18 Ноября, Воскресенье

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Владимир ГУТКОВСКИЙ и Марина ЧИРКОВА. ДИАЛОГИ ОБОЗРЕВАТЕЛЕЙ "1/8 финала Чемпионата Балтии - 2018. АНАЛИЗ - ПРОГНОЗ. Часть первая"

  • PDF

gutkovski_i_chirkova  Обозреватели портала оценивают 16 подборок, приступивших к соревнованию в парах...

 

cicera_IMHO


Общее предуведомление на два голоса

ВМ

И вновь начинается бой. Со стихами, а также с собой. Большое жюри и новые правила отбора в одной шестнадцатой позволили продлить передышку. Но мы не намерены злоупотреблять этим, и приступаем к обзорам одной восьмой, а потом дополнительно и одной четвертой. На первом этапе звучало немало справедливых и очень справедливых упреков в адрес обозревателей. Мы глубоко задумались и кое-что придумали.

МВ

Оглянуться не успев, я провальсировала первый тур c Владимиром Матвеевичем, чем дальше тем более вовлекаясь, и вдруг обнаружила - у нас зеркальные инициалы! ВМ и МВ (я Витальевна), - и мы обсудили это и подумали: почему бы не удариться в ребрендинг?  и пусть рябит в глазах у всех). А список  1/8 финала мы поделили как котёнок и щенок из мультика — приступим с разных концов, продвигаясь к «середине сосиски». Где и встретимся.

ВМ

И это еще не все придумки по части форматов обзоров. Короче, сделано все, чтобы читатели, увлекшись формой, меньше обращали внимания на суть. Хотя, надеемся, она тоже заслуживает внимания. Или хотя бы снисхождения…

МВ

Сколько можно говорить! Поехали! А то не терпится. Но для начала…


cicera_IMHO


Вступление от МВ

Говорят, есть люди, никогда не перечитывающие книг по второму разу. Бесконечно странно даже представить себе такое явление, я люблю возвращаться в понравившиеся места, к полюбившимся людям и текстам. Да и если логически подойти, возможность доосмысления, множественность  слоёв восприятия, по мне, важный признак стихотворения, которое можно назвать прекрасным. (Интересно, а вот воспроизводимость вызванной эмоции, если имеет место быть,  — это ведь тоже признак? Несколько иной, но...) В общем, посмотрим, насколько «толсты» или «всегда удачны» окажутся прошедшие в 1/8.

Что до второй задачи этого тура, задачи сравнения и взвешивания впечатлений… а как еще можно сравнивать стихи, например, о любви и о себе-поэте, со стихами о «что же будет с родиной», если не по силе удара? Разве что по точности пронзания. Вот так  и буду сравнивать, по этим двум вешкам.

Третья задача, спрогнозировать решение жюри…. Доверюсь интуиции.

Вступление от ВМ 

На этом этапе отписками уже не отделаешься. Требуется серьезный и объективный разбор конкурирующих подборок. (И субъективный при этом, а иначе не получится)

(Кстати, я понял, чем была вызвана критика в мой адрес. То есть, я всегда это понимал, но теперь сформулирую. В отличие от тех, кто читает стихи побуквенно, я обладаю естественной способностью охватывать весь текст сразу и целиком. Так сказать, одним орлиным взглядом. И мгновенно вырабатывать общее впечатление. Этот мой уникальный дар зарегистрирован в НРР (национальном реестре рекордов). Номер соответствующего свидетельства я приводить не буду. Все равно вы мне не поверите. И правильно сделаете. При таком подходе какие-то детали теряются, но за итоговый вывод зуб даю. Теперь же, идя навстречу, придется мельчить, приближать объектив вплотную к объекту. Что из этого выйдет, даже не знаю, но попробую)..

Как поделить пары, мы с Мариной договаривались еще до жеребьевки. В результате мне достались семь дам и один мужик (и ни одной анонимки). Ей – четыре явных мужика, две явных дамы и две анонимки. И это, наверное, справедливо!




1 ПАРА

ВМ

166. Глаша Кошенбек, Москва (Россия). "Текущее"

51. Петр Матюков, Бердск (Россия). "В пути"

Прогноз до анализа

Счастливое свойство моей памяти: успешно все забывать и сохранять только самое общее и смутное впечатление. Попробуем использовать это обстоятельство во благо и самым продуктивным образом.

А именно дать свой прогноз до анализа. А потом еще раз – уже после последующего прочтения и разбора. И сравнить две оценки – интересно, что получится.

Итак.

Наверное, отдам предпочтение Петру в пропорции 60:40.

Почему? Вроде бы он мне в первом туре понравился больше.  И потом вроде бы (?) он автор в авторитете и с успехами. А Глаша новое имя. А я консерватор.

Мои впечатления на первом этапе.

   Глаша

…поскольку с творчеством нисколько не знаком, сталкиваюсь в первый раз…, то по приведенным образцам вижу пока только манеру (даже не стиль). Нравится ли мне она (манера ли, автор на фото)? Скорее, будоражит. Что тоже, как подумаешь…

… так ничего и не понравилось? Ну почему! Третий текст, например. Его чистое звучание. И ирония не напоказ, а пульсирующая в самой сердцевине стиха и приглушенно, и отчетливо.

Таким образом, если кто не понял, к подборке я отношусь без пламенного энтузиазма. Похоже, нам с автором еще нужно будет преодолевать взаимный скептицизм. Мне по отношению к ее творчеству, ей – к моему художественному чутью и поэтическому вкусу.

Петр 

Трагедийная подборка, выполненная в нарочито грубовато-упрощенной манере. Тяжелый сон, похмельное забытье или жизнь без прикрас? Или все вместе?...

Поэзия высокой концентрации.

Впечатления при перечитывании.

 

Глаша

 

Когда я перечитывал эту подборку, вникал в нее и проникался ею, главным испытываемым при этом чувством была нарастающая радость. Вплоть до ликования. От ее многокрасочности, многозвучности, свежей щедрости и полноты ощущения жизни во всех ее проявлениях. И свой взгляд, свой стиль, своя манера. В меру ироничные и бесконечно сопереживательные.

Первый текст.

 

Вечная история противостояния и вместе нераздельного взаимопроникновения афонькиных и лодкиных (какие говорящие именования!). Они не могут быть вместе и не могут друг без друга. Такое.

Действительно текущее состояние здешнего мира. Ограниченного в пространстве и беспредельного во времени. Как бы ходящего по кругу, но и разомкнутого, открытого будущему. Которое и само под вопросом. На что надежда? Только на саму Надежду!

«…есть еще внучка у лодкиных - в бабушку - маленькая Надежда…».

Явно куда более укорененная и земная, чем предыдущие поколения:
«…не интересуется никаким искусством и это внушает лодкиным веру в судьбу…».
Но… это но, от которого никуда не денешься и которого никак не избежать, евино наследие:

«…слишком красива породиста а это уже ненадежно…».
Ненадежно и неизбежно, без всяких но. Поэтому финал не то, чтобы открыт, оборван на бу, на самых последних буквах:

«…так что неясно что у них дальше бу».

Второй текст.

Абсурдизация поведения как единственная возможность преодоления бессмысленности существования. Не отделяться от беспросветности быта, все равно ничего не получится. А слиться, слипнуться с ним, как имя и отчество у героини. Сначала во сне (то есть, наяву):

«пока в ванной сохнут колготки и холоден чайник, как лед

ларисаивановна в лодке к рассвету с восходом гребет».

Если бы пустила меня лариссаиванна в свой сон (как читателя, только как читателя!), я бы, возможно, то же что-то узнал о звездах Адобовс, Икаруд, Арашол, Адныруд созвездии Ыть Нопулеш. А так смогу только о чем-то догадываться, читая эти названия сзади наперед.

Но «ночь рвется… лишая простецких надежд». И «будильник грохочет, и кочет победно орет..». И продолжает ЛГ свой путь по этому морю житейскому.

Если бы хоть какая-то буря грянула, но обычно на нем мертвый штиль. И приходится работать преодолевать и еще и радоваться этому:

«ларисаиванна хохочет
ларисаиванна гребет»
.

Да и мы все вместе с ней.

Третий текст.

Самый печальный: «еще в полях белеет снег». А будет ли «уже»? Еще хоть раз. Может, потому-то «… так светло и грустно мне».

Или совсем не случайна эта многозначительная оговорка (само оговорка):

«как в 23 и 32»?
Вот и чуткий классик что-то похожее испытывал.

Подводя итоги. Цельная подборка, ничего не скажешь. Не структурно, не сюжетно –  мировозренчески. А это очень важно.

 

Убедила меня Глаша, убедила. Ну, для начала покорила, потом убедила.

Петр

  

Очень лаконичные, емкие стихи. Я говорил о концентрированной поэзии? Подтверждаю: это она и есть. Совсем другой поэтический инструментарий, набор изобразительных средств (по сравнению с конкурентом по паре), а выводы в чем-то схожи. Если не полностью подобны. Как говорили комсомольцы (уже не добровольцы): не важен метод  - важен результат. В стихах, правда, все важно.

Первый текст.

 

Рано или поздно они неизбежно встречаются, пересекаются: могильный крест поэта и поминальный булькающий пакет. И под аккомпанемент прерывающегося (такого короткого!) кукушечно-частушечного монолога им (людям) захочется узнать:

«…кто там? Пушкин?
а то и Лермонтов! - ответствует другой»
.
Они, они, сам оба. И мы тоже, хотя пока и с другой стороны. Но это временно..

Второй текст.

 

И опять эта слегка абсурдистская бытовая метафизика под легким градусом.

А как иначе? То ли грезить во сне как ларисаиванна.  То ли принимать на грудь как здешний лиргерой.

«То ли ангелы это веют, то ли - кондиционер…».

Религиозность еще не вполне осмысленна, но направление мысли и чувства верное:
«Моргну - и вокруг паства, cнова моргну – толпа…».
А в том, что

«Помню, вышел в сторону Храма, пришёл в Вокзал»,
ничего страшного нет. Вот у нас в городе Вокзал вполне величественный. По архитектуре.

Я ж говорю: «направление верное».
Третий текст.
В нем решительный (пусть еще не совсем окончательный) переход:

«ты уже не на этом свете на том».
Видения там разные:

«кто эти люди от них на душе болит…».
А поэт он всегда о своем:
«чёрная речка бьётся в твоей груди…».
И так до утра, до пробуждения, до жизни?

«надо бы встать вырваться…

но не встаёшь…».
Да ладно, Петр! «…ино еще побредем».

Слово сказано. И как весомо.

 

Мои постсимпатии, постпрогнозы и сопоставления.

 

Тут нас агитируют за новые имена и тому подобное. Сами по себе новые имена мало что значат. Но не в этом случае. Вы знаете, Глаша первоначальный мой настрой изменила. И, пожалуй, я бы высказался за нее.

 

А как решит Жюри, сказать трудно. Осторожно спрогнозирую:

55:45


8 ПАРА

200. Андрей Баранов, Яромаска (Россия). "Друг другу"
333. "В том саду, в той стране"

МВ

 

Соперники, встреча которых (кроме всего) любопытна тем, что «центры тяжести» подборок приходятся на диаметрально противоположные точки — последнее стихотворение  в 200-й подборке и первое в 333-й. Что лучше для восприятия, трудно сказать…

 

Но именно из-за этого разговор начну с 333. "В том саду, в той стране", особенно сильной началом. Первоначально эта подборка понравилась мне достоверностью деталей, невычурностью, естественностью взгляда и сдержанностью жеста… И это при высоком накале, при жаркой  температуре чувства! Прекрасное сочетание.

 

А смотрю теперь и вижу кое-что еще…

Первое стихотворение (мимоходом очевидное: хорошая, изобильная речь, свежая) – на этот раз более всего привлекло меня переменчивостью, постоянными  перебросами, переходами настроения  от описательного состояния к эмоциональным взлетам. Вот автор начинает «В том саду»… - и читатель настраивается на стволы и листья — а автор прибавляет к этим листьям - «не встретимся никогда» - и читатель вспоминает своё, и электризуется, и мысленно обрывается. И автор утешает его, приглашая утихнуть и просто смотреть - «в ржавой бочке дождевая цветет вода,/ позабыв о водоворотах»… и читатель наслаждается кратким мигом покоя, потому что — предчувствие не обманывает — дальше новый взлёт - «Не судьба ей поить стада и крушить суда» и опять житейское, реальное, без закидонов - «Лишь ворона по краю скачет туда-сюда –/ и дрейфует от стенке к стенке перо воронье» (мимоходом но не могу не: рефрен вороны отлично сделан, раскачивание). И новый всплеск к напряженному, высокому -

«как пирога, опрокинувшая гребца...
и садовница не узнает лица.
Что ей Спасы и сенокосы?»

Авторские шаги то  размашистые, то точечные, при этом при переходе от «простого» к «поэтическому» реальность не утрачивается, но преломляется как сквозь слезу, дрожит как воздух над костром:

«Расползается крапива из-под крыльца,
догнивает в компостной яме падалица –
и ни браги, ни пирога... только осы, осы.»
-

и «Столько ос, что воздух кажется золотым»

И звенящая пижма остается пижмой, а звон — внутри.

И как нарочно для сравнения, в подборке 200. Андрей Баранов, Яромаска (Россия). "Друг другу" в первом стихотворении тоже есть моменты переходов, от речи рассказчика к внутреннему монологу героини. Но выполнены они, что особенно очевидно в данном сравнении, несколько суетливо и не вполне удачно, переход не резок, интонации смешиваются. Например «день сестры/ рожденья выпал» - судя по инверсии, по перестановке слов, так могла бы говорить Галина Алексеевна, ан нет — почему-то на эту интонацию съезжает рассказчик.  Выделение курсивом помогло разделить, но не сильно.

Еще один момент, где выигрывает 333, это детализация и реалистичность. Автор не боится вглядываться ни в компостную яму, ни в свою жизненную незадачу, и подробности несут дополнительный (кроме описания) смысл, они вгрызаются в читателя, ловят его, удерживают, и добавляют ощущение плена, несвободы, безвыходности и той самой незадачи. И кстати! Почему и как так грустно вышло, и можно ли поправить или нет — всё это оставлено решать и предчувствовать читателю! Это простор. А в истории Галины Алексеевны главный герой — ее неизлечимая болезнь, а остальная реальность как будто полустерта, и читательское внимание начинает скользить мимо, какая разница, Магнит или другой магазин, автобус или трамвай, всё ясно с первых нескольких строк, и больше развития нет, есть только череда томительных повторений (а читатель уже и без них всё давно понял, и посочувствовал, да и представил себе гораздо ярче чем написано).

Во втором стихотворении обе подборки примерно равны и не особенно поражают воображение. Виноградная косточка из 200 конечно сильно напоминает Окуджаву и избыточно многословна, но она мелодична, песенно-рефрениста, есть в ней широта души. Перекраивать себя, вырастая из собственной кожи, в чём ни меряй, всё равно ошибаться снова и снова стремиться расти — история из 333 важная для всякого, и сочувствие вызывает, но в этой подаче, в виде личного размышления без выхода вовне она очень герметичная, внутренняя, в читателе почти не нуждающаяся.

В третьем стихотворении набрала силу подборка 200, история про собаку —

«По шапкам пены вдоль прибоя
бежит собака за тобою,
хвост калачом и звать никак.
На ежеутренней прогулке
она с тобой не из-за булки,
ей просто надобно вот так
бежать, чтоб - гальки! чайки! брызги!»

Да, собаки могут и играть, и мечтать и соглашаться на малое, нуждаясь в бОльшем, хотя бы вытягиваясь в направлении мечты, как говорится,  — это очень реалистично, живо и ярко рассказано. Лёгкое и умное стихотворение.

«Но нынче небо – голубое!
Не льёт, не дует, не дрожит!
Бежит собака за тобою -
хотя и впереди бежит... »
Собственно, все мы так, за жизнью)

Третье в 333 тоже житейское, но чуть скомкано в плане осмысления, в  пивном бидоне и догоне нет той ясности, как в собачьей пробежке. Но отмечу, что перечитывание все-таки приблизило лично меня к атмосфере этого стихотворения — бывает и просто хаотичная-неприглядная жизнь, и перемены далеко не всегда что-то меняют, и новое не лучше старого и наоборот. Отсюда и шатания эмоций, и грубые детали. А жаль-то на самом деле всех.

Итого моё суммарное впечатление — все-таки выигрывает подборка 333.

45:55,

а вот в жюри я почему-то не уверена….боюсь, как бы у них не случилось наоборот.



2 ПАРА

ВМ

66. Полина Орынянская, Москва (Россия). "Боги и люди"
71. Петра Калугина, Москва (Россия). "Подождика"

Прогноз до анализа

 

Шансы Петры, насколько я помню, мне казались более предпочтительными. Насколько? Ну скажем, 45:55 (в пользу Петры).

Мои впечатления на первом этапе.

 

Полина

 

Разворачивающаяся и набирающая мощь подборка.

Правда, первый текст я не совсем распробовал, но второй и третий удались на славу и пришлись по вкусу… Конечно, заслуживает.

Петра

 

Какая насыщенная подборка! И с таким нежным женственным названием. Эмоционально, чувственно, раздумчиво, мудро. Высшая гармония сфер – небесных и земных, возвышенных и заземленных…

Впечатления при перечитывании.

 

Полина

 

«Боги и люди». Все о них и все про них. Подборка оптимистического трагизма. В ней мне, как читателю, дышать легко и свободно. Несмотря ни на что.

Первый текст.

 

Затерянный мир – это о нашем одиночестве. Космическом одиночестве. Что более актуальных проблем нет? Кто знает.
«никто не знает, насколько наш мир затерян…».
И еще это мир без Бога. Не в полной мере, конечно, но в очень значительной. В отличие от предков: «им было проще, там боги владели миром».
А они знали, что надо делать. И что нам нужно. Столько полезностей за ними числится:
«Держали небо, крутили Землю…
На Марс мотались шутя…
Учили местных полезному – жалко, голь же!»
.
Но все хорошее быстро кончается, а с точки зрения вечности еще быстрее:
«Ушли однажды…

А нам достались молитвы, мечты, руины…».
Изгнание из этого прарая, короче. До или после рая основного. И ничего хорошее не случилось, чего вполне можно было ожидать.

« У дерева жизни листва пожелтела в кроне…
Народ всё глядит на небо, зачем – не помнит»
.
Можно ли извлечь полезный урок из этой истории. Лично у меня не получилось бы. Даже в строчку. А автору удалось. И в столбик. Поэзия, однако.

Второй текст.

 

Спускаемся на землю. И в наше время. Со своим богом, таким обаятельным и родным.

«Мой бог – весёлый старик».
Дальше следует описание и подтверждение этого. В меру изобретательное и разнообразное. Но неизменно легкое, полетное для души, почти невесомое. И почти ничего не происходит

«Так идём по солнышку до обеда…»,

а неизменное ощущение радости не покидает, все длится и длится:

« И бегу, подпрыгиваю, руками размахиваю.
Дура, бабочка... Ну и что, всё любовь, всё свет»
.
Та самая простота, которая выше и умнее любых мудрствований.

Третий текст.

Но небо землю не отпускает, притягивает ее, вразумляет, напоминает о своем неизбежном присутствии. И главенствовании.
«В городе Дрянске разверзлась небесная хлябь.
Вылилось небо на землю – и вся недолга…».

И даже личного бога ЛГ, веселого старика покидает его оптимизм, вселяется в душу ожидание апокалипсиса. По всему видать. Пора приниматься за главную работу.

«Хмурый старик сочиняет из досок плот.
Волосы дыбом, язык от натуги вбок…

Вроде построил…».

Конечно, его не понимают, считают полоумным.

Даже старуха жена и в первую очередь:

«…старый совсем сдурел!...
Господи-Господи, дал бы ему ума!..»
.

А он знает, потоп все ближе:
«Горько старик повторяет: не ной, не ной...».

Ной, настоящий Ной, мудрый спаситель человечества!
Что «…в телевизоре новый уже прогноз!»?

А вы еще смотрите телевизор? И верите ему?

Очень органичная подборка. И так непринужденно выполненная.

Петра

Как в маленькой капле может отразиться огромный мир, так и в этой подборке ее, казалось бы, частный и локальный сюжет пронизывает все человеческое существование и становится равным ему.

Первый текст.

 

Любовная история, история обретения и потери. А по какому-то неправильному закону потери случаются все чаще и переживаются глубже и болезненней.

И одновременно разговор с миром на всех известных и мыслимых языках.

«Дождь пытается что-то сказать.
Я боюсь, что вот-вот пойму…»
.
И так уже столько знаешь и знание это так больно и трудно. И боишься, что новое знание станет совсем непосильной ношей, которая окончательно сломит душу. Но все равно в тщетных попытках расшифровки (облегчения?)

«Придётся…
прислушиваться…
до скончания дней…
от знания языка.
От незнания языка»
.
Но их слияние неизбежно: человека, его любви, дождя, как символа вечного обновления, и попыток выразить все в словах…
«Потому что, как только вник
ты навеки…
человек, но как будто дождь.
…только повод струиться, течь,
разветвляясь, дрожа слегка,
каплями языка»
.
Легкий ритмический перелом в финале стихотворения многократно усиливает его воздействие и делает его неотразимым.
«Словно кто-то бессловно грезит,
продвигаясь по кромке фразы…
«Подожди-ка» — скажу уму.
Только слухом тебя пойму»
.
Слухом сердца? Им в первую очередь. И вглядыванием в поэтические строчки. Немного.

Волшебный текст, завораживающий.

Второй текст.

 

Когда жизнь продолжается, точнее, длится с ощущением невыносимой потери, ласточка-душа перегорает от скачков напряжения, перепадов от надежды к отчаянию, как лампочки в квартире:
«В год, когда перегорали
лампочки…
В год, когда мне было всё до
ласточки,
тенью обитающей в квартире»
.
В это страшное время, каждодневно и многократно умножающее боль и подталкивающее к самому краю:

«В зазеркальный год
ничкомлежания…

В год, когда меня на свете
не было…
В год невыметаемого крошева
из необитаемого быта…»

только молитва к и о, может даровать облегчение. Дай-то Бог.
«В этот странный год, не в
ощущениях
данный мне, а в их тупой
нехватке,
Бога я молила о прощении,
а тебе шептала: всё в порядке.
Богу я шептала: не покинь меня,
а тебе... тебе я
замолчала».

Подействовало, помогло?

«Через год окликнула по
имени —
и оно тебя не означало»
.
Полное исцеление? Вряд ли. Шрамы зарастают, выцветают и… остаются.

Третий текст.

 

Успокоение, примирение, понимание? В какой-то мере, которая по силам человеческой душе. И погружение в память («Есть память живая и мёртвая…»), ее неприкосновенный (и прикосновенный) запас.

«Есть что-то навеки стёртое,
Отозванное по имени…
От человека, некогда
Любимого до потери…»
.
Лучше бы эту память вообще не трогать. Но нет сил и потребности к ней не прикасаться.
«Живую ладонью трогаю,
Мёртвой подставлю чашу…»
.
Вроде бы необходимый баланс соблюден. Но неизменной остается

«...Паника узнавания,
Птичья тоска над Летой»
.
Так в ней и пребывать до…

Думаю, сопереживаю, молчу.

Мои постсимпатии, постпрогнозы и сопоставления.

 

Обе подборки замечательны. По ходу перечитывания начинал склоняться на сторону Полины, но Петра своими стихами меня опять перевербовала. Немного. Оцениваю авторов практически равноценно:

48:52



7 ПАРА

363. "Высунув язычок..."

12. Елена Наильевна, Самара (Россия). "Ёлка, шарики, мишура"

МВ

Начну опять с конца, на тот раз потому что из всех стихотворений подборки 12. Елена Наильевна, Самара (Россия). "Ёлка, шарики, мишура" мне более всего нравится третье, особенно после перечитывания. Не случайно и название подборки пришло от него. Оно упругое, легкое по языку, не зацикленное на себе-любимой и красиво обыграно технически. При первом прочтении мне показалось, что игра «я б — ноябрь» слишком навязчива, но теперь, пожалуй, не думаю так. Всё гармонично и динамически сбалансировано.

 

«ноябрь
требует сплина, сонливости и тоски
а у меня гарри поттер и пауки
фиксики, свинка пеппа и три кота
прятки и гонки, кубики и лапта
танки и динозавры, парад планет
а у меня математика (боже, нет!)
люлька, качели, каши, юла, манеж
мама, я это не буду, ну и не ешь
сказки и баю-баюшки до утра

а вот и декабрь
ёлка, шарики
мишура» - ну и не ешь особенно подкупает, каждому бы ребёнку такую понимающую маму.

Не могу язык однако не показать — математика это что, математика это прекрасно, там всё выводится и субъективности нет, вот вы современный русский язык поизучайте. Где к русским словам полагаются транскрипции на латыни (которые надо заучивать) и мы (здрассьте, приехали) оказывается, произносим слово молоко как «мЫлако». Вернее что-то среднее между «млако» и это самое «мыла…». Вот, выговорилась и легче, и пусть меня филологи теперь убьют Розенталем или чем им сподручнее) Вообще-то ментальный штампик это, про математику, как и города и веси — штампик поэтский.

Второе стихотворение, по мне, тянет на дно всю подборку, как пробоина в подлодке. Там и повторы, и неохота повторять про вторичность. Симпатично только «и тишина идёт ему в объятья/ и плавится, целуясь невпопад».

А вот первое стихотворение подборки весьма хорошее. Его начало и концовка искренни и прозрачны, оно женственное и при этом тонусное, казалось бы о расставании, - но приподнятное.

«И закатиться в угол
к фантикам и носкам -
пусть бы потом аукал,
пусть бы всю жизнь искал» - почему-то верится, что так и будет, искать и сожалеть.

В общем по подборке впечатление такое:  “I cannot do great things, but I do small things in a great way”.

А теперь о крупных масштабах.

В подборке 363. "Высунув язычок..." все стихотворения плотно подобрались друг к другу и даже составляют логичную последовательность! Вот это всплывание от коктейльно-музыкально-океанской вселенской рефлексии первого (рефлексия демиурга) через куда как более скромный Китеж глазами подводного жителя, пусть и водяного, но уже не бога а человека, до роли подмастерья у поэта и башмачника Ганса Сакса. Чем-то такое  движение напоминает мне пробуждение от сна (а может быть, и развитие, самосовершенствование таланта): проход от самых изысканных глубин буйной романтики с иллюзиями всемогущества (а поэт и должен порой расточительно бушевать и нахально воображать из себя, иначе откуда силы будут) через легкую иронию главного умника на деревне - до самокритичного осознания труда и своей роли вечного старателя в поисках недостижимого. Три чувства, чем не три кита поэзии…

 

Первое стихотворение, конечно, очень броское, до чрезвычайности нахальное я бы сказала, и тем и хорошо.

«если эпоху смакует, решая срок
выдержки, время – медлительный сомелье.
Держит на языке, не соблазняясь на
сглатыванье, испытывая букет
или осадок: что там, война, весна? –

Бетси, нам грогу стакан, гремит вдалеке

бас, до дна прополаскивающий гортань
добрым пьянящим опусом Людвига ван » - а и правда же, красоту и жажду бытия не убьют ни война, ни нужда, ни время — это внутренняя свобода, и её не отнять. Но автор не так прямолинеен в своем выплеске, катарсис и разудалость то ли Пьера Безухова то ли бражников всех времен и народов тесно слиты с горечью «Заводного апельсина» и конечно же чуть неуютно от воспоминания — от посланного Цветаевой проклятия пресыщенным «гастрономам»… Смакуй, но смотри не поперхнись.

Однако поперхнуться на самом деле риска нет, лиргерой чист не только непосредственностью, но и своим импульсом, движением, он не находится в стагнации, а напротив — развивается и рвется, и хочется верить в него  -

««Что пожелаете?» – Жизни густую смесь!
Бармен бесстрастный вышколенно берёт
шейкер зеркальный («На вынос?» – Сейчас и здесь!),
влагу хмельную всех временных пород
встряхивает, и вот уже ты внутри
в лёгком, игристом, вспененном – пузырьком;
музыку, музыку! брешут календари,
мне ещё жить в серебряном, золотом
веке, ты слышишь... » (а язык-то! Какой язык!… плотный, умный, богатый — и живой)

Ну и соринка в последнем мозолит не напрасно.

Второе и третье стихотворения показались при втором прочтении еще более едины, чем на первый взгляд.

Что меня как читателя не то что напрягло, но то ли обидело, то ли больно задело в этой подборке — это место про кантик.  Потому что вот он где был, тот самый кантик -

«И сочиненья забыть на тему,
что мы не рыбы,
и сурдо-гимны, что мы не немы?
Чешуйки дыбом!
» - и ему верилось, хотелось думать что автор был небезразличен, что, даже иронизируя, на самом деле переживал…. А тут - “кудряво нашьёшь сутаж,/ кантом мораль подпустишь, – готов заказ - оказывается, меня-читателя дёшево купили на стандартный приём… Ты погляди, как я тебе подарок удачно отхватила, со скидкой! - хвалится простодушная подружка, а именинница хоть и улыбается, но все-таки ей досадно.  Шли бы эти стихи порознь, не в подборке, возможно такого чувства бы не возникло. Но утешает дразнящийся язычок, и сильно утешает — все-таки лиргерой (он же  первое лицо) чувствует себя подмастерьем, не мастером. Ну и хорошо.

Для меня выигрывает подборка 363, и счет примерно

59:41

и тут думаю, что и жюри скажет так же.


cicera_IMHO


Послесловие от МВ

В любом случае, чьи бы подборки ни прошли дальше, в данном случае это будет и в полной мере заслуженно, и в той же мере неоднозначно - одновременно. К слову, сравнив список попавших в 1/8 и не попавших, подумала – из не вошедших вполне можно провести такую же 1/8 и далее вплоть до выбора победителя – и он будет ничуть не хуже. А значит, пусть не всё на свете игра, но поэтические конкурсы – она самая.

Резюме от ВМ

Сказать лучше, чем МВ, у меня все равно не получится. Так что полностью присоединяюсь к предыдущему оратору. И не удержусь от правдивого комплимента. Часть обзора от МВ мне очень понравилась. В отличие от своей.

Второе резюме от МВ

А я всегда и здесь очарована обзорами ВМ. И рада это не скрывать!


(А продолжение следует)

 


cicera_IMHO

 

.