24 Августа, Четверг

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Владимир ГУТКОВСКИЙ и Вадим ГЕРМАН. "АНАЛИЗ-ПРОГНОЗ. Диалоги обозревателей". Кубок Мира - 2016. Часть вторая.

  • PDF

kartaVVТрадиционно обозреватели приняли решение на этапе одной шестнадцатой не писать парные обзоры, а разделить материал строго по-братски. В этом сезоне ВМГ будет обозревать пары с нечетными номерами, а В.Г. соответственно – все остальные пары. На последующих этапах мы вернемся к привычному формату парного диалога...  



cicera_ceraja

Владимир ГУТКОВСКИЙ, Киев (Украина)
Вадим ГЕРМАН, Минск (Беларусь)

ДИАЛОГИ ОБОЗРЕВАТЕЛЕЙ

              

АНАЛИЗ-ПРОГНОЗ. 1/16 ФИНАЛА. ЧАСТЬ ВТОРАЯ


Вступление от В.М.Г

Поводом для следующего моего предуведомления стали некоторые специфические практики ведения дискуссий, которые в последнее время имели место на портале. Из-за чего адимнистрация даже отключила комментарии под одним из постов.

Так вот в этой связи, и перефразируя незабвенного товарища Огурцова, произнесу сакраментальное: «Официально заявляю, что за всё изложенное далее я лично никакой ответственности не несу!». Потому, что это писал не я, а мой лирический герой. К нему и следует обращаться и с обоснованными претензиями, и с проблематичными восторгами.

И еще замечу, что, когда выходят на прю лирические герои, это происходит еще сравнительно бескровно. А вот, если на правеж за своих авторов станут их Музы, мало никому не покажется.

Вступление от В.Г

Не всегда получается говорить подробно о поэтических текстах, не всегда… Бывает, что автор все сказал своим стихотворением, и ты просто в восторге аплодируешь мастерству, бывает – просто внимаешь шаманскому камланию. В этой части обзора у меня было мало поводов «растекаться мысью по древу», так пошутил жребий…

 

9 пара

Обозревает Владимир Гутковский

Конкурсное произведение 390. "Посвящение Саше Чёрному"
Конкурсное произведение 12. "Псков"

 

«Посвящение Саше Черному»

Под утро с ночи на субботу
изрядно выпало белил.
По свежевыпавшему кто-то
четвероногий наследил.
Густые снежные туманы -
примета длящегося сна.
И я, ленивый, кашеманный,
стоял у белого окна,
глядел на снег, тяжел и липок,
на крыши с небом без границ,
на урны в шапках взбитых сливок
под шоколадной крошкой птиц.
Вдруг, оживив стоп-кадр недолгий,
донесся пёс из-за угла,
и птицы, брызнув как осколки
плашмя упавшего стекла,
взлетели к веткам с проводами.
И наконец – проснись, поэт! -
вдали возник какой-то дамы
недостающий силуэт.
За поводком своей собаки
она шагала не спеша,
как на мелованной бумаге
небрежный штрих карандаша.
Я шею вытянул и спину,
стал недвусмысленно упруг,
и верных слов сырую глину
размял и выложил на круг
идей, преданий и видений.
И убеждение пришло,
что наконец меня заденет
большое конское крыло.
Но хвост несложенной эклоги
мелькнул прощально на углу.
Увел ее четвероногий
куда-то в сливочную мглу.
Исчезли зыбкие детали,
остановилась голова
на полпути, и снова стали
обыкновенными слова.
И да - моя собачья поза
вдруг стала выглядеть смешно.
Я будто вышел из наркоза.
Как будто кончилось кино.
Вернулась тихая суббота,
и мысль пришла исподтишка
о том, что, в сущности, свобода
есть бесконечность поводка.

«Псков»

Да плещется в две реки не расплещется
имя твоё, Псков-Плесков,
в сентябре Господнем,
отлетающем.
Неба крылобиенье –
тахикардия предзимняя.
Ветер от листьев пуст.
Колокол воскресенья
серебряноуст.

Взвившимся троептичием осенён,
плещется город в имени. Плещет звон.

Перебивая ворон,
от прохлады чуть пьяный
проводник иномирия воробей
прочирикает: «лётчик-лётчик».
Катит по небу аэроплан двухколёсный.
Уточкин! Женщины стонут: «летит-летит».

На свидание у реки торопящийся гимназист,
не жалея фуражки,
поднимает весёлый лик.
Околыша круг васильковый
время оформит в нимб.

Ныне освещающи путь к реке
огоньки рябины на ветерке.

 

Общая характеристика

И в этой паре жребий свел тексты очень яркие и одновременно эстетически разнополярные. За прошедшее время они неоднократно обсуждались на портале, им были посвящены отдельные публикации активных комментаторов. Поэтому, чтобы не повторяться и не повторять уже не раз сказанное, ограничусь здесь просто констатацией этого факта.

(Набирая первую фразу абзаца, я ошибся и набрал вместо «очень яркие» – «очень юркие». Исправил, конечно. А потом подумал – а ведь в этой характеристике тоже что-то есть.).

 

На первом этапе я так оценивал конкурирующие тексты.

«Посвящение Саше Черному»

А для меня этот текст полный расслабон и маленький праздник. По этим критериям его и оцениваю.

«Псков»

Картины яркие и запоминающиеся. И исторически достоверные, что далеко не всегда удается совместить с поэтичностью выражения. Все же, на мой взгляд, автор несколько переборщил со словотворчеством. Иногда оно становится самоцелью. Но как первый текст из моей любимой категории «Город» должен отметить.

 

А что теперь, после многократных следующих прочтений?

«Посвящение Саше Черному»

Когда-то в ЛГ (ЛГ в данном случае не «лирический герой», а «Литературная» газета») существовала рубрики «Заметки крохобора», куда въедливые читатели присылали разные словесные «ляпы». Кстати, те же въедливые читатели посоветовали более точное название рубрики – «Заметки буквоеда». Что и было сделано.

Так вот я не являюсь ни крохобором, ни буквоедом. А человеком широкой поэтической души. Поэтому все те якобы неряшливости письма в этом тексте, на которые обращали внимание комментаторы и аналитики, я объявляю мнимыми. А настроение, порожденнное его чтением, подлинным и истинным. Вы вправе не согласиться.

Что же прогуляемся по «Посвящению». Не плестись же вдоль него с сурьезным видом и закушенной губой.

Какое же прекрасное свежее «утро с ночи на субботу»! Со свежим же снежком и такими же следами.

«Густые снежные туманы -
примета длящегося сна».

Туман (не) медленно рассеивается и взгляд постепенно становится зорким, а картинка, та, что внизу, вдаль и вширь, сфокусированной и отчетливой.

Но я, как читатель, видимо, сдуру и, очевидно, еще окончательно не проснувшись, полез в поисковик. Естественно, «кашеманный» там не нашел. И только тогда сообразил, что «кашеманный» = «маннокашный». И сразу стало легко и весело. Все утренние стоп-кадры тут же ожили. И выявили свой сокровенный смысл, и позволили собой откровенно и взахлеб любоваться.

«урны в шапках взбитых сливок
под шоколадной крошкой птиц…»
;
«…и птицы, брызнув как осколки
плашмя упавшего стекла,
взлетели к веткам …»
;
«…возник какой-то дамы
недостающий силуэт»
.

Обратите внимание на этот эпитет «недостающий» и позавидуйте точности и изобретательности автора.
«За поводком своей собаки
она шагала не спеша,
как на мелованной бумаге
небрежный штрих карандаша»
.

Творческий порыв, как результат всего увиденного, возникает автоматически. Как ответ на призыв откуда-то сверху «наконец – проснись, поэт!». Казалось бы, как у классиков: «И пальцы просятся к перу, перо к бумаге. Минута — и стихи свободно потекут». Но не все так просто, реальный процесс стихотворения оказывается намного более сложным и трудоемким.

«Я… верных слов сырую глину
размял и выложил на круг…»
.
«И убеждение пришло,
что наконец меня заденет
большое конское крыло…»
.
Но не сложилось, подкачал Пегас, как это не раз бывало: «Я будто вышел из наркоза. Как будто кончилось кино».

И, увы

«Исчезли зыбкие детали,
остановилась голова
на полпути, и снова стали
обыкновенными слова…»
.
Кокетничает автор, кокетничает! Все у него получилось. Это, конечно, если не судить его и текст по самой высшей (гамбургской) мерке.

А вот с финальным выводом
«….в сущности, свобода
есть бесконечность поводка»

я согласен целиком и полностью. Сам когда-то писал:

«Но, слава Богу, жизнь опять снисходительно бросит – «Рядом!».

И дальше посеменишь, путаясь в поводке и хвостом виляя».
Вполне конкурентноспособный текст.

 

«Псков»

Мой любимый «город». Не именно этот, любой поэтически большой город. И «Псков» тоже. Мы полностью солидарны в этой любви с автором текста (извините, с его ЛГ). Когда эта любовь так мощно творчески воссоздается и буквально выпевается в каждом словесном обороте:

«имя твоё, Псков-Плесков,
в сентябре Господнем,
отлетающем…»
;

Или

«Неба крылобиенье –
тахикардия предзимняя.
Ветер от листьев пуст.
Колокол воскресенья
серебряноуст»
.

И это не какой-то абстрактный «вневременной» город. Периодически включаются точечные привязки к конкретным обстоятельствам. Все в той же очень поэтически привлекательной манере:

«…от прохлады чуть пьяный
проводник иномирия воробей
прочирикает: «лётчик-лётчик»…»
.

И еще ближе к нашим дням.

«….торопящийся гимназист,
не жалея фуражки,
поднимает весёлый лик...»
.
Пока не зная, сколько исторических драм и трагедий произойдет, прежде чем и вследствие чего

«Околыша круг васильковый
время оформит в нимб
.
Настоящая поэзия всегда способно так много отобразить и выразить в нескольких строках.

И завершение:

«Ныне освещающи путь к реке
огоньки рябины на ветерке»
.

И «освещающи путь». И освящающи.

Эх, «Псков-плесков», время плещется в твоем имени…

И расходятся круги…

 

Мои симпатии.

Как же по-разному мне нравятся эти тексты! Но, безусловно, нравятся.

 

Мой прогноз.

Пока воздержусь, еще подумаю.

 

10 пара

Обозревает Вадим Герман

Конкурсное произведение 46. "Кукушка"

Конкурсное произведение 232. "Сразу всё"

 

"Кукушка"

Первое. От лица кого ведется повествование? От крестьянина, дачника-мещанина, одного из дворни? Что не барин, это ясно – зачем ему вступать в долгие насущные разговоры, что «новый – старому не чета»; что это крестьянин – сомнительно, вряд ли у крестьянина гусь жиреет до Рождества… Остается образ эдакого дачника, будто сошедшего со страниц Саши Черного (кстати, как много от него на этом Кубке!). Тогда и «болит похмельная голова» понятно, и то, что кукушка сидит в сухом гнезде (!) при затяжных проливных дождях, и что небо «кровоточит» семь дней подряд, и "несёт нелёгкая с ярой прытью по раскисшим хлябям глухой тоски». Ну, раз тоска, серость, как не быть тут доктору Чехову… «Небеса зашить журавлиной нитью

для него – привычные пустяки»

Поэтичненько так… Как раз то, над чем издевался Саша Черный.

И, не будь последних пяти строк, я бы и пребывал в уверенности, что текст написан «в подражание», но, только дальше – «До зимы осталась одна верста, да и та утоплена в тучах хмурых...» Простите, в памяти всплыли строки «а до небес - обычная верста»(с), и мне стало неприятно, как будто сарказм обращен на кого-то конкретно.

И уже заключительные «ударные» строки

«А кукушка молчит, потому что – дура,

раз не верит в лучшие времена»

прочитались, как парафраз анекдота:

«Что-то 16-й год не задался, 17-й определенно должен быть лучше» — наивно думали люди ровно сто лет тому назад.»

Если это – работа в стиле ироничного отношения к мещанским красивостям и обывательской хандре, я бы советовал переделать одну-две строчки в начале и одну строчку - ближе к окончанию текста…

Еще раз автор, простите…

 

"Сразу всё"

Вспомнился Брюсов, «Сонет к форме»

«Есть тонкие властительные связи

Меж контуром и запахом цветка

Так бриллиант невидим нам, пока

Под гранями не оживет в алмазе».

Здесь – изящный спор с Валерием Яковлевичем, иронично и умно… И очень легко. Два места в тексте немного смутили: пресловутое «бревно», которое, как я понял, намекает на пословицу, но выглядит несколько тяжело рядом с другими строками, отвлекает на мысли: «кто принес?» ; и строчка «враз представить атом» - вот, понимаю, что речь идет о модели атома, понимаю, что автор хотел сказать «одновременно представить вещь и атомы, из которых состоит эта вещь», но вот, не легла мне она, простите старого зануду… Надеюсь, автор текст ещё «отшлифует», и он станет бриллиантом…

Простите, авторы, не вижу ни то, ни другое стихотворение среди моих фаворитов, поэтому в прогнозе выбираю "Сразу всё" с общим счетом

30/40

 

11 пара

Обозревает Владимир Гутковский

Конкурсное произведение 268. "Бумажные люди"
Конкурсное произведение 61. "Кто"

"Бумажные люди"

ходят люди-черновики,
носят грязные башмаки,
лица грустные, взгляды тусклые,
плечи, вжатые в рюкзаки,

а у дворника три щенка,
мать их - сука и нищенка,
в арсенале у трёх голов
много визга и мало слов,

ездят люди-чистовики,
вдеты в узкие пиджаки,
лица жёсткие, взгляды острые,
руки, сжатые в кулаки,

но у дворника три щенка,
мать - дворянка наверняка,
дворник тот ещё дворянин,
в этой стае он - главный чин,

молодь точит свои резцы,
материнские рвёт сосцы,
вот отдать бы кому двоих,
сводит челюсти от любви,

у чиновников всё не так,
сводит глобусы живота,
тратят пенсию старики,
не по средствам живут таки,

шерсти в дворницкой бороде,
как бумажных вокруг людей,
жаль, в бумажнике пустота,
подкормить бы ещё кота,

затекает на дедов ус
полноводье дворянских чувств.

 

"Кто"

Да кто меня узнает средь других когда равняйсь налево униформа когда я птицам стану вместо корма когда в глазницах темень и ни зги

кто опознает хрип и боль и мат когда земля напитанная хлором заставит умирать протяжно хором траву зверей деревья и солдат

кто будет мне заглядывать в лицо за ноги-руки в ров и сверху известь а там вода и ближе ближе близость таких же безнадежных мертвецов

кто будет выбирать меня из тьмы и тьмы и тьмы спасая от потопа меня поцеловала Каллиопа но Кали опа! щурится с кормы

кто станет разбирать движенье губ когда во сне мне будет откровенье а утром повалившись на колени я Отче наш припомнить не смогу

кто сможет разыскав меня в скиту поверить и скалу долбить для кельи и жить без цели просто жить без цели цветы и мох и сосны на ветру

 

Общая характеристика

Сразу скажу, что в итоге оба конкурирующих текста меня в известной мере разочаровали. Что, в принципе, и неудивительно. Ведь они и получили соответственно четыре и три рекомендации. И то, что жребий свел их в одну пару, даже хорошо.

 

На первом этапе я так оценивал конкурирующие тексты.

«Бумажные люди»

Умилительный текст. И упругий. И эмоции его не на пустом месте. У щенков и в таком тексте как-то не хочется ловить блох.

«Кто»

Что поделаешь, если жизнь настойчиво заставляет вновь и вновь пытаться осмысливать такие темы. По-разному. В этом тексте в целом достойно и убедительно.

 

А что теперь, после многократных следующих прочтений?

«Бумажные люди»

Все-таки блох ловить придется. И довольно крупных. Сейчас мне кажется, что строфы, давшие название тексту, для него избыточны. К тому же звучат они откровенно декларативно и весьма приблизительно. Все эти «глобусы живота» и т.п. Подобное лобовое противопоставление намного снижает эмоциональный накал произведения и поэтическое впечатление от него . Обойтись бы без соответствующих четверостиший и стихотворение было бы не хуже. Как минимум. Вот так, примерно:

«… а у дворника три щенка,
мать их - сука и нищенка,
в арсенале у трёх голов
много визга и мало слов,

но у дворника три щенка,
мать - дворянка наверняка,
дворник тот ещё дворянин,
в этой стае он - главный чин,

молодь точит свои резцы,
материнские рвёт сосцы,
вот отдать бы кому двоих,
сводит челюсти от любви,

шерсти в дворницкой бороде,
как бумажных вокруг людей,
жаль, в бумажнике пустота,
подкормить бы ещё кота,

затекает на дедов ус
полноводье дворянских чувств…»
.

Автор,наверняка, не согласится с такой трактовкой. К тому же еще и новое название придется придумывать.

Извините, ничего не могу с собой поделать.

 

«Кто»

А здесь мне показалась сомнительной сама форма записи. Да, она более или менее удачно маскирует поэтические небрежности текста. И за счет его прозаизации придает ему больший драматизм. По сравнению с имещимся в наличии. «Конкурсное произведение». Которое при вглядывании дает меньше, чем обещает. Несколько цитат для приличия. Записав их колонкой, но, согласно авторской воле, оставив без пунктуации.

«земля напитанная хлором

заставит умирать протяжно хором

траву зверей деревья и солдат»;

«за ноги-руки в ров и сверху известь

а там вода и ближе ближе близость

таких же безнадежных мертвецов»;

«кто будет выбирать меня из тьмы

и тьмы и тьмы спасая от потопа

меня поцеловала Каллиопа

но Кали опа! щурится с кормы»;

«и жить без цели

просто жить без цели

цветы и мох и сосны на ветру».

Судите сами, я свое мнение высказал.

 

Мои симпатии.

«Дворник», конечно.

 

Мой прогноз.

Надеюсь, Жюри не оставит щенков без призора.

 

12 пара

Обозревает Вадим Герман

Конкурсное произведение 242. "Провинциальный романс"

Конкурсное произведение 324. "Нарциссическое"

 

"Провинциальный романс"

Стихотворение, про которое очень трудно что-либо написать. Ироничный взгляд, хорошие рифмы, все выдержанно, профессионально, и, главное, по-доброму. Единственный минус стихотворения, что его тема уже была раскрыта другими авторами, но – ничто не ново под луной. И, пожалуй, эта версия - лучшая версия возвращения в постылую столицу, из тех стихотворений, которые я читал. Мой поклон, Автор!

 

"Нарциссическое"

Очень интересное стихотворение. Так и тянет разобрать предложенную ЛГ ситуацию, чтобы построить гипотезу её отношений с мужчинами. Но, одна из заповедей – помогай, только если тебя попросят, иначе можно бегать за людьми, ловить и «причинять добро». Что мне особенно понравилось, несмотря на название, ЛГ явно не нарциссическая личность – она четко понимает, что в начале всех её «моногамий» стояла она, и нет в ней злости на то, что её обманули в любви. Есть некоторое удивление, но нет озлобленности, от строчек идет доброе отношение к миру и людям, несмотря на явно нелегкую историю. Героиня нацелена «отдавать», делиться, и от этого становится как-то тепло. Отчего-то вспомнилась «Рая», наверное, навеяло…Знаете, вселенная не может быть справедлива, но, «закон весов» все же действует – и я рад, что героине хорошо от осознания, что у ней есть радость.

…А нарциссы иногда – просто цветы, напоминающие солнышко…

Низкий поклон Автору, написавшему это стихотворение, если позволите, утащу его к себе, в блокнот для арт-терапии…

В этой паре я не хочу делать выбор,оба стихотворения мне близки, оба – добры.

50/50

 

13 пара

Обозревает Владимир Гутковский

Конкурсное произведение 292. "Путь мотыльковый"

Конкурсное произведение 396. "Сороковой"

 

"Путь мотыльковый"

когда весна очнётся и найдёт
себя в больнице, занесённой снегом,
с ума сойдёт и оскудеет лёд
в речном коктейле из воды и неба.
и кто-то - в пляс, а кто-то - под откос,
но всем тревожно, весело и шатко,
как будто по канату - высоко,
и голова слетает вместе с шапкой.
качнётся мир, в нём каждый пассажир
сорвётся с предназначенного места,
а старость, не желая мест чужих,
своё уступит кукольному детству.
сыграют куклы в ящик, в тёмный шкаф -
душеводитель набирает скорость...
сухая ветка – ветхая рука
под локоток поддержит подростковость.
лететь на свет в конце календаря –
путь мотыльковый, краткий и безумный...
тот свет – есть то, что вслух не говорят,
но я скажу: /зачёркнуто цензурой/.
конечный пункт (а дальше чернота)
за абажуром спрятан, как за ширмой.
из кокона пожить и полетать
не выйти – и не совершить ошибку
всех безрассудных, лёгких, расписных...
неопалимых, видите ли - что им
до нас, остекленевших до весны,
на всякий случай зеркалА зашторив?

 

"Сороковой"

И было слово, дело и народ.
И дни текли, переплавляясь в год
Сороковой - судьбинный, мироносный.
Великий год победы и беды
Торил нам путь и заметал следы,
И заплетал узлами перекрёстки.

Великий год свершения мечты!
Увидеть свет, не дать сердцам остыть,
Свободу прорастить из несвободы!
Сомнения раздроблено зерно,
Известно: торжество предрешено
Единственно возможного исхода.

Предрешено! - и преданность в глазах...
Со страхом, облекаемым в азарт,
В неведомой игре бросали кости –
Неглубоко, без долгих похорон.
Проигранное - жалко и старо...
Сороковой – (об)манный, (полу)острый -
Раскачивая землю в пелене,
Просеивал десяток главных «не»
И проникал в извилины и поры.
Перетерпи, уверуй и дойди...
А тот, кто шёл всё время впереди,
Твердил, как заклинанье: скоро, скоро!

И будет запах вспаханной земли,
И алый свет зальёт расцветший мир,
И будет счастье тем, кто жнёт и сеет...
Был год – безводен, каменист и слеп.
И шли отцы, и дети шли вослед,
Устало глядя в спину Моисея.

 

Общая характеристика

И эти тексты уже проанализированны и отрефлексированны неоднократно. Смогу ли я добавить к сказанному что-то новое, не знаю. Но хотя бы свое.

 

На первом этапе я так оценивал конкурирующие тексты.

«Путь мотыльковый»
Крепко сцепленный текст. Все время повышает темп и не отпускает. Заслуживает.

«Сороковой»

После того, как доходишь до развязки текста, он выглядит логичным и хорошо выстроенным. Так ведь и с его персонажами произошло то же самое. А по ходу они вели себя, так же как и недоумевающие читатели. Хорошо, что все хорошо кончилось. У персонажей ставших героями. Предания.

 

А что теперь, после многократных следующих прочтений?

«Путь мотыльковый»

Уподобление краткой человеческой жизни ненамного более краткой жизни мотылька вполне обосновано. С точки зрения вечности. Все их малые радости и взлеты зеркально соответствуют друг другу.

«когда весна очнётся…

всем тревожно, весело и шатко…»;

«…качнётся мир, в нём каждый пассажир
сорвётся с предназначенного места…»
.

Ничем не остановить этого, по сути, карабканья вверх к открывшейся беспредельности:
«…как будто по канату - высоко,
и голова слетает вместе с шапкой…»
.
Все вроде хорошо, и движение это все быстрее и безогляднее. И

«…душеводитель набирает скорость...».
Но неизбежно прозрение-понимание неизбежности

«лететь на свет в конце календаря –
путь мотыльковый, краткий и безумный...»
.
Неотменимое устремление в

«конечный пункт (а дальше чернота)…».
Который ожидает нас, людей ли, мотыльков
«…всех безрассудных, лёгких, расписных...
неопалимых…»
.
Ах, как жаль всего этого великолепия жизни! Как хочется длить этот полет, как не хочется готовиться к исходу. Заранее:

«на всякий случай зеркалА зашторив…».

Мы понимаем, на какой случай.

Текст легкий и одновременно очень весомый.

 

«Сороковой»

Солидный текст. С торжественным зачином:

«И было слово, дело и народ…».
А так ли велики тяготы и лишения, если все предопределено свыше:

«Великий год победы и беды»;
«Великий год свершения мечты!».
«Свободу прорастить из несвободы!».
«Известно: торжество предрешено
Единственно возможного исхода…»
.
Все равно безмерно велики. Потому что идут (бредут) по это долгому и тяжкому пути обычные люди. Не избегая «долгих похорон…» тоже.
Это для вождя, приобщенного к божественной истине, все просто:

«А тот, кто шёл всё время впереди,
Твердил, как заклинанье: скоро, скоро!»
.
Вечные призывы:

«Перетерпи, уверуй и дойди...».
И вечные посулы:
«И будет запах вспаханной земли,
И алый свет зальёт расцветший мир,
И будет счастье тем, кто жнёт и сеет...».

Кто может сказать, что сбылось, что нет. Но

«…шли отцы, и дети шли вослед,
Устало глядя в спину Моисея»
.

Они дойдут. И Бог успокоит их души и вознаградит за все. Там в земле обетованной они смогут сказать: «Мы отдохнем! Мы услышим ангелов, мы увидим все небо в алмазах, мы увидим,
как все зло земное, все наши страдания потонут в милосердии, которое наполнит
собою весь мир… Бедный, бедный дод Ханан, ты плачешь... но погоди, дод Ханан, погоди...
Мы отдохнем... Мы отдохнем!».

Да сбудется! Хотя бы после нас.

Вот такой на неожиданный поворот вывел меня этот текст.

 

Мои симпатии.

Оба тексты небезупречны, но симпатичны оба.

 

Мой прогноз.

И тут – 50:50

 

14 пара

Обозревает Вадим Герман

Конкурсное произведение 17. "Ты прости, Мухаббат"

Конкурсное произведение 202. "Иггдрасиль"

 

"Ты прости, Мухаббат"

Что-то «повезло» мне при разделе пар на обзоры…Еще один текст, который никак не входит

в круг моих представлений о возможном победителе…

Прошу прощения и у этого автора, но к тексту у меня ряд серьезных вопросов.

Первое. С одной стороны, интересно, что имя героини на узбекском языке означает «Любовь», это придает дополнительный оттенок тексту, но, создает и определенный диссонанс, когда в тексте появляются серафимы.

Далее.

«Ты и все, кто остался стоять наверху,

Долго будете жить, только я никого не увижу».

Что означает эта таинственная фраза? На ум приходит, что «наверху» - те, кто стояли у открытой могилы, но, извините, женщин на мусульманские похороны, к могиле не пускают, вот ведь как… И, в этой же фразе – а что, все, которые стояли «наверху», будут долго жить? Предположить, что герой не умер, а отправлен в тюрьму, по этапу, не могу – следующая строфа противоречит такой гипотезе. И, кстати, дорожные службы на пути в ад тоже есть? Асфальт же кто-то кладет, видимо казнокрады-дорожники…

Перечисление того, кого ведут в ад, вызывает недоумение. Ладно, банкиры, убийцы, ладно, революционеров за заслуги везут в коляске, но кто такие «глотатели слов»? Певцы, поющие под «фанеру»? И… их, тоже – в ад? А политиков почему нет? Их что, спецтранспортом везут?

«….Я всю жизнь тебе врал,

Даже в карты однажды тебя проиграл.

Ты молчала тогда, но, конечно, всё знала, родная».

Проиграл в карты – и она молчала? Ну, простите, это уже не любовь, это уже как-то по-другому называется…

Слишком много нестыковок, слишком много деталей, которым я не верю, и, следовательно, получилась сказочка-моралите, жанр, который я терпеть не могу…

 

"Иггдрасиль"

Причудливо переплетена рифмовка у этого текста, как корни у дерева Иггдрасиль…

Смутна и завораживающа песнь скальда, темны и сосредоточенны лица бородатых воинов, внимающие ей… И вот, сначала один, а потом второй, третий слушатель начинают стучать мечами о свои щиты в такт скальду. И вот уже все сидящие выстукивают ритм, впадая в транс. «Что это было?» - спрашивает, немного очнувшись, молодой боец у опытного, иссеченного шрамами воина. «Эда» - сурово отвечает тот, «кажется, старшая»… «Мастерство не пропьешь!» - восторженно роняет младший, глядя, как поэт-певец опрокидывает в себя изрядную порцию крепкого настоя…

Простите, автор, за маленькое хулиганство, но я – под впечатлением Вашего шаманского текста. Можно надеяться, что и Большое жюри поаплодирует такому мастерству…

Мои симпатии в этой паре распределились в пользу второго текста,

30/70

 

15 пара

Обозревает Владимир Гутковский

Конкурсное произведение 156. "Как мы искали клад"

Конкурсное произведение 335. "Зорька"

«Как мы искали клад»

Как-то летом решили найти мы клад –
я и Дениска, двоюродный брат.
Мне тогда было пять, брат – на год старше.
Взял лопату Денис, я прихватила мешок,
и с утра мы отправились в чахлый лесок
между дачным посёлком и станцией.

Огородный заступ тащили зря.
Без него было проще расковырять
моховой ковёр, словно губка влажный.
Мы кусками срывали зелёную ткань,
потому что клад мог быть спрятан именно там.
Получалось неплохо даже.

Под ковром земля была голой и неживой.
Мы нашли почерневшего пупса с отломанной головой,
плесневелую сумку, разбитую банку из-под горчицы,
склизкий жгут, когда-то бывший чулком,
ржавый нож, полусгнивший фетровый шляпный ком
и монеты россыпью. Можно песком очистить.

Помрачнело. Лес поглядел на нас
сотней птичьих, древесных, звериных глаз.
За корягой леший сидел в засаде.
Мне хотелось, чтоб мы не ходили сюда вообще
и не видели смерть вещей.
Оказалось, что я совсем не люблю находить клады.

А когда Денис собрал копеек на три рубля,
Встрепенулись деревья, верхушками шевеля,
и прогнали нас к людям, шумя зловеще.
Я мешок волокла. Мешок был пуст,
но казалось, что в нём каменеет груз.
Неужели такими страшными станут... не только вещи?

А деньги оказались негодными, дореформенными –
так сказала бабушка.

 

«Зорька»

Куда там пруд - пожарный водоем;
цветет вода, но есть углы карасьи.
Разъехаться пейзажу не дает
велосипед, причаленный к террасе.

Когда на хлеб, то главное - подсечь.
Урез воды как линия для сгиба:
два неба совместить. Прямая речь
с той стороны сама себе погибель,
а с этой - различима, но не вся:
иван-да-марья, капли на веревке
от облака до облака висят.

На бревнах, подстелив свои ветровки,
при удочках сидят два карася.

 

Общая характеристика

Тексты сходной тематики. Но все-таки разного уровня. Хотя и собрали у жюри по пять рекомендаций.

 

На первом этапе я так оценивал конкурирующие тексты.

«Как мы искали клад»

Поучительная история. Урок диалектического восприятия.

«Зорька»

Вот такой лаконичный текст, а какая емкая, объемная, стереоскопическая картинка. И от увиденного становится тепло и хорошо.

 

А что теперь, после многократных следующих прочтений?

«Как мы искали клад»

История, действительно, поучительная. В первой своей трети сугубо описательный и перечислительный текст.

«Как-то летом решили найти мы клад…»;
«Мне тогда было пять, брат – на год старше.
Взял лопату Денис, я прихватила мешок,
и с утра мы отправились в чахлый лесок…»

И даже немного поэтичный:

«моховой ковёр, словно губка влажный.
Мы кусками срывали зелёную ткань,
потому что клад мог быть спрятан именно там…»
.
Далее ожидаемое разочарование и ожидаемая диалектика:
«Под ковром земля была голой и неживой.
Мы нашли почерневшего пупса с отломанной головой,
плесневелую сумку, разбитую банку из-под горчицы,
склизкий жгут, когда-то бывший чулком,
ржавый нож, полусгнивший фетровый шляпный ком
и монеты россыпью…»
.
Тут самое время для инфернальной составляющей:
«Помрачнело. Лес поглядел на нас
сотней птичьих, древесных, звериных глаз.
За корягой леший сидел в засаде.
Мне хотелось, чтоб мы не ходили сюда вообще
и не видели смерть вещей…».

«А когда Денис собрал копеек на три рубля,
Встрепенулись деревья, верхушками шевеля,
и прогнали нас к людям, шумя зловеще.
И первых прозрений и выводов:

Я мешок волокла. Мешок был пуст,
но казалось, что в нём каменеет груз.
Неужели такими страшными станут... не только вещи?»
.
В итоге, пожалуй, даже облегчение, как результат этого приключения.
«А деньги оказались негодными, дореформенными –
так сказала бабушка…»
.

Бабушка права. А насколько прав я, как читатель, ничего особо не извлекший из этого текста?

 

«Зорька»

Идиллия по девизом «Всюду жизнь»:

«Куда там пруд - пожарный водоем;
цветет вода, но есть углы карасьи…»
.
Казалось бы, очень локальная. Но если подумать, пожалуй, единственно реальная и доступная. И даже единственно возможная.

И далее следуют и крайне радуют меня безупречные поэтические формулы. Например:

«Разъехаться пейзажу не дает
велосипед, причаленный к террасе…».

Она состоит не просто из уникальных слов и определений, но и уникально осмыслена в образном отношении. Которое и неразъемно, и удивительно податливо и пластично.

И не менее выразительный фрагмент:
«Урез воды как линия для сгиба:
два неба совместить. Прямая речь
с той стороны сама себе погибель,
а с этой - различима, но не вся…».
Он дает возможность множеству трактовок. И одновременно становится объектом для самого непосредственного любования. Высокого умиления миром, где

«…капли на веревке
от облака до облака висят…».

И финал:
«На бревнах, подстелив свои ветровки,
при удочках сидят два карася».

В их мироощущении это определение никак скомпроментировать не может. Никого. И, несмотря на все усилия.

Буду болеть и за этот текст.

 

Мои симпатии.

«Зорька» – вы уже поняли.

 

Мой прогноз.

Не побоюсь отдать ей свое (не Жюри) предпочтение – 60:40

 

16 пара

Обозревает Вадим Герман

Конкурсное произведение 149. "Тора"

Конкурсное произведение 33. "Ирине Одоевцевой"

 

"Тора"

Автор, я, как договаривались, рассказываю свои впечатления? Примерно до середины текста я его читал с нарастающими напряжением и симпатией, мне казалось, что вот-вот и будет что-то, похожее на откровение, на мощный аккорд озарения. Но, дочитав последние строки, остался в полном смущении – я, к сожалению, не знаток толкований и смыслов черного и белого огня, не могу определить разницу между тем, что говорил Бог до Моисея, и что он говорил Моисею… Мне кажется (и это мое, невежественное мнение), что к окончанию текста, он стал «для посвященных», стал текстом, который требует многостраничного комментария. Возможно, для тех, кто «в теме», это не так, для меня же магия и сила стихотворения ушла, оставив меня с чувством, что я – невежда и недоучка…. Простите, автор…

 

"Ирине Одоевцевой"

Может быть, я придираюсь? Милый текст, посвященный милому человеку...Кстати, почему посвящение – ей? Текст, как мне показалось, от имени Одоевцевой, впору было брать эпиграф из её книги, а посвящать «окаянному времени»… И ещё: многочисленные аллюзии, большинство из которых - аллюзии строчек не того времени, вызывают недоумение. Да, образ трамвая, парадные, Летний сад – но все, как-то, на поверхности, фон…Даже тень героя - всего лишь тень, призрак, не живой человек, схема. Это всего лишь моя точка зрения, другие, возможно, смотрят глубже, но подумайте, чем запомнится этот текст? «Если быть поэтом – то в России» ? Так, это чужая строчка…

Кажется, весь текст состоит из заимствованных образов и строчек. Не в укор автору, но, что здесь нового, что – своё, уникальное? То, что герой «едет зайцем в собственной судьбе, как на трамвае»? Я, наверное, не поэтичный человек… Простите, автор…

Здесь, при том, что первый текст я так до конца не смог понять, отдаю предпочтение ему

80/20

 

Заключение от В.Г.

К сожалению, заканчиваю этот обзор не на самой мажорной ноте, но я исправлюсь. Честное слово, вот к 1/8 и исправлюсь….

Заключение от В.М.Г.

Завершаем свои труды на этапе одной шестнадцатой. Хочется надеяться, что читатели оценят их. По достоинству. То есть, отзывов на вторую часть будет хотя бы не меньше чем на первую.

 

 

 

 

 

 





 
.