-во-люция!

5.

Што, барин мордатенький?
Воля нам, не слыхал?
А если – рогатинкой?
А – красного петуха?
Вот ужо заалеет вам,
Выметет чисто стужею...

Боже, храни Рылеева,
Боже, храни Бестужева!

6.

Эй, драные зипуны,
Вы – опора страны!
Были – перекатная голь,
Стали – земельная соль!
Надо ль барина на шее вам?
Все – в коммуны Аракчеева!

7.

Патруль проявляет бдительность:
– Стой! Хто таковский?
Беспощаден к вредителям
Ситуайен Каховский.

В сердце – жар, холод – в голову,
Глаза тусклые, словно олово.
Крепостников ликвидирует, как класс.
Боже, помилуй нас!

Хоть и кроткие сердцем мы,
Но не будите Герцена!
Не поднимайте веки ему,
Пока не время реквиему...

8.

– Вчера ты был холоп и раб –
Нынче – награбленное грабь!

– А не любит нас милая –
Так возьмём ея силою!

– Я за мосластую мадам
И "бенкендорфинки" не дам!

– Гей, не любо вам, лабазнички,
Да на нашем да на праздничке?

– Ух, дорвусь же до вина –
Пойду бить жидовина!..

Кистенями поигрывает в карманах
Торжествующее хамьё.

"Вчера
гражданин
Николай
Романов
Расстрелян со всей семьёй".

9.

В воздухе пахнет серою.
Крестят святую Русь
Робеспьеровой верою
И террором 'марусь'.

Жизнь не дороже полушки нам –
Будет вечным клеймом
Пуля в затылок Пушкина
В кровавом тридцать седьмом.

10.

Ох, начальнички строги
Да в трудовом остроге!
Ровно кладёт кирпич
Старец Фёдор Кузьмич.

Верить, просить, бояться –
За это не впишут в святцы.
На нарах погасла свеча.
Один день Фёдора Кузьмича.

11.

Дымят уральские заводы,
И воронёная броня
Со стапелей сойдёт на воды,
Врагов надежды хороня.

Европе бросим вызов смелый,
Закончим стародавний спор.
Поберегитесь, Дарданеллы:
Российский флот прошёл Босфор.

Дрожи, султан! Тебе на горе
Оставим россыпи могил.
Веди нас в бой, святой Егорий!
Веди, архангел Михаил!

12.

Што, нехристи, оробели?
Будет вам "казус белли"...
Аве, Генералиссимус!

13.

Вот такая коллизия-с.


2 место

Конкурсная подборка 135. Ренарт Фасхутдинов, Санкт-Петербург (Россия). "Эпоха позднего плейстоцена"

Плейстоцен

Я вписан прочно в пейзаж окрестный
И знаю правила назубок —
Листаю ридер в вагоне тесном,
По понедельникам жду суббот.

Но если вдруг воротник все туже,
А зубы сжаты до ломоты,
Я закрываю глаза – и тут же
Наш мир становится молодым.

Вода прозрачная, камень твердый,
Огонь согреет и защитит,
Обрывок шкуры надень на бедра,
С голодным хищником не шути,

У красной ягоды горький привкус,
Зеленоватых не рви плодов,
Потреплешь Серого по загривку —
И он оближет тебе ладонь.

Ты эти правила знаешь четко:
Ходи бесшумно, не верь врагу,
Остерегайся змеи с трещоткой
И зверя с пятнами на боку.

Сражайся насмерть за то, что ценно:
Подруга, племя, живой очаг.
Эпоха позднего плейстоцена —
Не время грезить о мелочах.

Здесь не бывает ни злых, ни добрых.
Здесь есть понятие «свой – иной».
И ты шагаешь, подтянут, собран,
Копье подвешено за спиной,

Четыре шрама на темном теле
И украшение из клыка...
Но между нами на самом деле
Не так уж разница велика.

Когда от долгого перехода
В коленях щелкает и хрустит,
Когда, отправившись на охоту,
Добычу верную упустил,

Когда от вони гниющей туши
Готово вывернуться нутро,
Ты закрываешь глаза – и тут же
Встречаешь питерское метро.


3 место

Конкурсная подборка 201. Анатолий Столетов, Уфа (Россия). "Головное да натужное"

Так молчал Заратустра

Заратустра был нем.
Это все навыдумывал Ницше,
Что он будто бы что-то о чем-то ему говорил.

Зарабатывал тем он, что дырки просверливал в днище
Разных чаш и кастрюлек и воду таскал на пари.
Все же бог как-никак, а не просто какой-нибудь Будда.
Много всякого было в лохматой его голове.
В дверь не лез, сильно пах. И опять же - вот эта посуда...
И о нем часто думали: "Надо же! сверхчеловек!"

Пил порою тот бог так, что вне всяких мер и традиций.
Но потом оживал и опять походил на людей.
И бывало, он думал: "Тебе б, Заратустра, помыться..."
Но текла его мысль по курчавой густой бороде,
Иногда по ногам, и опять забывал он о бане,
Тосковал по другим - по помытым и трезвым богам,
Все старательно двигал немыми от знаний губами
Да в Великую Бездну подолгу глядеть избегал.

Потому он и жил на сияющих горных вершинах,
Иногда лишь спускаясь в людской недостойный замут.
(Плакал Иммануил всё: "Ты, Фридрих, о нем не пиши нах, -
Добавлял поучающе. - Люди тебя не поймут".)

С точки зрения нетто, нельзя жить по принципам брутто.
И сквозь мудрость и свет приходило герою на ум -
По ту сторону зла и добра быть не так уж и круто,
Даже если ты бог или доктор весёлых наук.
Снег на склонах сверкает снежинками истин. И тускло
Сквозь застывшую мысль проступает слепящая мгла.
Целый день в нашем дне взглядом дырку сверлил Заратустра.
И Великая Бездна плескалась в отверстиях глаз.

Открываешь глаза, и теперь ни за что не закрыть их.
Если дергать за нитки, затянется туже клубок...

Заратустра был нем.
Это все навыдумывал Фридрих.
Тихо сердце его покидал умирающий Бог.


4 место

Конкурсная подборка 238. Игорь Григоров, Архангельск (Россия). "Водяное перемирие"

* * *

Перекати-толе, чудак-книгочей:
Отдаю поклоны, не требую сдачи,
Верю чудесам, опасаюсь удачи,
Мне милее «нежели», нежели «чем».
Иногда мой мир потихонечку плачет,
И тогда я – облако, или ручей,

Прыгающий вскачь по замшелым камням,
Чтобы зачерпнуть из реки рукавами -
А вода, в реке, несомненно, живая,
Славная среда для смешных чертенят.
Иногда мой мир что-нибудь напевает,
И тогда я таю, капелью звеня,

И верчу, как белка, свою карусель,
И бреду, закутавшись в тихую нежность -
Краешком, обочиной реки онемевшей,
По несжатой светлой своей полосе,
Растворяясь между тополиным и снежным,
Где ничем прекраснее, нежели всем.

5 - 9 места

Конкурсная подборка 293. "Зверотравы"

* * *

человекозвери и человекотравы
выходили каждый
не из своей дубравы
нерожденных несли
кто - в утробе
а кто - во рту
становились по эту сторону
и по ту

кем мы были и для чего стояли
неотличимы от тишины и стали
костяные снаружи
мягкие изнутри
обними нас
боже
или совсем сотри

но он нас говорит
заговаривает как зубы
до молочной кости
и идёт на убыль
бесконечный день

что ещё остаётся здесь

остаётся свет между мертвыми и живыми
между сном горечавки или плакучей ивой
посмотри ей в заплаканные глаза
говори
даже если нет слов
чтобы их сказать


Конкурсная подборка 363. "Высунув язычок..."

Китеж

В зелёной тине, в стоячей влаге
всю жизнь шныряя,
ещё мальками мы знали сагу
родного края:
как супостаты нас обложили,
ушли на дно мы,
чтоб, гордо скрывшись в придонном иле,
жить по-иному.
И вдруг – всплеснуло в стоячей каше,
в глуши тюленьей.
В посконно-узкой протоке нашей –
воды бурленье.
Теченье тянет наверх и хлещет
по склизлым сваям.
Что испугался, малыш-подлещик,
держись, всплываем!

Взметнулись рыбки на тонких ветках,
и близким штормом
вода набрякла. Порхнув, креветки
гуртом проворным
нырнули в грядки подводной мяты,
морской капусты.
И кочет, гладкий, что сом усатый,
неловкой гузкой
виляет грузно, уплыть стараясь.
А дно колышет –
аж с пятистенок, хлевов, сараев
смывает крыши.

И хлынул стаей народ на площадь,
резвее тюльки.
Шептались в ряске, кружили в роще,
не смели булькнуть:
неужто правду писали в свитках,
давно раскисших,
мы жили прежде не в травах жидких,
не в зыбкой тиши?
И сердце в жабры скакнуло, ёкнув,
стуча насилу:
неужто солнце увидим в окнах,
а не трясину?
Неужто вправду настало время,
снята осада,
и можно волка, а не мурену
гонять от стада?
И сочиненья забыть на тему,
что мы не рыбы,
и сурдо-гимны, что мы не немы?
Чешуйки дыбом!


Конкурсная подборка 30. Сергей Смирнов, Кингисепп (Россия). "Следы на воде"


Третье небо

                    Да и умирать они улетают на третье небо,
                    откуда на землю не осыпаются перья.

                    Павел Крусанов

Колибри улетают умирать
на третьи небеса,
чтоб перьями посмертья не марать
земные телеса.

Ведёт их в путь цветочная пыльца
и звёздная пыльца –
скользить по глади вечного кольца
и воду пить с лица,

и ставить в переполненный стакан
букет зелёных лун,
где посреди вселенских икебан
царит сплошной июнь.

И только там, не третьих небесах,
сокрыт последний дар –
вкушать без сожаления в глазах
нектар, один нектар.


Конкурсная подборка 51. Петр Матюков, Бердск (Россия). "В пути"

* * *

Никак не уразумею, товарищ милиционер,
То ли ангелы это веют, то ли - кондиционер.
То ли скрежещет, стучит железом многоколёсный змей,
То ли колокола над лесом - выше, сильней.
Моргну - и вокруг паства, cнова моргну - толпа,
Да, конечно, это мой паспорт, cиняк с пол-лба.
Просто стою возле экрана, таращусь в зал,
Помню, вышел в сторону Храма, пришёл в Вокзал.


Конкурсная подборка 111. Анна Маркина, Люберцы (Россия). "Башмак на крыше"

* * *

Как пьяница, взорванный водкой,
Что начал крушить ресторан,
Скандалит буран на Чукотке,
Винты выгибает буран.

Башмак не находит Акакий.
В дому застывает Любовь.
Летают, летают собаки,
Замерзшие, между столбов.

Здесь кадр до снега засвечен.
Здесь Бог нажимает пробел.
Нелётная стайка буфетчиц
Чирикает про Коктебель.

Там видится день им хороший,
Пришпиленный мачтами яхт,
И там принимает Волошин
Прошенья на теплых камнях.

Сбежать бы, сорваться. Но надо
На школу, на обувь... Но как?
Собаки летают. Анадырь.
На крыше гнездится башмак.


10 место

Член жюри принял решение не присуждать


10_TOP_Lukin_Nr33_1
10_TOP_Lukin_Nr33_2
10_TOP_Lukin_Nr33_3
10_TOP_Lukinn_Nr33_4



LOGO_GIF




cicera_spasibo
.