18 Сентября, Среда

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Алексей Засыпкин. "Догоняя ушедший поезд..."

  • PDF

oezd_ushelПока поэты, потрясая копьями и орденами, выходят на очередное ристалище, пародисты сводят старые внутрицеховые счёты. Перчатки Константина Лаврентьева и Анатолия Столетова, брошенные ещё в январе, занесло снегами стихов и обзоров, но, дождавшись весны, они снова с немым и язвительным укором поглядывают в сторону каждого проезжего стихопутника. Спешу уведомить, коллеги, вызов принимается!

 


Алексей ЗАСЫПКИН


ДОГОНЯЯ УШЕДШИЙ ПОЕЗД...

 


...К сему прилагаю подборку шаржей (разной степени дружественности) на некоторые «визитки» и конкурсные стихи «Кубка мира по русской поэзии-2012». Остаюсь к Вашим услугам.

 

* * *

«родилась вот такая – единственный воин в поле, закаленный боец и ответственный часовой: в каждом звуке ты слышишь, как едет далекий поезд, забирает тебя и неспешно везет домой – за границу греха, вдаль от лешего и от лиха, где злодеи наказаны, беды раз_решены.»

(Наталья Нечаянная. Черепашка и бегемот)

 


Опоссум и единорог

 

собираясь на конкурс, смыв макияж, я влезаю в замызганный камуфляж. я солдат, боец, часовой, рядовой. мне опять не хочется быть живой, слышать ваши сладкие голоса. у меня даже из-под каски коса выбивается, прямо как я из сил, хоть бы клещ какой меня укусил. умереть не встать, где моя петля, тля я или ещё не тля. старики мертвы, дети не родились. я лежу в камнях, я дышу сквозь слизь. здесь зимой нет снега, весной – листвы, здесь кругом пустырь и кругом кресты. не зову, не плачу и не пишу, а диктую дико карандашу. он простой, мы оба вполне просты. это наш пустырь, это нам кресты. наступи на грудь, посмотри в прицел, может, я умру всё-таки в конце, а под новый год, получив диплом, соберу приятелей за столом, разолью шампанское и коньяк, и попросят, и я им прочту, как я, собираясь на конкурс, смыв макияж, залезала в замызганный камуфляж…

 

* * *

«Это не между романтиком-Васей с пятого этажа

И Серёгой – обладателем нового «мерса» чёрного…

Выбор – убить внутриутробно или рожать

Ребёнка с врождённым пороком (читай: почти обречённого).

Дай Бог тебе выбирать только между Серёгой и Васей –

И никогда не узнать, что такое Выбор.»

 

(Татьяна Шеина. Выбор)

 

Это не между котлетой с гречей и манной кашей,

Это не между красным в полоску и синим в клетку,

Это – подставить лицо под туберкулёзный кашель

Или пойти одному в минус сорок пешком в разведку.

 

Это – спасать от голода негров или от яда – тёщу,

Это – назначить утопленником одного в помёте.

Выбор – это не между "просто" и "в сто раз проще".

Это… Да что объяснять, всё равно не поймёте.

 

* * *

«Но пока мы стоим – и спасибо на этом –

спой мне что-то больное надрывным фальцетом

что-то в стиле шансон – чтобы розы, хрусталь…

Расскажи мне какую-то личную тайну,

чтобы грудь защемило аккордом гитарным.»

 

(Борис Кутенков. "Человеку снится туман...")

«Он пишет стихи,

Он Поэт

Борис Кутенков»

 

(надпись на футболке Бориса)


 

Не надо «хи-хи».

С малых лет

И сам, без пинков,

Он пишет стихи.

Он поэт.

Борис Кутенков.

 

Он рыдает в четыре слезины гордых,

Напевая себе из шансона фальцетом,

Защемив себе грудь гитарным аккордом,

Как положено у настоящих поэтов.

 

Не жаждет венков

И побед,

И прочей трухи

Борис Кутенков.

Он поэт.

Он пишет стихи.

 

* * *

«Люди-тигры терзают людей-антилоп,

Люди-змеи заглатывают людей-птенцов…

Люди-микробы – их большинство – кишат,

Что ещё нужно – трахнул, пожрал – балдей...

Грустно глядит из зеркал человек-ишак,

Всё ещё верит бедняга в людей-людей.»

 

(Борис Гринберг. Люди-люди)

 

 

«… спешу предупредить… - из современных поэтов я - самый разный». (Борис Гринберг)

 

Грустно глядит в зеркала человек-ишак,

Радостно метит углы человек-кошак,

Где посадили, растёт человек-укроп,

А на микробиху влез человек-микроб...

 

Ну, и кто будет спорить теперь, что это

"Самый разный из современных поэтов"?

 

* * *

«А ему, поэтому - горюшко поэтово –

Не услышит солнышко ничего из этого…

Ведь другие радости у него – у солнышка

Из небесной леечки жаловать подсолнушка…

Ярким фиолетиком баловать прохожего

И немножко лапушку – на меня похожую…»

 

(Татьяна Жилинская.

"А ему, поэтому - горюшко поэтово...")

 

 

Вечерочком ласково справились прохожие,

И ответил лапушка что-то нехорошее.

Утирает скатеркой глазик фиолетовый,

Забывая матерный свой язык, поэтовый.

 

Учится по-новенькой, закругляет суффиксом

Все словечки ровненько. Мягкий стал, как пуфик, сам.

И стишок, как вазочку, клеит из осколочков -

Всё берёзки, сосенки, шишечки, иголочки…

 

Ай, читатель-лапушка, подставляй жилетушку,

То ж не тряпка-тряпушка, то поэт-поэтушка.

Под пивко да с корюшкой, про того, про этого,

Да про своё горюшко горькое поэтово.

 

Раствориться б, слиться им в умиротворении…

Лишь бы что не слиплося от стихотворения.

 

* * *

«..И ребенок спросил: что такое трава?

взрослый или младенец, жива иль мертва?

Я ответил ему: я спешу, мы спешим,

наши души – в приборных панелях машин,

а тела наши жить успевают едва –

ну откуда мне знать, что такое трава?»

 

(Александр Спарбер. Уитмен)

 


… И читатель спросил: кто Уитмен такой?

Кем он был и чем стал он? Травой иль рекой?

Я ответил ему: для чего тебе «Гугл»?

Поищи, почитай, но другим – ни гу-гу.

Нас нельзя волновать, нам положен покой.

Мы успеем узнать, кто Уитмен такой.

 

* * *

 

И в качестве эпилога ко всей подборке:

 

Есть, есть ещё края,

Где пусто и свежо,

И вроде бы совсем не нужно

Такого воронья,

Но налетим ужо

И будем юморить натужно,

Готовя почву новым племенам

На чьих-то благодатных землях.

Нет никакой особой чести нам,

Да, собственно... А хрен ли?

 

                                                                   Алексей.

.