27 Ноября, Воскресенье

Подписывайтесь на канал Stihi.lv на YouTube!

Елена СЕМЁНОВА.ТОП-10 "9-го открытого Чемпионата Балтии по русской поэзии - 2020"

  • PDF

SemyonovaСтихотворения, предложенные в ТОП-10 Международного литературного конкурса "9-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2020" членом Жюри конкурса. Лучшие 10 стихотворений Чемпионата Балтии будут объявлены Оргкомитетом 6 июня 2020 года.



Внимание!
Имена авторов анонимных конкурсных произведений будут оглашены в Итоговом протоколе конкурса 6 июня 2020 года в 23:59 по Москве.
cicera_stihi_lv


1 место

Конкурсная подборка 285. "Так сходит свет...".

Так сходит свет...

Твой град стоит на вере и тоске.
Закат неспешно сматывает сети,
склоняют ивы розовые плети
к следам волны на голубом песке.

Горят леса.

Дымы, как родовые древеса —
перерастают яблоневый сад,
садится солнце, увядает рута.
Похоже, что Перун играет с трутом
и не велит пожарам угасать.

То запад пламенеет, то восток.
В затылок дышит череда высоток,
оконных вспышек восковые соты
раскрыли зевы — втягивают смог.

А ты стоишь на крылышке пчелы,
глядишь, как сонно маются челны
на пристани — прикормленные птицы,
и тени их, объёмны и черны,
похожи на обугленные лица
горшечниц, земледельцев и купцов,
не спасшихся писцов и дегтекуров,
ходебщиков, бояр и балагуров;
на остовы разрушенных дворцов.

... как благодатно сеется огонь.
И лопуха раскрытая ладонь —
не тронь меня, не тронь меня, не тронь! —
зовёт на помощь грозовые тучи,
а слышен только клёкот из уключин.
Слетают воробьи с горящих стрех,
гудят, гудят невидимые пчёлы,
река готовит саваны парчовы
для сущих во гробех.

Так сходит свет, и жизнь идёт за ним.
Над куполами выскочек-высоток
ты оставляешь след своих кроссовок,
лес оживает, город воскресает,
смеётся Ольга, пташек отпуская,
и у реки камыш неопалим.


2 место

Конкурсная подборка 324. "Гнев зимы".

Благоденствие в малом

клякса
перезревшей шелковицы на асфальте —
ночь

собака
равновелика лаю
затопит весь мир и потонет сама, захлебнувшись
собственным эхом

на рассвете полоска ветра
раздувает горизонт
за горизонт и налево
мимо соседних домов

ветер приходит с запада
сухой ветер
приносит чёрную пыль

утром на прилавке
последняя клубника, первая черешня
в нашей столовой новый десерт —
арбузы

за стеклянными дверьми
гранат лепестки роняет, ярко-оранжевые, словно одежды
буддийского монаха

вот и он: выкупа́ет пресноводную рыбину
в ресторанчике
чтоб отпустить в пока ещё чистый прохладный пруд
(зачем? для чего? — традиция!)

солнце, крадучись, пересекает здание —
приседает пониже, вот-вот
пробьёт финальный пенальти в окна напротив

закат, час пик
дворник сметает с мостовой
останки дня

в полночь стихает ветер
смолкает собака
и слышно
как со всех городских шелковиц
падают перезревшие ягоды
и разбиваются вдребезги

перед рассветом
прилетят голубые сороки
расклюют тишину.


3 место

Конкурсная подборка 32. "О берегах". Автор - Елена Дорофиевская, Вышгород (Украина).

Лысогор*

...Был сон — про сон,
предшествующий мору:
завербовался стежки поясок, —
так низко гнутся вербы в эту пору.
... прыплынь-прыплынь до бэрэжка! — **
восток
весь розовый,
и розовый песок
у Лысогора.

............. в травах лица-камни:
земля дрожит, ревёт со стариками,
зажав их чётки в огненный кулак.
И покотом: гулаг, гулаг, гулаг! —
грядёт, гудит;
испуганная птица
летит в огонь.
И тонут камни-лица.

Я сплю.

Я сплю —
реке во мне не спится.
И стариком является река мне,
цепляясь рыхлой тенью за вьюнок.
Я, рядом с ним —
уже почти не Каин,
ещё не бог.

В увядших хатах сточены углы,
как рёбра, туго стянутые кожей.
Их сдует смерть, как горсть печной золы.
... прыплынь-прыплынь до бэрэжка! —
я тоже
бессильно опираюсь на весло.
Хохочет мышь, рождающая гору.

Я просыпаюсь, не отдавшись мору.
Старик идёт по водам Лысогора,
и небо густо житом поросло.
___
*река в Черниговской области, Украина
**слова из украинской народной сказки "Івасик-Телесик"


4 место

Конкурсная подборка 112. "Бессимптомно". Автор - Елена Лещинская, Магнитогорск (Россия).

* * *

Мой маленький аксолотль,
Стареть – не твоя планида.
Построим бальсовый плот
И свалим из неолита.
Аквариума тюрьма
Останется за кормою.
Смотри, зелена волна
До самого Земноморья.

Мой ласковый аксолотль,
Мой нежный, почти безгрешный,
Какой-нибудь остолоп
Тебя назовёт мятежным.
Мечтатель и фантазёр,
Не слушай его, не слушай.
Эндемик чужих озёр,
Зачем тебе наша суша?

Сегодня закат зловещ –
Пожары идут стеною.
Пора бы в окоп залечь,
Да кости и зубы ноют.
Держись, на подходе флот,
Писать завещанье рано,
Мой маленький аксолотль,
Дракончик Теночтитлана.


5 - 10 места

Конкурсная подборка 207. "Кровь, любовь, морковь".

Сон

Веселый дождь скакал на теплых крышах,
Устал и покатился на закат.
Смотрел со стенда строгий мокрый Гришин.
Я прятал взгляд, хотя не виноват.

Ждал поезда на Киевском вокзале.
Считал ворон, читал газету "Труд".
И тут из репродуктора сказали:
Мужайтесь. В понедельник все умрут.

Летит на нас космическое Что-то.
Погибнут и Москва, и Барнаул.
Сегодня постарайтесь отработать,
А дальше, как хотите. Караул!

Воронье "Каррр!" метнулось диким эхом.
Растаяло. Нависла тишина.
Погасли лампы. Поезд не приехал.
Пришлось идти домой. А там жена

Соседу исполняет а капелла
Вступление из "Алых парусов".
Любашенька всегда чудесно пела.
Но почему же оба без трусов?

Они мне объясняли, что сопрано
Стеснённо и томительно в трусах.
Я взял топор и выгнал меломанов.
Я плохо разбираюсь в голосах.

Мне было худо – маятно и зябко,
Налил и съел остывший рыбный суп –
Голодная, никчемная козявка
В дремучем человеческом лесу.

Поел, прилег и в сон нырнул Ионой.
Скользил по рельсам поезд – синий кит,
А в нем уют купейного вагона:
Качался пол, мелькали огоньки,

Скрипели полки, ложечки звенели,
Приотпускал скрутивший нервы шок.
Я жив-здоров, а гибель в понедельник –
Пожалуй, это даже хорошо.

Не надо суетиться, торопиться,
Царапать дверь обиженным котом.
Внезапно пробудилось любопытство:
Что будем там, когда уже, потом?

И тут явились хмурые такие:
"Мужчина, выходите из купе.
Мужчина, вам не можно ехать в Киев.
Не любы. Не желанны", – и т.п.

Тащили в ночь, грозили автоматом.
Я их просил держать себя в руках.
Они ругались, может, даже матом.
Я плохо разбираюсь в языках.

Под насыпью чернел лохматый ельник.
Затвор негромко клацнул, как засов.
Умру и не увижу понедельник...
Но погодите, это только сон:

Угрюмые нахрапистые люди –
Безумный отблеск прожитого дня.
Проснусь, они исчезнут, их не будет!
Но вспышки ярко-желтого огня

И звук тах-тах, и скачущие гильзы,
Удары в грудь, соленый вкус во рту.
Мир постоял, качнулся и скатился
В колючую тугую черноту.

Открыл глаза – увидел синий поезд.
Он ждал, манил. Но я в него не сел.
Остыну, погуляю, успокоюсь.
Зайду к соседу. Как он там, сосед?

Сказать ему, что знаю о сопрано
И попросить не путать берега?
В закатном небе плыли два барана,
Сцепившие тяжелые рога.

В кабине телефонной пахло щами.
Рычаг негромко клацнул, как засов.
– Родная, не уехал, возвращаюсь!
Соскучился без "Алых парусов".

Я шел домой до улицы Заречной.
Умытая, нарядная Москва
Закуталась в прозрачный мягкий вечер,
Украсив фонарями рукава,

Но выдавали в ней провинциалку
Смешные башмаки бетонных плит.
Цвела весна. Теперь мне было жалко,
Что к нам так разрушительно летит

Посланец галактического мира,
Влюбленный здоровяк-метеорит.
Шуршит в помехах радиоэфира,
Он слов любви Земле не говорит,

Но страсть его – космически большая,
Ей не помеха люди-муравьи.
И только то немного утешает,
Что мы умрем, сгорая от любви.

И на пороге той, иной вселенной,
Готовясь превратиться в серый дым,
Забудем все обиды и измены...

А может, не забудем. Не простим.
Запустим толстопузые ракеты –
Прощальный поцелуй? последний бой?

Я гладил по траве свою планету
И говорил: "Не бойся, я с тобой".


Конкурсная подборка 158. "Перелётное". Автор - Глаша Кошенбек, Москва (Россия).

Стучат

стучат в забор
входите птицы
и птицы сразу же вошли
вороны дятел и синицы
зарянка поползень кулик

крапивник цапля дубоносы
и зеленушка и конек
и к дому прямо без вопросов
не вытирая даже ног

щегла волочат через грядки
три чижика один упал
у кулика на клюве тряпка
чтоб в разговоры не вступал

все мокрые как я не знаю
уставшие как будний день
а помните в далеком мае
лесов таинственная сень
нет ни черта не обнажалась
и стол под каждым был кустом
а солнца царственное жало
лупило царственным хлыстом

а ныне? в небе черствый сочник
ни пса не греет дождик льет
и в общем что-то всё не очень
хоть выпей яд хоть выпей йод

мокры луга мокры поляны
на клумбы лучше не смотри
и ждешь какой-нибудь подляны
вот как-то ёкает внутри

у вас не ёкает?

а гости сели на террасе
лил дождь смеркалось пах навоз
и сад был грозен и прекрасен
в кровавых пятнах поздних роз

я вынес семечек и хлеба
мы сели есть кулик уснул
на нас в упор смотрело небо
без интереса как на стул

все ели долго словно птички
ну или мышь ну или тля
но птички просто романтичней
ну и конечно симпатичней
и созданы свободы для

мы тоже выбрали свободу
она нас пьет она нас ест
мы как явления природы
туман и ветер дым и треск

и я свободен абсолютно
фактически как левтолстой
лишь страх некрупный только лютый
гнездится в голове пустой

зато болотам будем сниться
коре дубов пыльце берез
кулик ногою сняв тряпицу
неубежденно произнес

а я молчал, крошил хлебец,
смотрел на сад, знакомый с детства,
и думал - будет, наконец,
конец всех чудных происшествий
этих?

но нет так нет
прочь от печали
вперед в неведомые дали
стремиться выпал нам удел
хоть соответствуем едва ли

мы вышли
птицы побежали
и я
над ними полетел


Конкурсная подборка 133. "Тайны небесной воды". Автор - Александр Пупкин, Санкт-Петербург (Россия).

Фотографируя метафоры

Море волнуется, ослабевает хваткой,
Приоткрывает мраморные уста,
И, обнажая дёсны, жуёт вприглядку
Ловящий лунную ка́мбалу Аю-Даг.
Море волнуется, спину учтиво клонит,
В звёздную сбрую впрягает гнедых ставрид,
Чтобы они небесным богам в ладони
Солнце смогли бесхлопотно водворить.
Море волнуется раз, опускает гири,
Давят на грудь измещением вод суда.
Море волнуется два и три, и четыре,
И замирает вздорное навсегда.
Угол обзора вскользь панорамы режет,
Разъединяя мгновений живой гранит.
Время и свет фотокамера ловит прежде,
Чем успевает вселенная обронить.


Конкурсная подборка 23. "Огни Вавилона". Автор - Вероника Батхан, Москва (Россия).

Улетела звезда

Колокол бом. Выгорел дом. Тронулся вдаль вагон.
Плачет дитя на одном берегу. Я – навсегда – на другом.
Хоть разожги сотню костров, хоть до утра рыдай.
Плачет ребенок на берегу и не попасть туда.
Нету ни бревнышка, ни моста, ни золотой ладьи.
В небе над нами висит звезда, невидимая людьми.
Ей бы ютиться в моем дому, слушать: поет капель,
Дядька-котейка пришел качать лапами колыбель.
Трое бродяг принесли сундук: мячик, рожок, волчок.
Пусть подрастает веселый царь – мы до поры молчок.
Три пастуха, три ведра даров – масло, снежок, пахта.
Нынче царевне спекут пирог. Жарче гори, плита!
Яблоня ждет и малина ждет – сад без детей не сад.
Елочной данью для вас полны ласковые леса.
В блеске огней, мишуры, шаров праздник стучится в дом...
Плачет дитя на одном берегу. Я навсегда на другом.
Нету ни бревнышка, ни моста, тряпкой опал живот.
Птицей-синицей летит звезда к тем, кто сегодня ждет.
В мягкие нити сплету слова, будет хороший шарф.
Верю, согреет тебя в пути, маленькая душа.
Мама и папа и новый дом, овцы и алабай.
Вместо хрустальных речей дин-дон сладкое баю-бай.
Спи, мой хороший, в чужом краю, и не смотри в огонь.
Тают следы на одном берегу. Я – навсегда – на другом.


Конкурсная подборка 33. "Рубить дрова". Автор - Сергей Черсков, Донской (Россия).

Сенокос

Я становлюсь беззвучным и бесцветным
и упиваюсь этой тишиной,
когда за мной моё приходит лето.
Июнь, июль и август – мир иной.

Рюкзак, попутка, ветер – и на дачу.
Напротив дачи – храм, прекрасен он.
Кошу и плачу я, кошу и плачу,
и выдыхаю колокольный звон.

Творю свои нелепые молитвы,
вдыхая запах умершей травы.
И вижу всех, кто умерли, но живы.
И помню всех, кто живы, но мертвы.


Конкурсная подборка 211. "Роди мне мальчика".

Собака

Занавеска чуть желтее с краю,
рыскает позёмка по степи.
Снилось: я внезапно умираю,
и собака плачет на цепи.

Долгое животное терпенье
не оценит мёртвый человек.
Как же отвязать её теперь мне,
если сам отвязанный навек?

Тропка не протоптана к сараю,
старая фуфайка на крюке.
Вот лежу и тихо остываю,
зенками увязнув в потолке.

Не ломить костям, не мокнуть ране.
Надо было юркую, как вошь,
отпустить тебя ещё вчера мне.
А сейчас —
сейчас уже чего ж...

Хочешь, вой да цепью громче звякай,
человечек твой обрёл покой.
Лишь душа кружится над собакой,
в неизвестность лающей с тоской.





logo2020_133


cicera_spasibo
.