22 Января, Пятница

Подписывайтесь на канал Stihi.lv на YouTube!

Призы симпатий литературных обозревателей портала Stihi.lv

  • PDF

petrjuljaЛучшие произведения Международного литературного конкурса "Кубок Мира по русской поэзии - 2020" по версии литературных обозревателей портала Stihi.lv - Петры Калугиной (П.К.) и Юлии Малыгиной (Ю.М.).


Внимание!
Имена авторов конкурсных произведений будут оглашены 31 декабря в 23:59 по Москве в Итоговом протоколе конкурса.

cicera_imho



ТОП-10 от Петры Калугиной:


1 место

          Приз - сборник "Площадь мира. Антология" из серии "Книжная полка поэта".

Конкурсное произведение 171. "Маятник"

                         "А всё знакомство-то у него было с пауком
                          да с деревцем, что под окном выросло..."

                                               (Ф.М. Достоевский. «Идиот»)

неразрывным липким сном
будто пойман вдруг,
за решетчатым окном
умер мой паук.

не сидит в углу клубком,
не спешит к еде –
распустившимся цветком
реет в пустоте.

что там, за щитом тенёт –
город или весь?
но крестовый твой поход,
рыцарь, кончен здесь.

ты, когда-то быстрый зверь
и холодный страх, –
только маятник теперь
в ветреных часах.

цепь воздушных этажей
светом зарастёт,
словно смерть мертва уже,
да и жизнь нейдёт.


2 место

          Приз - сборник "Площадь мира. Антология" из серии "Книжная полка поэта".

Конкурсное произведение 258. "Скафандр и бабочка"

когда умрешь, позвони.
если будет декабрь и голодные синицы.
если будет связь - сразу набери меня,
чтобы вздрогнул под потолком
шершавой шаровой молнией,
небритой щекой.
когда умрешь - расслабься, как я учил.
парашютисткой падай вверх - к ягнятам, в облака.
не бойся: в опрокинутых желтых волчьих глазах
прошлое - шелковый купол - смотри, не дай отобрать
память
маразматикам и бомжам
рая
на сувениры и белье.
и не оглядывайся.
отпусти этот мир, как шар -
сладостный, медленный антикошмар.
как воздушного змея,
который тебя укусил.

я
законсервирую наши образы,
милые безобразия, как персики,
в колбах/фоторанах/эмбрионах души.
искрящийся, бенгальский голос.
жесткий смех. тату рыси
на ключице.
там,
в лобных долях неба, где ты не умрешь.
когда ты умрешь,
расшнуруй корсет ребер,
распусти позвоночник,
стань сиреневым цветком сверхплоти,
гибкой и хлесткой.
выдохни нас.
напоследок - нырни в мою память.
с вышки-вешалки, где осталось твое пальто, -
кашемировая волчица
танцует танго с моим пуховиком.
кипяток нейронов.
ты не бойся обжечься, когда уйдешь.

намекни. ущипни меня за сосок
сознания,
чтобы смог перестроить координаты,
перетащить
зенитки, рассветы, рояли.
чтобы сонные привидения по утрам
глотали соленую овсянку
первого снегопада - сквозь тебя,
сквозь
прозрачный
желудок
окна.

когда умрешь, не переживай о кредитах -
я оплачу,
не волнуйся о коте Кузе - возьму себе,
обещаю кормить и любить.
обещаю: и его переживу.
ибо вечность во мне - как горб.
как гранитное проклятие скал и гор.
это - искусство неумирать,
ибо я полубог.
осыплю тебя блестками бессмертия.
укрою с головой
словами-одеялами.
мы не победили рак, но рубец от клешни
в буду носить в сердце.
помнить, что ты жива.
и - сиреневая Ниагара вечерней неземной грусти,
Хиросима смысла и бессмыслия...
как же жаль городки наших дней,
счастливых япошек минут...
когда ты уйдешь, я вздрогну, как ноутбук.
и посмотрю в окно на то,
как осыпаются небоскребы
бликами, пикселями,
пестрым квадропеплом
компьютерной программы...
разрушая машинный код.


3 место

          Приз - сборник "Площадь мира. Антология" из серии "Книжная полка поэта".

Конкурсное произведение 223. "Фантазии в манере Брейгеля"

Бледным селены сияньем
тронуло зеркало вод.
Перед трактиром селяне
грузно плясали гавот.

Падавший скупо и косо
свет преломляло стекло
окон. Конец сенокоса
дружно гуляло село.

Скрипка охрипла от плача,
жалобно блеял фагот.
Тучным понеже и злачным
выдался нынешний год.

Дерево, вяз иль осину,
гнуло волной ветерка.
Взвыла какая-то псина,
но получила пинка.

Жареный, с яблоком, боров,
жмурясь, глядел со стола,
как бригадир комбайнёров
пинту за пинтой пила.

Жажду, меж медленных танцев,
все утоляли пивком.
Что-то от малых голландцев
было в пейзаже таком.

Фрукты, сыры и салаты,
овощи, битая дичь,
зелень, грибы, сервелаты,
рыбы, хлеба и опричь

прочих закусок несметно.
Даже картофельный торт.
Это пейзаж незаметно
переходил в натюрморт.

Ночь наступала, особо
стоит отметить, нежна.
Выпившего хлебороба
прочь уносила жена.

Мельница тихо шумела.
Ветр то крепчал, то стихал.
Три тракториста умело
автора били стиха,

но благодушно, вполсилы,
так, поучить дурака.
Что-то фламандское было
в этой картине слегка.

Праздные бегали дети,
между столами кружа.
Позже мгновения эти
вспомнят они, возмужав.

Всю полифонию звуков,
топот танцующих ног.
Рядом, под кронами буков,
звонко стучат в домино.

Крутятся подле собаки.
Местные пришлого бьют.
Паки, и паки, и паки
пляшут, и пьют, и поют.

Озеро, свет отражая,
жидким мерцает стеклом.
Ветрено. Сбор урожая
всем отмечают селом.

Может, всё это когда-то
взор привлечёт знатока.
Трещинки. Подпись и дата.
Холст потемнел с уголка.


4 место

Конкурсное произведение 233. "На поводке"

вагоны вагоны увозят тайгу в китай
привозят китай в тайгу
вороны вороны попробуй пересчитай
не справишься помогу

от кары от кармы отмахивается дуб
открещивается всяк
а я против ветра по выбоинам иду
к платформе кормить собак

о подвигах не выставляющих свет и счет
раздумывая вотще
о доблестях славе и что там у них еще
и что тут у нас ваще

сутулится ленин а может быть и не он
над домом культуры дым
всучает зевакам пустые листовки клен
картавя на все лады

идут человеки кто в доску кто по доске
качаются на ходу
и я на каком-то невидимом поводке
к собакам своим иду


5 место

Конкурсное произведение 126. "А я хотел"

А я хотел произносить слова
из белого пупырчатого света –
я, кажется, их даже слышал где-то –
блаженный мох, певучая трава.

А я хотел бродить, где пузырьки
висят и дышат на воздушных стеблях,
и падают, и, насыщая землю,
всплывают на поверхности реки.

А я хотел... А впрочем, всё пустое.
Бессмысленно. И ничего не стоит.
Слова, стихи – такая ерунда.
И главное – я знаю, знаю это.

... Но, может быть, я попаду туда –
где всё преображается; где лето
звенит, и слово состоит из света,
свет – из пупырышков, из пузырьков – вода.



6-10 места

Конкурсное произведение 60. "Пять старух"

Тот день был тих, теплом последним сух,
Как прогоревшее кострище.
Мы вышли дружно, я и пять старух,
И поплелись на старое кладбище.
Я впереди, ступая по коре.
Старухи позади. Их смех девчачий
Казался неуместным в тишине,
Был инородным здесь. Пособник плача –
Погост осенний возносил дымы.
Старухи шли, ногами попирая
Сезонное гниение листвы,
Всем видом утверждая – живы мы!
И далеки от края.

Потом они сидели за столом
На кухоньке в хрущевке тесной,
Как стайка птиц – к крылу крылом.
Мне, как птенцу, нашлось меж ними место.
Старухи пили горькую и вдруг
Запели песни странные, глухие,
В которых света не было. Был крюк
И висельник. Нет, не припомню имя.
Да, был топор. Ну, как без топора?
И каторжанский ропот конокрада.
Светило подбирало со двора
Лучей поводья, угасая взглядом...
Из всех старух одна пока жива.
Крепка еще, скрепит над ветхим садом.

А песен тех не вспомнить мне теперь,
Канва словес за давностью истлела.
Но словно кто-то открывает дверь –
Звучат их голоса мне акапелла.


Конкурсное произведение 176. "Растения"

Лечебные растения помню с детства.
От алоэ мы отрезали мясистые щупальца.
Зачем, не знаю, потому что не помогало.
Каланхоэ не лечил от насморка.
Лист герани не спасал от ушной боли.

В школе чахли и наводили скуку
традесканции и аспарагусы,
Декабристы тосковали и никогда не цвели.
За что они оказались там?
Растения не грешат вроде бы.

Цветы с фазенды дона Леонсио
появились одновременно с фильмом,
раньше такие были не в моде.
Орхидеи, гибискусы, амадины.
Хотя нет, амадины – это птицы.

Кактусами я слегка пренебрегаю
и красоты в них не вижу.
Есть на воле настоящие исполины –
могучие, многометровые.
Не то что эти колючие вырожденцы.

А еще есть цветы из горницы
какой-нибудь сказочной героини.
Бальзамины, розы, бегонии
и, конечно, цветочек аленький –
то ли далия, то ли сальвия...

Наконец, растения тени –
многолетние, неприхотливые,
а хоста – их королева.
Когда прохожу по аллее парка –
то есть, теперь это парк, но раньше им не был,
вижу лодочки хост в высоком надгробнике.
имя и даты стёрло время.

Каменный ангел обезглавлен,
а так бы сказал, конечно:
там лежит молодая женщина,
что скончалась первыми родами,
а имя её старинное,
с глухим выдыхательным звуком –
Феврония
или Геновефа.


Конкурсное произведение 205. "Дети киберпанка"

Цветик, цветик-семицветик.
Восходящие потоки.
Ветер носит по планете
лепестки. Мы одиноки.
Мы с тобою - киберпанки,
мы почти не человеки,
Мы - бездушные жестянки
ныне присно и вовеки.

Море хмурится грозою,
бьётся в тесные заливы.
Ты не смейся надо мною:
В этом мире мне тоскливо.

Мост над пропастью скрипучий,
колосится рожь по краю.
Мы с тобою невезучи,
даже лох нас обыграет,
и возьмет тебя на ложе,
как я в прошлом взял когда-то
самой нежной из наложниц...

Омывая нас закатом,
помнишь, небо опустилось
в скрип треклятых шестеренок?
Ты тогда над ним склонилась,
как обиженный ребенок.
Мы потом, в перерождении,
в киберпанковом реале,
Потерялись в отражениях,
И себя в них потеряли.

На открытую веранду
Лепесток летит последний.
Кареглазая Кассандра,
Не бывает семицветий...


Конкурсное произведение 327. "Полотно"

По зеркальной рельсе
Пятка к носку
Шаг
Ещё один
Балансируй резче
Гони тоску
Не смотри на стрелки
Прямо иди
Не расслабляйся
Бди

А когда устанешь
На шпалы сойди
На каждую наступай
Ровно посереди

Ощути букет
Раскалённой рельсы
Щебня
С дорожными васильками
Сядь на тёплую шпалу
Погрейся
Покатай в руках
Поднятый здесь же
Ребристый камень

Встань и иди
Между прямых
В точку
Пересечения их

Тебя не догонит локомотив
Призрачны станции и мосты
Рельсы и шпалы - лишь нарратив
Дорогу себе рисуешь ты
Вот водонапорная башня
Или просто башня, или просто вода
Сядь, устройся, где не так влажно
Раскрой блокнот, зарисуй туда
Контур дороги, профиль шпалы
На рельсе тускнеющий след

Переночуй
В незакрытом вокзале
И уходи


Конкурсное произведение 385. "Дым в лесу"

за пирамидками кизов
по-детски прячемся от смертушки.
её приметы, метки, меточки
кричат соседскою козой

кто ж будет усмирять козу
над первым гробом в доме плачущи?
подарок тёти – «Дым в лесу» –
боюсь раскрыть, вернувшись с кладбища

да как так получилось смочь
страницы, омертвев над книгою,
листать, заплаканные сплошь
цветаевскою земляникою?

сухое топливо кизы –
от слёз спасатель затянувшихся.
пространства двух соседних изб
от летних похорон осушены

мы с братом бездну лет спустя
на пирамиде бытия
(большеголовою советской
тугою спичкой вознесу
кизы в костёр), в печали детской
сидим, кричим с козой соседской,
глядим на дым в лесу




2222


cicera_imho_spasibo


ТОП-10 от Юлии Малыгиной:


1 место

          Приз - сборник "Площадь мира. Антология" из серии "Книжная полка поэта".

Конкурсное произведение 316. "Голые и весёлые"

Сначала пили портвейн
Испанских чистых кровей,
Потом
Играли с огнём,
Говорили о нём,
Как о живом существе.
Кузнечик сидел в траве;

Заполночь
Принесли в жертву огню
Буфет пятидесятых годов.
Фанера
Прогорела за один присест,
Дерево, точёное токарем,
Источенное жуками,
Стало источником, фейерверком.
Сверху
Запел соловей.
Сверху, в молочном воздухе,
Пел соловей,
Это было созвездие соловья.
Высоко-высоко пел соловей.
Портвейн иссяк,
Пили то, что нашлось
В буфете, который сгорел -
Грузинское вино, сладкое.
Домик, построенный в семидесятых,
Ставни прикрыл тактично.
По-птичьи переливались голоса звёзд,
По-человечески закусывали
Сардинами из овальной жестяной банки.

В пять утра
Решили купаться.
Шли по дачному посёлку,
Весёлые, к озеру,
Орали Летова.
Воздух был фиолетовый.

Погрузившись в воду,
Почувствовали свободу,
Голые и весёлые,
Животные разгорячённые,
Земные и водяные,
Воздушные, травяные,
Плескались,
К воде прикасаясь пальцами,
Нежно
Трогали воду,
Поглаживали.
Кузнечик, который сидел в траве,
Слышал наше дыхание.

Вышли на берег, влажные,
Из тёплой молочной тьмы
Голые и весёлые
Мы.


2 место

          Приз - сборник "Площадь мира. Антология" из серии "Книжная полка поэта".

Конкурсное произведение 38. "Да чо проедем"

да чо проедем уаз он же патриот
через мотыгино дрокино и дальше
дорогу знаешь ты же наш капитан-пилот
это я говорю без лести и фальши
возле дрокинской школы
рука вперед
все еще стоит
тетка в курке зеленой его бережно моет обновленный приманчивый вид
водки названий аж двадцать в магазине мотыгинском ты уж выбери вить
библио-тека те-атр да кому это надо кто в них будет ходить
снегирево и слизнево зарастают мясистой травой
хочется выйти и крикнуть есть тут хоть кто-то живой
ну конечно же есть вон корова худая идет
та корова снабжает наш консервно-молочный завод
рекордсменка корова золотая
ты память свою залатай
и тверди как молитву в консервах у нас не китай
некитай некитай некитай некитай некитай
пролетают над лугом коровы звонко крыльями бяк
бяк бяк бяк
невесомы лишь ветром несомы
это весть это ветвь это знак
пять углов не ищи этикетку прилежно читай
а они все летят нежный ветер стада баттерфляй
вот и озеро здрасьте доехали славно поесть да и спать
витька водки пятнадцатой выпил и снова твердит
ты прости меня бать
водка слезы – могилы бросаю – слова желтоглаво звенят
я люблю
но она
нет не любит не любит не любит меня
утолклись наконец все в палатки затихло вокруг
я сижу у костра в кружке чай и меня не возьмешь на испуг
размышляю люблю не люблю ожидая большого огня
но она
чую любит
вот так она любит меня
и вот так она любит меня
и вот так и вот так и вот так
она любит меня


3 место

          Приз - сборник "Площадь мира. Антология" из серии "Книжная полка поэта".

Конкурсное произведение 76. "Дни"

Дети скучают, не могут себя занять.
Смотрит устало и тихо вздыхает мать:

Лето летит, так ловите же, дурачки,
Дни-одуванчики, бабочки, светлячки.

Лето пройдет, застучит серый дождь в окно.
Дни-домино: пусто-пусто, темно-темно.


4 место

Конкурсное произведение 5. "Неспящий"

я слушаю вечерний летний сад:
ракушку приложил к уху.
а ветки роз изящны, хищны, как богомолы.
блики на листьях, кошка вылизывается на подоконнике.
вдалеке верещат белки: скандал на фоне
персиковых обломков заката.
сорока расхаживает по будке - яркая и наглая,
как сутенер.
жуки перемигиваются крыльями-антибликами.
муравьи щекочут маленькие ступни
вишням-китаянкам.
и тесное, густое движение листьев внутри клена -
куёвдятся темно-зеленые
треугольные рыбы в аквариуме переполненном:
человечество листьев в разрезе.
и повсюду разлита невинность,
хотя здесь ежесекундно кто-то пожирает кого-то.

груши, как пьяницы, доходят под газетой на столе.
забытая чашка с глотком дождя и чая,
ветер плывет на спине по саду.
жена играет в смартфоне,
отращивает сигаретный жемчуг на блюдце.
и я прислушиваюсь к саду, будто к сейфу - вор:
щелчки, дыхания, шорохи и всплески звуков.
я проглотил наживку тишины.
сейчас я слышу жизнь. вижу жизнь.
и жизни смуглая богиня со змеиной головой
показывает мне - смотри, как виртуозно и нахально
импровизирую
на выпуклых клавишах мгновений.
совпадений. рождений и обедов. ярких красок.
маленьких смертей.
смотри и слушай. и запоминай.
на большее сейчас ты и не нужен.
внимательность. медитация, но наизнанку.
Будда неспящий
с широко открытыми глазами.
и, может быть, это - слияние с вечностью,
так парусник во время шторма сливается с волной.

и сны внутри меня и сны снаружи подружились.
облака дельфинами, плацентами отражены
в озере времени.
я осязаю красоту и трепет энтропии,
хаос, глубину.
слышу музыку листьев, хитина, шорохов и блеска -
узоры, розы, грозы, рельсы - всё совпало.
и если кто-то неосторожно сейчас заденет жизнь мою -
стрела, инфаркт, метеорит - я не поверю никогда, что умер,
что такое может произойти сейчас.
нет, только не сейчас.
как же прекрасно и больше, чем бессмертно.
вот это всё - сад, я и жена.
а ночь наступает - картой дамы пик,
шелестящая карта тайны. и по затылку
пробежались мурашки - как водомерки на отвесном пруду.
я был. я есть. я кем-то буду.


5 место

Конкурсное произведение 44. "Август"

август
улица Примакова
школа номер три
которая когда-то
старалась сделать всех вас одинаковыми
хотя это так же бессмысленно
как подстригать снежинки

ты случайно здесь
сорок лет спустя
здесь все те же плохо побеленные колонны
тот же запах краски и натертых полов
ты равнодушно проходишь мимо
и вдруг видишь – цветущий каштан

что это? впервые за сорок лет ты вернулся
и сегодня же
впервые в жизни
ты видишь каштан
который снова расцвел
на самом пороге осени

звезды – миллиард обезьян
пробарабанивших миллиард лет
по клавишам пишущих машинок,
а ты – "Война и мир" которую они
наконец-то напечатали
ты же знаешь это правда?
ты же знаешь
и потому свеча каштана не может быть случайной
и ты не можешь уйти

ты входишь в школьный двор
и видишь старый абрикос
дерево еще живо
здесь когда-то отправился в плавание
розовый парусник твоей первой любви:
девочка по имени Валя тянулась за абрикосами
стоя на высокой ветке
и была похожа на бога с фрески Микеланджело
а абрикосы были Адамом

ракушки превращаются в мел
травы превращаются в торф
звери превращаются в нефть
время превращается в большой неподдельный бриллиант
выскальзывающий из пальцев

и ты понимаешь: судьба это пазл
и сколько бы ты его ни складывал
всегда получаешь одну и ту же картинку
ты так надеялся собрать готический собор
а получился магазин
ты хорохорился: да наши утки вашим лисицам
горло перегрызут!
набрался смелости разрушить все
и снова построить собор
но снова получился магазин

но сегодня свеча памяти горит в твоем сердце
ты идешь дальше
вот старый туалет
который никогда не использовался по назначению
и потому кафель пола всегда был чист
здесь ты впервые попробовал сигарету
впервые дрался до крови
такой яркой на белом кафеле

ты протягиваешь руку
дверь не заперта
ты открываешь ее и видишь россыпь наркоманских шприцов
и только потом замечаешь безумные глаза
и нож
летящий тебе под ребро
и кровь снова такая яркая на белом кафеле
и успеваешь понять: смерть это поле
и в нем растет только дождь


6-10 места

Конкурсное произведение 60. "Пять старух"

Тот день был тих, теплом последним сух,
Как прогоревшее кострище.
Мы вышли дружно, я и пять старух,
И поплелись на старое кладбище.
Я впереди, ступая по коре.
Старухи позади. Их смех девчачий
Казался неуместным в тишине,
Был инородным здесь. Пособник плача –
Погост осенний возносил дымы.
Старухи шли, ногами попирая
Сезонное гниение листвы,
Всем видом утверждая – живы мы!
И далеки от края.

Потом они сидели за столом
На кухоньке в хрущевке тесной,
Как стайка птиц – к крылу крылом.
Мне, как птенцу, нашлось меж ними место.
Старухи пили горькую и вдруг
Запели песни странные, глухие,
В которых света не было. Был крюк
И висельник. Нет, не припомню имя.
Да, был топор. Ну, как без топора?
И каторжанский ропот конокрада.
Светило подбирало со двора
Лучей поводья, угасая взглядом...
Из всех старух одна пока жива.
Крепка еще, скрепит над ветхим садом.

А песен тех не вспомнить мне теперь,
Канва словес за давностью истлела.
Но словно кто-то открывает дверь –
Звучат их голоса мне акапелла.


Конкурсное произведение 100. "Что это, кто? – семь ночей подряд..."

Что это, кто? – семь ночей подряд? –
Безглазый, стальные когти?
– Беспилотный летательный аппарат.
Вероятней всего, квадрокоптер.

Многоголосье момента:
Ботичелли, демоны, жалость,
Тинторетто, вызов, крещендо,
И все погибают, сражаясь.

*
Горячий бред листвы придорожной.
Дробным размером. Скрытой угрозой.
Размер и звук. Запомни, что можно.
Ветки и корни. Тормоз. Поздно.

Возьми с собой туда, за край,
Скворчащую птицу августа.
Запредельное. Попросту. Запросто.
Туда, в темноту. Ныряй.

*
Толпы на улицах. Ангел с трубой
Вещает о группах риска.
То был наш первый вечер с тобой,
Сообщница, контрабандистка.

Реальность менялась. Сбывалось всё,
Что прежде не смело сбыться.
Эликсир, панацея: твоё лицо,
Целительница, медсестрица.

*
Каких тебе песен спеть, скажи?
Невинности или опыта?
Лежу на пляжу. Справа – ножи.
Вилки – слева. Хоботом

Помавает слон. Упитанный. Он –
Некий символ успеха и трафика.
Конечно, опыта. Если слон –
Разговор происходит в Африке.

*
Подростковый, печальный взор.
Меломан серьёзный. В поте лица.
Курильщик серийный, хоть вешай топор.
Перельману как будто родственница.

Фанат треченто. Но заодно -
Обожает трёхсферу. Что важно.
Бросай свои деньги, следуй за мной,
Как говорил Караваджо.

*
Деревья тоже наши предки.
Нюхни, не бойся же, нюхни
Свои обрубленные ветки.
Генеалогию родни.

Твои же доченьки-сыночки.
Поставишь галку, что прочёл –
И достоевские листочки
Облепят твой толстовский ствол.

*
Что за дерево? – деревья? –
Вдоль дороги насажали?
Это уж не тополя ли?
Тормоза ли отказали?

Ненавязчивый поребрик,
Жёсткой истины поборник.
Жертва. Воскресенье? Вторник?
В темноте пустили корни.

*
Подростковый, угрюмый взгляд.
Неотмирное, дивное царствие.
Лес шумит, водопады кипят.
Получите: дарственная.

Ты забудешь меня, существо.
Не пройдёт и полмесяца.
Под окном твоим – чёрный ствол.
Всеми листьями бесится.


Конкурсное произведение 142. "Обстоятельство места"

Идя против ветра,
бриг проиграет
в скорости шхуне
из-за её косых парусов.
Но уж если – по ветру,
то за ним не угнались бы даже
всеядные фрегаты
изысканного пирата
Бартоломью Робертса,
лет триста назад
грабившего торговые суда
в окрестностях
Барбадоса и Мартиники...
Всё бы ничего,
коли рисованная жизнь брига проходила, скажем,
на вывеске портовой таверны
Кингстауна или Пуэрто-Кабельо.
Но бездушные дизайнеры
уместили его профиль
(забудь о загоризонтье!)
на керамической подставке,
из которой обидно торчал,
будто лишняя мачта,
туалетный ёршик...

И разве
поставленный в угол
флакон освежителя воздуха
может заменить дух свободы?

Но посмотри,
как шарики для унитаза,
будто голубые дельфины,
беззаботно плещутся в волнах,
после того как хозяин
застегивает штаны и дергает
за бронзовую цепочку
сливного бачка.


Конкурсное произведение 176. "Растения

Лечебные растения помню с детства.
От алоэ мы отрезали мясистые щупальца.
Зачем, не знаю, потому что не помогало.
Каланхоэ не лечил от насморка.
Лист герани не спасал от ушной боли.

В школе чахли и наводили скуку
традесканции и аспарагусы,
Декабристы тосковали и никогда не цвели.
За что они оказались там?
Растения не грешат вроде бы.

Цветы с фазенды дона Леонсио
появились одновременно с фильмом,
раньше такие были не в моде.
Орхидеи, гибискусы, амадины.
Хотя нет, амадины – это птицы.

Кактусами я слегка пренебрегаю
и красоты в них не вижу.
Есть на воле настоящие исполины –
могучие, многометровые.
Не то что эти колючие вырожденцы.

А еще есть цветы из горницы
какой-нибудь сказочной героини.
Бальзамины, розы, бегонии
и, конечно, цветочек аленький –
то ли далия, то ли сальвия...

Наконец, растения тени –
многолетние, неприхотливые,
а хоста – их королева.
Когда прохожу по аллее парка –
то есть, теперь это парк, но раньше им не был,
вижу лодочки хост в высоком надгробнике.
имя и даты стёрло время.

Каменный ангел обезглавлен,
а так бы сказал, конечно:
там лежит молодая женщина,
что скончалась первыми родами,
а имя её старинное,
с глухим выдыхательным звуком –
Феврония
или Геновефа.


Конкурсное произведение 197. "Кто там"

проснись ты грибник на природе
с лукошком в осенней тиши
осина стоит на проходе
подвинься осине скажи

шурши себе в преющих листьях
как будто тебе все равно
кто там впереди затаился
и кто уцелел за спиной

в хрустающем воздухе гладком
иди ни о чем не тужи
грибы твои в полном порядке
и целы твои миражи

смотри меж осин в голубое
как будто тебя не нашли
и все твоё братство грибное
собралось у кромки души







2222

cicera_imho_spasibo


Но это ещё не всё!

На этом Кубке были произведения, которые соединялись в восприятии в триптихи, и мы задумались — это действительно триптихи или так вышло случайно?

Вот цитата из обзоров:

ПК:

"... Ну что сказать... Из триптиха 100 — 222 — 326 (если это триптих) мне больше всего понравился первый, а второй и третий пошли «в довесок» и мало что добавили-изменили."

ЮМ:

"Таня, а ведь второй уже триптих — если это триптих. Вполне допускаю, что Вайзор был прав и это — устремление к истине, а не любовь или смерть.

Но мне нравятся герои, которые алчут любви, потому что любовь даёт чувство, а даёт ли чувство истина?"

Итак...

Если произведения 100 — 222 — 326 написаны одним автором, то нашим призом за этот смелый жест станет книга Дмитрия Воденникова "Ключи и подсказки. Блокнот с заданиями для писателей и поэтов", внутри не только задания, но и автограф "Улетает лиса в небеса", ноябрём 2020 года, когда к поэту уже вернулись стихи, но ещё не были опубликованы.

vodennikov

А вот цитата не из обзоров, призванная объяснить логику выбора:

"Воденников — последний героический и про́клятый поэт, принципиальный романтик, классический герой-любовник и просто героическая личность, которая не терпит заурядности и требует от всех (но в том числе и от себя) горения и сгорания."

Дмитрий Бавильский.

Мы решили отметить сильный жест (если это он) книгой-блокнотом от поэта, которому подвластен и язык жеста.

Предполагаемый "Триптих номер 1".

Конкурсное произведение 100. "Что это, кто? – семь ночей подряд..."
Конкурсное произведение 222. "Ноябрь. Пиренеи..."
Конкурсное произведение 326. "Художник, как божья коровка"

Если окажется, что это произведения разных авторов, то книга отправится в фонд портала и будет вручена по итогам "Чемпионата Балтии по русской поэзии - 2021".


Предполагаемый "Триптих номер 2".


Второй триптих, который мы выявили — это триптих про обстоятельства:

Конкурсное произведение 142. "Обстоятельство места"
Конкурсное произведение 181. "Обстоятельство времени"
Конкурсное произведение 230. "Обстоятельство действия"

Этот триптих — если это он — удивительный по своей смелости, волнующий и раздражающий, мы отмечаем книгой-блокнотом "Ключи и подсказки" с автографом "И упало каменное слово" от Дмитрия Борисовича Воденникова.

Если окажется, что эти три стихотворения отнюдь не триптих, то книга-блокнот отправится в призовой фонд "Чемпионата Балтии по русской поэзии - 2021".


cicera_imho_spasibo


А теперь перейдём к медалям — совместным решением мы хотим отметить следующие произведения:


1 место

               Приз - памятная медаль портала Stihi.lv.

Конкурсное произведение 258. "Скафандр и бабочка"

когда умрешь, позвони.
если будет декабрь и голодные синицы.
если будет связь - сразу набери меня,
чтобы вздрогнул под потолком
шершавой шаровой молнией,
небритой щекой.
когда умрешь - расслабься, как я учил.
парашютисткой падай вверх - к ягнятам, в облака.
не бойся: в опрокинутых желтых волчьих глазах
прошлое - шелковый купол - смотри, не дай отобрать
память
маразматикам и бомжам
рая
на сувениры и белье.
и не оглядывайся.
отпусти этот мир, как шар -
сладостный, медленный антикошмар.
как воздушного змея,
который тебя укусил.

я
законсервирую наши образы,
милые безобразия, как персики,
в колбах/фоторанах/эмбрионах души.
искрящийся, бенгальский голос.
жесткий смех. тату рыси
на ключице.
там,
в лобных долях неба, где ты не умрешь.
когда ты умрешь,
расшнуруй корсет ребер,
распусти позвоночник,
стань сиреневым цветком сверхплоти,
гибкой и хлесткой.
выдохни нас.
напоследок - нырни в мою память.
с вышки-вешалки, где осталось твое пальто, -
кашемировая волчица
танцует танго с моим пуховиком.
кипяток нейронов.
ты не бойся обжечься, когда уйдешь.

намекни. ущипни меня за сосок
сознания,
чтобы смог перестроить координаты,
перетащить
зенитки, рассветы, рояли.
чтобы сонные привидения по утрам
глотали соленую овсянку
первого снегопада - сквозь тебя,
сквозь
прозрачный
желудок
окна.

когда умрешь, не переживай о кредитах -
я оплачу,
не волнуйся о коте Кузе - возьму себе,
обещаю кормить и любить.
обещаю: и его переживу.
ибо вечность во мне - как горб.
как гранитное проклятие скал и гор.
это - искусство неумирать,
ибо я полубог.
осыплю тебя блестками бессмертия.
укрою с головой
словами-одеялами.
мы не победили рак, но рубец от клешни
в буду носить в сердце.
помнить, что ты жива.
и - сиреневая Ниагара вечерней неземной грусти,
Хиросима смысла и бессмыслия...
как же жаль городки наших дней,
счастливых япошек минут...
когда ты уйдешь, я вздрогну, как ноутбук.
и посмотрю в окно на то,
как осыпаются небоскребы
бликами, пикселями,
пестрым квадропеплом
компьютерной программы...
разрушая машинный код.


2 место

               Приз - памятная медаль портала Stihi.lv.

Конкурсное произведение 176. "Растения"

Лечебные растения помню с детства.
От алоэ мы отрезали мясистые щупальца.
Зачем, не знаю, потому что не помогало.
Каланхоэ не лечил от насморка.
Лист герани не спасал от ушной боли.

В школе чахли и наводили скуку
традесканции и аспарагусы,
Декабристы тосковали и никогда не цвели.
За что они оказались там?
Растения не грешат вроде бы.

Цветы с фазенды дона Леонсио
появились одновременно с фильмом,
раньше такие были не в моде.
Орхидеи, гибискусы, амадины.
Хотя нет, амадины – это птицы.

Кактусами я слегка пренебрегаю
и красоты в них не вижу.
Есть на воле настоящие исполины –
могучие, многометровые.
Не то что эти колючие вырожденцы.

А еще есть цветы из горницы
какой-нибудь сказочной героини.
Бальзамины, розы, бегонии
и, конечно, цветочек аленький –
то ли далия, то ли сальвия...

Наконец, растения тени –
многолетние, неприхотливые,
а хоста – их королева.
Когда прохожу по аллее парка –
то есть, теперь это парк, но раньше им не был,
вижу лодочки хост в высоком надгробнике.
имя и даты стёрло время.

Каменный ангел обезглавлен,
а так бы сказал, конечно:
там лежит молодая женщина,
что скончалась первыми родами,
а имя её старинное,
с глухим выдыхательным звуком –
Феврония
или Геновефа.


3 место

               Приз - памятная медаль портала Stihi.lv.

Конкурсное произведение 60. "Пять старух"

Тот день был тих, теплом последним сух,
Как прогоревшее кострище.
Мы вышли дружно, я и пять старух,
И поплелись на старое кладбище.
Я впереди, ступая по коре.
Старухи позади. Их смех девчачий
Казался неуместным в тишине,
Был инородным здесь. Пособник плача –
Погост осенний возносил дымы.
Старухи шли, ногами попирая
Сезонное гниение листвы,
Всем видом утверждая – живы мы!
И далеки от края.

Потом они сидели за столом
На кухоньке в хрущевке тесной,
Как стайка птиц – к крылу крылом.
Мне, как птенцу, нашлось меж ними место.
Старухи пили горькую и вдруг
Запели песни странные, глухие,
В которых света не было. Был крюк
И висельник. Нет, не припомню имя.
Да, был топор. Ну, как без топора?
И каторжанский ропот конокрада.
Светило подбирало со двора
Лучей поводья, угасая взглядом...
Из всех старух одна пока жива.
Крепка еще, скрепит над ветхим садом.

А песен тех не вспомнить мне теперь,
Канва словес за давностью истлела.
Но словно кто-то открывает дверь –
Звучат их голоса мне акапелла.
medal_stihi_lv
Поздравляем, друзья, всех нас с насыщенным сезоном и прекрасными произведениями!
И ещё — с наступающим Новым годом.
Спасибо за ваши стихи!



petrjulja2
cicera_imho

.