22 Октября, Воскресенье

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Вадим Герман. ПОСЛЕСЛОВИЕ. Часть 2-я...

  • PDF

German_Vadim Литературный обозреватель портала Вадим Герман продолжает цикл публикаций, посвященных авторам прошедшего "Кубка - 2013". Часть 2-я. Вадим СМОЛЯК, Инга ДАУГАВИЕТЕ, Татьяна ЛЕРНЕР... 

Сегодня я хочу поговорить о трех хороших стихотворениях, два из которых не прошли в финальную часть Кубка Мира по русской поэзии – 2013, а одно, несмотря на ожесточенную критику, попало в четверку сильнейших стихов Кубка.

Впрочем, и двум другим стихотворениям из этой «тройки» крепко досталось от благодарных читателей –  что поделаешь, так принято…

Повод, однако, есть, и,  отбросив словесную шелуху, можно оставить от него только обиженный возглас: «Так нечестно!». Нечестно – потому что разговор идет об отношении героя (читателя, автора)  с самыми дорогими ему людьми – детьми и родителями.

«Нечестно» - потому что автор стихотворения вольно или невольно «зацепил за живое», «содрал болячку»,  «насыпал соль на рану» - в общем, коснулся того, что для каждого человека очень больно, важно и значимо.

И если такие стихи – «удар ниже пояса», то значит, что это место незащищено.

И кто сказал, что от стихотворения можно получить только эстетическое удовольствие? Можно получить и боль, но если нам больно, значит, мы не потеряли шанс выздороветь.

Первое стихотворение, о котором я хочу поговорить, поразило меня не изысканными метафорами, интересными рифмами и  четкой, отшлифованной формой, поразило – идеей.  

Вадим Смоляк. «Лир»

smoljak


Вадим Смоляк не просто использовал образ трагедии Шекспира, скорее, он позаимствовал только «оболочку», «внешность» главного героя, имена, но не суть.

У Шекспира Лир, пострадавший от коварства и лицемерия двух дочерей, фигура трагичная вдвойне: он сам оттолкнул любящих людей; у него осталась надежда.

Порой мне кажется, что надежда – самое страшное зло на земле. 

«Все обойдется» -  шептались в местечках при наступлении фашистов; «Да здравствует революция!» - говорили вполне неглупые люди, зная, по горькому опыту,  что любая революция убивает в первую очередь людей образованных, и с особым удовольствием – тех, кто её поддерживал;  «а со мной он пить не будет» - такое говорит каждая вторая соотечественница…

Есть ли надежда у героя этого стихотворения? Нет.

У него есть уверенность – причем, конечно же, необоснованная, что дочери  (как только у них выдастся  свободная минутка), его найдут, утешат, похоронят. И, видимо поэтому, он – «меченый вечностью». У вечности – минут хватает. И, наверное, хватает таких героев – ждущих…

А пока – он счастлив.

Счастливый, оставленный детьми Лир – какая ирония!

И не нам судить и осуждать – мы не слышали рассказа дочерей.  И сочувствовать – не нам. Мы еще – не на его месте. И – может быть что-то гораздо страшнее, но об этом – чуть дальше…

Конкурсное произведение 252. "Лир"

У бакалеи на желтой скамеечке,

Кутаясь в клетчатый плед,

Млеет на солнце и лузгает семечки

Меченый вечностью дед.

Кто-то одарит початой бутылочкой,

Кто поднесет бутерброд,

Благо, что славится взаимовыручкой

Щедрый на жалость народ.

Как-то спросил старика на неделе я,

Есть ли на свете родня?

«Три - Гонерилья, Регана, Корделия -

Дочери есть у меня.

Выйдет минутка, отыщут и явятся,

Вытрут слезинки с лица.

Милого сердцу, бродягу и пьяницу,

Тихо схоронят отца».

Выпили вместе, прониклись симпатией,

Проще взглянулось на мир.

Передо мною был в царственной мантии

Всеми отвергнутый Лир.

Пряди седые по ветру полощутся,

В прошлое впились зрачки.

Там на закате зеленая рощица,

Дочки, панамки, сачки…

Ахи и вздохи, ошибки девичества,

Внуки – подарки небес.

Что же осталось вам, Ваше Величество?

Пенсия, хвори, собес.

Годы покрыли чело, будто рабица,

Выкрали прежнюю стать.

«Старче, как жизнь?», а он щурится: «Нравится!»

Что еще можно сказать…


Инга Даугавиете. "Материнская любовь"

daugaviete


Второе стихотворение я привожу в несколько сокращенной редакции – по моему мнению, некоторые моменты и детали, важные для автора, для меня, как читателя, являются  длиннотами.

Для успешной дальнейшей жизни стихотворения, как мне кажется, его можно и нужно переработать, выкинув все необязательное. Полностью его  можно прочитать на страничке автора, здесь же приведу те строки, которые важны для сегодняшнего разговора.

Конкурсное произведение 205. "Материнская любовь"

Вновь её голос в трубке - приезжай, поговорим,

Дескать, скучаю, давно не виделись и т.д.

( И дрожит струна, взводят курок (раз-два-три),

Пепел Содома падает на Эдем).

Конечно, приеду. Деваться некуда - всё же мать,

Не сбежать (развестись и забыть - не муж),

Конечно, было бы проще - строкой письма,

И ни марки, ни адреса чтоб письму...

Приеду, шепотом - точнее - просто приду,

Ведь за углом и бываю там каждый день.

И услышу с порога (как всегда!), что я дура из дур.

И всё у меня абсолютно иначе, чем у людей.

……………………………………………………

……………………………………………………

Часы на стене - почему-то совсем не ползут

Противные стрелки!...Внезапная тишина -

Она дрожащей рукой вытирает слезу,

И - последняя фраза - "Ведь ты у меня - одна! -

Ложится - камнем, точнее, последним штрихом,

Стежком в полотне, картине осеннего дня....

И, кутая горло связанным ею шарфом

Думать - одна... как и ты - одна у меня.

После Лира, брошенного дочерьми (или дочери были  им брошены – кто может сказать точно?), вот, кажется, более благополучный вариант: дочь терпит упреки матери, страдает, но терпит; мать не может простить не исполненные дочерью ожидания, терзается, наставляет – но, кажется,  без толку…  Обе  любят…

Какое честное и страшное стихотворение: два любящих человека, у которых больше – никого,  отчаянно мучают друг друга – своей любовью, своим существованием, изводят тем, что они  разные.

Не помню у кого(и поэтому за точность не ручаюсь), я прочитал фразу: «люди не могут избежать зла: нам приходится учиться нести в себе осуждение и боль других».  Боль, которую несут в себе героини стихотворения – обоюдная.

Рискну предположить, что дочери «Лира», героя первого стихотворения, так же легкомысленны, как их блудный папаша (и на это есть намеки в стихотворении); предположу, что дочь и мать из  второго стихотворения тоже, на самом деле очень близки и похожи. “Как-жить-в-этом-мире” – закладывается в детстве, нашими родителями. И то, как мы к ним относимся сейчас, так позже будут относиться к нам наши дети -  простите за банальность.

На Кубке мира- 2013  это стихотворение  заметила и отметила Наталья Малинина, думаю, не только за отлично прописанный текст (длинноты опустим), но и за честность. Честность автора, поэта, которая очень нужна, хотя и неприятна – в этом стихотворении каждый из нас увидел себя.  Вы – лучше, добрее, терпеливее? 

Скажите откровенно - Вы так не делали, так не чувствовали?  Никогда? Я снимаю перед Вами шляпу…


Татьяна Лернер. "Рая"

lerner_t

Третье стихотворение сегодняшнего дня – одно из самых моих любимых на прошедшем Кубке.

Конкурсное произведение 31. "Рая"

А на девочке пижама в горошек.

У горошка легкомысленный вид.

Укрываю. Лёгкий чубчик ерошу.

Напеваю. Рая губки кривит.

За окном долдонит дождь-барабанщик.

Рая видит сны о самом простом.

Просыпается, оладушков клянчит.

Говорю ей: «Спи, мой птенчик. Потом».

Утром тру для Раи фрукты с базара.

И оладушки даю. И чайку.

Рая просит: «А поставь Лесковара».

Что ж, пластинки с чердака волоку.

Но не слушает. Лепечет о папе,

об отце и о младенце с икон.

Я меняю ей слюнявчик и памперс

и в коляске вывожу на балкон.

Во дворе осенний свет. Клён желтеет.

Рая дремлет под рефрен Mamy Blue.

В феврале ей будет семьдесят девять.

Если Рая не умрёт к февралю.

Какой искренней любовью и сочувствием наполнено это стихотворение! Наверное, лучшие образцы стихов с таким наполнением и должны быть написаны легко, тяжеловесность в таких текстах губительна.  Но все ли просто в  этом стихотворении?

Этот текст, как мне кажется, стоит в одном ряду с двумя «знаковыми» для Чемпионата Балтии и Кубка Мира стихами - Людмилы Орагвелидзе и Светланы Чернышевой.

Когда я читал стихотворение Людмилы, несколько раз мелькала мысль-цитата: «Скажите, долгая старость – награда или расплата?».  От «В булочную»  Светланы Чернышевой – ощущение оптимизма и трепетного отношения к старости, легкой улыбки, нежности и приязни.

«Рая» поднимает несколько другую тему, её секреты не так очевидны…

Первое – зеркало.  Старость - детство. Вначале мать заботилась о дочери, сейчас пришел черед заботится дочери. Кажется, довольно банально, человек приходит в мир слабым и беспомощным, и уходит из него – впавшим в детство, требующим к себе заботы и внимания.

Но смотрите, какой контраст с тем же стихотворением Людмилы, со стихами «Лир»  и «Материнская любовь»  из сегодняшнего нашего разговора: вэтом стихотворении  героиня с теплом и нежностью относится к матери. Да, так и должно быть, но часто ли мы это видим?

Какой заряд доброты, тепла и заботы смогла передать своей дочери Рая, чтобы тепло, забота и величайшее терпение вернулось к ней под конец жизни!

И в стихотворении – именно дочь,  не наемная сиделка -  недаром здесь упомянута песня Юбера Жиро «Тоска по маме»…Второе. Имя героини – Рая. Рая - рай… «Лепечет … об отце и о младенце с икон»… если только можешь, авва отче…достать чернил и плакать…? Даже не аллюзии – просто носится в воздухе… «Утром тру фрукты» - непростая игра со звуками  игра в «простом» стихотворении…

Но вернемся к главному. Старость, смерть, беспомощность – это очень большой страх в жизни каждого человека.

В стихотворении страха нет, есть только любовь.

Как мне кажется, самая большая ценность этого текста – именно в заряде любви, который дает автор.

Мне, кажется, пришла в голову разгадка, отчего некоторые читатели этого стихотворения так болезненно отреагировали на него – с таким  даром, что дала Тали, надо что-то делать… а показать, что ты можешь любить, можешь плакать, можешь сопереживать – в наше сумеречное время опасно – могут счесть слабым…

Вадим, Инга, Тали – спасибо Вам за Ваши стихотворения.

Не все и не во всех стихах я принимаю,  но главное – вы сказали то, что должны были сказать.

Есть немодное слово -  Человечность.

Спасибо Вам за то, что не боитесь быть… немодными.


_____________________________________________

В третьей части цикла Вадим Герман остановится на трех конкурсных произведениях Сергея Ивкина...











.