09 Декабря, Четверг

Подписывайтесь на канал Stihi.lv на YouTube!

Анастасия Лиене ПРИЕДНИЕЦЕ. ТОП-10 "Кубка мира - 2020"

  • PDF

PriednieceСтихотворения, предложенные в ТОП-10 "Кубка Мира по русской поэзии - 2020" членом Жюри конкурса. Лучшие 10 стихотворений "Кубка Мира" будут объявлены Оргкомитетом 31 декабря 2020 года.



Имена авторов подборок будут объявлены 31 декабря 2020 года в Итоговом протоколе конкурса.


cicera_stihi_lv

1 место

Конкурсное произведение 288. "Транспарентность"

Прохлада хороша,
и, не дыша,
рукой обводишь воду, и вода
тебя собой обводит.
Медлит след,
колеблется, разглаживаясь, кромка –
и плоскость удивительна, и ёмкость,
в ней сам собою обусловлен свет.
Вода всё изменяет,
и на дне
просторней небосводу, да и не
нам судить об этой глубине –
вот гранулы её, а вот волокна,
и камни – будто каменные окна;
и кто сквозь них и воду смотрит в нас,
– сквозь нас? –
покуда взгляд не канет
в высь, далеко,
и там найдутся камни
такие же, как те, что здесь, сейчас
глядят,
но мы прозрачны, как вода,
и не существовали никогда.


2 место

Конкурсное произведение 297. "Точка кипения лета: град"

I.

..не стон скалы
не отражения ветвей в небесном зеркале
не мгла, не птичий ветер, не голоса берёз —
я
делаю колодцы в облаках
неловким взмахом рук
я
раню бесчувственно-немые пальцы —
крошится и звенит стекло

но облака по серому скользят, как выстрелы
из допотопных пушек —
один, другой, а следом целый фронт —
построились свиньёй и наползают
сквозят по льду и валятся под лёд железной тяжестью
ржавеют
стекают рыжим, близится закат

небесный лёд шипит в траве как змеи
за лес кати́тся гром
саднят немые пальцы

и никогда стремится к насовсем.

II.

раскроет крылышки латунный мотылёк
чтоб чьё-то сердце стало алым маком —
раскроено навылет, на просвет
как маленькое солнце Хиросимы
как поцелуй солёный под шинелью
не первый, но единственный
цветок

горячим градом закипает лето
затмение —
схождение планет по линии земли, луны и света
на расстоянье выстрела —
смотри же, как сам собой из воздуха роится
нестройный гуд войны

как ветер милосердия крепчает

когда-нибудь, быть может
он догонит и мой висок, затылок, но
теперь
я
встряхиваю раненые пальцы —
здесь будут маки, долгим полем — маки
природа никогда не умирает

хромает ветер, угасает дождь.

III.

и больше
ничего не происходит
помимо
изначальных перемен.


3 место

Конкурсное произведение 331. "Колокольчики"

Два колокольчика на сквозняке.
Туда не достать не слухом, не взглядом.
Где-то в немыслимом далеке,
на ледяной поверхности Энцелада.

Но я же слышу, звенят: вот и вот
один однотонно, другой узорчато.
Там гейзер взрывает сверхтвёрдый лёд.
Откуда там колокольчики?

А может быть шут, мехами расшит,
колпак с бубенцами на месте,
но только кого и как бедняга смешит,
когда даже днём минус двести?

Я знаю, что там никого. Тогда почему
один колокольчик задорный, другой печальный?
Не должен их слышать, а я их слышу сквозь тьму.
И не хочу, чтоб они замолчали.


4 место

Конкурсное произведение 332. "По приборам"

На юге сейчас тепло: барышни в солнечных платьях, море плещет волной,
А тут бродит кашляющий ноябрь – сгорбленный и больной.
Всё стылое, снежное... Я сижу и гляжу в окно.
За мглою – свет, за далью – темно.
Наш троллейбус идёт и идёт.
Сидящий рядом крестится по диагонали, причитает: Нами правит не Бог, а бот.
Кондуктор хлопает его по плечу: Отставить скулёж! Кто, если не мы?!
А «сохатый» пыхтит и ползёт по льдам, правда, куда – не пойми.
Впереди врата-порталы, и мир иной, и края земли.
Сидящий рядом взвизгивает: Не знаю, как вы, я предпочитаю свалить!
За окном – ветви и радуги, всё зарастает белым быльём.
Кондуктор протягивает мне потёртую фляжку: Держи, нынче не мы за рулём.
Троллейбус уже взбирается каменистой горной тропой.
Кондуктор шепчет: Идём по приборам, наш водитель, словно Гомер, слепой,
Но ему ведомы эти края ещё с мезозойских эпох.
Да, он не Бог, но тоже чертовски неплох.
Ему открыт единственный верный путь, домчим до юга за полчаса.
И троллейбус взлетает над сгорбленным ноябрём, расправляя звёздные паруса.


5 - 10 места

Конкурсное произведение 377. "Надголовная среда"

Там, где моллюски-тридакны чуют течение, вторят ему губами,
там, где неспешно идёт репетиция инопланетной жизни,
ты меняешь среду обитания на созерцания, хороводишься с чужаками,
ныряешь в пещерину глотку, которая гландами вот-вот как стиснет!

И — опа! — теперь ноздреватые стены смыкаются над головой,
но ты продолжаешь движение в этом щербатом тоннеле,
стараясь оставить прозрачной дорогу тому, кто плывёт за тобой,
не баламутишь осадок, ластами даже не машешь, а так, еле-еле.

Пузырики наших дыханий гирляндами копятся под потолком,
потом пузыри, растекаясь, сливаются в ртутные лужи,
амёбами чуткими тычутся, делятся, стелются полотном
в поисках щели для выхода, дескать, им нужно наружу.

И
ты тоже ищешь отсюда выход как ищут смысл.
И
снова поворот этих обросших стен.
И
когда же эти трансильванские сумерки закончатся.
И
вот, наконец, восходящий колодец — и ты в киселе голубого простора.

И
ты начинаешь со стаей таких же движение вверх и назад,
туда, где тридакны ворчат про изменчивость тихих течений,
где тени от бабочек-рыбочек вовсе не просто скользят,
а чешут извилины мозговика, крылышкуют в границах владений.

Но вдруг по пути замечаешь, не так чтоб с опаской: со дна,
вот удивительно, тянутся вверх из кораллов жемчужные ленты,
щекочут висок, часть щеки, не закрытую маской... одна, и ещё вот одна...
То наших же выдохов струйки, недавних дыханий фрагменты.

Коснувшись, они обгоняют тебя, косяки переливчатых облачков,
стремятся туда, где идёт репетиция будущей жизни, где правят сценарий.
Быть может, раздвинув границы и перемешав очерёдность миров,
так время-post-mortem играет с тобой в солярис.

* Надголовная среда — (англ. overhead enviroment) пространство под водой, где невозможен подъем на поверхность по прямой линии вверх. К надголовным средам относятся затонувшие суда, гроты, пещеры, разнообразные нависающие объекты, а также слой льда.


Конкурсное произведение 433. "Танец семи покрывал"

          ...и зацветёт миндаль, и отяжелеет кузнечик, и рассыплется каперс.
          Ибо отходит человек в вечный дом свой...

          Еккл. 12:5

          Начальнику хора. На струнных орудиях. Псалом.

Первым пропал слух.
Из верных пяти слуг
Исчезает один,
Ищет его господин,
В страхе божьем немея.
Господи, мой пастух,
Не отними слух,
Ступней я не слышу стук.
Танец семи покрывал:
Первый покров упал.
Танцуй, Саломея!

Запах пропал вторым,
И всесожжения дым
Не обоняю боле,
Но не чувствую боли,
Чуда просить не смея.
Господи, мой пастух,
Не отними нюх!
Ярко горит тук.
Пепел тельцов и овнов.
Спадает второй покров.
Танцуй, Саломея!

Третьим пропал вкус.
В горло нейдёт кус.
Язык мой во рту распух,
Язык мой горяч и сух.
Я расточал, не имея,
Не поборол искус.
Господи, мой пастух,
Не отними вкус!
Телом я нездоров.
Спадает третий покров.
Танцуй, Саломея!

Четвёртым пропал взор,
Осыпал цветной узор.
Мир накрывает тень,
И пропадает день,
Чёрным огнём пламенея.
Свет для меня потух.
Господи, мой пастух,
Не отними взор!
Твой приговор суров.
Спадает четвёртый покров.
Танцуй, Саломея!

Ощупь пятой взята.
Пятой не нащупать моста.
Под перстом пустота.
Рук растёт слепота,
Осязать не умею.
Господи, мой пастух,
Ощупь не отними!
Останется лечь костьми
От щедрых таких даров.
Спадает пятый покров.
Танцуй, Саломея!

Шестым замирает вдох.
Плач раздаётся вдов.
Дай мне ещё глоток!
Смертный сквозит холодок
И в спину вползает змеем.
Трижды кричит петух.
Господи, мой пастух,
Не отними вздох!
Душный закат багров.
Спадает шестой покров.
Танцуй, Саломея!

Седьмой исчезает мысль.
Время – остановись,
Ибо преткнулась нога.
Душа предстала, нага,
Тело лежит, костенея.
Плоть покидает дух.
Господи, мой пастух,
Мне открывается смысл.
Я возвратился домой.
Спадает покров седьмой.
Замри, Саломея.


Конкурсное произведение 250. "Яблоня"

Жгучие жала снега, дождя и пчел,
жгучие губы ветра на вольном выпасе,
если от сердца к завязи сок течет,
вынеси,
яблоня.

Спелую тяжесть солнцем нагретых тел,
рвущих теней и света густое кружево,
если на Спаса клирос ещё не пел,
сдюживай,
яблоня.

Чистого неба пристальный взгляд в упор,
лёгкую руку, сильную, злую, быструю,
если в саду по ком-то звенит топор,
выстрадай,
яблоня.

Видишь: немолод, мрачен, угрюм, плечист.
Только и жизни – садит да рубит дерево...
Если поленья сухо трещат в печи,
грей его,
яблоня.


Конкурсное произведение 21. "Выгоним воду"

Выгоним воду, вылечим старый дом.
Просто закрой глаза, всю дорогу - дождь.
В яме колодца – звонкая, злая высь.
Тянутся тропы, тлеет труха листвы.

Выгоним воду, в доме наладим быт.
Но неподвижно небо над ним стоит.
Снег по весне кусками сошел в овраг.
Вместо колодца вытаяла дыра.

Тянутся тропы, стынет неровный след.
Красной крапивой густо болеет лес.
Краем кривится за дождевую даль.
Снег не застали. После – пошла вода.

Треснули стены, лес проникает внутрь.
Гиблые тропы тихо идут ко дну.
Выгоним воду, вылечим старый дом.
Просто закрой глаза, угадай, кто.


Конкурсное произведение 132. "Скажи ему"

Не разбирай кладовку в детской
Там тихий маленький двойник
Как мальчик умерший соседский
Как гуманоид не из книг,

А из рисунка на обоях
Потом ты вырос и ушёл
А он остался за обоих
Надвинув глубже капюшон,

Вобравшись в хлам и в тени хлама
В душок лежалого тряпья
К нему тайком приходит мама
Небесконечная твоя

И с ним шушукаясь в обнимку
Она не помнит кто есть кто
На тех линялых фотоснимках
Что ловят время в решето

Ракетка замерла на взмахе
А с нею летняя листва
Скажи ему – всё это страхи
Ночные страхи-острова

Скажи, скажи ему хоть что-то
Не говори ему о том
Что ты искал его на фото
И не нашёл ни на одном

Не обрекай его ничтоже
Сумняшеся на свет и смерть.
Вы не похожи, не похожи
Не надо на него смотреть.


Конкурсное произведение 161. "Сезам"

Алтынай, не твои ль глаза
Устремляются к тем пределам,
Где лавирует стрекоза
Стекловидным балетным телом,

Где кумыса живой бальзам
Льют во чрева больших кувшинов.
Отворяется твой сезам,
Пробуждая желанья джиннов.

Где-то рядом один из них,
Он крадется тайком, как ирбис,
И колючки в глазах твоих
Расцветают, скрывая иглы.

Наполняется твой кувшин
Предвкушением жизни новой.
Перестуком в степной тиши
Отдаленно звучат подковы.

Разве хочется что-то знать,
Кроме ветреных тайн июля?
Джиннам свойственно исчезать
В синих впадинах Иссык- Куля.

Скачет время. В домах зима
Крепким запахом бешбармака.
Пропадаешь и ты сама,
Возвращаясь к цветенью мака.

На вопросы отца молчишь,
Мать вздыхает и ждет подвоха.
Рассекающий свист камчи,
Крик рожденья чертополоха.




Kubok_2020_150
















…и зацветёт миндаль, и отяжелеет кузнечик, и рассыплется каперс. Ибо отходит человек в вечный дом свой…
                                                                                                              Еккл. 12:5

        Начальнику хора. На струнных орудиях. Псалом.

Первым пропал слух.
Из верных пяти слуг
Исчезает один,
Ищет его господин,
В страхе божьем немея.
Господи, мой пастух,
Не отними слух,
Ступней я не слышу стук.
Танец семи покрывал:
Первый покров упал.
Танцуй, Саломея!

Запах пропал вторым,
И всесожжения дым
Не обоняю боле,
Но не чувствую боли,
Чуда просить не смея.
Господи, мой пастух,
Не отними нюх!
Ярко горит тук.
Пепел тельцов и овнов.
Спадает второй покров.
Танцуй, Саломея!

Третьим пропал вкус.
В горло нейдёт кус.
Язык мой во рту распух,
Язык мой горяч и сух.
Я расточал, не имея,
Не поборол искус.
Господи, мой пастух,
Не отними вкус!
Телом я нездоров.
Спадает третий покров.
Танцуй, Саломея!

Четвёртым пропал взор,
Осыпал цветной узор.
Мир накрывает тень,
И пропадает день,
Чёрным огнём пламенея.
Свет для меня потух.
Господи, мой пастух,
Не отними взор!
Твой приговор суров.
Спадает четвёртый покров.
Танцуй, Саломея!

Ощупь пятой взята.
Пятой не нащупать моста.
Под перстом пустота.
Рук растёт слепота,
Осязать не умею.
Господи, мой пастух,
Ощупь не отними!
Останется лечь костьми
От щедрых таких даров.
Спадает пятый покров.
Танцуй, Саломея!

Шестым замирает вдох.
Плач раздаётся вдов.
Дай мне ещё глоток!
Смертный сквозит холодок
И в спину вползает змеем.
Трижды кричит петух.
Господи, мой пастух,
Не отними вздох!
Душный закат багров.
Спадает шестой покров.
Танцуй, Саломея!

Седьмой исчезает мысль.
Время – остановись,
Ибо преткнулась нога.
Душа предстала, нага,
Тело лежит, костенея.
Плоть покидает дух.
Господи, мой пастух,
Мне открывается смысл.
Я возвратился домой.
Спадает покров седьмой.
Замри, Саломея.
.