11 Декабря, Понедельник

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Михаил ГОФАЙЗЕН. ТОП-10 "Чемпионата Балтии по русской поэзии - 2017"

  • PDF

Gofaizen2Стихотворения, предложенные в ТОП-10 "6-го открытого Чемпионата Балтии по русской поэзии - 2017" членом Жюри конкурса.  Лучшие 10 стихотворений Чемпионата Балтии будут объявлены Оргкомитетом 6 июня 2017 года.



1 место

Анонимная подборка 283

До скончания кед

Мой кузен марсианин
Привёз вино, что перешло через брод триста веков назад.
Сказать по чести, оно походило на камень,
Которым мощёны тропы в Эдемский сад.
И я, непромедля, рассказал про эти сады,
Он слушал, и его бросало то в пламень, то в лёд.
При этом я небрежно заметил, что мы тут с Богом на «Ты»,
А наши предки угнали из рая запретный плот.
И он сказал мне: «Дружище,
Покажи мне все эти места».
И был день, и была пища.
И мы ступили на шаткий настил поста.
Долго ли, коротко ль, но мы шли до скончания кед.
Мешали его вино и мой берёзовый квас.
А однажды, сидя под одной из раскидистых бед,
Мы покрылись птичьими гнёздами, поскольку сад расцвёл внутри нас.

Окончанье пути в этот день не ложилось спать.
Кто-то прыгал по звёздным кочкам, гудел в гобой.
А под утро марсианин, указывая в небо, шепнул мне: «Глядь!..
Это же – мы с тобой».

2 место

Анатолий Столетов, Уфа (Россия)

Снежные твиты

...И выпал снег, как выпадает случай.
Летел он так, что только онеметь...

Как ни дыши, как призраков ни мучай,
Не оживут фигурки анимэ.

Тонул весь мир в том падающем спаме
Божественных посланий.
И тонка
И невесома, танцевала память
Жестокий и бессмысленный канкан.

Вы с банком жизни снова стали квиты,
И в горле комом встали феврали,
Когда снежинок тающие твиты
В твою ладонь безропотно легли.

Ты подставлял ресницы и глаза им,
Касающимся рук твоих едва...
Неясный образ -
так неосязаем! -
Проглядывал сквозь эти кружева.


3 место

Вадим Гройсман, Гиватаим (Израиль)

Парк ночью

Ночь приходит, и сдаётся безымянный,
Шумный хаос перепутанных растений,
Лишь фонарик, как солдатик оловянный,
Отгоняет подозрительные тени.

Он царит над исчезающим и спящим,
Защищённый металлическим каскетом,
Потому что в этом парке, в синей чаще
Существует только выбранное светом.

Но в заброшенной и тайной части парка,
Там, куда не проникает луч фонарный,
В яме будущего, в слабом поле кварка
Тварный космос превращается в нетварный.

И когда к пустому берегу причалят
Корабли несуществующего флота,
Для того, кто свет и мрак не различает,
Открываются незримые ворота,

Плачут ангельские хоры a cappella,
Ходят парами египетские боги
И Енох, достигший райского предела,
Будто идол, замирает на пороге.

4 место

Анатолий Столетов, Уфа (Россия)

Sagrada Familia

Пробиваясь наверх, как травинка, сквозь почву квартала,
Пьет он воды скорбей из усталой планетной груди...
Эта роща камней сотню лет к небесам прорастала,
Застывая лучами безумной звезды Гауди.

Изумилась природа, невольно себя узнавая:
Небеса - в куполах, а леса - в частоколе колонн.
То не птичьи ли трели слились в дребезжанье трамвая,
Что оформил ему на святое свиданье талон?

И в анфасе рожденья, и в профиле смерти жестоком
Невесомым собором незримо растет Рождество.
Чтобы что-то создать, нужно просто вернуться к Истокам,
Без остатка, до дна, раствориться в творенье Его.

5 место

Виктория Кольцевая, Ровно (Украина)

* * *

Когда заголосит в надорванную просинь
петух или другой бессонный бузотер,
возлюбленный птенец, прекрасный как Иосиф,
проснется и уйдет от братьев и сестер.
За тридевять страниц за вычетом пролога,
на литографский слой песка у мыса Горн
где менее всего охота слыть пророком
и миру предвещать погоду и прокорм
и тучные стада и облачные перья.
Не сбудется, взойдет нагрудная звезда
у вечного жида и юного еврея,
виновного что ночь, и суша, и вода.

Стирается свинец в неистовых широтах
и черная волна выбрасывает соль.
Хоть пальцами читай, ощупывая что-то
и вещное как плоть, и вещее как боль,
и ветхое как пыль с подветренной страницы.
Вот так и пролистать, отряхивая год.
Но снова прокричит заезженная птица
и вечное перо продолжит оборот.

6 - 10 места

Тейт Эш, Дубай (ОАЭ) - Москва (Россия)

Смех

Взгорье. туманы мутней и густей.
Снится зима непонятного облика.
Небо промёрзло до птичьих костей.
Ниже, на ветке, нахохлилось облако.
Стайкой расселись прошедшие дни.
Тише, смотри не спугни.

Стужа крепчает, покинувши схрон.
Близится вечность. Не наша, не та ещё.
Валится-падает с разных сторон
Мёрзнущий снег, на ладони не тающий.

Девочка странно смеётся, тайком
стоя в снегу босиком.

Колется смешек, теснит снежуру,
режет на части ледовое сонмище.
Ветер, с обрывком цепи, по двору
тащит беззвучные крики о помощи.
Свет над обрывами гнётся в дугу,
в небо метнётся – и падает, вогнутый.
Голос клокочет. Куда-то бегу,
лишь бы не слышать хохочущей чокнутой –

С берега – в белое. в гиблое. вплавь...


...резко включается явь,
марево преображая.
стылая. снова чужая.

Анонимная подборка 242

Муравей в кармане

Покуда ночь загадывает сны,
к воде и небу пришивая блестки,
бездомный город, мертвый без войны,
валяется в пыли на перекрестке –
с удавкой испарений и дымов,
затянутой на впадине яремной...
Кварталами потерянных домов
его душа врастает в рай подземный,
куда-то глубже корневых ветвей,
позвякивая глухо и нездешне...

Я, переживший зиму муравей,
сижу в его кармане, как в скворешне:
не мокну, голодая, под дождём –
а надобно ли большее пигмею? –
но то, что никуда мы не идём,
почувствовав, ещё не разумею.
Вот-вот – и, в рассыпные встав строи,
как подобает слугам и военным,
несчётные сородичи мои
привычно побегут по стылым членам, -
да так, что за туманной муравой,
под утро опускающейся ниже,
обманутся и скажут, что живой, ‒
о том, кто бездыханен и недвижен.

Анонимная подборка 274

* * *

Из розочек бутылочных - венцы,
И образа, как печи, изразцовы.
У нас не заживляются рубцы.
У нас не заживаются Рубцовы.

Всё то, что опер к делу не подшил,
Наверняка не относилось к делу.
И до сих пор у камня ни души -
Ни ангела сидящего, ни тела.


Анна Арканина, Москва (Россия)

* * *

что забыто, выдохнешь - пар клубится,
из снежинок колких растут слова -
на озерной глади студеной Рица,
где полночных вздохов шумит плотва.

и такая рябь там и глубь такая,
в суете впадающих горных рек.
у любви, я помню, вода живая
и живая я с ней теперь навек.

сколько слов на ветер! бушует море,
а на память выжженный сухостой.
но вода холодная боль укроет
и кто знает, что прорастет весной.

хоть представить сложно, садись, послушай,
придвигайся ближе - вода с виной...
я теперь чудна́я живу на суше
с бессловесной рыбьею головой.


Ирина Ремизова, Кишинёв (Молдова)

Фото на память

Бывший золотой, а ныне смуглый
свет валками падает на дно.
Город, как замученная кукла,
для забавы брошен за окно.
В черноземном вытертом конверте,
наспех перевязанном травой,
он лежит, заигранный до смерти, -
краденый, разбитый, неживой...

Памяти цветная фотоплёнка
заросла царапинами лет –
белокурых улиц и ребёнка
(кажется, меня) почти что нет.

Будто не бывает по-другому,
время, декоратор шебутной,
с хрустом вырезает из альбома
ножницами – тех, кто был со мной,
шелестит страница за страницей,
и на тех, кто землю бременит,
смотрят нестареющие лица
в круглые окошки сквозь гранит.


VISA1

Сделать это можно:

- путем перечисления средств

на карту VISA Сбербанка РФ
номер карты: 4276 3801 8778 3381
на имя: ГУНЬКОВСКИЙ АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ

Узнать подробнее можно - здесь

VISA2


TOP_10_Gofaizen_Nr20_1
TOP_10_Gofaizen_Nr20_2


2017_150
















.