12 Декабря, Среда

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Александр ЛАНИН. ТОП-10 "Кубка мира - 2017"

  • PDF

LaninСтихотворения, предложенные в ТОП-10 "Кубка Мира по русской поэзии - 2017" членом Жюри конкурса. Лучшие 10 стихотворений "Кубка Мира" будут объявлены Оргкомитетом 31 декабря 2017 года.



Имена авторов подборок будут объявлены 31 декабря 2017 года в Итоговом протоколе конкурса.


cicera_stihi_lv

1 место

Конкурсное произведение 311. "Жертвоприношение"

Они все шли и река текла, трава шелестела "Барух ха-Шем",
И кто-то, шепотом: "Иншалла"... Cлужанки прятали малышей,
Седой привратник (нож в рукаве) , захлопывал дверь,
Проверял засов...

В клинике выключают свет ровно в десять часов.

Врач теребит на пальце кольцо, думает о Мари,
И накрывает палаты сон, переходящий в тревожный стон,
После - в сдавленный крик.

Приходит и говорит - не ори,
Зажимает ей грязной ладонью рот,
- Мириады миров у тебя внутри,
Тысячи лет, серебро костров.
Козочка, ты - бесценный сосуд,
Нести да не расплескать!
(Их было много, ханжей и сук,
Всех богомольных каст.)
И, захлебываясь слюной,
(Вдоль коридора кричат - врача!)
- Жидовской крови - разрешено
Пока что - восьмая часть.
И будет потомство твое - что грязь -
Рожать и рожать рабов.
В преддверии звонкого января
Грядет справедливый Бог!
Родишь царя к белоснежной зиме...

(Заклинило дверь, еще рывок -)

Ладони ищут острый предмет,
В кровь расцарапывают живот,
Врач второпях роняет шприц,
Санитар затягивает ремни -

В полях колосился капризный рис,
Они все шли и считали дни.
Туманы, тучи - за слоем слой,
В мутном небе хотя бы одна звезда!

Свивали четки цветной петлей,
И повторяли: "Не опоздать..."

2 место


Конкурсное произведение 208. "Трое"

 Просыпается ночью ребёнок — холодно и темно,
словно в космосе неосвоенном.
— В космосе страшно,
он большой, а я маленький, —
думает мальчик, но
в космос вплывает мама, тёплая и домашняя.

Мальчик спит.
Окружает комнату тишина
и часы на стене молчат — видно, кончилась батарейка.
Женщина думает:
— Я у сына одна,
если вдруг замолчу, то с ним..?

Страх залепляет клейкой
лентой рот, и почти невозможно дышать —
ищет женщина в темноте и находит Бога.
— Он большой, а я маленькая, — думает мать, —
он меня защитит.

Уплывает тревога.
Засыпает женщина, а вокруг тишина —
во сто крат тишиней, чем обычно бывает ночами.
Бог печалится:
— Что будет с ней, если я дотемна
буду занят другими?

Зябко поводит плечами —
всё же холодно нынче в космосе! — смотрит через плечо,
напрягает глаза — мамы нет и давно уже не бывает
за спиной у Бога.
И в груди становится горячо.
— Я хочу быть маленьким.
Закрывает глаза. Засыпает.                  

3 место


Конкурсное произведение 72. "Они говорят"

Они говорят мне – это не твой малыш,
ты, мол, всё время бредишь, когда не спишь:
август, жара, бессонница, барбитураты.
Но я же помню тёплое тельце в руках,
боль в груди от пульсирующего молока
и торопливо написанную на бирке дату.

У этого, говорят, – ни тела, ни головы,
те, кто увидел – ослепли или мертвы,
и ты на нас смотришь каменными глазами.
Но я же вижу – малыш улыбается мне,
на снимке в центре, с трубкой (привык на войне),
как будто вот-вот шепнёт еле слышно «мама».

Они говорят – у вас, во Флориде, жара,
хотя за окном всего-то девять утра,
не то что в февральском слякотном Иллинойсе.
А там, где он, воздух в пепел сжигает птиц,
и фото в альбом засвечено – ярок блиц,
но ты от него не ослепнешь, не беспокойся.

Ведь ты, говорят, не боишься уже высоты,
у тебя, мол, уже давно на руках винты,
по два на каждой, и номер, как пропуск в Лету,
впечатан чёрным в твой серебристый борт.
Но ты не видишь – тот малыш уже мёртв
с тех пор, как в восемь пятнадцать крикнул этот.

4 место

Конкурсное произведение 111. "Костёл"

Здравствуй, невольный отшельник, забытый костёл,
племя бурьянное молится – бьётся о пол,
колкие лики татарника смотрят из ниш.
Ты – всё стоишь.
Своды свободны от веры, от боли и тщет.
Годы испачканы кровью косых кирпичей,
и неуслышанной совестью по витражам
ползает ржа.
Утро разбитыми стёклами росоточит.
Солнце боится пораниться – прячет лучи.
Головы травьи склоняются,
жертву, как встарь,
просит алтарь.
Ветер случайных гостей прогоняет, блажа,
рыщет дорогами – ищет твоих прихожан,
тех, что уже настоявшись и ради, и для,
спят на полях
в скомканном шепоте кротких сосновых молитв.
Время закатами куцые стены смолит.
Тлеешь лампадою, крестишься башней-рукой
за упокой.
Страхи уходят, судьбу за собой волоча.
Держишь изношенный свет на усталых плечах
и сокрушёнными шпилями за небеса
держишься сам.

5 -10 места

Конкурсное произведение 80. "Тихое"

Солнце крадётся меж сонных ветвей.
Ветрены нынче погоды, изменчивы.
Спальник натянут до самых бровей –
холодно в комнате маленькой женщины.

Ей бы в зимовье да слушать о чём
в печке ведут разговоры дровишки.
Рыжики выведать за кедрачом,
чай вскипятить в самоваре, на шишках.
Вволю отведать рассветов речных,
пробуя каждый на стих.

Нет, угораздило... Лодка худа,
кружит её неживая вода,
на перекаты кидая.

Память цепляет за камни крылом:
что горевать о недавнем былом
или далёком не близком.

*

Сумрак лениво ползёт по углам.
Чудится, Образ шепнул: "Аз воздам..."

Сон прерывая тревожный, она
птицею прочь из уюта гнезда.
Нежиться – хлопотно слишком.

Сколько упущено солнечных дней!
В лужице ловкий пострел-воробей
ловит на завтрак букашек.
На Воронцовских прудах суета:
на воду кряквы выводят утят,
делят на "наши – не наши".

В маленькой женщине радость тиха.
Счастье, когда удаётся строка,
следом нахлынет другая.
Хлеб принести для утиных детей...

Счастье, когда не послышится: "Пей..."
или "На вынос... с вещами", –
кто-то из нави вещает.

Капельниц жала, укус комара, –
не содрогнётся от боли рука,
солнечный свет источая.
Новое фото, объём, полутень.
Нехотя движется к осени день.

Счастлива. Значит, живая.

Конкурсное произведение 338. "Слишком женская молитва" 

Господи, спаси меня от него.
Долго, слишком долго я им жила.
Не давай присниться под Рождество.
Вечером навстречу не посылай.
Я уже в ладах со своей судьбой –
песни сыплет звездами. Только вот –
чтобы впредь не каяться пред Тобой,
Господи, храни меня от него.

Господи, храни его от меня.
Не смотри, что сильный и что чужой.
Чувствую – и он из того огня,
что подкожным теплится мятежом.
Посылай других ему – утолить,
не позволь без дела сидеть и дня,
лишь бы не пришлось мне Тебя молить:
Господи, спаси его от меня!

Господи, помилуй рабу Твою.
Кто же защитит меня? Только Ты!
Я уже так близко к Тебе стою,
я почти что вижу Твои черты.
И – губами в самые небеса
(будто бы навеки простилась с ним):
Что же Ты так истово нас спасал?
Что же друг для друга не сохранил?

Конкурсное произведение 336. "Пьяные клоуны"

Хватит ныть, что ты – старый, усталый клоун,
бормотухой и тухлым ливером фарширован.
Шоу должно продолжаться,
цирк зажигает огни.
Маску напяль паяца,
хребет разогни.

Я – не синюха, мой псевдоним – Мальвина.
Я ведь была разумна, трезва, невинна,
если б не обаятельный пустобрёх,
что за собой увлёк и на смех обрёк.

Был образован клоун, и раз по пьяни
он мне поведал о безумной Хуане -
той, что возила всюду с собой
мёртвого короля.
Так и я тебя, лишь уйдёшь в запой,
тащу на себе, пиля.

В общем, забей скорей на усталость, старость,
и – на арену! Нам до звонка осталась
пара минут... Справь нужду, застегни пальто.
Нас уже ждут, а я без тебя – никто...

Я не нужна им с былой красотой своею.
Я не смешна, ведь я, как ты, не умею.
Стоит тебе раззявить беззубый рот,
публика прёт, она твоя наперёд.

А ты на всех глядишь из-под век,
прищуриваясь хитро.
Ты их подсаживаешь на смех,
как на крюк под ребро.

И вот мы опять по тонкому льду
бредём потешать голытьбу.
И, кажется, я тебя не веду,
а будто везу в гробу.

Конкурсное произведение 148. "Подруги"

Зимой 1915 года Марина Цветаева и София Парнок тайно «сбежали» в Ростов Великий, остановившись в гостинице при местном монастыре. В части помещений находился военный госпиталь.

Там, говорят, война щетинится,
тут - Рождество и снегопад.
Спит монастырская гостиница,
беглянки омутно грешат.

Плотнее окна занавесили.
Плед разложив на топчане,
целуются десертно, весело -
пусть их считают femmes damnées!*

Не полагаются на Господа,
ведь кто поэт, тот сам и свят...

А за углом - военный госпиталь,
палаты горечью сквозят.

Не до других сегодня барышням,
ничто пока не говорит,
что жизнь оставит лишь огарыши
и холод каевый внутри...

С утра им ласково и плюшево.
Раззанавешен новый день.
Марина - в яркой блузке с рюшами,
а Соне одеваться лень...

_______________________
* femmes damnées - окаянные женщины (франц.)

Конкурсное произведение 162. "Закон сохранения массы"

им будет - голос. прозвучит "сегодня!"
ответят "есть!", традициям верны
и устремятся ангелы по штольням,
в которых ночь с обратной стороны

поплачут, ставши темным или русым
и разделившись по разрезам глаз,
потом - привыкнут. к запахам и вкусам
потом - к рукам, неласковым подчас

а как по небу тосковали-выли
но, нарастив семь шкур за слоем слой,
они начнут, теряя память крыльев
ходить по грешной, аки по святой

искать ответы в книге ли, в иконе
и пить вино, которое горчит...

но кто-то вдруг однажды - да и вспомнит...
и глянет ввысь... и страшно закричит...

Конкурсное произведение 294. "Итоги"


Вот он – дом.
Вот он – сад, не дерево!
Только сына забрал Господь.
Остальные сочти потери-то,
И ко лбу поднеси щепоть.

Всё короче список 'За здравие',
Всё длиннее – 'За упокой'.
Не дойти до страны Муравии...
Да и не было здесь такой.

И метёт по хребту позёмкою,
И боишься прозреть во мгле,
Что ни мыслью, ни строчкой ёмкою
Не останешься на земле.

KM_2017_TOP_100_Laninnn_8A
KM_2017_TOP_100_Lanin_8B




kubok17_333












































.