22 Сентября, Пятница

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Мнение читателя портала. "О конкурсном произведении 27. "Лампионы"

  • PDF

pismo"...Попадание в топ – является системной болячкой современных конкурсов, необоснованной форой для текстов - густо нашпигованных аллюзиями и цитатами, популярными фразами и игрой с ними..."




"Коротко о себе.

Я - ноунейм. ФИО - абсолютно никому ничего не скажут в поэтических, да и просто в литературных кругах.
Просто читатель-любитель хорошей, неординарной поэзии.
Мужского пола.

С уважением, Доктор.".



О конкурсном произведении 27. "Лампионы"

Хочется немного поговорить о тенденциях в современных конкурсах, на примере одного произведения. Сложно сказать, почему эта проблема обойдена вниманием критиков. Проблема, на мой взгляд, называется «Магия имен». Когда в произведениях используют - к месту, и не к месту - фамилии, целиком посвящают стихотворения кумирам или какой-либо особенности канонизированной в поэзии личности. Да и просто - вставляя строки в тело стиха, или используя в качестве эпиграфа.

И все это в совокупности – нависает глыбой, подавляет волю людей, которые, по сути своей, должны более придирчиво подходить к оценке таких текстов. Так как, их – безумное количество, этих текстов. Но, раз за разом, они продолжают попадать в топы. Раз за разом, удивляют стороннего наблюдателя, своей способностью влиять на выбор, вне зависимости от качества.

Конкурсное произведение 27. "Лампионы"

"За деревьями не видеть леса" - поговорка известная. С этим стихотворением – ровно обратный случай. Радоваться, увидев лес, не потрудившись рассмотреть деревья.

Усталый путник, утомленный однообразием и неприветливостью рифмованных барханов поэтической пустыни - видит на горизонте оазис свежести, ласкающий и манящий: "Лампионы. Храни тебя твой Мандельштам".

По мере сближения с этой броской вывеской (которая сродни рекламным баннерам) – становится слышна волшебная музыка шелеста тенистых крон. Зрение улавливает отблески причудливого света, деревья в оазисе богато убраны иллюминацией и эффектно выделены лучами прожекторов (многочисленные аллюзии и прямые заимствования). Читатель-странник бросается в это буйство красок и звуков, десятка два-три секунд наслаждения для души – и дальше, в путь – искать новый оазис. В памяти остается восхитительный лес, в блеске которого не видно деревьев.

Но однажды – появляется злой Доктор, и пытается понять – а что за деревья, собственно, растут в этом лесу?
Посмотрим.

Для начала – стихотворение, чуть менее чем на треть, пользуется чужими наработками, которые скромные поэты стыдливо называют аллюзиями. Аллюзии – разрешенный прием, ничего криминального в нем нет, если стихотворение презентует что-либо кроме них: размышления, новый взгляд итд. Но тут, кмк, аллюзии используются ровно с одной целью – расцветить текст красивыми фразами (придуманными до нас), поставить текст вровень с Великими, обрубив на корню попытки критики – Великие вне критики! Менее явная причина – надуть объем.

Доктор далек от того, что бы упрекать поэтов в осознанности этих целей, в злоумышлении – отнюдь. Просто этот прием - они впитали с молоком, используют его автоматически, так как, опять же, им пользовались Великие привлекая Основателей:

«Что вам, молодой Державин,
Мой невоспитанный стих!»
                                         
                                М. Цветаева

Впрочем, хватит отвлекаться – смотрим на деревья внимательней.

Дизайнер,создавший сад – пренебрег гармонией взгляда. Повествование ведется сначала от «мы», далее резко переходит на взгляд от первого лица, а в финале, совсем уж необоснованно, появляется обращение к третьему персонажу. И все это - скачкообразно и немотивированно.

Сюжетная логика изобилует вкраплениями, берущимися ниоткуда - «держи меня, моя работа(??)», и ведущими в никуда: «прощания(?) весёлый ад (?)»

Звуковая красота и музыкальность – достигнута вопреки правилам русского языка:

«гирлянды-цепи лампионов
окрашивали темноту
в кружочки ягод и лимонов.»

Я уже не придираюсь к тому, что темноту нельзя окрасить "в кружочки" – скорее украсить или осветить, но, опять же, не "в кружочки", а кружочками – бог с ним, но извините – ставить при перечислении в один ряд ягоды и лимоны? То есть – обобщенное название и конкретный фрукт?

Рискну показаться нудным педантом, но, все же, процитирую:

« При употреблении однородных членов предложения вне экспрессивной функции следует строго соблюдать логические требования, предъявляемые ко всякому выделению родовых и видовых понятий.
Главное правило построения предложения с однородными членами заключается в том, что сочинительной связью объединяются компоненты, обозначающие логически сопоставимые понятия. Речевым недочётом является объединение слов, обозначающих родовые и видовые понятия, скрещивающиеся (частично совпадающие по объему) понятия (люди и женщины, овощи и морковь, женщины и редакторы)»

И эта ошибка проявляется не единожды в тексте:

«и все фонарики ночные,
и лампионы развесные»
.
«свет лампионов, фонарей,»
.
Не говоря уже о засилье повторений.

Резюмирую.

Попадание в топ – является системной болячкой современных конкурсов, необоснованной форой для текстов - густо нашпигованных аллюзиями и цитатами, популярными фразами и игрой с ними. Текстов - спасающих свой подвижной состав от скрипа в осях – смазкой из фамилий Великих, ну, или Известных – в крайнем случае.

ЛАМПИОНЫ

"Храни тебя твой Мандельштам"
                                                 
                                       ДН

сковав деревьев простоту,
гирлянды-цепи лампионов
окрашивали темноту
в кружочки ягод и лимонов.
в прощания весёлый ад
мы шли сквозь воздух-лимонад

шли прихожане кабаков
в исповедальни полуночны,
блеск ненаписанных стихов
качался в их глазах порочных,
и все фонарики ночные,
и лампионы развесные

затосковала по словам
«первоначальная немОта».
держи меня, моя работа!
храни меня, мой Мандельштам.

свет лампионов, фонарей,
и тень от кепочки твоей

*

С уважением,               

                   Доктор.











                                                                                        






.