23 Октября, Понедельник

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Вадим ГЕРМАН. "Чемпионат Балтии - 2015. После свистка". Часть пятая

  • PDF

german"...В этом цикле «После свистка» я постараюсь говорить о главном, на мой взгляд, что есть в подборках, не заслоняя рассуждениями сами стихотворения...". О стихах Алексея ЗАСЫПКИНА, Александра ФРАЛЬЦОВА и Евгении УЛЬЯНКИНОЙ.



Заканчивается лето, уходит август, который, к счастью, в этом году был не особенно злым, наступает пора вновь вернуться  на нашу площадку.

Еще несколько дней, и загорелые пииты начнут размещать заявки на Кубок.

А мне бы хотелось вспомнить еще несколько стихотворений прошедшего чемпионата. Сегодня я перечитывал стихи Алексея Засыпкина, Александра Фральцова и Евгении Ульянкиной…

...Подборка Алексея, на мой вкус, одна из недооцененных подборок Чемпионата.

Возможно, так случилось оттого, что все три стихотворения проникнуты неприкаянностью и глухим одиночеством, некоторой отстраненностью, что ли, они – как  взгляд  «со стороны».

Ной смолит свою посудину, Гамлет мучительно решает один-единственный вопрос, селяне пляшут половецкие пляски, Вседержитель трясется на старой телеге…  и никто не замечает печальный взгляд лирического героя. Есть старое, забытое слово «сплин», которая, как мне кажется, точно передает настроение этого героя. Нежелание ничего менять, ощущение бессмысленности перемен, хандра и отрешенность. И надо бы спешить, подсобить Ною с ковчегом, надо бы подсесть попутчиком на телегу, к Богу, но только есть ли в этом смысл? Рим, как и Карфаген, разрушен, его не восстановишь и не вернешь, к прочему – можно привыкнуть, можно даже жить, но надо ли?  Наверное, надо, но, кажется, проще и надежнее сходить на мыс, проводить тех, кто уплывает,уходит…

Засыпкин Алексей, Сыктывкар (Россия). "В глухой провинции без моря"

 

zasipkin

В ГЛУХОЙ ПРОВИНЦИИ БЕЗ МОРЯ

*  *  *

"Для звуков сладких и молитв" –

Всё так, по сути, но

Накрапывает, Ной смолит

Свою посудину.

Кап-кап. Качаются круги

На водной глади,

Как неоплатные долги.

Задумчив Клавдий.

Кап-кап. Племянник во дворце,

Шаги его гремят.

Кап-кап. Вопросы об отце

Всегда не вовремя.

Вода и небо – монолит,

Одна громада.

Для звуков сладких и молитв –

Так надо, надо.

Я щедро стрелами колчан

Ссудил капризными

И плясками односельчан

Любуюсь издали.

Наверно, есть какой-то смысл

В нас, несуразных…

Пойдём их провожать на мыс,

Счастливцев праздных.


Безбожник

Что-то слишком много стало Бога.

Сквозь рифмованный чертополох,

Как бы ни крива была дорога,

Свесив ноги, едет прямо Бог.

Богу тряско от камней и рытвин,

Плещется Вселенная в горсти.

А ездок заходится в молитве,

Вожжи отпустив.

Медленные странницы – страницы –

Бродят между выжженных колонн.

Чей-то дом стоит без черепицы.

Чей-то накренившийся балкон.

На балконе — сломанный треножник,

Ветхий кладезь видеокассет.

Может, Он сбежит к тебе, безбожник,

Ото всех.


Овидий

Всё не привыкну к здешним зимам,

Мехам, повозкам, магазинам,

Бурливым, точно Понт,

Витринным улицам звериным

Без арок и ротонд.

Когда приступит жар элегий

Под стук нагруженной телеги

За сказочным окном,

Где вы, парнасские коллеги,

С беседой и вином!

Я швед, оставленный в Полтаве,

Последний турок на заставе

Средь росской саранчи.

Да что! Божественный Октавий!..

Две тыщи лет молчит…

Мне позволения не надо.

Медноволосые менады,

Дарите славу дню,

Несите бережно пенаты,

А прочее – огню!

В какую сторону отсюда милый Рим?

Недосягаем и неповторим…


В подборке Александра Фральцова я перечитал первые два стихотворения, «радуга» и «Троллейбусная слепота»

Александр Фральцов. "Сперва удивляет хвост"

fralcov

радуга

Есть ли такой вопрос, на какой ответ?

Есть ли такой ответ, на какой такой?

Призма стеклянная расщепляет свет

на жёлтый, зелёный, красный и голубой.

Руки плывут и всё время впадает в тело,

зёрна растут и касаются облаков.

Красное с жёлтым, зелёным становятся белым-белым

и только синий, как прежде, такой, каков.

Вот и качаются ветви и Фредди-Флюгер.

Голые ели чёрные провода,

солнце на юге, птицы на юге

и только все пробки сползлись сюда.

Я напишу письмо, пусть его никто.

Я закажу цветы затем, чтобы никуда.

Пальцем ударь, в такт похлопай ртом

тому, как из крана стучит вода -

вот ты и рыба! Сперва удивляет хвост…

Сладко скользишь, исчезая на глубине,

и остаётся поверхность - из лун и звёзд:

жёлтых, зеленых, красных и голубых огне


Первое стихотворение – удивление. Да еще какое! От такого радостного изумления становятся  не важны слова, главное – эмоции. Вот представьте, из совершенно прозрачной призмы, из ничего, появляется радуга. Это... чудо! И  способность увидеть , обрадоваться, тоже – чудо.

А вот, произнесите, прислушайтесь: «ре-ки», «ру-ки». Руки впадают в тело. Ну, да, а почему бы нет. Руки растут из …(ну, тут у кого как). Но если руки растут, то почему они не могут впадать?  А вот еще чудо: из зерна появляется росток. Из маленького зерна – стебель. До облаков, не меньше.

Пугают, качаясь, ветки, а нам не страшно! И, если его переименовать, то и злодей  Крюгер будет ветреным флюгером, совершенно безобидным, забавным Фредди.

Идем дальше, делаем следующий шаг – и вот уже не только образы, слова начинают чехарду, теряя первоначальный смысл, теряя буквы и серьезность.

И вот, взмахнула хвостом уже не рыба, уже русалка, сладко и томно улыбнулась – и россыпь звезд, лун, огней, то ли на поверхности воды, то ли в глубине, в сказке.

Говорят, увидеть радугу – к радости. Александр мне помог  сегодня обрадоваться.


Троллейбусная слепота

Сел я невидим в троллейбус и деньги

тянул кондуктору, что есть сил.

Тяжко ступает кондуктор, кто с краю - заденет.

И взгляд её столь же сложно переносим,

как вес.

Резко рвётся гармония городских шумов.

"Все обилечены?!" сотрясает крышу -

соседний кирпичный завод умолк,

рабочие, выматерившись, дышат

пылью и никотином.

Я сижу в середине, тяну купюры.

Холодно, но теплее, теплее, ваще!... мороз -

села на место, я заяц де-юре,

де-факто я сэкономил за месяц на пылесос.

День изо дня я в троллейбус сажусь, как Фродо

и ощущение, будто билет мой продан

и время как кровь выбирает, какому кругу -

малому или большому - себя отдать.

Люди глядят сквозь меня друг на друга

и в том же окне, что и я, они видят не вьюгу,

а благодать.

Вот, почти пропустил это стихотворение, как очередной рассказ о человеке, которого никто не замечает. Байка, анекдот. Но только, перечитав, заметил, как два маленьких штриха делают из рассказа трагедию: строки

«билет мой продан» и

«и в том же окне, что и я, они видят не вьюгу,

а благодать.»

Кто же  видит настоящее? Что вокруг нас – благодать или вьюга?

Там, где остаются вопросы, остается место для раздумий…


Вот ведь как бывает -  не люблю верлибры, белые стихи и запись в строчку. Но встречаются среди них такие, которые радуют, восхищают, изумляют  и  остаются добрыми друзьями.  Я нашел такое стихотворение в подборке нового для меня автора.

Евгения Ульянкина. "Где-где"

uljankina

Сюжет для небольшого рассказа

обои в моей берлоге

внебрачный холст

Малевича и Кандинского

в первобытной гамме

доисторически зимней

силуэт немного квадратной

женщины

включающий треугольник

если открыть окно

ей холодно

и хочется шубу

почему-то всплывает — норковую

хотя кругом одни мамонты

да и тех она не видала

а только ела

их ей приносит муж

из соседней комнаты

кладёт перед ней

корейку ногу ребро

и говорит ыыыыыыы

ыыыыыыыыыыыыы

она ценит его

искренность

и отвечает ооооооо

ооооооооооооооооо

а потом рожает ребёнка

(не сразу, но)

и всё-таки

думает женщина

мамонт косматый

это тебе не норка

ну ничего


Посмотрите, какая прелесть!

«обои в моей берлоге

внебрачный холст

Малевича и Кандинского»

И, создано настроение, появилась радость от нового взгляда. И – точного, зоркого взгляда! Дальше – больше, уже не мысль, ощущение от живописи вышеуказанных художников: в своих картинах они обращаются к подсознанию, к тому древнему, что появилось в человеке задолго до речи, письменности, до рационального. Видимо, у Евгении ощущения схожи, и эта древность, дремучесть отразилась в дальнейших строках. Пусть кругом – одни мамонты, женщине все равно хочется шубу. Ей хочется тепла, ей хочется красоты, да и приятное чувство зависти соседок никто не отменял. Мужчине пока этого не понять, он приносит ей добычу в виде мяса, не понимая,  что ей нужно. Пока не понимая, ведь  слов  и диалогов еще не изобрели. Но это – пока. Ничего, все еще будет.

И все уже есть в этом маленьком стихотворении – и сюжет для рассказа, и неубиваемый женский оптимизм, и даже норковая шуба, мечта и цель…И конечно, мужчина – тот, который ради этой женской мечты и мамонта завалит, и шубу норковую добудет, и картины напишет. И даже научится(не менее искренно) говорить что-то , кроме «ыыыыыыыыыыыыы»…

Спасибо, Евгения, за иронию, самоиронию и хорошее настроение, которое случилось после прочтения Вашего стихотворения.

Мне хочется, чтобы все мы начали новый конкурсный цикл с отличным настроением, с улыбкой и твердой уверенностью, что все будет хорошо, все будет замечательно, а если , случайно, пока что это не так…ну, ничего.

Ваш – В.Г.











.