20 Сентября, Четверг

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Владимир ГУТКОВСКИЙ и ДОКТОР. Кубок Мира - 2017. Обзор 2-го тура. Встреча пятая

  • PDF

DoktorGutkovskyCollageНаши обозреватели Владимир Гутковский и Доктор продолжают изучать произведения участников 2-го тура "Кубка Мира по русской поэзии - 2017" в 1/8 финала.




Владимир ГУТКОВСКИЙ и ДОКТОР 

ОБЗОР 2-го ТУРА. Произведения 1/8 финала



cicera_IMHO


Вступление от Доктора

Еще один круг борьбы позади, поздравляю всех, чьи произведения все еще участвуют в гонке. Жюри (на это раз Большое) – приложило некоторые усилия, чтобы выбрать достойных, на их взгляд. Исходя из этой посылки, надо думать, что в 1/8 не осталось слабых, с технической точки зрения, работ. Доктор, правда, так не думает, но заострять внимания на мелочах не станет.

Мне кажется, что пришло время поговорить о более общих впечатлениях и мыслях, возникающих от прочтения, просто потому, что обзоры на этой стадии мало кого заинтересуют, кроме авторов стихотворений. Накал спал, на портале остались малочисленные болельщики, может быть и им будет интересно сравнить восприятия.

Вступление от ВМГ

Предчувствия у меня какие-то. А какие – пока не чувствую.

Да, в одной восьмой обозреватели занимаются текстами, о которых не писали на предыдущем этапе. В предвкушении того, что далее можно будет комфортно пересесть в ложу наблюдателей. И отчасти болельщиков.

cicera_IMHO



1 ПАРА

Конкурсное произведение 39. "Стаканы"
Конкурсное произведение 233. "Текла река..."


Доктор

Конкурсное произведение 39. "Стаканы"

Приятное стихотворение. Не знаю, кто как, а Доктор видит в нем ностальгию по мечте, по романтике воображения.

«Беги во сне. Беги, беги легко
до золотом подбитых облаков –
там кедрачи врастают в занебесье,
и, если долго щуриться, со скал
увидишь засыпающий Байкал
и диких лошадей на редколесье,
и белый остывающий песок.»

Вполне вероятно - героиня ведет беззвучный разговор с каким-нибудь конкретным персонажем, но в том-то и состоит прелесть произведения, что благодаря общечеловеческой настроенности, оно позволяет каждому читателю найти свое, в этом великолепно и стремительно прорисованном движении бега-сна. Наперегонки с ветром. В волшебную страну грез, которая, как бы мы ни торопились, с возрастом становится все дальше и дальше. И героиня, (а вместе с ней и Доктор), прекрасно понимает недостижимость идеала и «отпускает» ситуацию с легкой грустью.

«И я бы добежала как-нибудь
до рыжих сосен в полосах тумана,
но дребезжали в поезде стаканы
так жалобно и тонко – не уснуть...»

Мне кажется, что стихотворение довольно сильно недооценено на Кубке. Оно намного более поэтично, чем другие представители подобного жанра, а в композиционном плане – практически безупречно.

Конкурсное произведение 233. "Текла река..."

Типичное произведение одной строчки. Мало того – одной мысли, и то не факт, что там она есть. В нем мастерски наслаиваются картины природы и жизни человека. Выводятся параллели прошлого и грядущего. Красиво, надо сказать произведение выглядит. Достойная заявка на «поэтичность». Однако – увы и ах - оно скучно той самой скукой, от которой хочется зевать. После прочтения последней строчки, с удовольствием забываешь начало и понимаешь – выстрел холостой. Попытка слишком затянутая и слишком «плоская», нет перспективы. Стандартный, такой, этюд на кубковую потребу. Чего-то нового, кроме картинки, текст не предлагает. С тем же успехом на его месте мог быть, допустим, «Костел», и вся разница между ними – в более выигрышной теме. Правда, «Костел» - все вызывает кое-какой эмоциональный отклик в душе. Здесь же хочется сказать: «Пятерка за прилежание. Садись девочка. Не спать, класс! Не спать!».


Прогноз от ВМГ

Считаю соперников в паре практически равноценными. Хотя сравнивать их трудно настолько они несхожие. Для меня, если и предпочтительнее «Стаканы», то самую малость. На усмотрение жюри. Тот случай, когда любое его решение меня не разочарует.

 

2 ПАРА

Конкурсное произведение 5. "Мойдодыр 2017"
Конкурсное произведение 177. "Надо мной - земля"

Доктор

Конкурсное произведение 5. "Мойдодыр 2017"

Доктор не разделяет всеобщего ажиотажа вокруг данного стихотворения. Попытаюсь донести, в чем тут дело. Первое и самое главное – текст не вызывает ни грамма чувств. Сопереживать нечему. Перед нами предстает некая статическая в ментальном плане атмосфера, в которой происходит бурление воды в стакане. На вид – вполне себе буря, по факту – муха не захлебнется.

Стихотворение чисто игровое: выбран герой, придумана нестандартная ситуация. Герой сам себе чего-то воображает, кому-то поклоняется – собственно и все. Он априори протагонист, а весь мир «дерьмо». Совершена самая большая ошибка, которую только может допустить литератор. Не подведена доказательная база «положительности» героя, не прорисована ситуация, в которой читатель смог бы синхронизировать себя с происходящим. Нет даже антагониста, наблюдая за противостоянием с которым, читатель отделил бы собственное «я» от негатива общества, из которого сбежал герой.

Рекомендую, кстати, полистать специализированную литературу на тему таких вещей. Типа «как написать роман». И не надо думать, что законы крупных форм не касаются стихотворений. Это, в общем-то, азы, и жаль, что не все с ними знакомы.

Тот же Чуковский, к примеру, прекрасно в таких вещах разбирался. Чтобы вывести «положительность» Мойдодыра, он создал и конфликт, и экшн, и антагониста, переродившегося затем полярно. Здесь же – кроме эксплуатации чужого образа и эксплуатации стагнации в общественных отношениях – полный ноль. Да, сама идея интересная, но и только.

 

ВМГ

Конкурсное произведение 177. "Надо мной - земля"

Ты меня по имени не зови,
мы с тобой случайные визави –
две беды в простреленной тишине.
...А меня вне города больше нет.
Я дитя его – у него внутри,
и смотрю глазами его витрин
от Базарной площади до пруда.
Я теперь из города – никуда.
От Никольской башенки – до кремля
подо мной – земля,
надо мной – земля.
Я теперь – дыханье крылатых львов,
папиросный дым, перегар дворов,
колокольный звон и колёсный скрип,
я – нектарный флёр златоглавых лип.
У меня в ладонях –
прохлада луж,
у меня в гортани –
сквозняк и сушь.
Ты привык по имени... Ну и что ж!
Отними у памяти, уничтожь,
вырви восемь звуков, сожги, развей,
без любимых слов – забывать быстрей.
Я тебе ни сродница, ни жена,
не тобой наказана-прощена.
«Я – вьюнок, примятый твоей ногой,
и трава, и корни, и перегной,
серый мох, крадущий тепло камней...»

Ты, когда остынешь, придёшь ко мне.

Общая характеристика

Когда увидел, что этот текст лидирует в читательском опросе, то сначала удивился. (При всей слабой репрезентативности подобной характеристики). А потом подумал, а что другие лучше?

На первом этапе я так оценивал этот текст.

Эмоциональный текст со многими выразительными деталями («без любимых слов – забывать быстрей») и любопытными находками («Я – вьюнок, примятый твоей ногой»). И противопоставление загородных чувств и городского бесчувствия тоже интересно. К тому же не так уже и много у нас произведений про любовь. Или я что-то забыл? Пусть будет и с плюсом.

+

А что теперь, после много(одно)кратных следующих прочтений?

Лично для меня тема «пора привыкать к земле» не слишком комфортна. Пусть на словах я чем-то подобным даже бравирую. И когда сталкиваюсь с такими произведениями иногда просто иду вразнос. Так что трудно ожидать от меня чего-либо связного. Но сейчас не об этом. Не только об этом. (Хотя от параллельных комментариев вряд ли удастся воздержаться. В скобках).

Написать столь чувственный текст о ситуации, когда все чувства уже должны были быть атрофированы (и волосы уже не растут, и ногти), свидетельство высокого поэтического мужества. И мастерства. С самого зачина.

«Ты меня по имени не зови,
мы с тобой случайные визави…»
.
(Я обычно так беседую с зеркалом).

У ЛГ все намного серьезнее:

«…две беды в простреленной тишине».
И у одной из них полное отторжение, погружение, растворение

«...А меня вне города больше нет.
Я дитя его – у него внутри,
и смотрю глазами его витрин
от Базарной площади до пруда.
Я теперь из города – никуда»
.
Вы еще не поняли, о чем идет речь? Так разъяснение для особливо непонятливых:
«…подо мной – земля,
надо мной – земля…»
.
Понимайте, как хотите. А как еще это можно понимать?

«У меня в ладонях –
прохлада луж,
у меня в гортани –
сквозняк и сушь»
.

Или, как уточнил Анатолий Столетов:

«…прочный такой сюртук.
Изнутри по стенкам его тук-тук»
.

И пора окончательного расставания подошла:
«Ты привык по имени... Ну и что ж!
Отними у памяти, уничтожь,
вырви восемь звуков, сожги, развей…»
.

(Владимир как раз подходит).
«без любимых слов – забывать быстрей…»

– эту емкую цитату я уже отмечал.
«Я тебе ни сродница, ни жена,
не тобой наказана-прощена»
.
(Это точно не про меня).

А далее обжигающая метафора ухода:

«Я – вьюнок, примятый твоей ногой,
и трава, и корни, и перегной,
серый мох, крадущий тепло камней...».

И логичный на пределе эмоций финал:

«Ты, когда остынешь, придёшь ко мне».
А, может, все не так трагично? Милые бранятся – только тешатся. И «остынешь» это в переносном смысле?

Несмотря на все мои попытки ерничать, текст произвел на меня сильное впечатление.

P. S.

Из только что прочитанной публикации М. Ш.

«Вся планета – некрополь под ногами живых»

Мои симпатии.

В этой паре сошлись два лидера читательского опроса (на момент написания обзора). «Земля» мне, конечно, ближе. Я в ней уже практически по пояс. С одной стороны. Но ведь душа и мифологических пустяков просит, хочется отвлечься от неизбежного и забыться (хотя бы поэзией). Почти так на так и выходит.

Мой прогноз.

45:55


3 ПАРА

Конкурсное произведение 63. "Республика Воображения"
Конкурсное произведение 43. "Господь Саваоф"

 

Доктор

Конкурсное произведение 63. "Республика Воображения"

Качественное произведение, признаем. Но, не «зацепило». По одной простой причине – дежавю. При прочтении, не покидает беспокоящее ощущение предугадываемости событий. Буквально каждая коллизия – «стандарт» или «ожидаемо». Чуда открытия нового мира не произошло. И хотя перед нами предстает усердно выполненная фантасмагория - она довольно узнаваема и предсказуема для того, что бы быть по-настоящему великолепной.

ВМГ

Конкурсное произведение 43. "Господь Саваоф"

Свят, свят, свят Господь Саваоф —
шестикрылые серафимы — глашатаи этих слов,
которые я как плащ на себе носила,
вытаскивая из житейского ила
то серые камни, то ножницы для плавников,
картон и бумагу из стареньких дневников,
браслеты и серьги, и даже, часы золотые.
И тщательно мыла налитое козье вымя —
вот так начиналось утро в моём дворе:
горячая плоть земли становилась щедрей,
простуженный хлев царапали когти веток
разросшейся сливы и выжимали ветошь
мои молодые руки,
и взгляд козы
уставился в свет пропускающие пазы,
где плавился запах когда-то зелёных сосен.
А к шее козлёнка уже подступила осень.
И звали отца, и стол накрывала мать,
я ей помогала из подпола вынимать
морковку и жёлтый пузан картофель.
Художник небесный нас всех нарисует в профиль
и даже в анфас для будущего Судьи.
Вот так и живём и крепко на том стоим —
меняем войну на смертный рушник и мир
и падает снегом протёртый творог и сыр
на ледяное, тугое как парус небо.
И точно мохнатый зверь расцветает верба
и пахнет новорождённой в ночи весной.
Держи меня за руку, просто побудь со мной,
послушай как в сердце стучит Господь Саваоф —
он тянется блеском из чёрных квадратов зрачков.

Общая характеристика

Я так давно видел это конкурсное произведение. И читал. В самом начале конкурса. Почти два месяца тому. Что я могу еще помнить?

На первом этапе я так оценивал этот текст.

Даже не хочется вытягивать цитаты из единой плоти этого органичного и неразрывно цельного текста. Могу только сказать, что, закоренелый атеист верю всему, что в нем говорится. И даже чувствую. Не могу не отметить.

++

А что теперь, после много(одно)кратных следующих прочтений?

На меня многие произведения этого этапа производят впечатление распадающихся по ходу на отдельные, пусть и очень поэтичные фрагменты. Этот же текст представляется мне чрезвычайно цельным. Настолько доверяешься автору, что читаешь его на высоком душевном накале от начала до самого финала, практически не отвлекаясь на некоторые свои недоуменные вопросики. Которые при общем позитивном ощущении даже и оглашать не хочется. Дабы не обнаруживать собственную ограниченность.

Торжественный зачин

«Свят, свят, свят Господь Саваоф —
шестикрылые серафимы — глашатаи этих слов…»
.

И облекшись в этот молитвенный плащ, можно отважно выуживать «из житейского ила» самые разнообразные предметы, придающие человеческому быту черты бытия и повседневной человеческой жизни смысл приобщения к небесной благодати.

ЛГ удается настолько полно слиться с окружающей ее действительностью, что из довольно непритязательной она становится высоко поэтичной. Так воспринимается и так отражается.
«… тщательно мыла налитое козье вымя —
вот так начиналось утро в моём дворе:
горячая плоть земли становилась щедрей,
простуженный хлев царапали когти веток
разросшейся сливы и выжимали ветошь
мои молодые руки,
и взгляд козы
уставился в свет пропускающие пазы,
где плавился запах когда-то зелёных сосен…»
.
Пока только

«к шее козлёнка уже подступила осень»,

пока еще можно упиваться этой идиллией, собираться за семейным столом для мирной трапезы.
«Вот так и живём и крепко на том стоим —
меняем войну на смертный рушник и мир
и падает снегом протёртый творог и сыр
на ледяное, тугое как парус небо»
.
А в свой черед

«Художник небесный нас всех нарисует в профиль
и даже в анфас для будущего Судьи»
.

Но в вечном круговороте

«…пахнет новорождённой в ночи весной».
И есть на что опереться:

«Держи меня за руку, просто побудь со мной,
послушай как в сердце стучит Господь Саваоф…»
. —
Так невыносимо хочется разделить с ЛГ его веру! Но я-то знаю, как оно устроено на самом деле.

А текст состоялся.

Мои симпатии.

Я раньше наезжал на «Республику», хотя отнюдь не монархист. А она, безусловно, заслуживает всяческих регалий. Но, пожалуй, «Саваоф» мне нравится чуть больше.

Мой прогноз.

45:55

А как проявятся предпочтения Жюри, предсказать не берусь.


4 ПАРА

Конкурсное произведение 367. "Было страшно и неправильно..."
Конкурсное произведение 146. "Бежать"

 

Доктор

Конкурсное произведение 367. "Было страшно и неправильно..."
Один из фаворитов, судя и по читательскому голосованию, и по предпочтениям судей. Стихотворение словно заряжено эмоциями, и по прочтению они разряжаются, бьют читателя наотмашь, вызывая учащенное сердцебиение. Как это получается – слова-то, вроде, самые простые? Никаких особых изощренностей нет. Никаких тебе «оболов» и «лет». Однако…

Однако, произведение заставляет ощутить внутреннюю дрожь и, что самое удивительное, даже после многократных прочтений – не теряет силы воздействия. Наверно, такой и должна быть настоящая поэзия, в отличие от стихосложения.

 

ВМГ

Конкурсное произведение 146. "Бежать"

проснёшься...
удивишься: разве жив?..
хандра разлита в чашечках коленных.
стекло от ветра нудно дребезжит,
негромко лифт листает этажи –
страницы в дым прокуренной вселенной.
твой пыльный мир – угрюмый интерьер:
набитый рот обшарпанного шкафа,
засаленные локоны портьер,
в углу скучает старенький торшер,
напоминая сонного жирафа...
придавливая нёбом потолка,
тебя сосёт беззубая тоска...

невыносимо!
надо бы бежать,
глаза прищурив, вырваться из плена,
без лифта проскакать по этажам,
черпнуть коленной чашкой куража,
долой хандру! и осень – по колено!

и наконец, поняв, что всё – не зря,
на набережной слушать крики чаек,
холодными щеками ощущая
шершавые ладони сентября.

...и, уходя, швырнуть на парапет
не начатую пачку сигарет...

Общая характеристика

Вот этот текст один к одному совпадает с моими личными ощущениями. Ну, и чем это может помочь? Поэзии? А за время, прошедшее с первого знакомства с ним, я сфокусировался на аналогичных приметах и симптомах и накопил их с избытком. А оформить прочувствованное на собственной шкуре в поэтической форме, думаю, и у меня умения еще бы хватило. Несмотря на то, что из той же хорошей поэтической формы, я давно уже вышел.

На первом этапе я так оценивал этот текст.

Мне текст показался неслучайным и правильно развернутым. Его составная много частность позволяет привычный сюжет обыденной истории толковать поэтически возвышенно и обобщено. Повторять цитаты, подтверждающие это, не буду. Многие замечания (не придирки) вполне справедливы. Но все же стихотворение обладает позитивными динамикой и целеполаганием. И широкий жест в финале мне нравится. Курению – бой! Это, как минимум.

А что теперь, после много(одно)кратных следующих прочтений?

Начну сопоставлять.

«проснёшься...
удивишься: разве жив?..»

а я уже и не удивляюсь, привык.

«хандра разлита в чашечках коленных…»

– только в одной, левой ноги.
«…стекло от ветра нудно дребезжит,
негромко лифт листает этажи –
страницы в дым прокуренной вселенной.
твой пыльный мир

(на выходные – какой-то из них – расчехлю пылесос, пропылесосю, что смогу, клянусь!)

угрюмый интерьер:
набитый рот обшарпанного шкафа,
засаленные локоны портьер,
в углу скучает старенький торшер,
напоминая сонного жирафа...»

– тут практически все списано с натуры, мелкие отличия не принципиальны.

«придавливая нёбом потолка,
тебя сосёт беззубая тоска...»

– а вот так поэтично выразиться я бы вряд ли теперь сумел, сказал бы попроще и с применением выражений.
«невыносимо!
надо бы бежать,
глаза прищурив, вырваться из плена,
без лифта проскакать по этажам,
черпнуть коленной чашкой куража,
долой хандру! и осень – по колено!»
.
Здесь все правильно. Вот только с «проскакать» автор загнул. Или прибедняется – не так он уж и суперстар.
«и наконец, поняв, что всё – не зря,
на набережной слушать крики чаек,
холодными щеками ощущая
шершавые ладони сентября.

...и, уходя, швырнуть на парапет
не начатую пачку сигарет...»
.

Вот с этим ЛГ повезло. Мне до набережной, как до Итаки. И курить я бросил очень давно. И, как оказалось, предусмотрительно, еще до резкого подорожания курева.

Мои симпатии.

На стороне первого текста этой пары, где все еще страшнее.

Мой прогноз.

70:30

 


5 ПАРА

Конкурсное произведение 351. "Deus ex machina"
Конкурсное произведение 224. "У подъезда светится ларёк..."


ВМГ

Общая характеристика

В этой паре сошлись тексты, на первый взгляд, явно неравновесные. По масштабу, по тематике, по изобразительной палитре. Так ли это? Давайте смотреть

"Deus ex machina"

Хор идёт по орхестре, звучит парод.
Вокруг на каменных лавках теснится народ.
Йоханна спешит, но приводит себя в порядок —
комкает фартук, пару пшеничных прядок
дёргает из-под чепца, рвёт воротник.
Выбегает на сцену — испускает пронзительный крик.

— Магда! — дрожит сопрано. — Где ты, сестра?
Рана моя свежа, а боль остра!
Презрев былые обиды, молю — спаси!
Хор отступает назад, гремит стасим.
Нарисованный лес выпускает Магду. Народ
исступлённо бьёт в ладони. Магда поёт,

тает контральто в тягучей, как мёд, ночи:
— Йоханна, сестра, пусть рана кровоточит,
но я уже здесь, я спешу, я тебе помогу!
Простирает Йоханна руки — Магда в снегу.
Бог из машины тянет рычаг — криг-краг! —
невредимая Магда к Йоханне делает шаг.

Простирает Йоханна руки — густой ясенец
тянет цепкие щупальца ввысь по отлогой стене.
Зажигает Магда огонь, но купина
лишь обжигает — и не горит. Стена
позади — криг-краг! — и Магда поёт: — Бегу!
Йоханна, сестра, я спешу, я тебе помогу!

Простирает Йоханна руки — встаёт вода,
не обойти. Звенит сопрано: — Беда!
Йоханна делает шаг назад — криг-краг! —
бог из машины теперь не выйдет никак —
Йоханна стоит на люке. Утонет сестра —
ненависть кровоточит, свежа и остра.

Магда бросается в озеро. Всплеск. Тишина.
Магда плывёт под водой. — Спасена, спасена! —
думает Магда. Вдали затихает эксод —
спектакль окончен. Магда находит брод —
ноги не держат и кружится голова.
Берег. Туман. Трава. Хохочет сова.

...Открывает Магда глаза: — Приснится же чушь!
Приводит себя в порядок, лесную глушь
торопливо пересекает, выходит к шоссе —
сколько машин! — и, на рюкзак присев,
машет встречным. Скрипят тормоза — криг-краг!
Фартук. Прядки. Чепец. Магда делает шаг

назад. Нарисованный лес. На лавках — народ.
Хор идёт по орхестре. Звучит парод.

На первом этапе я так оценивал этот текст.

И мне было бы очень интересно увидеть этот текст во втором туре. Особенно, если бы он достался сначала Доктору (три ха-ха!). А я бы уже потом вынес полу окончательный вердикт. Пока же два плюса.

++

А что теперь, после много(одно)кратных следующих прочтений?

Все сбылось, как хотелось. И теперь я решительно последую мудрому совету старика Оккама не умножать сущностей без крайней необходимости. А после того как данный текст (как никакой другой) препарирован, разжеван, истолкован многочисленными комментаторами и аналитиками в этом вообще нет никакой необходимости. Главную работу при этом, как и ожидалось, выполнил Доктор. За что ему респект и уважуха. Умышленно выражаюсь так снижено, потому что адекватно отразить его заслуги мне сейчас, похоже, не по силам. Его исследование, выполненное в форме, по его же выражению «логического либретто», настолько детально и всеохватно, что мне втиснуться со своим мнением и добавить что-либо, вряд ли возможно. Я сейчас не перечитывал его комментарий на этапе одной шестнадцатой, но помнится там вся эта божественно-театральная машинерия, ее обычно не видимая постороннему взгляду «преисподняя» рассмотрены с самых разных точек зрения и на самых разных уровнях. С использованием последних достижений прикладной психологии и психиатрии. С прогулкой по машинному отделению, в котором задействованы всякие люки и поворотные круги, по бутафорскому цеху и костюмерной мастерской. Короче, практически исчерпывающе. А если меня упрекнут, что я говорю не о тексте, а о Докторе, отвечу, чтобы воздать ему должное и отметить его выдающуюся, не побоюсь патетики, роль в этом Кубке мира.

Что до текста. Его неординарная организация, глубина замысла, захватывающая сложность и многослойность исполнения не могут быть оспорены. Опять же, чтобы не повторяться и не пытаться изобразить свою оригинальную трактовку текста, ограничусь тем, что буду просто

смаковать отдельные фрагменты и особенности лексикона.

«Хор идёт по орхестре, звучит парод…»;
«Йоханна…

пару пшеничных прядок
дёргает из-под чепца, рвёт воротник.
Выбегает на сцену — испускает пронзительный крик…»;
«Хор отступает назад, гремит стасим»;
«Нарисованный лес выпускает Магду…

Магда поёт,
тает контральто в тягучей, как мёд, ночи…»;
«Бог из машины тянет рычаг — криг-краг!...»
«…густой ясенец
тянет цепкие щупальца ввысь по отлогой стене.
Зажигает Магда огонь, но купина
лишь обжигает — и не горит. Стена
позади — криг-краг!...»;
«Простирает Йоханна руки — встаёт вода,
не обойти…»;

«Йоханна делает шаг назад — криг-краг! —
бог из машины теперь не выйдет никак —
Йоханна стоит на люке. Утонет сестра —
ненависть кровоточит, свежа и остра…»;
«Магда бросается в озеро. Всплеск. Тишина.
Магда плывёт под водой. — Спасена, спасена!...».

«Вдали затихает эксод —
спектакль окончен. Магда находит брод —
ноги не держат и кружится голова.
Берег. Туман. Трава. Хохочет сова…»
«...Открывает Магда глаза: — Приснится же чушь!...»;
«…выходит к шоссе —
сколько машин! — и, на рюкзак присев,
машет встречным. Скрипят тормоза — криг-краг!...»;
«…Магда делает шаг
назад. Нарисованный лес. На лавках — народ.
Хор идёт по орхестре. Звучит парод».

Я привел ключевые позиции текста. Они настолько самодостаточны, что даже не хотелось отвлекаться на комментирование, перебивать их величавое звучание. И все они, на мой взгляд, полностью соответствуют замыслу произведения и очень органично вплетаются в его ткань.

Вслушайтесь только: «орхестра», «парод», «стасим», «эксод», «криг-краг». Это же майский день, именины сердца!

Доктор никак не удавалось удобно устроиться на каменной лавке. А меня сначала несколько смутил «ясенец». Но потом я понял, что этот олиготипный род растений семейства Рутовых полностью к месту в этой пиесе. Порадуемся за автора текста, поблагодарим его.

 

"У подъезда светится ларёк..."

у подъезда светится ларёк
что ты ходишь вдоль и поперёк
по усталой тихой комнатёнке

дети спят и выдохлись коты
дремлют в углубленьях темноты
только ты здесь рыскаешь в потёмках

серебрится проседь на висках
у подъезда ― осень и тоска
ты молчишь и думаешь о том как

лодка разбивается о быт
и звезда с звездою говорит
завершаясь в нынешних потомках

что ж не мучай светлое чело
вам двоим не нужно ничего
все что было ― брошено на ветер

уходи из этой скукоты –
впереди такие же коты
и тоска и будущие дети

На первом этапе я так оценивал этот текст.

Текст без особых претензий на новизну и оригинальность. А ведь тогда душевность и понятность возникают автоматически. В этом его основные достоинства. И недостатки одновременно… Сколько не множь под линейку и под копирку аллюзий и подражаний. Ну и что? Каждое стихотворение найдет своих благоверных читателей. В данном случае один из них – я. Правда, не слишком восторженный – на маленький плюсик.

+

А что теперь, после много(одно)кратных следующих прочтений?

Достаточно локальный (и компактный) текст. При всей симпатии к нему, мне кажется, что свой конкурсный потенциал выходом в одну восьмую он уже полностью исчерпал. Случайно ли, что в читательском опросе он пока не собрал ни одного голоса.

А так все понятно. И проникновенно. Кризис полусреднего возраста.

«у подъезда светится ларёк
что ты ходишь вдоль и поперёк
по усталой тихой комнатёнке…»
.

Усталость и приглушенность главные признаки этого периода жизни. И ларек как возможный запасной выход. И все окружающее совпадает с этим настроением и ему соответствует:
«дети спят и выдохлись коты
дремлют в углубленьях темноты…»
.
И даже порою возникающая нервозность

«только ты здесь рыскаешь в потёмках»

носит довольно умиротворенный характер. С очевидными мыслями о будущем.
«серебрится проседь на висках
у подъезда ― осень и тоска
ты молчишь и думаешь о том как
лодка разбивается о быт
и звезда с звездою говорит
завершаясь в нынешних потомках»
.
Так что
«не мучай светлое чело»

все предопределено. И неизбежно.
«вам двоим не нужно ничего
все что было ― брошено на ветер
уходи из этой скукоты –
впереди такие же коты
и тоска и будущие дети»
.
Короче, «Не тратьте, куме, сили»… Грустно? Так жизнь вообще печальная штука с предрешенным исходом. Даже в ее середине.

Мои симпатии.

Я верю в «Бога». Даже если он из машины. В его в успех в этой паре. Но что-то не припомню, чтобы столь усложнено организованные произведения одерживали окончательную победу в конкурсах.

Мой прогноз.

80:20


6 ПАРА

Конкурсное произведение 55. "Прошка"

Конкурсное произведение 52. "У забора"

 

Доктор

Конкурсное произведение 55. "Прошка"

Стихотворение напоминает нескладного щеночка, которого взрослые дяди взяли на настоящую охоту. Он путается в собственных ногах, торопясь показать свою нужность и периодически пытается лаять басом, срываясь, однако, на фальцет. Показалось неуверенной попыткой обыграть тему из мультфильма «Жил-был пес». Помните незабвенное: «Щас спою! А теперь, точно спою!».

Конкурсное произведение 52. "У забора"

Атмосферное стихотворение, которое, кажется, от попыток расшифровки потеряет всю свою привлекательность. Не знаю, ставил ли себе автор такую задачу или просто переносил внутренние переживания в строки, но некая аура сюрреализма присутствует. К концу, реалии нашего мира уже представляются чем-то несуществующим, а читатель погружен в нечто смутное и опасно-таинственное, словно тот Ёжик, который заблудился в тумане. И черте что сейчас может произойти, и только неуловимый запах можжевелового чая, вроде бы, способен указать дорогу домой.

 

Прогноз от ВМГ

Отдаю предпочтение «У забора». Значительное. Примерно на

30:70


7 ПАРА

Конкурсное произведение 328. "Грачи"
Конкурсное произведение 80. "Тихое"

Доктор

Конкурсное произведение 328. "Грачи"

Ну и здесь у нас еще один представитель пытающийся создать настроенческую атмосферу. Надо отдать должное, тексту это с успехом удается. Все же, на мой взгляд, многочисленные «больничные» подробности - несколько «отъедают» от, собственно, поэтичности. Особенно это чувствуется в последней строфе, что довольно сильно смазывает картинку.

 

ВМГ

Конкурсное произведение 80. "Тихое"

Солнце крадётся меж сонных ветвей.
Ветрены нынче погоды, изменчивы.
Спальник натянут до самых бровей –
холодно в комнате маленькой женщины.

Ей бы в зимовье да слушать о чём
в печке ведут разговоры дровишки.
Рыжики выведать за кедрачом,
чай вскипятить в самоваре, на шишках.
Вволю отведать рассветов речных,
пробуя каждый на стих.

Нет, угораздило... Лодка худа,
кружит её неживая вода,
на перекаты кидая.

Память цепляет за камни крылом:
что горевать о недавнем былом
или далёком не близком.
*
Сумрак лениво ползёт по углам.
Чудится, Образ шепнул: "Аз воздам..."

Сон прерывая тревожный, она
птицею прочь из уюта гнезда.
Нежиться – хлопотно слишком.

Сколько упущено солнечных дней!
В лужице ловкий пострел-воробей
ловит на завтрак букашек.
На Воронцовских прудах суета:
на воду кряквы выводят утят,
делят на "наши – не наши".

В маленькой женщине радость тиха.
Счастье, когда удаётся строка,
следом нахлынет другая.
Хлеб принести для утиных детей...

Счастье, когда не послышится: "Пей..."
или "На вынос... с вещами", –
кто-то из нави вещает.

Капельниц жала, укус комара, –
не содрогнётся от боли рука,
солнечный свет источая.
Новое фото, объём, полутень.
Нехотя движется к осени день.

Счастлива. Значит, живая.

Общая характеристика

Да за что же мне попадаются все персонажи в пограничных состояниях. А где же оптимизм, здоровый смех, хотя бы горькая насмешка? Поневоле загрустишь по Корнею.

На первом этапе я так оценивал этот текст.

Тоже считаю, что не аморфное. А атмосферное. Атмосфера она четкой формы не имеет. А разлита везде, всюду и во всем. Как в этом тексте. Хочется поблагодарить автора за испытанные при прочтении ощущения. И поблагодарить за это.

++

А что теперь, после много(одно)кратных следующих прочтений?

И вправду негромкий текст, не напоказ. Ладный и глубокий. Как тот образ маленькой женщины, который надолго застревает в памяти, прикипает к сердцу. И еще очень экономный, рисующий картину легкими штрихами, с использование минимальных средств:

«Солнце крадётся меж сонных ветвей.
Ветрены нынче погоды, изменчивы.
Спальник натянут до самых бровей –
холодно в комнате маленькой женщины»
.
Подробности довольно аскетического быта скупы и выразительны
«Ей бы в зимовье да слушать о чём
в печке ведут разговоры дровишки.
Рыжики выведать за кедрачом,
чай вскипятить в самоваре, на шишках…»
.
А поэзия тут же рядом, всюду и во всем:

«Вволю отведать рассветов речных,
пробуя каждый на стих»
.
Но что-то произошло с размеренным привычным течением жизни. Что, можно только гадать.
«Нет, угораздило... Лодка худа,
кружит её неживая вода,
на перекаты кидая…»
Но жизнь, преломившись, продолжает свое неспешное струение и с этим приходится свыкнуться, примириться:
«…что горевать о недавнем былом
или далёком не близком»
.
А действительно двухчастное построение текста позволяет непринужденно увязать две разные истории одной и той же ЛГ. (Одну и ту же историю, по сути).
И все повторяется. И обновляется.

«Нежиться – хлопотно слишком.
Сколько упущено солнечных дней!»
.
И творчество, и чудотворство:

«В маленькой женщине радость тиха.
Счастье, когда удаётся строка…».

И когда даже сны

«Счастье, когда не послышится: "Пей..."
или "На вынос... с вещами", –
кто-то из нави вещает»

завершаются возвращением из сумрачной нави к смутной яви:
«Новое фото, объём, полутень…».
Все еще здесь, по эту сторону. И времени еще хватает.

«Нехотя движется к осени день.
Счастлива. Значит, живая».

Вы знаете, текст мне показался очень просветленным и оптимистичным.

Мои симпатии.

В одной шестнадцатой я безоговорочно выступал на стороне «Грачей». Они и прошли дальше. Но если на том же этапе «Тихое» довольно неожиданно одолело «Голос», то почему бы ему не совладать с еще одним соперником на ту же букву.

Мой прогноз.

65:35


8 ПАРА

Конкурсное произведение 85. "Баю-баю..."
Конкурсное произведение 72. "Они говорят"

ВМГ

Общая характеристика

Поэты часто видят сны. Но такие причудливые и несхожие, том числе эмоционально и территориально, как в этой паре довольно редко.

Конкурсное произведение 85. "Баю-баю..."

Баю-баю... снов не видит
Старый хутор по ночам.
По дворам, заросшим снытью,
Бродит лунная печаль.
То, вздохнув, уронит грушу,
То прольёт вишнёвый сок,
То из бурой вязкой лужи
Смачно сделает глоток.
То водой в колодце булькнет,
То возьмётся в окна дуть.
А устанет – ляжет в люльку,
Позабытую в саду.

Ветер люлечку качает,
Осторожный, словно вор.
За плетнями, нескончаем,
Стелет простыни простор.
Заглянула в люльку птица –
Ищет гнёздышко птенцам...
Седовласый пар клубится
У прогнившего крыльца.
Речка звёзды привечает,
Привечать чужих – не грех.
Над заброшенным причалом
Вьётся иволговый смех.

Волк, свернувшийся в калачик,
Спит у чёрного куста.
Баю-бай.
Никто не плачет.
Ночь.
И люлечка
пуста.

Конкурсное произведение 72. "Они говорят"

Они говорят мне – это не твой малыш,
ты, мол, всё время бредишь, когда не спишь:
август, жара, бессонница, барбитураты.
Но я же помню тёплое тельце в руках,
боль в груди от пульсирующего молока
и торопливо написанную на бирке дату.

У этого, говорят, – ни тела, ни головы,
те, кто увидел – ослепли или мертвы,
и ты на нас смотришь каменными глазами.
Но я же вижу – малыш улыбается мне,
на снимке в центре, с трубкой (привык на войне),
как будто вот-вот шепнёт еле слышно «мама».

Они говорят – у вас, во Флориде, жара,
хотя за окном всего-то девять утра,
не то что в февральском слякотном Иллинойсе.
А там, где он, воздух в пепел сжигает птиц,
и фото в альбом засвечено – ярок блиц,
но ты от него не ослепнешь, не беспокойся.

Ведь ты, говорят, не боишься уже высоты,
у тебя, мол, уже давно на руках винты,
по два на каждой, и номер, как пропуск в Лету,
впечатан чёрным в твой серебристый борт.
Но ты не видишь – тот малыш уже мёртв
с тех пор, как в восемь пятнадцать крикнул этот.

 

"Баю-баю..."

На первом этапе я так оценивал этот текст.

Сознательная приглушенность общего тона и умелое интонирование по ходу текста. Легкая вторичность, ну да. И плюс в итоге.

+

А что теперь, после много(одно)кратных следующих прочтений?

Сновидческий, прозрачный и призрачный текст. И пусть

«... снов не видит
Старый хутор по ночам»
– это мы видим его во сне.
И главного персонажа этого сна можно называть по-разному, да хоть лунная печаль. И у нее, как это обычно бывает во сне и наяву, множество дел и занятий.

«По дворам, заросшим снытью,
Бродит лунная печаль.
То, вздохнув, уронит грушу,
То прольёт вишнёвый сок,
То из бурой вязкой лужи
Смачно сделает глоток.
То водой в колодце булькнет,
То возьмётся в окна дуть.
А устанет – ляжет в люльку,
Позабытую в саду»
.
Эта люлька чрезвычайно емкий символ. Символ новой жизни и пока не свершившейся надежды, хрупкости существования и бренности сущего.
«Ветер люлечку качает,
Осторожный, словно вор.
За плетнями, нескончаем,
Стелет простыни простор.
Заглянула в люльку птица –
Ищет гнёздышко птенцам...»
.
И много чего еще деется вокруг:

«Седовласый пар клубится
У прогнившего крыльца.
Речка звёзды привечает,
Привечать чужих – не грех.
Над заброшенным причалом
Вьётся иволговый смех»
.
Продолжается сон, длится сказка.
«Волк, свернувшийся в калачик,
Спит у чёрного куста.
Баю-бай.
Никто не плачет.
Ночь.
И люлечка
пуста»
.
Пора просыпаться, но так не хочется. Проснуться и обнаружить, что это не сон.

 

"Они говорят"

На первом этапе я так оценивал этот текст.

Объемный текст, сильный! А то, что немного путано-горячечный, то, как еще можно передать все, происшедшее с нами. И происходящее.

++

А что теперь, после много(одно)кратных следующих прочтений?

В этот текст можно вчитываться и вчитываться. И все время улавливать все новые его оттенки и извлекать новые смыслы. Поэтому мне не хочется его комментировать (искажать своими комментариями). Просто перечитайте его еще раз. И еще, и еще…

И отдельное спасибо автору за доверие к читателям. Он не играет с ними в поддавки. Не всем (и мне, в том числе) сразу удавалось постигнуть его замысел. Но ведь чтение настоящей поэзии вовсе не развлечение, а трудная душевная работа. Облегчающие подсказки и попутные разъяснения невольно снижают ее уровень и значение. Здесь этого, к счастью, не происходит.

Мои симпатии.

Оба тексты состоялись как поэтические произведения. Но второй, по-моему, все же значительно весомее.

Мой прогноз.

30:70

 

cicera_IMHO


Заключение от ВМГ

Мы завершили обзоры второго этапа КМ. Закончен труд, возложенный Орловым.

Хочется выразить признательность всем читателям за их внимание, критику и даже добрые слова.

И принести извинения за возможные ошибки и огрехи. Каждый из нас выражал только собственное мнение и не претендовал на знание истины в последней инстанции (особенно Доктор).

Теперь мы становимся просто наблюдателями и болельщиками.

Но появление заметок по самым разным поводам тоже не исключено. И уже не по обязанности, а как следствие непосредственного душевного порыва.

Благодарю Доктора как своего напарника по обзорам второго этапа. Он внес очень существенный вклад в общее дело. И задал новый тренд уже слегка приевшемуся формату.

Спасибо всем, принимавшим участие в обзорах на предыдущем этапе: Майе Шварцман, Петре Калугиной, Юлии Малыгиной, Алене Тайх, Александру Спарберу, Михаэлю Шербу. Кажется, я никого не забыл.

И особняком возвышается величественная фигура Вадима Германа. Который очень много сделал на этом Кубке. И которого мы очень ждем в следующем году.

До новых встреч, друзья!

 

Согласно старой формуле:

Неизменно ваш и неизменно вам

Владимир Гутковский


_____________________________

ОТ АДМИНИСТРАЦИИ ПОРТАЛА

Друзья, огромное спасибо всем, кто взял на себя эту сложную обязанность - говорить о стихах.

Да, действительно, сложность любого поэтического обзора на нашем портале - в обязанности, в обязательстве, если хотите - в необходимости ГОВОРИТЬ И ДАВАТЬ ОЦЕНКУ. При этом - прекрасно осознавая, что рожденная в процессе создания обзора аргументация оценки конкурсных произведений может быть и сырой, и спорной.

Но мы живем, пишем, читаем, спорим о стихах - здесь и сейчас. Это наше время и другого у нас не будет.

Спасибо вам за него, друзья! Да, спасибо вам - за время, отданное разговору о конкурсных стихах!

И отдельно - Володе Гутковскому, за организацию всего этого сложного процесса.

  

cicera_IMHO

Дорогие российские друзья!
Вы можете оказать дружескую помощь нашему порталу.

Сделать это можно путем перечисления средств
на карту VISA Сбербанка РФ
номер карты: 4276 3801 8778 3381
на имя: ГУНЬКОВСКИЙ АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ

Александр Гуньковский - представитель портала Stihi.lv в РОССИИ (Москва).

Все средства, поступающие на карту с этим номером, будут аккумулироваться и передаваться на обслуживание и развитие портала.

cicera_IMHO

.