17 Октября, Вторник

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Александр ПЕТРУШКИН. ТОП-10 "Чемпионата Балтии по русской поэзии - 2017"

  • PDF

Petrushkin_2Стихотворения, предложенные в ТОП-10 "6-го открытого Чемпионата Балтии по русской поэзии - 2017" членом Жюри конкурса.  Лучшие 10 стихотворений Чемпионата Балтии будут объявлены Оргкомитетом 6 июня 2017 года.



1 место

Анонимная подборка 275

* * *

Небо шире, ворота уже.
Проведи меня сквозь редут.
Над слоями вороньих кружев
гужевые ряды плывут,
то верблюжьи, а то оленьи.
Среди братии кучевой
умощусь на твоих коленях,
постою на руках с тобой,
принимая тепло и тяжесть,
обретая телесный жар.
Истончается Сивцев Вражек
или сивый Крещатый Яр
в дымный порох, коштовный скрежет,
в иероглиф резных эпох.
Так язычески, будто прежде
тут вслепую прошел Молох.

2 место

Анонимная подборка 275

* * *

Всю ночь стою столбом, офонарев.
Весомые константы на дворе
подвижней, чем трава и мошкара.
И плоскость кровли, и объем шатра.
Осознанно крошится потолок.
На одинарных рамах и двойных
дрожит стекло.
И падает лубок,
затем что гвоздь не выдержал стены.

И утром не подумаю присесть.
Бревенчатый дебелый сопромат
вращается по кругу наугад,
то к лесу повернет, а то бог весть.
И в том бог весть
взлетает белый свет
как птица или шар. Одно из двух.
Сводя передвижение на нет
и фабулу, и зрение, и слух.

Теперь и мне туда нужней всего,
в шар-птичий расширяющийся круг.
Не потому что б я ее.
Но вдруг
она меня не меньше моего.
Вот-вот узнаю кто кого любил!
И белый шар уходит из-под губ,
дробящийся
и возведенный в куб
по мере откровения и сил.

3 место

Анонимная подборка 275

* * *

Прилетай ко мне, шелкопряд,
мимо Огненных гор вдоль реки Меконг.
Это звук и русло сточной воды
и остывшие камни в один гнилозубый ряд.
Длинный список щебня, навеки почивший лонг
и над ним затрепещут твои черты.
И пыльца вспорхнет как иланг-иланг,
оживляя солнечную струю.
Скажут, парус белеет в чужом краю,
а тебе, однодневке, менять жилье
пропадать между черным и голубым.
Промолчи, что прядешь суровье.
А шелк
выдыхаешь порой. Как дым.

4 место

Александр Ланин, Франкфурт-на Майне (Германия)

Модель

Господь не понимает, куда мы делись,
Ищет по всем углам, тычет под шкаф платяной щёткой...

Если долго смотреть в глаза модели -
Мир становится чётким.
Собственно, он всегда был простым и ясным,
Но с каждым шагом кажется напряжённей.

Прекрасное следует называть прекрасным,
Даже если оно чужое.

А у модели по зеркалу трещина, как слеза,
Одно лицо в прикроватной тумбочке, остальные - в комоде.
Ей надо отводить глаза, подводить глаза,
Носить тело, которое в данный момент в моде.

Господь вспоминает, где он ещё не искал,
Снимает трубку, нервно в неё молчит...

Вокруг модели миром правит тоска -
Кривые ноги женщин, кривые руки мужчин.
У модели сильные кисти, чтобы хлопать дверьми,
Жёсткие губы, чтобы ломать слова.

Красота ежеминутно спасает мир,
Даже если оказывается неправа.

Охранник не спит. Телефонный звонок прерывает его не-сон.
"Никто не стучался, господи", - ответствует Уриэль.

Под ногами модели струится подиум, шаг её невесом.
Если господь найдёт нас, то только благодаря ей.

5 место

Александр Ланин, Франкфурт-на-Майне (Германия)

Ной

Морщинистая скатерть в пятнах рыб,
Пора за стол, пожалуйста, коллега.
Безудержно плодятся комары
В щелях ковчега.

Довольный гул пронёсся по рядам -
Профессор пьян и опыт неподсуден.
Придонный ил течёт по бородам
Других посудин.

Уходит голубь дроном в полутьму,
В ночник луны на двести сорок люмен,
И Ярославной плачет по нему
Голубка в трюме.

Пророкам не пристало бунтовать,
Когда бы не количество полосок,
Когда бы не проросшая трава
Из влажных досок.

И капитан невыносимо рад,
Танцующий по палубе в халате.
Ему уже не нужен Арарат -
Ковчега хватит.

Что царствие - земное ли, иное?
Проблемы бога не волнуют Ноя.

6 - 9 места

Александр Ланин, Франкфурт-на-Майне (Германия)

Убийцы

В "Антологии величайших убийц" издательства "Аст"
Под знойной обложкой с черепом и костями
На восьмой странице Пушкин по кличке "Ас".
Портрет обрамлён бакенбардами как свежими новостями:
"У жертвы прострелена верхняя конечность..."
"Покушение на убийство свояка..."

Не каждый знает, как отправиться в вечность
По статье сто пятой УК.

Корабль подходит к заледеневшей пристани.
Кончики парусов нервно подёргивает бриз.

С кем он пил? С декабристами?
Которые верили в декабризм?

Впрочем, с кем бы он там ни приятельствовал,
Не ушёл бы от электрического стула или укола,
Несмотря на то, что отягчающим обстоятельствам
Предпочитал глаголы,
Потому что по соседнему развороту,
Щурясь от света и от похмелья дрожа,
Пробирается Андрей Семёнович Кротов,
Зарезавший собутыльника с применением кухонного ножа.

Вместо признания, вместо призвания,
Вместо права самому выстроить себе эшафот
Ему достались три класса образования
И пуля в затылок, а не в живот.

Корабль швартуется чуть дальше, чем надо,
Проламывает снежный наст.

Пушкин и Кротов причалены рядом -
В антологии издательства "Аст".

Время необратимо, как нобелевка для Дилана,
Линейно, как мат при помощи двух ладей.
История всех рассудит.

И она рассудила бы,
Если бы не присяжные, набранные из людей.

Рычкова-Закаблуковская, Иркутск (Россия)

Мук
                                     Verа

Время настанет – Бог выпустит чашку твою из рук.
А пока ты маленький мук.
Ты лежишь – ни свет, ни звук
не затрагивают сознания.
Занавеска, стена, паук
выплетает сеть. Нет названия
у болезни. Белеет
над тобою мать твоя Пелагея:
- Ветка-веточка-черенок,
Соломинка-тросточка-лепесток.
Встань, проснись, пробудись скорее.

Гул по дому – шумят дядья,
Ро́дной матушки братовья:
- Дай-ка мы её, сестрица, за ножки..
Да головой об порожек.
Всё одно – не жиличка!
Чу, в оконце долбится птичка,
Половицу щупает лучик.
Мать отвечает:
- Не дам! Ей лучше!
А ты лежишь, чернея ртом.
Но Бог с божницы говорит: потом.
На всякий случай.

С ним не поспоришь.
Бог есть Бог.
К скамье у дома
Выходит мать, не чуя ног.
Слово её олово
В землю стекает разгорячённое.
Рядом, как птица, садится
женщина чёрная:
- Не спрошу ни питья, ни еды.
Допусти до своей беды,
Не пожалеешь.

В дом завела и не стала стеречь.
За занавеской странная речь –
Шёпот не шёпот, клёкот не клёкот.
Не разберёшь. Матушка щепоть
Робко подносит ко лбу.
Тянется время долгое, смутное.
Словно в дыму
лики сменяют личины.
«Печь моя печка – дома сердечко!
Забери печаль мою кручину,
завей в колечко.
Во имя Отца и Сына...»
Солнце скатилось за бугорок.
Переплывая высокий порог,
Странница тихо выводит слова:
- Жить будет долго.
Семьдесят два.

Вспомнишь ли после? Испуг на испуг.
Тёплые волны у ног, у рук...
Лодка качнулась от белой сосны.
Блик на иконе.
Личико светлое. Капля росы
У розовеющих губ.
Светом закатным красится сруб.
Мчат твои кони.

Тейт Эш, Дубай (ОАЭ) - Москва (Россия)


* * *

шахта пуста на вид.
паданье состоит
из глубины и крика.

каменная пробирка:
где-то вверху – земля.
рядом – порханье мыши.

воздух, паденье для,
выдышу до нуля.
что там сегодня ниже?

Анонимная подборка 324

* * *

Юрию Казарину

вдоль яблонь – вдовых, одиночных,
густятся сосны за стеной.
как много отдано всенощных
на разговоры с тишиной.
неспешно тянется беседа,
слова и доводы двоя.
две сойки. сад. пол-литра света.
и семиснежье бытия

10 место

член жюри принял решение не присуждать

TOP_10_Petrushkin_Nr25_1
TOP_10_Petrushkin_Nr25_2





2017_150



















.