19 Ноября, Понедельник

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Крупинин Александр. "Из цикла "Каракумский вопрос"

  • PDF

krupininЖивет в Санкт-Петербурге (Россия). Визитная карточка участника. Отборочный тур - "2-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2013".


Артиллерия

Артиллерия - бог войны,
И это известно каждому сопляку.
Артиллерия – бог войны,
И это говорю я, старший лейтенант Газдрубалов.
Артиллерия - бог войны,
И верблюд по имени Бактриан тащит пушку вперёд.
Артиллерия – бог войны,
И мы никому не позволим, никому не позволим.

И это известно каждому сопляку.
И это говорю я, старший лейтенант Газдрубалов.
Двадцать четвёртый день мы бредём по песку
По направлению к Каракумскому каналу.

Песок скрипит на зубах, забивается в уши и в нос.
У верблюда заплетается язык от недостатка кислорода.
Но мы всё равно решим каракумский вопрос.
Обеспечим счастливую жизнь каракумскому народу.

Нам трудно, но иначе не может быть на войне,
И это говорю я, старший лейтенант Газдрубалов.
Даже верблюд Бактриан не хочет оказаться в стороне,
Идёт, чтобы наказать разнообразных нахалов.

Представители каракумского народа несут нам пить,
Потому что заинтересованы в продвижении нашего фронта.
Они маячат далеко-далеко в тюбетейках и расшитых халатах
И движутся параллельно линии горизонта.

Вот монгольские астрономы Мягмарсурэн и Бямбасурэн
Появляются неожиданно откуда-то из-за бархана.
Они, кажется, собираются сдаться в плен.
Убирайтесь, убирайтесь бездельники, просите воду у своего начальства!

Фигуры Мягмарсурэна и Бямбасурэна поднимаются до небес.
Они колышутся перед нами, как будто сделаны из дыма.
Убирайтесь, собаки, улетайте в свой сказочный лес.
Мы и так мало, что соображаем в этой пустыне.

Артиллерия - бог войны, и это известно каждому сопляку.
Верблюд по имени Бактриан встал на колени и дальше идти не хочет.
Какие-то мелкие твари прыгают по песку,
Но мы, всё равно, никому не позволим, никому не позволим.

Аму-Дарья

Тишина. Нигде не видно никакого зверья.
Катит по пустыне свои воды Аму-Дарья.
На горизонте виднеются горы Памир.
Ничего не происходит, кажется, исчез обитаемый мир.
Ветер туда, сюда и обратно переносит песок.
Воздух так густ, как будто это не воздух, а воздушный сок.

И вот, среди этого безмолвия появляется верблюд Бактриан.
Он идёт, пошатываясь, как будто немного пьян.
Верблюд приникает к реке Аму-Дарье.
Вкус горьковат, напоминает минеральную воду Перье.
Но это, конечно, не может его отвратить.
Он продолжает пить, пить, пить...пить.
Ему абсолютно ясно, вкус – это ерунда.
Он бы хотел остаться возле реки навсегда.

Часа через два появляется группа людей в колпаках
С винтовками образца 1912 года в руках.
Впереди монгольские астрономы Мягмарсурэн и Бямбасурэн.
По всей вероятности, каракалпаки взяли их в плен.
Астрономы выбиваются из сил, тянут пушку вдвоём.
Процессия останавливается, поскольку впереди водоём.
Астрономы догадываются, что настал их последний миг.
И тишину пустыни нарушает нечеловеческий крик.
Один из астрономов так заорал,
Что далеко-далеко вздрогнул пересохший седой Арал.
Он заорал: «Да здравствует Великий народный Хурал!
Да здравствует товарищ Юмжагийн Цеденбал!»

Каракалпаки натягивают на уши колпаки.
Даже верблюд отрывает морду от горьковатой реки.
Кто-то говорит монголу: «Зачем так орал?
Чтоб тебя за это Аллах покарал!
Сейчас мы сколотим плот, и, если он выдержит груз,
Через неделю прибудем в нашу столицу Нукус.
Это великий город, там вас будут судить
И по шариатским законам могут освободить,
Могут побить вас палками, могут отрезать носы.
Носы режут редко, очень редко, не ссы.»

Бросив верблюда и пушку, все уплывают в Нукус.
Верблюд продолжает пить воду, несмотря на противный вкус.

Астрономы

Кто в пустыне безносый
Грустно дымит папиросой?
Это Мягмарсурэн.

Кто такой же безносый
Тоже дымит папиросой?
Это Бямбасурэн.

- Каракумы гораздо хуже, чем Гоби.
Здесь люди погрязли в злобе.
И это говорю я, монгольский астроном Мягмарсурэн
- И это подтверждаю я, другой монгольский астроном Бямбасурэн.

- Люди, злые, как псы,
Взяли и отрезали нам носы.
А мы никуда не совали свой нос,
Нас мало интересует каракумский вопрос.
Мы только хотели найти родившегося царя.
Но все усилия потрачены зря.

Когда на Севере вспыхнула звезда,
Товарищ Цеденбал сказал нам идти туда.
Он читал какие-то книги и знал, что встарь,
Когда появлялась звезда, рождался великий царь.
Мы шли поклониться ему и хотели
Принести Капитал к его колыбели –
Три тома Маркса на монгольском языке,
Но они утонули в какой-то реке.
Ещё мы в подарок несли кумыс,
Но он по дороге скис.
Самое плохое, что с некоторых пор и, кажется, навсегда
Исчезла эта замечательная звезда.
Во всяком случае, мы не можем её найти
И поэтому не знаем, куда идти.

И вот мы остались посреди пустыни без носов,
Стоим похожие на заблудившихся сов.
Нам некуда идти, и, искренне говоря,
Не хотим мы больше видеть никакого царя.

И это говорю я, монгольский астроном Мягмарсурэн.
- И с этим, кажется, согласен я, тоже астроном Бямбасурэн.

Осталось стоять нам безносым
И грустно курить папиросы.


Страница автора в Сети












.