22 Апреля, Воскресенье

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Внеконкурсная подборка 57. "Всякое-разное"

  • PDF

anonim_otbor_gifВнеконкурсная подборка, присланная на Отборочный тур Международного литературного конкурса "Кубок Мира по русской поэзии - 2017". В случае прохождения Отборочного тура автор будет допущен до участия в 1-м туре конкурса.




Семёнов

Последствием трагических аварий
к Семёнову являлась как к себе
одна из этих вымышленных тварей
с крючком стальным в разорванной губе.
Семёнов пил, Семёнов спал тревожно,
во сне своём невнятное крича,
а тварь садилась рядом осторожно
с набором средств дежурного врача.
В пустой стакан накапывала капель,
поджав кровоточащую губу,
и щупальце, холодное как скальпель,
скользило по семёновскому лбу.
И лунный свет сползал на одеяло,
оконный переполнивши проём,
но ночь уже давно не оделяла
Семёнова счастливым забытьём.
Он открывал глаза и видел снова
сквозь медленно сгущавшуюся тьму
как эта тварь из мира внеземного
плыла по тёмной комнате к нему.
И глаз её блестящая монета,
и головы светящийся овал...
Семёнов помнил, где его планета,
Семёнов план побега рисовал.
И на часы взглянувши как на компас,
в котором стрелки бились, но не шли,
открыл окно и вышел в чёрный космос
на поиски затерянной Земли.

Поэт и дети

Кто достойней всех на свете для поэтова пера?
Ну конечно, это дети – дети нашего двора!

Жил на свете мальчик Гриша, рос на радость всей родне,
но однажды Гриша с крыши плюнул на голову мне!
Я теперь за это Гришу в чёрном свете опишу,
и хоть раз ещё увижу – самолично придушу!
Мне, читатель, даже слово тратить жаль на эту вшу!
Лучше мальчика иного в белом свете опишу:
жил на свете мальчик Вова. Как и вся его родня.
Но однажды он нелестно отозвался про меня...
Я теперь за это Вове уши напрочь оборву,
я его за это в слове опишу как наяву!
Впрочем, жаль, читатель, снова труд давать карандашу...
Лучше мальчика другого поскорее опишу!
Жил на свете мальчик Коля, был воспитан и учён,
но однажды этот Коля обозвал меня сычом.
Я теперь за это Коле буду зверь и нелюдим!
Он теперь за это в школе будет всеми не любим!
Пусть на Колю завуч Васин станет грозен и сердит,
пусть за это в пятом классе Коля сызнова сидит!
Никакого компромисса для него не совершу!
Лучше мальчика Бориса поскорее опишу...

Впрочем, мне теперь на Борю вместе с Колей наплевать –
лучше ангела с трубою в лунном свете рисовать!
Жил на свете ангел Миша...

Взятие Коктебеля

Две тыщи третий год. Холодная Москва.
То с музой перебой, то дефицит с дровами.
Урчало в животе, кружилась голова,
в кастрюле вместо щей – прокисшие слова,
и старший разливал баланду со словами:

«Однако, господа, к нам движется зима...
Не греют ни вино, ни бабы с тёплым станом.
Не взять ли Коктебель?..» «Да ты сошёл с ума!»
«А что прикажешь брать, раз Зимнего нема?»
«Возьмёмте Магадан...» «Пошёл ты с Магаданом!»

И Коктебель был взят. Без шума и возни,
под лозунгом «Мы – щит родной литературы!»
Глядишь со стороны – прекрасно, чёрт возьми!
Какие, чёрт возьми, широкие натуры!

Волошинский сентябрь. Ванильного рожок,
кому-то повезло (не повезло кому-то),
божественный закат, нагретый бережок,
Волошина портрет как твёрдая валюта.

Упитанный пиит – солидное брюшко,
не нищий, не больной, не отставной калека –
в кругу родных друзей, сочувствующей ко
вещает о судьбе строфы в начале века:

«Поэзия, друзья, почти уже мертва...
И если я не прав, то пусть меня поправят»
Ещё бы! Попади под эти жернова –
не то что мокрых мест – молекул не оставят.

«...А всё ж таки жива! И всё благодаря
упорному труду и творческим идеям!
Нам как бы наплевать на чёрные моря,
мы как бы о судьбе поэзии радеем!»

О том же по ночам мечтал и ты, мой друг –
вчерашний лицеист с пушком на нежной коже:
«Вот как бы это мне попасть бы в этот круг,
уж я тогда бы да, тогда бы я бы тоже!»

И вот ты посреди почтенного жюри,
что может быть еще почётнее и выше!
Зачем тебе теперь лезть вон из кожуры –
сиди себе кропай лирические вирши.

Валяйся на песке, потягивай винцо,
пока благую весть разносят по округе,
следи, как горизонт сжимается в кольцо,
а то, пожалуй, в нимб – за прежние заслуги.

Ощупывай дары дежурного волхва
и сам готовься встать слугой у колыбели –
ведь новая звезда уже кричит «уа»
и ножками сучит в уютном Коктебеле.






kubok17_333

cicera_stihi_lv




.