08 Апреля, Среда

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Бахыт КЕНЖЕЕВ. ТОП-10 "Чемпионата Балтии по русской поэзии - 2015"

  • PDF

Bakhyt_KenjeevСтихотворения, предложенные в ТОП-10 "4-го открытого Чемпионата Балтии по русской поэзии - 2015" членом Жюри конкурса.  Лучшие 10 стихотворений Чемпионата Балтии будут объявлены Оргкомитетом 6 июня 2015 года.



1 место

Светлана Дильдина, Самара (Россия)

* * *

Вот некто. Он хочет в пампасы, в скит, на крайнюю из планет… Но в этой вселенной есть только кит, планет и пампасов нет.
Казалось бы, путь сей благословлён - предвечная простота! Но в том-то и дело, что кит влюблен в другого, антикита.
Все твари тут пару себе найдут, хоть климат и не Бог весть, и так много ногих и крылых тут, и хвостые тоже есть, и «он» ошалело замрет пред «ней», издав чирик или карк…
Но одинок тот, на чьей спине устроился зоопарк. Плывет он, и бездна вокруг без дна – попробуй, кого найди!
И некто сочувствует им сполна, поскольку и сам один.
Хоть анти, конечно, и вещество, (пусть редкое – не беда), но сам ты – опасная для него физическая среда.
И если представить, что кит-жених прорвется сквозь даль и тьму, то взрыва сверхновой из них двоих не надобно никому.
Плывут, междузвездный вертя штурвал, разинув большие рты… И слушает некто: растет трава, когда вздыхают киты.
И можно учить сопромат, матан, но знание не спасет. Когда-нибудь выпустит кит фонтан, который накроет все.
Ковчег не поможет – и сам не Ной, и карма, увы, не та… И с каждым вздохом пар водяной увлажняет спину кита.

Так вот. Вряд ли я этот мир держу, и «некто» навряд ли я, а значит, потопа густая жуть зальет и мои края.
А если финала не избежать, он ждет всех друзей-подруг, я буду мяукать, шипеть, жужжать, как все, что живет вокруг.
Поскольку проблемы китов, миров мне явно не по плечу, уместней, сомнения поборов, заняться, чем я хочу.
А если докажут - земная твердь всего лишь комок камней, тем более повод урчать и петь и им, и тебе, и мне.


2 место

Михаил Озмитель, Бишкек (Киргизия)

Воробышек

ах, слова эти, как воробьи в луже.
солнышко расплескали. клювик открытый.
бабулька на скамейке знай перебирает спицы -
вяжет, птичке рада, что свяжет - не знает:
то ли пинетки внучке, то ли петлю зятю.
губами шевелит считает не ошибиться б.
- а Нюрку-то сдали в дурку, - ей говорит соседка.
всё знает соседка, да только вязать не умеет, -
в детдоме не научили, а чему научили - не скажет.
давно это было. вот и мелет мельничка мелет
словечки, как воробышки. крылышки. с крыш каплет.
Митилены царь молол на мельничке этой.
вот и солнышко расплескалось, Пасха скоро,
вот и верба готова к Вербному воскресенью.
радость будет. Христос в Иерусалим на осляти,
а мы вербой ему помаваем - на смерть Он едет
- а Нюрка кому мешала? - Никому не мешала,
зато квартиру её, - увидишь, - сынок её спустит.
вот и мелет мельничка, воробышек притомился.
притомился воробышек на солнышке пригрелся.
радость-то какая! на смерть Он едет.
в луже искупался, на столбик забрался
вор'он не видно. тепло ему хорошо, не знает,
что Питтак молол на мельничке этой,
ему бы в Митилену - зёрнышек поклевал бы,
ведь Нюрку забрали в дурку, и никто воробья не накормит,
никто его, сироту, не окликнет, не приголубит,
ключевой водой не напоит, не пожалеет.
ничего не знает воробей, только солнце,
что тельце его скудное греет
ах, как спицы мелькают, Христос уже близко.
пора вербу срезать, встречать Его будем,
пора вербу срезать, на смерть Он едет,
и клубок в кошёлке, как живой, копошится, -
так быстры бабулькины спицы.

3 место

Геннадий Акимов, Курск (Россия)

Никогда

Избегал серпа, обходил десятой дорогой молот,
любил поезда, компании, разные города.
Вдруг очнулся, глядь - а подруга жизни седа,
сам тоже отнюдь не молод,
по груди расплескалась пышная ассирийская борода.
Подцепил зрелый возраст, как надоедливую простуду.
Чем лечиться - не знаю. Само проходит нехай.
Доставай, дорогая, фарфоровую посуду,
давай открывать варенье, заваривать терпкий чай.
Чинно, как полагается, выйдем в сад.
Расположимся в беседке с видом на пруд и аллею,
где на скамейках раскрытые книги лежат,
можжевельник топорщится, а хризантемы белеют.
Будем вдыхать аромат.
Тонконогие буковки ползают, что-то стрекочут,
с удивлением понимаю: настало лучшее время для нас,
конечно же, были погожие дни, сумасшедшие ночи,
но как драгоценен этот вечерний час.
В пруду отражаются наши рябые, размытые лица,
лёгкому ветру противится облачная гряда.
Прилетает нарядная горлица и на песок садится,
буковки собираются в древнее слово "зеница",
так мне нравится здесь, не хочу умирать никогда.


4 место

Алена Закаблуковская, Иркутск (Россия)

Болиголов

Что там, на дне колодца? Кажется невода…
Потусторонне солнце ходит туда-сюда.
Плесень ползёт по срубу, розов речной бадан.
И прилипают губы к губам.
Как мы малы, неловки, держимся за края
соединив головки. Мерно кружит земля,
Полем уводит близких, кажется на закат…
В донном оконном диске лаковый звездопад.
А за спиной, как шрамы, метки следов в песке,
Где твой отец и мама порознь идут к реке.
Следом мои торопко. Мама бежит в прибой –
Папу уносит лодка. Постой!
Кружится день над осью старого журавля.
Знать бы какою костью ты прорастёшь в меня,
Мальчик белоголовый. Болиголова цвет
выпить, промолвить слово.
И не смотреть.

5 место

Анастасия Лиене Приедниеце, Саулкрасты (Латвия)

* * *

никто никуда не ходит, никто никого не ищет
и яблоки догнивают, и ветки скребут по крыше
и я прохожу насквозь объятия домочадцев
и ты прочитаешь это — и будешь меня бояться
затем что свойственно людям — бояться своих немилых
ненужное сердце — крест им, ненужная страсть — могила

— но корабли рассветали, но станции тихо меркли
— но я не просил позволить — коснуться ресниц ли, век ли
— но я не дарил подарков ни с тайным, ни с явным знаком
— и если когда-то плакал — тебя не винил, что плакал

сосна, что тебя касалась, волна, что тебя касалась
янтарь, что от них родится, — такая малая малость
и ты в ответ зажигалась — пускай не мне, но закату
не я обнимал, но ветер — порывисто, резковато
осока тебе по пояс и полный черники туес
и ты прочитаешь это — и скажешь, что я рисуюсь

— но маяки вырастают, но листья горят сухие
— но боль моя — не провинность, любовь моя — не стихия
— но смотрят с небес на землю большие сонные рыбы
— и если я буду помнить — то это будет мой выбор

6 место

Елена Асенчик, Гомель (Беларусь)

Дао

Китайцы читают сказку. Русскую. И китайцы
видят в ней добра молодца, стоящего перед камнем,
не знающего, куда бы с распутья ему податься:
на камне - путеводитель. Он выдолблен не руками.

Короче, нерукотворен. Придумай такое, слышь-ка:
направо пойдёшь - погибнешь, налево - коня угробишь,
а прямо - и вовсе криво: там, в "пряме" - обоим крышка.
Такое вот триединство, безвыходность в кубе то бишь.

Китайцы болбочут что-то гортанными голосами,
какого, мол, дао надо у камня просить совета?
Известно ж, что нас дороги всегда выбирают сами:
иди себе на здоровье - в любом направленье света!

"А в чём, - протестую, - воля отдельного персонажа?!
Он должен платить за выбор!"
Китайцы вздыхают: "Да-а-а-а...
(мол, трудно с тобой!), а выбор идущим уже не важен:
он входит в комплект дороги!"
Такое вот, в общем, Дао!

7 место

Анна Маркина, Климовск (Россия)

подорожник

Больно-больно? Подорожник
приложи и заживет.
Время, заячья порода,
как виновный, когти рвет.
Мухи царствуют на даче,
солнце цедится в стакан,
да скрипит, как пол чердачный,
вдоль забора старикан.
Ни машин, ни магазинов,
оглушительный покой,
будто схвачен амнезией
этот выброс городской.
Тени листьев, словно рюшки,
шевелятся на коре.
Депутат с недюжим брюшком
громоздит себе дворец.
Выше, плотники, стропила!
Впрочем, что до строек мне?
Зелень в травах уступила
нездоровой желтизне.
Небо – на сосновых сваях.
Подорожник, вата, йод.
Что, пока не заживает?
Заживет.

8 место

Елена Наильевна, Самара (Россия)

А яблок было!

А яблок было - хоть по ним скользи!
И мы скользили с братом прямо к баку -
он затевал в нём веточкой рыбалку
и говорил, что будут караси.
А я боялась руки окунуть
поглубже в воду - там темнела тина,
с угла уже намокла паутина,
и капелек по ней каталась ртуть.

Я запускала в плаванье жука -
он не тонул, но и грести не думал,
не создавал волны, не делал шума,
лишь парой лап подрыгивал слегка.
Под сливой и малиновым кустом
супец в большом котле варился густо,
и бегала по грядкам трясогузка,
задорно балансируя хвостом.

Мой жук ещё держался на плаву,
рыбалку брат решал забросить, что ли.
И яблоко, желающее воли,
очередное ухало в траву...


9 место

Вадим Гройсман, Петах-Тиква (Израиль)

Зима

Кому не обещаны слава и честь,
Тот может под все одеяла залезть,
Придвинуть печурку к постели.
Кого не окликнула вечность, тот есть,
Живёт в угасающем теле.

Нельзя утверждать, что ему повезло, –
Он должен работать за свет и тепло,
Свой домик тащить неохотно.
Бывает, и двинуть рукой тяжело,
И слово припомнить дремотно.

А ночью такая случается дрожь,
Как будто непрошеной вечности ждёшь, –
И стёкла трясутся, и губы.
Так лупит по крыше безжалостный дождь,
Так воют сиротские трубы!

А серым в косую линеечку днём
Гуляет зима на просторе земном,
Хозяйствует голубь костлявый,
Но лучше питаться ячменным зерном,
Чем колотым сахаром славы.

Ты прав безымянной своей правотой:
Земля наливается чёрной водой,
Туманно и сыро в округе,
И жизнью, как будто тяжёлой рудой,
Полны твои слабые руки.

10 место

Инга Даугавиете, Мельбурн (Австралия)

* * *

Говорят, полукровкам - проще. Шведский стол - выбирай! Не хочешь? Сарафан, купола, пельмени..( словно в детстве, закрыв глаза) - Ломир алле, форшмак и кугель (оглянись, ведь рискуешь - пулю!), не забыть - Саласпилс и Дзинтарс, (магазин, скумбрия, бальзам). За окном вагона - Россия. До чего же здесь всё красиво! Звонкий воздух (Сергей Есенин), и (свистяще) - скот, скит и скарб. Здесь колючий снег по колено, "раздается топор" бессменно, что пожнем, то, глядишь, посеем...И - классическая тоска -

Ностальгия. Сосед-полковник улыбается - мол, в России.. Подстаканник - и ложка пляшет, барабанная, прямо, дробь! Мельхиор - силуэты башен. "I am sorry, I don't speak Russian." "Разворачивайтесь в марше!" За окошком - петля дорог. Нарастает благих усилий снежный ком. (Полукровки - сила!). Различаю "мочить"... "в сортире"...И по-женски "Гейропа, сгинь!" Да мочили уже, мочили, и в Латгалии, и в России, и в Акмолинске, и Катыни. Удивите хоть чем-другим.

Полукровки, конечно, злее.. Шикса замужем за евреем,слышишь, зейде? "Была держава!..."За окошком - последний лес. Подъезжаем? Горит менорой твой и мой бесприютный город. Полукровкам, конечно, легче - выживать на любой земле...




logo100gif




TOP10_NEW_picture15_1TOP10_NEW_picture15_2









.