24 Марта, Пятница

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Вадим ГЕРМАН. "Чемпионат Балтии - 2015. После свистка". Часть вторая

  • PDF

german"...В этом цикле «После свистка» я постараюсь говорить о главном, на мой взгляд, что есть в подборках, не заслоняя рассуждениями сами стихотворения...". О стихах Елены БЕРСЕНЕВОЙ и Анастасии ВИНОКУРОВОЙ.



Сегодня я хочу поговорить про две подборки. Три, как мне показалось, несколько рассеивают внимание читателя, две – дают возможность сравнить, выбрать для себя наиболее близкое. Сегодня мы перечитываем следующие стихотворения:

Берсенева Елена, Новосибирск (Россия). "Прятки"

Винокурова Анастасия, Нюрнберг (Германия). "Игрушки"


Знаете, когда я впервые увидел подборку Елены Бересневой, я твердо решил, что напишу про неё обязательно. Удивительное сочетание фотографии с текстами сделало личный снимок чудесной иллюстрацией к стихотворениям. Тот же задор, та же азартность и непосредственность, что есть в портрете автора, есть и в стихах.

berseneva

Давайте приглядимся все же, к текстам.

«наша Таня громко плачет
потеряла смысл жизни»

Ага, считалочка. «Потеряла смысЫл жизни». И в голове закрутилось?

«Шишыл-мышил, взял да вышел»….Детство. Считалки. Страшилки.  А если то, что пугает взрослого человека, превратить в считалку-страшилку, быть может, получится также – рассмеяться и не бояться? И все пройдет, так же, как быстро убегает время считалочки, пройдут, проскочат, пролетят партсобрания и флаги, коммунизм и клятвы, и все перемены, мелькающие, как калейдоскоп, в течении одной жизни, окажутся пятиминутным сном после полудня, за секунду до пробуждения? И нет на самом деле ничего, есть добродушный медведь-панда, для которого суета жизни – лишь смена дня и ночи, и всех проблем – найти бамбук более сонный? А вокруг хлопочут древние и вечные китайцы, и все люди будут китайцами, дайте только срок, но  панды это вовсе не касается… Вам не кажется страшным ваше прошлое? Когда я оглядываюсь на последние двадцать-тридцать лет своей жизни, мне страшно. Неужели и сколько-то лет, мне  еще отпущенных, будет этот калейдоскоп, будут перемены?  Помните древнее китайское проклятие, про жизнь в эпоху перемен? Опять – китайцы… Я хочу быть бамбуковым медведем! И я, в какой-нибудь следующей жизни, обязательно стану бамбуковым медведем, я это заслужил своей жизнью  в … считалке.

Но пока что – я, вместе с Еленой и неубиваемой Эллен Рипли мечусь по странному кораблю-планете, пытаясь спасти себя и еще кого-то, кто достоин спасения, убегаю от Чужих, Или нет. Нет вокруг никого, и это я – Рипли, для которой весь мир – территория Чужих, и из каждого зомбо-ящика, на каждой радиоволне передается, то вкрадчиво, то грозно голос: «Вы еще живы? Тогда мы идем к вам!» А я не хочу быть частью этого мира, не хочу становиться таким же, как все – я не хочу быть чужим для себя прежнего. Здесь законы циничнее преступления, здесь утром один Малахов учит меня, как жить, вечером – другой Малахов обсасывает косточки тех, кто живет неправильно, и оба что-то жуют, быть может, они жуют меня? «Сдавайтесь, Рипли, нас - много, нас - чертовски много, мы – высшая раса, высшая культура, мы – культура масс». Каждый день, каждый час, со всех сторон. Будьте паинькой, Рипли, убейте себя об стену. И вечернему Малахову будет о чем поговорить…

…Сумасшедший человек в сумасшедшем мире…Маньяк. Все вокруг убивает тебя, но на этот раз – убиваешь ты. Господь создавал, ты расчленяешь, Ты сопричастен Богу, ты - его соавтор, ты - высший. В твоей руке – жизнь и смерть, можешь убить, можешь отложить на «потом». Вам страшно? Детская считалочка, «секретик» в траве, ребенок, решивший, что он взрослый и всемогущий. Все вокруг – не люди, фигурки, персонажи, они не имеют власти – они мусор, они – сломанные игрушки. Больше нет страха внутри – страх вышел на улицы. Считалочка продолжается. Я иду искать…

Три страшные стихотворения в подборке Елены, как мне кажутся, очень знаковые стихотворения. Страх прошлого и будущего, страх окружающего, ужас, который внутри. И «задорный» ритм стихотворений, на самом деле – быстрый шепот испуганного ребенка, спешащего «выговорить» страшилку, чтобы этот липкая жуть исчезла, испарилась, чтобы все прошло, и можно было просто с облегчением рассмеяться…


Если Елена пишет о себе в окружающем мире, делится своими страхами, нет, не так, страхи эти – общие, она озвучивает их: то Анастасия Винокурова говорит о мире в себе. Общее, я надеюсь, вы увидите сами.

vinokurova

Знаете, что одно из страшных во взрослении? Страх оказаться не таким, каким тебя представляют окружающие. Как  это просто  - соответствовать представлениям о тебе близких людей: девочка с бантиками, мальчик в шортиках… Особенно сильно это выражается, наверное, у девочек – быть похожей на куклу, чистенькую, в нарядном платьице, улыбчивую послушную куклу. С ней так приятно играть, она такая хорошенькая, всеми любимая! Но человек - не кукла, невозможно всю жизнь соответствовать чужим ожиданиям, быть послушной марионеткой в руках окружающих. И тогда – дзынь, рушится фарфоровый мир, Барби разводится с Кеном, принцессы курят и ругаются нехорошими словами. Мир внутри рушится, раскалывается скорлупа яйца, и окружающее становится злым и небезопасным. И кто-то  хочет вернуть тебя  в кукольный домик, и причесать, и одеть нарядное платьице – но это все уже не по-размеру, это все – уже ненастоящее. Больно появляться на свет, страшно становиться самим собой, тяжело принимать себя таким, как есть, вызывая недовольство окружающих. Как просто принять, что во всем виноват злой мальчик-некромант, создающий свои полки из слов-упырей, из упреков-вампиров, куда сложнее поменять правила игры, особенно, если тот, кто продолжает игру, был дорог. Как просто отдать ответственность за себя черному принцу, темной овечке-тучке, и просто плакать, потому что нет возможности ходить, дышать, жить. Интересно, страшно ли личинке становится бабочкой? Становится взрослым, отобрать у тех, кто своими ожиданиями дергает нас за ниточки – страшно и больно. И неизбежно. Потом, достав игрушки из заросшего паутиной чердака, альбом с фотографиями из дальнего ящика, можно будет окончательно забыть свои страхи  и свою боль, оставив на память только светлое и хорошее. Ведь жизнь продолжается- добрая и опасная, страшная и благосклонная, полная неожиданных поворотов и внезапных потрясений. Простая взрослая жизнь.

...Но это все будет только после детства…

Мне бы очень хотелось, чтобы читатели еще раз вернулись к этим подборкам, перечитали и пережили их вместе с авторами и героями стихотворений. Мне кажется, они этого достойны.

Ваш – В.Г.











.