15 Декабря, Пятница

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Владимир ГУТКОВСКИЙ и ДОКТОР. Кубок Мира - 2017. Обзор 2-го тура. Встреча четвертая

  • PDF

Gutkovsky_Doctor4Наши обозреватели Владимир Гутковский и Доктор начинают изучать произведения участников 2-го тура "Кубка Мира по русской поэзии - 2017". Четвертая четверка пар 1/16.




Владимир ГУТКОВСКИЙ и ДОКТОР 

ОБЗОР 2-го ТУРА. Четвертая четверка пар 1/16



cicera_IMHO

Вступление от ВМГ

Чтой-то достались мне на этот раз одни хорошисты. То есть, тексты, собравшие по четыре рекомендации от членов жюри. Значит ли это, что данные произведения не способны подняться к сияющим вершинам Кубка? Вовсе нет. Даже возникает желание их немного подсадить. На пьедестал.

cicera_IMHO


13 ПАРА


Конкурсное произведение 204. "Вся надежда"
Конкурсное произведение 233. "Текла река..."

ВМГ

Конкурсное произведение 204. "Вся надежда"

Вся надежда на август: придёт и остудит жар,
этот жалящий зной остротой в миллионы жал,
это липкое небо, стекающее в закат;
вся надежда на ночи, звенящие от цикад;
свежий северный ветер, срывающий духоту
с пережаренных парков, как будто с невест фату;
на блестящие брызги холодного Кинеля,
на сухие скирды, отдыхающие поля;
вся надежда на запах капустного пирога,
на молочные реки, кисельные берега!

Вся надежда на осень: утешит, угомонит.
Отцветёт и завянет сиреневый аконит.
Будет тыква пузата и яблоки не кислы,
в горле ком, в сердце колко от птичьих "курлы-мурлы".
Вся надежда на ливни, оранжевые листы:
заколдуют - запрячем горячие животы
под футболки и платья, под мягкие свитера.
Остывать будет солнце,
а значит, и мне пора.

Вся надежда на осень: придёт и остудит пыл.
Я и так сомневаюсь немного, что мальчик был.


Конкурсное произведение 233. "Текла река..."

Текла река, зелёная от ила, жара глушила перестук мотыг,
к исходу дня работали вполсилы и ждали наступленья темноты.
Подёнщицы просеивали рыльца шафрановые да толкли анис.
Как будто пылью розовой, покрылся чешуйчатым цветеньем тамариск.
Несло гнильцой от ямы за дубильней, лиловой плотью набухал инжир.
Устойчивый, до одури стабильный, тысячелетний возвышался мир.
В каменоломнях исходили потом, пещеры выедал упорный карст.
Божественного промысла дремота ни сдвигов гор, ни разрушенья царств
не предвещала. Падали кометы, вращалось небо, толковались сны.
Пустыня мерно ширилась, и где-то пути песчинок были учтены.
Грядущее не подавало знака ни голосом, ни кровью на стене.
В венке из васильков и портулака, в узорчато расшитом полотне
к воде спустилась женщина и в реку для омовенья медленно вошла,
лениво переждав рабынь опеку, ей предлагавших мыла и масла,
в волнах присела, пудрою миндальной и смуглым телом влагу золотя,
когда из тростников вблизи купальни в корзине круглой выплыло дитя.

Общая характеристика

В этой паре, как мне кажется, встретились два текста, один из которых написан, скорее, для себя, безо всякого конкурсного загада. А второй, чувствуется, именно на конкурс и ориентирован. Могу ошибаться. Но все это не суть важно. Качество впечатляет.

На первом этапе я так оценивал конкурирующие тексты.

«Вся надежда»

Текст новый для меня – брал отгул. Попробую восстановить возможные впечатления на первом этапе. «Текст практически совершенный во всей своей полноте и разбросанных по нему подсказках и намеках. Не все из них однозначно считываются. И, несмотря на вызванную этим  невольную досаду, два плюса.

++»

«Текла река»

… Ритм изложения соответствует поэтическому замыслу, живописный антураж передан с библейской обстоятельностью. И хотя в конкретных реалиях я ориентируюсь слабо, но никакого отторжения у меня не возникло. Возможно, по упомянутым обстоятельствам. И, скорее всего, есть глубинные причины, сказавшиеся на моем отношении к этому тексту. Ведь

«где-то пути песчинок были учтены».

На все воля божья. И на два плюса тоже.

++


А что теперь, после много(одно)кратных следующих прочтений?

«Вся надежда»

Очень просторный текст. Потому-то столько трактовок в него и вмещается и равно достоверно совпадают с ним. Я лично никогда не ставил во главу угла – о чем это? Главное – как. А вот так, хотя бы:

«Вся надежда на август: придёт и остудит жар,
этот жалящий зной остротой в миллионы жал,
это липкое небо, стекающее в закат…».

Рефрен «Вся надежда на…» пронизывает этот текст в самых разных модификациях. Неизменно и постоянно. А разве и все мы не повторяем иногда, время от времени это заклинание? И чем дальше, тем чаще.
Вся надежда на:

«ночи, звенящие от цикад…»;
«свежий северный ветер, срывающий духоту
с пережаренных парков, как будто с невест фату…»;
«…на блестящие брызги холодного Кинеля…»

(безошибочно точная привязка к местности, делающая происходящее неотразимо конкретным и одновременно беспредельно обобщенным);
«на молочные реки, кисельные берега!...»;

«Вся надежда на осень: утешит, угомонит.
Отцветёт и завянет сиреневый аконит.
Будет тыква пузата и яблоки не кислы,
в горле ком, в сердце колко от птичьих "курлы-мурлы"…».

И финал:
«Остывать будет солнце,
а значит, и мне пора».

Но пронзительный рефрен будет длиться и длиться далеко за пределы:
«Вся надежда на осень: придёт и остудит пыл.
Я и так сомневаюсь немного, что мальчик был».

Но это уже неважно.

Текст штучной выделки.


«Текла река»

Совсем другая история. Где пейзаж выступает, скорее, в качестве антуража величественной постановки и описывается с библейской обстоятельностью и неспешностью в профильном древнеегипетском изображении.

«Текла река, зелёная от ила, жара глушила перестук мотыг,
к исходу дня работали вполсилы и ждали наступленья темноты»
.

Дрожит марево раскаленного воздуха, тягуче расплываются в нем подробности и детали.

«Подёнщицы просеивали рыльца шафрановые да толкли анис.
Как будто пылью розовой, покрылся чешуйчатым цветеньем тамариск.
Несло гнильцой от ямы за дубильней, лиловой плотью набухал инжир»
.

Все застывает, словно история прекращает течение свое.

«Устойчивый, до одури стабильный, тысячелетний возвышался мир…».
«Божественного промысла дремота ни сдвигов гор, ни разрушенья царств
не предвещала…»
.

Только как пустота

«Пустыня мерно ширилась, и где-то пути песчинок были учтены».
И прямо как сейчас

«Грядущее не подавало знака ни голосом, ни кровью на стене».
Но Им сюжет этой постановке был предрешен и известен наперед. И потом записан в толстые книги. В торопливом приблизительном человеческом изложении. Все равно из сегодня от его течения невозможно оторваться.

«В венке из васильков и портулака, в узорчато расшитом полотне
к воде спустилась женщина и в реку для омовенья медленно вошла,
лениво переждав рабынь опеку, ей предлагавших мыла и масла,
в волнах присела, пудрою миндальной и смуглым телом влагу золотя,
когда из тростников вблизи купальни в корзине круглой выплыло дитя»
.
Пауза (просто пауза, мхатовской еще не было), перебой сердечного ритма времени, когда оно на мгновение останавливается и вновь ускоряется и устремляется. Незнамо куда. Знамо, знамо, уже знамо.

Как говорил Лев Давыдович: Мраморно!

Мои симпатии

На мой взгляд, и на общем конкурсном фоне оба произведения заслуживают самых высоких отличий. Каждое по- своему.

Мой прогноз

50:50.



14 ПАРА

Конкурсное произведение 302. "Письма в бутылках"
Конкурсное произведение 224. "У подъезда светится ларёк..."

Доктор

http://stihi.lv/firsttour-2017/35701-302.html

К вопросу о стихах-ребусах, разгадка которых, почему-то, считается делом чести и служит, якобы, показателем  (хотя – с чего бы?) высококлассного стихотворения.

Доктор уже давненько вышел из того возраста, когда повышается самооценка при правильном решении кроссворда. (Или еще не вошел в него?)

Стихотворные формы творчества  зародились, я так думаю, потому, что было замечено их более мощное воздействие на чувства соплеменников. Изначально.

Сейчас, правда, многие считают, что стихи -  только лишь способ самовыражения. И чем сложнее «самовыражовываешься» - тем лучше.  Но, слава богу, случается  – частенько произведение управляет автором, а не наоборот.

Нечто похожее, на мой взгляд, произошло и с этим текстом.  Автор, кажется, сделал все возможное, чтобы затруднить читательское восприятие:  затуманил фабулу, нагородил цифирную структуру, удобрил все это «капсом»  и, посчитав дело решенным, - бросил на произвол.

Но, несмотря на все на это,  произведение выжило и дарит эмоции тем, кто способен дочитать до финала.  Знаете что напомнило?  Когда стоишь на берегу неспокойного моря – буквально у кромки прибоя. Волны накатывают ритмично, но до тебя не достают пару метров. А  стоит только на пару секунд  отвлечься, задуматься  -  обязательно исподтишка подберется одна  и окатит с ног до головы.

Вот абсолютно тоже ощущение возникает на последних строчках стихотворения. Будто накрыла с головой вселенская тоска. Пробирает до самых костей.

А вообще, вспомнился один роман, где аборигены чужой планеты (некоторые из них), умерев  в страшных мучениях, перерождаются  в разумные деревья. Называется этот роман «Голос  тех, кого нет».

«…иногда, мне кажется, через меня, насквозь, прорастает дерево.

Дерево без плодов.

То ли вишня, то ли персик,

И звук шагов по траве высокой чудится - все во сне.

Только ты не снишься вовсе. Не снишься мне в синем платье легком, помнишь, на юге днём ты ходила по песку золотому в нем?

А теперь ты блекнешь, дымом уходишь ввысь...

А в меня врастает дерево. Давит вниз, ещё глубже, ещё дальше от звёзд и туч.

*

Этот сад, как чаща, страшен, космат, дремуч. Только ветер в ветках бьется, как зверь в силках.

Я не помню, кто я.

Но это грусть, не страх.

Имена уходят раньше. Мы дольше ждём.

Скоро я засну и стану на день дождем.

*

Ма, ты слышишь? Ма, ты слышишь меня, ответь!

Я не думал, что так долго нас держит смерть. Мнёт в ладонях, не даёт разглядеть лица...

Что такое время, мама, для мертвеца?

Я теряю память,

Сны мои мчатся вспять.

Только горб моста я вижу - стою опять на краю, раскинув руки, чуть-чуть дрожа.

Остальное - вязь далекого витража. Я его когда-то видел над алтарем.

Ма, прости. Так будет лучше.

*

Есть кто?

Приём!

Не могу из леса выйти седьмую ночь.

Плохо помню, кто я.

Помню жену и дочь

Семилетнюю, с косичкой через плечо.

Когда дождь идёт - становится горячо. Ничего не ем. И глуше звучат шаги.

Вдалеке все чаще слышится плеск реки.

*

я - вода,

я – в пучине утонувшие города,

я хочу скорее вытечь, разлить себя...

Кто-нибудь.

Я стала синим огнём дождя.

Это место - сад. В нем нет никаких границ.

И зверей, и насекомых, и диких птиц.

Никого.

Есть только небо и тусклый свет.

Это я стучу в стекло!

Смерти нет.

Здесь нет».

После финальных слов, мне, собственно, не важно, как его нарисовал кто-то другой – нет в нем места цифрам. Мне не важно, кто там  какого пола и почему. И нет желания подробно разбираться. Когда вслушиваешься в завораживающую бездну многоголосья потустороннего океана  «послежизни» – не интересуют  второстепенные вопросы..

Лично Доктор, считает, что произведение, в отличие от создателя, с  успехом справилось со своим предназначением – вызывать эмоции.  Все же остальное, что связано с техникой стихосложения: рифмы, форма подачи, структура – не выдерживает никакой критики.


http://stihi.lv/firsttour-2017/35595-224.html

В этом произведении нам представлен диалог героини  с собственным внутренним «Я», но в более  «прагматичной» и «циничной» версии.  «Внешняя» героиня,  хоть и смутно, но все же надеется  на «нечто», что может изменить банальность существования, предполагает наличие  каких-то вариантов. Но  прагматичное «Я» неумолимо:

«что ж не мучай светлое чело

вам двоим не нужно ничего

все что было ― брошено на ветер

уходи из этой скукоты –

впереди такие же коты

и тоска и будущие дети»

Героиня сама взваливает на себя крест, и сама же себя на нем распнет, видимо.

Доктор мог бы и посочувствовать, и, даже, посопереживать, если бы не огромное количество узнаваемых фраз. От этого теряется авторская индивидуальность стихотворения. Они мешают сосредоточиться на ощущениях, вызывают ненужные ассоциации. С одной стороны, вторичность отсылок призвана усугубить восприятие жизни как банальности, с другой – и сам текст из-за них воспринимается банальностью. Цугцванг.

К тому же – не удалось определиться с тональностью: то полная серьезность, то усмешечки (напр. – не мучай чело) проскакивают.

Думаю, что, несмотря на все явные недостатки конкурента, «У подъезда..» - все же проиграет в этой гонке хромых утят.


15 ПАРА

Конкурсное произведение 46. "Кот, кофеварка, мы"
Конкурсное произведение 5. "Мойдодыр 2017"

ВМГ

Конкурсное произведение 46. "Кот, кофеварка, мы"

Серый холмистый город - глянешь в окно, и холмы, холмы! -
любишь меня, наверно, за столько-то возвращений.
В маленьком домике спрятаться от зимы.
Всё заметёт, никуда не выйти: кот, кофеварка, мы,
да из соседских банек валят дымы,
а если пурга, то снег залетает в сени.

Непостижимый Бродский - самое то для отшельнической тоски;
на корабельные сосны упало небо.
Всё замело - попробуй теперь от меня сбеги.
Только часы в глубине тишины пошли от твоей руки,
ты подтолкнёшь им маятник ("Как вы тут, чуваки?"),
и пусть он качнётся вправо, качнувшись влево.

Сколько с тобой поделено штилей и непогод.
Это естественно, это так просто - быть и не быть твоею.
Но что повторять "люблю", можно пойти в обход,
если и так понятно - ты, кофеварка, кот,
призрачно и реально -
вот же ты,
вот же,
вот!
И обнимаешь, и дышишь мне снами в шею...


Конкурсное произведение 5. "Мойдодыр 2017"

на полуострове Таймыр у озера Таймыр
из землянки выглядывает Мойдодыр
Север не щадит офисных хомяков
но Мойдодыр не таков

он освоился в тундре как сииртя
постиг что рыбу не ловит айфон
ненцы поговаривают полушутя:
подземной старухе по нраву он

а почует нечистое говорит: да ну!
и натягивает тугой лук
злые духи боятся его потому
что не верят в чистоту рук

два раза в год
в Марте и Октябре
он наедается грибов и корней
устанавливает чучело на бугре
подписывает: Корней

потом бьёт в бубен из семи кож
оленьей кровью смазывает естество
кажется он куда-то там вхож
или что-то вхоже в него

кружит кружит
как предводитель слепых
семь потов сходит
семь бед
седьмой страх
кажется не бубен -
молоты и серпы
мелькают в его руках

и тогда появляется крокодил
в котелке с тросточкой
будто не уходил
курит папиросу по-турецки поёт
за ним паренёк с саблей идёт

и исчезают как путевой столб
а за ними другие до края Земли
ненцы приглядывают чтоб
Солнце не крали
море не жгли

утром не выдерживает батыр
а раньше хватало на несколько дней
садится у чучела Мойдодыр
обнимает его Корней


Общая характеристика

В этой паре соперничают два культурных текста. Один – общекультурно медитативный, другой – карнавально игровой. Интересно, высекает искры.

На первом этапе я так оценивал конкурирующие тексты.

«Кот, кофеварка, мы»

«дышишь мне снами в шею...». Как репрезентативная цитата вполне. И непостижимый Бродский с руки. Достойный текст.

+

«Мойдодыр2017»


Оно, конечно, затейливо. И с выдумкой. Но такого мы… в Питере наслушались. Маленький плюсик поставлю...

+


А что теперь, после много(одно)кратных следующих прочтений?

«Кот, кофеварка, мы»

В настроение этого текста, такое проникновенно неторопливое втягиваешься сразу, и оно уже не отпускает до самого финала. И после него.

«Серый холмистый город - глянешь в окно, и холмы, холмы! -
любишь меня, наверно, за столько-то возвращений…»
.

Так оно и бывает – ты привыкаешь к людям, город привыкает к тебе. А полюбить привычное уже совсем просто.
В нем и здесь тепло, уютно и укромно:

«В маленьком домике спрятаться от зимы.
Всё заметёт, никуда не выйти: кот, кофеварка, мы,
да из соседских банек валят дымы,
а если пурга, то снег залетает в сени»
.

И зима тоже привычная, нестрашная и даже желанная. (Поди, не Север, как в следующем тексте).
«Всё замело - попробуй теперь от меня сбеги».

И Бродский тут к месту и в самый раз в своем главном предназначении:

«Непостижимый Бродский - самое то для отшельнической тоски…».
И отношения со временем самые доверительные, почти интимные:
«Только часы в глубине тишины пошли от твоей руки,
ты подтолкнёшь им маятник ("Как вы тут, чуваки?"),
и пусть он качнётся вправо, качнувшись влево…»
.

Цитата в текст вплетается ювелирно и доверительно.
И далее апофеоз живых человеческих чувств, хрупких и непоколебимых.

«Сколько с тобой поделено штилей и непогод.
Это естественно, это так просто - быть и не быть твоею.
Но что повторять "люблю", можно пойти в обход,
если и так понятно - ты, кофеварка, кот,
призрачно и реально -
вот же ты,
вот же,
вот!
И обнимаешь, и дышишь мне снами в шею...»
.

И мне хочется воскликнуть – вот! И неизбежно уносясь дальше и дальше по конкурсному потоку, время от времени оглядываться, выворачивая шею. Оглядываться на не отпускающее воспоминание об этом замечательном тексте.


«Мойдодыр2017»

После того как я с увлечением проштудировал эпос Алексея Торхова «Северны сказы про Максимку бога», думал, что знаю по теме все. Оказалось, знания нуждаются в расширении. За «скииртя» пришлось лезть в поисковик. Вообще сотворение параллельных реальностей с дозированным вкраплением элементов реальных миров одна из любимых и довольно  распространенных забав людей творческих. И поэты подобных слабостей тоже не избегают.

В этом тексте все организовано с изрядной выдумкой, весело и раскрепощено. Согласитесь, выписать Чуковскому и его героям командировку на Таймыр не каждый сообразит.

«…на полуострове Таймыр у озера Таймыр
из землянки выглядывает Мойдодыр…».

Кстати, нужно освежить в памяти действительную биографию Корнея Ивановича. Не грозило ли ему на самом деле путешествие «По тундре, по широкой дороге…». И что об этом знает автор конкурсного произведения 5. Или о чем догадывается? 

Настоящий Корней свои сказки иногда импровизировал болеющему сыну. Хочется надеяться, что у автора текста дети не болеют. И причиной написания этого произведения является его богатырская поэтическая силушка.

А с нашим персонажем происходит много увлекательных событий. В том числе, благодаря его уникальным способностям к акклиматизации и выживанию.

«Север не щадит офисных хомяков
но Мойдодыр не таков…»
.

«…он освоился в тундре как сииртя (те самые, из поисковика - ВМГ)
постиг что рыбу не ловит айфон
ненцы поговаривают полушутя:
подземной старухе по нраву он..»
.

К тому же он Мойдодыр, помните, что это значит? Но
«…злые духи боятся его потому
что не верят в чистоту рук»
.

А у него для местных условий приспособлена собственная религия, вполне естественная и объяснимая:
«…два раза в год
в Марте и Октябре
он наедается грибов и корней
устанавливает чучело на бугре
подписывает: Корней…
»

Из множества ритуальных действий, с этим связанных, меня особенно заинтересовало следующее:
«…оленьей кровью смазывает естество
кажется он куда-то там вхож
или что-то вхоже в него…»
.

И неудивительно, что после грибов

«… появляется крокодил
в котелке с тросточкой
будто не уходил
курит папиросу по-турецки поёт
за ним паренёк с саблей идёт…»
.

У аборигенов же свои заботы, за этой отвязной компанией нужен глаз да глаз:
«…ненцы приглядывают чтоб
Солнце не крали
море не жгли…»
.

Идут годы, зимы и весны. И силы уже не те, по себе знаю.
«…утром не выдерживает батыр
а раньше хватало на несколько дней
садится у чучела Мойдодыр
обнимает его Корней…»
.

Прочел произведение пять с удовольствием и азартом. И заценил достаточно высоко.

А «Северны сказы про Максимку бога» Алексея Торхова тоже советую всем почитать. Не пожалеете.


Мои симпатии

Сам я больше выдумщик, фантазер и ментальный конструктор. Может, поэтому мне сейчас хочется успокоиться и забыться в обволакивающей атмосфере первого текста. Где все согревает душу – и кот, и кофеварка, и Ты. Но и второму тексту не могу не отдать должное. По вышеуказанным причинам.

Мой прогноз

Незначительно перевешивает «Кот и Ко»: 55:45.



16 ПАРА

Конкурсное произведение 72. "Они говорят"
Конкурсное произведение 335. "Караоке"

Доктор

http://stihi.lv/firsttour-2017/35428-72.html

Работа проделана мастерски. В техническом плане, пожалуй, только одна недоработка  – стоило , наверно, назвать стихотворение «Enola Gay».

И впечатление текст производит… величественное. Практически мифологическое. Тема – скажем прямо  - маловостребованная в русской поэзии. Навскидку – не припомню, чтобы заокеанскими переживаниями, в таком аспекте и с такой погруженностью,  интересовались русскоязычные поэты. Правда, текст не то чтобы настораживает, но приводит в некоторые сомнения по поводу аутентичности чувств ЛГ.

Может быть, Enola Gay и оставила какие-либо записи. Вполне допускаю, также, что они доступны на английском.

Но. Чуть копнув, мы находим: родилась (по разным данным) в 1890-93гг. Умерла в 1966г.

То есть,  5 августа 1945г., (когда ее сын Пол назвал ее именем самолет, с которого он уже 6 августа нанес атомный удар по Хиросиме), - ей было около 55 лет. Вполне нормальный возраст, не предполагающий старческих проблем с головой и отсутствия собственного мнения.

Размышляя логически и учитывая культ американского «супергероизма» (или минуты славы) - представляется более вероятным, что мама гордилась такой честью. Возможно ли, что сын не посоветовался с матерью, в таком серьезном деле, как присвоение имени самолету, предназначенному для атомных бомбардировок, который он специально ездил выбирать на завод, еще  за три месяца до этого?  Наверняка ведь, не нарушая секретности, хвалился некой предстоящей  «великой миссией»  и испросил разрешения на поименование?

Во всяком случае, русский менталитет это подразумевает, если родитель жив. Слишком серьезный  исторический вопрос на кону. Да и руководство спросит: «А согласна ли мама?»

И, судя по цитате из интервью 1975 г., когда он сказал: «Я горд, что был способен, начав с ничего, распланировать операцию и привести её в исполнение так безукоризненно, как я сделал… Я сплю спокойно каждую ночь» - это была та еще семейка.

Повторяю: могу ошибаться, и существуют определенные документальные свидетельства.  Пока же для меня – это красивый, аккуратно скроенный миф. И чувства, после его прочтения возникают двойственные.  Если отвлечься от фактов – цепляет психологической проработанностью. Если не отвлекаться – настораживает внутренней неправильностью. Но в любом случае – автор глубоко проник в мир духов, и исполнительский талант его неоспорим.

Как художественное произведение – миф, безусловно, удался.

Лично для себя, Доктор так и не решил пока, как оценивать это стихотворение: как нечто гениальное  или нечто ошибочное. Или как «транс на тему».

Ну и да – в слове «Флорида» допускается двоякое ударение. Но, исходя из контекста повествования, американский вариант произношения видится более верным. Чтобы у американки не проскакивал рязанский говор.


Конкурсное произведение 335. "Караоке"

«Вот подошла к финалу отвязная вечеринка,

где караоке звучало, где навалом жратвы и дринка.

Кто-то громко под стул упал,

кто-то тихо домой ушёл.

Как вдруг караоке сказало,

что я пою хорошо».

Говорить о какой-то особой художественности в этом странном произведении не приходится. Да и не надо, наверно. «Караоке одиночества» - пожалуй, будет самым правильным определением для выплеска душевной тоски.  Душа поющей остается одна, несмотря на вечеринку, полную людей – эти люди ей не близки. Несмотря на кажущийся кураж, витающий в воздухе. Несмотря даже на наличие в прошлом чувств.

По большому счету, душа одинока, как одиноко караоке – востребованное в минуты веселья, но выключаемое в беспросветные будни, занятые насущными заботами (или бессмысленной беззаботностью).

И как знать, когда подходит финал и наступает расплата по моральным счетам, что на самом деле там сломалось у героини  – и вправду караоке? А может -  душа замолчала?

«Я забыла тебя, а вот музыку или строки

Никогда не забуду, покуда звучит караоке.

Как, уже не звучит? Как раз посреди романса

«Колокольчик» экран погас, агрегат сломался.

«Динь-динь-динь, динь-динь-динь» - дребезжит моё меццо-сопрано,

Разбиваясь о мёртвую стынь экрана.

Видимо, накипело...

Взорвался электрощит.

Я пою а-капела.

Караоке молчит».

Победителя в этой паре предсказать сложно. Доктору, например, в равной мере нравятся и то, и другое стихотворения. Частично.

Одно – как произведение, второе – в качестве оголенного нерва внутренней неустроенности.  Жюри, как не устает твердить ВМГ – это механизм  «усреднения»  поэзии.  Если руководствоваться этим тезисом -  в следующий круг пройдет «Они говорят».


Послесловие от Доктора.

Кубок в этом году не блистал особыми поэтическими откровениями, но, все же, не назвать его и провальным.  И вовсе не вина поэтов, что многие хорошие стихи  остались за бортом лауреатства.  Думаю, виноваты или магнитные бури, или зеленые человечки – или одно из трех. Остается надежда, что одна из этих трех причин  претерпит трансформацию , и  в следующий год порадует нас по-настоящему.


Послесловие от ВМГ

Эй, Доктор! Наш труд не завершен. Еще предстоит работать обзоры одной восьмой.

В качестве же предварительного заключения…

Мне Кубок этого года показался ни удачным и ни неудачным, а просто лишившимся какого-то внутреннего нерва. Возможно, это просто мое внутреннее ощущение и я переношу его на все остальное. Будем надеяться, что время продолжится. И в нем найдется место для последующих Балтийских конкурсов.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

  

cicera_IMHO

Дорогие российские друзья!
Вы можете оказать дружескую помощь нашему порталу.

Сделать это можно путем перечисления средств
на карту VISA Сбербанка РФ
номер карты: 4276 3801 8778 3381
на имя: ГУНЬКОВСКИЙ АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ

Александр Гуньковский - представитель портала Stihi.lv в РОССИИ (Москва).

Все средства, поступающие на карту с этим номером, будут аккумулироваться и передаваться на обслуживание и развитие портала.

cicera_IMHO

.