22 Апреля, Понедельник

Подписывайтесь на канал Stihi.lv на YouTube!

Константин Лаврентьев. "Новизна поэзии: в чём она и где её границы?". Письмо к участникам конкурса и читателям портала

  • PDF

lavrentjev2Из общения на сайте выкристаллизовалась одна тема, обширная и, как мне кажется, интересная всем. И главная цель моя сейчас – выделить специальное место для её обсуждения... 

Никого не учу жизни, ни о ком конкретном стараюсь не говорить – напротив, старательно абстрагируюсь и отстраняюсь. Так что сразу к читателю всеобщую просьбу имею:

Не принимайте на свой счёт огульно…

И ни на чей другой – не принимайте.

Если я верно понял ЕО, то перед Кубком среди прочих поставлена благородная задача найти авторов, развивающих и обновляющих традицию русского поэтического слова, нащупать и высветить зарождающиеся зачатки всего нового в поэзии, как-то ответить, к чему пришла русская поэзия за последние 20 лет и куда она собирается дальше.

В связи с этим  хочется задаться такими сугубо абстрактными вопросами, как:

- Что нового можно сделать в поэзии?

- В чём суть её новизны и обновления?

- Где грань между новизной и безобразием?..

И т.д., и т.п…

Вообще-то, как новые вопросы, так и новые ответы я надеюсь увидеть в комментариях, и нижеследующий текст имеет лишь одну большую задачу – создать некое ментальное поле, в котором все, кому есть, что сказать, смогли бы пообщаться по этой тематике.

Итак...

Темы и формы

Т.н. вечные темы по хорошему должны бы проходить отбор  лишь в том случае, если поданы в нестандартном, никем не тронутом аспекте, либо если облечены в формы новые принципиально, или хотя бы - в новые именно для этих тем. Т.е. если есть подозрение, что ещё никто так об этом не писал или хотя бы мало кто об этом писал именно так…

То же можно сказать и про северянинские «размеры старые, захватанные многими».

Строго говоря, если Кубок декларирует новизну и свежесть, как свои базовые ценности, то можно ожидать, что поэтические формы, давно известные, часто употребляемые тоже не должны бы тут приветствоваться, кроме тех случаев, когда содержание блещет новизной. Когда хотя бы описываются реалии современности, которые никогда ранее не могли быть описаны за отсутствием наличия таковых в прошлом. Когда высказываются идеи и мысли, сравнительно недавно запущенные бороздить просторы Ноосферы или идеи и мысли, не волновавшие прежде почитателей и сочинителей русской поэзии, невзирая на древнее своё происхождение и длительное благополучное существование.

Ну а если и тема, и размер - новаторские, да при этом ещё и интересно читать, да к тому же – поэтично, грамотно, не занудно, то и вовсе – честь и хвала! Особенно, если это не  новаторство ради новаторства, а автор действительно так мыслит и чувствует.

Эмоциональный ритм

Несколько отдельно хочется сказать о распределении накала страстей, эмоциональной насыщенности  внутри текста. Классический короткий (до полусотни строк) поэтический текст зачастую имеет один, реже- два эмоциональных пика. Поэты чаще всего норовили сказать основную мысль текста и закрепить внимание к этой мысли всплеском эмоции в конце или в районе точки золотого сечения, что ближе к концу, реже – в начале и в середине.

Современному экспериментальному поэтическому тексту часто свойственна игра как с количеством пиков, так и со сложным их распределением по тексту, причём в неклассических явно местах. А то, что я называю филологическими стихами, и вовсе частенько обходится без каких бы то ни было эмоциональных всплесков.

Смысловая многомерность

И говоря о следующей теме – теме смысловой многомерности, не могу удержаться от восклицания: О, эта душная душевность людей, для которых знак интеграла – в лучшем случае недоделанный скрипичный ключ, а в худшем – сильно покорёженная латинская «сы»! Ибо игры эти, основанные на омонимиях и неоднозначности грамматических конструкций, свойственны поэтам с мышлением технарей и точников да ещё переводчикам. И это бывает очень интересно, когда в одном куске текста читаются параллельные друг другу два – три смысла…

«Это же всегда было – подтексты, эзоповы языки…» - скажете вы мне. Нет! Нет, отвечу я. Это всё символизм, а он имеет свой язык и свой более-менее чёткий способ перевода. И это – самая классическая классика. А то, что я смысловой многомерностью называю, именуют ещё коннотациями, считают, выражаясь техническим языком «смысловыми шумами», избавляются и бегут от них, как чёрт от ладана, а если «убежать» не удалось, кроют тютчевским «нам не дано предугадать»…

Но! Можно ведь и по другому. И на Чемпионате были тому неплохие примеры, когда одно место текста читается двусмысленно и оба смысла красиво, непротиворечиво в тот текст вписаны…

***

Подсократив, повторю сказанное мною уже в комментариях о «филологических стихах».

Поначалу они очаровывают бедных, особо гипнабельных читателей. Хочется поиграть в игру предложенную автором, но игра быстро надоедает, и не остаётся ничего – ни мыслей, ни идей – голая эстетика и никакой прагматики (в смысле семиотики).

Они интересны обычно только филологам или филологообразным людям … Текстам этим скорее свойственна игра образом и словом, ритмом и буквой, а не звуком, мыслью и идеей, поэтому мысли и идеи в них весьма часто оказываются глупыми, пустыми, банальными и смешными. А это – как если бы яйца Фаберже  были бы инкрустированы булыжником, а не самоцветами – тоже красиво, но что-то не то… на мой вкус…

Филологические игры буквой, а не звуком часто доходят до абсурда. Филолог мыслит текстами – строками и страницами. Он не проговаривает то, что пишет. В результате иногда сам оказывается неспособен произнести внятно и громко собственное произведение. На Чемпионате был показательный пример. Ширанкова в комментарии к «Поэзии голосом» просто выражала восхищение чтицей, которая смогла (!) озвучить её тексты и призналась, что сама свои стихи не берётся декламировать…

Но именно в таких стихах, не смотря на то, что по прочим параметрам им зачастую свойственен консерватизм, используются новейшие языковые реалии, терминология и иностранные заимствования, используются красиво и осмысленно. И ведь это тоже можно считать за ещё один аспект новизны поэзии вообще. Хотя читателю и приходится порой лазать по словарям, но (Хвала Тырнету!) теперь это проще делается…

Магия и психология

К очень интересным результатам может приводить использование в поэзии принципов суггестивной лингвистики – НЛП, «Дома колдуньи», заговорных речитативов, мантраяны, молитвы, психотехник и заклинаний. Поскольку это всё лишь недавно стало получать научное обоснование, а на русскую почву в своём новом, наукообразном облике пришло и того позже, стихи, построенные на этих принципах, ещё долго будут восприниматься, как новое, свежее поветрие.

Реализм, народность, партийность

Думаю читателям старше сорока не нужно объяснять, что это такое. Думаю также, что процентов 70 понимающих читателей при этих словах бросает в дрожь - искренне или показушно. А  ведь это – базис, одна из эстетических систем координат. Кому-то  посредством этих трёх слов отказывали в публикации, кто-то, сам сидя в редакторском кресле, отпугивал этими же словами назойливых литераторов…

Мы живём в интересное время. В нашей эстетике нет прочной, общепризнанной системы координат. Поэзия – мнгобазисна. И сейчас каждый, кто выносит свои произведения на рынок культуры, выносит на идеологический, духовный рынок и свою систему эстетических координат. А то, насколько такие базисы свежи и интересны, также может служить критерием оценки на данном Кубке…


Теперь ещё раз - тезисно. Какого рода новизна может быть свойственна современной поэзии:

1. новые темы

2. новые формы

3. новые виды эмоциональной насыщенности

4. смысловые многомерности

5. новые лингвистические явления

6. использование принципов суггестивной лингвистики

7. новые эстетические базисы…

Надеюсь, Уважаемые Читатели, вы продолжите это всё и разовьете! (а что-то, возможно, с негодованием отринете)

 

Константин Лаврентьев (Кот Княжич Бегемотов)

13.09.2012 13:28

 

 

 



.