31 Мая, Воскресенье

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Владимир ГУТКОВСКИЙ и Вадим ГЕРМАН. "АНАЛИЗ-ПРОГНОЗ". Чемпионат Балтии - 2015. Обзоры произведений 2-го тура. Часть третья

  • PDF

VALETYТурнир продолжается, разговор о хороших стихах продолжается, а значит, все еще впереди…




Владимир ГУТКОВСКИЙ и Вадим ГЕРМАН

АНАЛИЗ-ПРОГНОЗ

Обзоры подборок 2-го (финального) тура. Завершение

 

Вступление от Владимира Гутковского

Очень интересно было и на этапе предварительного отбора.

Но, если так интересно в одной шестнадцатой, то, что нас ожидает дальше …

 

Вступление от Вадима Германа

Времени до объявления итогов второго тура остается совсем немного, поэтому мы постарались успеть до объявления итогов  поговорить обо всех  32-х подборках чтобы  «никто не ушел обиженным». (с)

Для стороннего наблюдателя работа обозревателей в паре или по одиночки не имеет особой разницы. Только вот, когда мы ведем диалоги вместе, это несколько дисциплинирует, не дает отвлекаться от общей канвы разговора, рассмотрение стихотворных подборок происходит в приблизительно одном ключе. Сейчас же, когда строгая метода Владимира Матвеевича не возвращает с небес на землю, появилась некоторая возможность немного  отклониться от «намеченного курса»,  рассмотреть каждую подборку по-своему.  Все стихи, которые я рассматриваю, я обсуждаю с позиции читателя, с позиции того отклика, который родился во мне. Где-то мне хочется обсудить конкретную строчку. Где-то – все стихотворение, а иногда можно поговорить обо всей подборке целиком. Будем считать, что все эти заметки – отзеркаливание  Ваших текстов, уважаемые и любимые мной поэты. Какое отражение  получилось – такое получилось…


9 пара

Калугина Татьяна, Москва (Россия). "Вспомнить ВСЕ"
Приедниеце Анастасия Лиене, Саулкрасты (Латвия). "Где гнездятся ночи"

В.М.Г.:

Многое из того, что казалось ранее значительным и своеобразным здесь при сопоставлении (и  выбранная форма прямой состязательности весьма такому способствует) может выглядеть несколько иначе.

Вот и смотрят друг на друга (и на нас) два поэта. И мы видим исходящий от них свет.

Сравним его накал.

Мои краткие реплики на отборочном этапе.

Татьяна: «Не могу сказать, что безоговорочно принимаю. Кое-что вызывает сомнения.

Но нужно отдать должное».

Анастасия Лиене: «Как всегда на пределе».

Общее впечатление.

Татьяна.

Первый текст я бы охарактеризовал как попытку депоэтизации быта. Хотя, казалось бы, куда его еще больше депоэтизировать, когда он в данном контексте и сам предельно антипоэтичен.

Отсюда и нагнетание мало эстетичных подробностей.

«Жжёные спички на потолке подъезда…»;

«…плевал в колодец / и считал, как долго летит плевок…»;

«Ходят по дну заплёванной серой смерти…».

И все-таки в финале попытка вырваться из повседневности. И вознестись вниз?

Во всяком случае, попытка отстраниться от слишком конкретного, выйти на более широкие обобщения. Снять предшествующую депоэтизацию и вновь опоэтизировать ее: 

«Если долго смотреть – или что-нибудь кинуть – в бездну, / То по бездне пойдут круги?». 

То ли инерция предыдущего текста, но и второй текст показался чересчур очевидным.

Примеры того, что не кажется мне убедительным.

«Успеть почувствовать, что жил – / вот миссия, достойная провала…»;

«Как фешенебельный отель – / набиты взглядами».

И даже финал «Непостижима, неоглядна жизнь, / до той поры, / пока не станет смертью». 

Разве что следующая поэтическая формула мне глянулась: «У красоты единственная цель... / Мне ничего об этом не известно». 

Нельзя не согласиться

И третий заключительный текст. Понятная стилизация. Но хочется спросить, не возникает ли при этом «Роскошь абсолютного отсутствия». Автора. Вроде бы нет. Ведь такой возвышенный финал: «Вспомните, вы непременно вспомните / ВСЁ под пыткой белого листа».

Резюмирую. Предварительную реплику смягчать не вижу оснований. Хотя самой Петре искренне симпатизирую.

Анастасия Лиене. 

Давно не равнодушен к стихам АЛ (как она сама себя именует). Со времени самого первого с ними  знакомства. Случаются, конечно, у автора и некоторые спады и перепады. Но эту подборку считаю несомненной удачей.

Как всегда у поэта это стихи о любви. Разной, но, похоже, все же одной. Хотя и пишет она: «…снится даже не эта любовь, а та…». И мне кажется, что та. Сложная, трудная, рваная – вот такая: «…пишу: «приди». стираю, не отправив / пишу: «прости. пока не приходи»». Настоящая, та самая.

Склонен согласиться с комментатором, что все это одно длинное стихотворение. Но меня это ничуть не напрягает. Ведь это стихотворение о любви. Как и все творчество АЛ. А при моей сентиментальности…

И остается только вылавливать самые созвучные строки.

«…смыкается болотная вода / над душным железобетонным небом…»;

«…я на самом деле здесь один / в расчерченной огромным ливнем яви…»;

«…в который раз перегружать страницу / зачёркивать «поговори со мной»…»;

«…и спать уже. и перестать уже…»;

«…сколько счастья — уткнуться лицом в кота / и не думать, кто из вас нынче там, / где гнездятся ночи…»;
«снится даже не этот дурацкий стыд…»;

«…но октябрь открывает небесный кран, / поезда уходят за виднокрай: / от тебя — к рассвету…»;

«…никто никуда не ходит, никто никого не ищет…».

И финальная точка подборки: «…и если я буду помнить — то это будет мой выбор».

Мои симпатии и прогнозы.

Незаурядные авторы. А я не рядовой читатель АЛ. И отдаю предпочтение Анастасии Лиене: 40:60

 

10 пара

Маркина Анна, Климовск (Россия). "Тихие истории, подорожник и немного отчаянья"
Шеина Татьяна, Радошковичи (Беларусь). "Осколки осени"
 

В. Г.

Простите некоторую фамильярность, но не могу удержаться. Хорошая девочка Аня принесла на конкурс очень интересную подборку. После слонов и табуреток к «Тихим историям…» приближаешься с некоторой опаской, твердо зная, что то, что написано, вовсе не то, что написано. Если Анна поставила в подборку именно эти стихотворения, значит, их стоит рассматривать вместе и никак иначе. Попробуем их прочитать вместе с Вами, уважаемые читатели, чтобы попытаться понять, что хотела сказать этой подборкой поэт Анна Маркина.

Первое. Веселый и бодрый триптих, как мне кажется, не настолько веселый и бодрый, как может показаться на первый взгляд, я бы назвал его «Одиночество»., а в целом, подборку расшифровал, как «Одиночество, боль, отчаянье».

Веселое ерничанье над всем подряд, совершенно в духе Хармса, несет в себе и печаль самого Хармса. Конечно, кажется, что образы и строчки понадерганы из стихотворений классиков и современников, от Крылова, через Смелякова(ага, именно от него «хорошая девочка»), к вполне конкретным поэтам века двадцать первого, но это забавное безобразие, все же, какое-то ненастоящее.

«Сколько вдохов до покоя?»

«Бледный, усталый и тихий,

 стершийся до каблуков,»

«Как-то ночью после пьянки

 дядя Ч сидел-грусти,»

 Обратили внимание – начинается все не очень весело, затем идет ералаш и дураковляние, а потом, заканчивается не очень весело – один из героев уползает в небо, другому, кот приносит мышь, как лекарство от печали и одиночества, третий, самый деятельный, на всякий случай поколотил жену. То, какой бурлеск творился посредине маленьких частей триптиха, благополучно забудем, это, на самом деле не так важно, это – для привлечения внимания. К кому? К настоящему лирическому герою, которому плохо и одиноко, и он(она) затевает этот маскарад, этот шум с переодеванием, чтобы немного успокоить боль?

 Есть старое, детское средство – приложить подорожник. И, желательно ,говорить при этом бормоталку-заклинание:

«Подорожник, вата, йод,

Все до свадьбы заживет» (с)

До свадьбы? Не той ли, что у Сапфо?

«Выше стропила, плотники! Входит жених, подобный Арею, выше самых высоких мужей»(с)

Но (и это уже Сэленлжер, «Выше стропила, плотники!»), свадьбы не будет, жених не явился, а героиня, может только повторять, как  заклинание, детскую считалку.

Интересно, в комментариях под подборкой я не увидел никаких по-настоящему значимых отзывов и откровений, никаких расшифровок – «Вот здесь, Сэлинджер, при этом даже не двойной, тройной смысл – намек и на Сапфо, и на обе знаменитый книги, и, в общем, становится понятно, отчего  больно героине, от какой беды нужен подорожник»и…Когда деревья были большими, что за старикан идет по дороге – все это читается легко, только потяни за нитку – и весь клубок распутывается…

И выводит к третьему стихотворению подборки. Здесь уже все – с открытым забралом, без шифровки – часть третья, отчаянье. Говорите, немного отчаянья? Ровно столько, чтобы отнести его вещи в церковь как относят вещи покойника, чтобы выбросить его зубную щетку, и чувствовать сплетенье и натяжение нитей судьбы, дорог, строк? Есть в этом стихотворении что-то Пастернаковское, но, впрочем, в каждом стихотворении, где есть запустение и тоска, есть Пастернак…Отсутствие? Нет, отторжение, отчаянье, болезненная реакция(оттого – аллергия)… Одиночество. К нему можно привыкнуть, оно не уникально – отсутствие любви, просто отсутствие…

«….носят же другие                                                       

 В себе его, когда вдыхают жизнь»

А теперь, когда мы все прочитали, можно выдохнуть, и, кажется, поздравить Анну с очень хорошей подборкой. И, быть может, взять за руку и погрустить вместе, поскольку я, все-таки не верю, что существуют стихи, не прожитые автором.

________________________________________________________               

А теперь давайте почитаем подборку конкурента Анны по 1/32 – «Осколки осени» Татьяны Шеиной.

Скажу сразу – во втором туре нет слабых авторов, и практически нет неинтересных стихотворений. Есть тексты, которые, на мой взгляд, еще не доработаны, сыроваты. Но, к счастью, для большинства поэтов важным является еще и читательский отклик, который позволит улучшить стихи.

Вот про эти, некоторые неточности, я и хочу поговорить, в  подборкеТатьяны.

Начало первого стихотворения, как всегда у Тани – переплетение, игра настроения и образов. Несколько смутил «карлик –осень», но, звукозапись, с многочисленными «кар…» создает настроение и некоторую интересную пафосность, размер, объем, что ли…Но третий катрен…Честно, если бы его не было, то стихотворение, на мой взгляд, только выиграло бы. Да, красивый образ – «Город встречает воду, гордо подняв забрало», очень ярко и зримо – открыть забрало, встретив потоп лицом к лицу, открыть кингстоны, гордо уйти на дно…Красиво.  «Город вплывает в море»…Но вот «шторм высекает рифы – на мой взгляд, конечно, высекать аккорды – это уже перебор…Далее, «В лужах — морские звёзды. В кронах растут кораллы». Позвольте, потоп еще не схлынул, раз в кронах кораллы, откуда появились лужи? И «пестреющие» снизу рифы – откуда они? Мы ведь, по-прежнему, в городе? Заключительный катрен хорош, но только вот, когда автор возвращается  к теме – «пережить эту осень и эту зиму», опять, возникает некоторый диссонанс по поводу образа  «зима-это наводнение»…Да, стихотворение зациклено, закончено, но осадок остается…

Первые строчки второго стихотворения тоже, не кажутся отшлифованными, но, повторяться не буду – под стихотворением кажется, все на эту тему сказали. Далее, образ аквариума, наполненного битыми стеклами, хорош, ярок. Но вслед за ним – «Медленно грелась вода в покорёженной ёмкости,» Возможно, это не про аквариум, мало ли что могли покорежить во время «игры в гордость» герои, но читатель еще «в аквариуме», он еще в этом образе, и читается, будто аквариум покорежен.Следующая строфа непонятна. «Цепеллин-балкон». Честное слово, я такого не строил! Вполне допускаю, что город кривляется, меняет детали от слез в глазах героев, но вот то, что они спускаются «В хаос бетона, стекла и стали» - это уже штамп. Тем более, до этого был аквариум, наполненный стеклами, и герои в него уже ныряли. Повтор? Далее. Откуда-то прилетел шершень-октябрь. Погреться в солнечном ветре, очевидно.. Стилистически, в стихотворении, полном стали, стекла и чувств «на разрыв» он показался чужеродным.

И окончание –

«Маленький комнатный мир дожидался создателей -

 Словно они и не уезжали...»

А что, они уезжали? Вроде бы, только спустились по лестнице…

На мой взгляд, неудачное стихотворение.

Третье я даже не буду обсуждать. Одной фразой

«Есть такая мужская забава во все века:

 Сотвори себе ведьму, навесь на неё грехи –

 А потом провоцируй охоту, кричи «ату!»

героиня перечеркнула все доброе к ней отношение, все её дальнейшие рассуждения о моральном превосходстве униженных и сжигаемых женщин, показались высокомерными. Я совсем не думаю, что это стихотворение близко самой Татьяне – тонкой и умной поэтессе, которая без крайней нужды не будет использовать кич ( «я ведьма и этим горжусь»  в своих стихотворениях. .Думаю, что это был неудачный эксперимент с еще не доработанными, сырыми текстами.

Мой прогноз: 80/20 в пользу Анны.                                                                                                

 
11 пара
 

Делаланд Надя, Домодедово (Россия). "У тебя щека в молочной каше"
Ивкин Сергей, Екатеринбург (Россия). "Уточка на голове"

В.М.Г.:  

Поначалу показалось, что и здесь мы имеем с двумя «препендикулярными» вселенными. Ан, нет!

Все-таки они, скорее, параллельны. И, возможно, когда-нибудь пересекутся.

Мои краткие реплики на отборочном этапе.

Надя: «…знакомство с завораживающим поэтическим миром и уникальным личным пространством. Таким одновременно хрупким и основательным».

Сергей: «Очень свежие стихи. И не только по дате написания. Внятный голос, запоминающая интонация».

Общее впечатление.

Надя.

Вот такая она хрупкая, тонкая, прозрачная. Как ее позия. Чистая эстетика, казалось бы. Но... На этом ЧБ немало было стихов – антивоенных, провоенных. И, по-моему, никто не сделал  более точного и пронзительного заявления чем Надя первым заглавным своим стихотворением, которое дало название всей подборке «…у тебя щека в молочной каше…».

«…поезд поезд скоро ли я тронусь / что там ест похрустывая Хронос…»;

«…раз два три увы не хватит пальцев / сосчитать грядущих мертвецов…»;

«…не стреляй у мальчика Миколы / скрипка…»;

«…я же десять раз уже сказала / выбрось пульки постарайся быть…».

Второй текст я бы назвал фирменным для автора, наиболее полным отражением его внутреннего мира.

«нету дна / в темном колодце нежности и паденья»

«Губы заходят справа в печаль плеча, / ловят меня за рифмы, сбивают с ритма».

И финал этого стихотворения такой же «фирменный»:

 «Нежность, как смерть. Обе зреют уже внутри. / Первая ближе. Вторая немного проще».

Заключительный текст показался мне менее насыщенным чем предыдущие. Собственно он начинается и заканчивается своей первой строкой «Я себя чувствую плохо. А ты меня?» 

Но так много сказано до этого.

Я ведь столько хотел написать  о этой подборке. Но, видно, Надя все уже сделала сама.

Сергей.

Очень впечатлил автор. Он и свободен, и раскован, и затейлив, и беспечен. Его стихи полны затаенной боли, но он не позволяет ей пробиться наружу, чуть ли не насильно поддерживая инерцию легкости и оптимизма.

Очаровательная уточка первого текста с ее чуткостью и разнообразием, настоящий душевный флюгер. И пусть в конце концов «Уточка улетает», но сколько с ней связано дорогих и горьких воспоминаний.

«…мы можем жить, / но не вместе…»;

«…не пережив привычку / засыпать в обнимку…»;

«…на кого-то каждую ночь / Господу слать анонимку…»; 

«Давай, друг друга отпустим. / А мы и не держим…». 

Уточка улетает.

И второй текст хорош, но еще и многоцветен. И значителен.

«Не бывает больше таких золотистых дней…»;

«…кусочками памяти, / лиловыми, терракотовыми, розовыми…»;

«Молишься сам за себя, потому и пустуешь…»;

«Остальное – не здесь. / Не твоя, врачевателя, ноша». 

И завершение подборки отнюдь не ослабляет общего положительного впечатления от нее.

«Всё-таки, всякий мужчина устроен бесшовно…»;

«Только не надо просить выражаться попроще: / каждый из нас взял, что смог; остальное – пометил…»;

«…просто желание жить. И оно его кормит…». 

Сергей выступил очень достойно.

Мои симпатии и прогнозы.

Изначально был уверен, что предпочту Надю. Но теперь заколебался в своем выборе. Все же нельзя быть таким непостоянным, женщины этого не прощают. Хотя и с незначительным перевесом, но спрогнозирую 55:45 в пользу Нади.

 

12 пара

Степанова Лана, Вангажи (Латвия). "Неторопливым взглядом"
Столетов Анатолий, Уфа (Россия). "Plague-и-ад"


В.Г.:

В этой паре соревнуются поэты, которых я искренне уважаю и которые за то время, что я знаком с их творчеством, очень сильно выросли в поэтическом плане. Однако  их голос узнаваем, творческая манера устойчива, темы, которые они выбирают для своих стихотворений тоже, угадываемы. Перечитаем еще раз их подборки.

Подборка Ланы, «Неторопливым взглядом», уже своим названием задает тему и темп разговора. Разговор неспешный, негромкий, глубокий. Как колодец.. Вот, вроде бы, тема не нова – герой пьет воду из колодца, вокруг – сад, почти обязательно, памятный по детству, и все герою становится ясно…Но, пусть стихотворение и не претендует на новизну сюжета, исполнение не может не вызвать сочувствия и сопереживания. Единственное,  есть некоторые шероховатости, которые почти незаметны, но дают автору возможность еще подумать над стихотворением.

«Старинный дедов сад» - не скажу, что масло масляное, но все же близко. Может быть, заменить «старинный»?

«Яблокопад» - да,  есть даже у  Вознесенского, но, если кто-то может прочитать неправильно…Впрочем, не настаиваю… «Тягучий глоток» - Лана, как ни крути, а первым на ум приходит какая-то патока…

 Фразу «ржавому ведру» - быть может, тоже, повертеть? Я бы из ржавого ведра пить остерегся…

Последняя строфа кажется слегка «притянутой», как будто она чужеродна, не из этого стихотворения. Или мне так кажется?

Впрочем, это мелкие придирки, стихотворение, все же, симпатичное…

Во втором стихотворении, как мне показалось, интонация несколько растерянная, вполне мне близкая – «как, уже?» - хочется переспросить, попросить жизнь дать еще один летний или зимний денёк…Кажется, с возрастом искус Мефистофеля – «остановить мгновенье» становится все сильнее и сильнее… Это стихотворение наиболее мне близко эмоционально, но все же, и в нем есть маленькая «шероховатость» - слово «вещество». Сто раз – имхо, но, все же, есть в нем какая-то неправильность... Хотя послевкусия от стихотворения это не портит, стихотворение хорошее…

Третье, на мой взгляд, выбрано для подборки очень правильно – после воспоминаний, растерянности, приходит вопрос – «кто же я в этом мире». И ответ – часть мира, часть природы, часть божьего Дыхания, огонек, зажженный Вседержителем. Осознание себя, как части большого целого, части огромного плана,  незаметный, но очень важный листик  дерева, бабочка, которая исчезнет – и вот, будущее будет совершенно иным…

Хорошая лирика, замечательная подборка. Даже то, что я уже сказал о замечаниях, ничуть не умаляет её красоту и значимость, и для автора,и для меня, читателя…

_________________________________________________________________

Посмотрим теперь подборку Анатолия.

Порой, после чтения большого числа стихотворений, я задумываюсь: а есть ли вообще – темы, образы, метафоры, которые еще не были использованы в мировой поэзии? Даже если кто-то, что совершенно невероятно,  будет обладать знаниями про все написанные стихотворения за историю человечества, все равно запутается в точном применении, нюансах и оттенках употребления этих образов. Мы живем в эпоху информации, думаю, обычный школьник с планшетом имеет в своем инструментарии больше возможности для получения информации, чем постоянный читатель британской библиотеки Карл Маркс. Другое дело – способности применить эту информацию, возможность оперировать накопленными знаниями. В поэзии составление нового произведения из частей, образов и метафор другого произведения, уже получило достаточно большую распространенность, и, собственно, не является плагиатом. Скорее, в этом есть особый талант – применить «кирпичики»  более древних построек для строительства своего здания, при этом создав что-то свое, уникальное, неповторимое. А если этот набор вызывает отклик, эмоции, переживание – так можно только порадоваться и  поаплодировать автору. Кто сейчас пишет программы?  Большинство использует уже готовые блоки для составления своего уникального продукта, и в этом тоже есть резон.

Анатолий подходит к использованию «чужих» образов очень аккуратно и бережно – не ломая их, не применяя грубую силу для «пропихивания» кубика в овал – он подгоняет заимствованные образы в свою канву, идею, не нарушая пропорций и не «разбивая» крупный бриллиант на мелкие камушки. Собственно говоря, каждый из читателей может оценить подборку Анатолия, узнавая знакомые образы, из которых построено, все же, совершенно иное,  очень симпатичное.Хочу все же отметить неявное: в третьем стихотворении, для меня, была интересна перекличка автора с пьесой Леонида Филатова  «Гамлет». Хотя, моя позиция не полностью совпадает со взглядом и одного, и другого произведения, все же интересно было  прочитать совместную историю вместе – получается очень интересная динамика.

«…Всех принцев лишь один вопрос тревожит...

   То be or not to be?!

…………………………………..  

  ….Я в юности немецкий изучал.» (с)

Так что, отцовство Гамлета – вещь спорная…

Какие у меня претензии к подборке?  Пожалуй, только то, что Анатолий, нарисовав собственную картину мира,  причем в довольно мрачных тонах, изрядно рискнул, сузив время жизни своей чудесной подборки актуальностью темы. Хочется, все-таки, верить в светлое завтра, без теней – в жизни, да и вообще – над всей… Данией.

«Ах, бедный Йорик, хрен ли вам зима в благополучном Датском королевстве…»(с)

После долгих размышлений, мой прогноз : 45/55 в пользу подборки Анатолия Столетова.


13 пара
 

Батхан Вероника, Феодосия (Россия). "Сильная доля"
Гройсман Вадим, Петах-Тиква (Израиль). "Другая родина"

В.М.Г.:  

На мой взгляд, в этой паре сходятся авторы, во многом дополняющие друг друга. И так удачно дополняющие.

Мои краткие реплики на отборочном этапе.

Вероника: «Еще один главный претендент. На всё. И еще, помимо наполненности, силы и отваги этой подборки, чрезвычайно понравился высочайший уровень версификации. Что встречается крайне редко».

Вадим: «Нет никаких сомнений, что перед нами тонкий и зрелый поэт. И представленной подборки для такого вывода более чем достаточно».

Общее впечатление.

Вероника

Вот так, зациклившись на известном, не замечаешь вокруг очевидного. И как я раньше не знал такого сильного и недальнего поэта. Восторги комментаторов практически единодушны. Не могу к ним не присоединиться.

Баллады автора наполнены такой внутренней поэтической энергией, что от них невозможно оторваться. (Они все баллады, хотя первый текст и поименован иначе). И эта энергия захлестывает всю подборку, делая почти невозможным выделение какой-то из ее частей.

Их форма достаточно традиционна внешне, но насколько современна по сути. И сталкиваясь по ходу с их бесконечными аллюзиями невольно вспоминаешь слова Луиса Армстронга «Close your eyes and blow». Блюзовую природу поэзии Вероники отмечали многие комментаторы, но это какой-то особый блюз. Русский блюз?

Первый текст о ходе времени, о его реперных точках в жизни челове(ч)ков.

«Ни богатых не было, ни последних. / Все равны…»;

«Две ошибки... / Выжить и не сломаться…»;

«Взял... и что-то важное надломилось…».

И неотразимый, пронизываюзий насквозь финал: «Смерть, она как девочки – понарошку!»

Второй текст. Его музыкальный блюховый поток несет все сильнее и сильнее, уносит все дальше и дальше. Против него не выгрести.

«Старые блюзмены держатся старых тем, / Старые бармены крошат кусочки дрима / В радужные коктейли…»;

«Мальчики все бессмертны и все круты, / Только откуда ветер приносит пепел?..»;

«Помни тот миг, когда / Боги уснули и предала принцесса…»;

«Черную тему знают плохие парни…»;

«Рядом с тобою - бездна несытых глаз, / Блюзом по ним, белым как ночь в Игарке!». 

Блюзом, блюзом! А что еще можно сделать?

И третий текст. О начале, завершении и новом возрождении.

«В маленькой смерти – обещание стать большой…»;

 «Остаешься совсем один / С этим нелепым со-чувствием, глупой нежностью / К зябкой гусиной коже, пуговице соска…»;

«Сколько дней вы вязали тугие сети, / Прорастали друг в друга, трындели про все на свете…»;

«Спящие дети снова зовут меня…»;

«Вот она рядом – смотрит, глаза раскрыв, / Черные точки в зелени колдовства…»;

«И ты не один».

 Когда герой Мураками задается вопросом: Зачем мне все это надо, то отвечает сам себе: Да незачем, но вдруг пригодится. 

Стихи Вероники очень даже зачем. И они не пригодятся – без них отныне просто нельзя.

Вадим

В этой паре Вадим начинает и ведет свою партию. В чем-то перекликающующуюся, но совсем не похожую, свою. Хотя все хорошие поэты и похожи друг на друга. Похожи хорошей поэзией. При чтении этой подборки мне все время хотелось воспользоваться известным определением  «невыносимая легкость бытия». Именно  такие стихи у Вадима. Грустные, но ненатужные, без напряга. Да, бытие подчас невыносимо. Но вместе с тем настолько же легко и беззаботно. 

Первый текст, мне кажется, этот тезис подтверждает.

«Мне стало радостно, как будто я себе / Другую родину придумал…»;

«Из городских ворот мы выйдем налегке, / Забудем, как мучительно мечтали…»;

«Я прошлому не брат и смерти не слуга…».

Потому и внятны слуху поэта, как: «Всё громче на невидимых лугах / Гудят пчелиные оркестры». 

Второй текст продолжает, подтверждает и развивает эти ощущения.

«Кого не окликнула вечность, тот есть, / Живёт в угасающем теле...»;

«А ночью такая случается дрожь, / Как будто непрошеной вечности ждёшь…»;

«…лучше питаться ячменным зерном, / Чем колотым сахаром славы…»;

«И жизнью, как будто тяжёлой рудой, / Полны твои слабые руки».

И третий текст прекрасно завершает эту по большому счету жизнеутверждающую подборку.

«Прекрасна планета, поднявшая ночь / На мачты своих небоскрёбов…»;

«И звёзды прекрасны. Но первый мой тост… / За бледный огонь в человеческий рост, / Что нас окружает стеною…».

Подводит ее итог:  «И всё угасает, лишь вечно горит / Огонь, пожирающий время».

Глубокие и интеллигентные стихи поэта со своими взглядом, почерком и позицией.

Мои симпатии и прогнозы.

Мне крайне симпатичны оба автора. Но, наверное, Вадим с его прекрасным воспитанием все же уступит дорогу – не даме – коллеге-поэту. 55:45 в пользу Вероники.

 

14 пара

Гонохов Игорь, Москва (Россия). "О природе, вроде..."
Ляндрес Вадим, Ашкелон (Израиль). "Тепло подоконника"

В.Г.:

Вот тут все просто и сложно. Подборку Игоря я с первого тура отношу к группе безусловных фаворитов, однако другая подборка того же уровня, Сергея Смирнова, к моему величайшему огорчению, во второй тур не попала. Остается только надеяться, (тьфу-тьфу, чтоб не сглазить), что конкурсная судьба этих трех стихотворений будет долгой. Выбор для меня прост, а вот подробно обосновать его – сложно. Сложно написать про эти стихотворения. Чтобы обзор не выглядел, рядом с текстами, неудачной попыткой «объяснить необъяснимое», и, вообще, может ли вообще разбор, отклик сравниться с тем, что его вызвало? Это ничуть не умаляет подборки других авторов, про которые я все же, пишу свои читательские отклики, или пытаюсь разобраться, что нравится, что нет. Просто стихи Игоря Гонохова настолько близки  в моих ощущениях, к ощущению природы, «холодной и сладостной воли», « с тем, что не видишь, но чувствуешь», что невольно переходишь на банальное цитирование. А оно это надо? Надо прочитать стихотворение подборки, почувствовать ветер, даль, мысли автора. Нет, стоп, не мысли, скорее ощущения. Мне они близки, быть может, по приближению к возрасту, быть может, по сходному, перекликающемуся ощущению жизни. Так что, простите, не могу я писать про эти тексты подробно. Могу только, рекомендовать к чтению. И очень надеюсь, что когда-нибудь буду держать в руках книгу  Игоря.

Непременно с дарственной надписью, и это – очень важно для меня – ощутить причастность к тому поэтическому миру, который создал Игорь.

________________________________________________________________

Не хочу обижать Вадима, но – сердцу не прикажешь, влюблен в стихи Игоря Гонохова.

А ведь у Вадима очень достойная, крепкая подборка. Моя придирка о « тепле подоконника» - это личное, субъективное  восприятие. В  стихотворениях множество замечательных образов, первое стихотворение, по моему мнению, хороший образец редкой на Чемпионате этого года любовной лирики; окончание третьего мне тоже, очень понравилось…Но подробный разбор, с моим взглядом на  тексты, выглядел бы вовсе некрасиво, поскольку уже признался  в любви к подборке-конкуренту.

Простите, Вадим, при всем моем уважении, мои симпатии и мой прогноз: 60/40 в пользу Игоря.


15 пара
 

Даугавиете Инга, Мельбурн (Австралия). "Три стихотворения"
Ревский Дмитрий, Москва (Россия). "Скажи"

В.М.Г.:  

Интересное гендерное противостояние? Вовсе нет. Во всяком случае этой темы нет у Инги.

Мои краткие реплики на отборочном этапе.

Инга: «Инга удивила… Поднялась на новую ступень. Откуда и видно дальше, и слышно лучше. И эти новые ощущения реализовала в стихах».

Дмитрий: «А вот здесь как раз тот самый метафический и просветленный взгляд поэта на себя и на всех нас».

Общее впечатление

Инга.

Автора волнуют совсем другие вопросы. И в этом ЧБ она, пожалуй, единственная, кто так подробно разбирается в них. Понятно, за этим не просто жизненные наблюдения, а еще и какая-то личная заинтересованность и личные перепитии.

В первом тексте вроде бы простая дорожная история.

«Напротив - смуглый мальчуган…»;

«А мама - просто боже мой - глаза как щёлки, / Соседка (слева) улыбается : найкращий!...»;

«И хочется - закрыть глаза, / И вдруг - проснуться». 

Нам, быть может, не так уж часто приходится сталкиваться с подобными сюжетами. И тем более содержательно задумываться над ними. В отличие от автора, который в этом тексте выходит на по-настоящему поэтические обобщения.

Второй текст я считаю центральным. Самым концентрированным и выразительным. О том же, но несколько в другом ракурсе и с эпическим началом.

«Говорят, полукровкам - проще».

И далее:

«Здесь колючий снег по колено, "раздается топор" бессменно, что пожнем, то, глядишь, посеем...И - классическая тоска»

«Да мочили уже, мочили, и в Латгалии, и в России, и в Акмолинске, и Катыни. Удивите хоть чем-другим».

И финал, поэтическая логика которого несомненна:

«Горит менорой твой и мой бесприютный город. Полукровкам, конечно, легче - выживать на любой земле...».

В третьем тексте запредельное напряжение текста предыдущего неизбежно должно перейти в несколько более оптимистическую фазу, более легкую, но не облегченную.

«Молитва олив и тоска эвкалиптов. / Здесь очень легко затеряться в толпе, / В пыли мегаполиса…»; 

«Людей не бывает плохих. И хороших. / И нет идеальных и правильных - стран».

Но еще более обобщенный финал и этого текста, и всей подборки в целом вновь поднимается на недосягаемую высоту: «Мы принадлежим к человеческой расе. / Единственной - слышишь? - на этой земле».

Хорошо, если так.

Дмитрий.

Автор предпочитает извлекать поэзию из более простых и привычных вещей и обстоятельств.

Как, например, в первом тексте. Ведь, как мы знаем, чудо бывает и обыкновенным.

«Приходит время года ни о чём: / желать иного - просто не успели…»

«Доверие сознанья к волшебствам – / в хищениях непознанных деталей…»

И все равно чудо остается чудом: 

«И ночь, опять сближая наши лица, / ждёт, чтобы ты меня / произнесла…»

Совсем неочевидная лирика.

Об этом же и второй текст.

«Простые рифмы берега, где ты, где всё…»;

«Минуты, словно капли на руках… / Сложи ладони - в омут ожиданья…».

И третий.

«дыра, но за ней - уже нет темноты…»; 

«Не спрашивай, как появляется «мы»… / Нас что-то находит в ладонях у тьмы».

На чей-то взгляд эта поэзия может выглядеть достаточно локальной. Но от этого она не становится менее проникновенной.

Мои симпатии и прогнозы.

Тексты Инги показались мне более плотными и насыщенными. Потом у отдаю ей, Инге предпочтение 60:40.

 

16 пара

Дильдина Светлана, Самара (Россия). "Земля и небо"
Емелин Валентин, Арендал (Норвегия). "Истории"

В.Г.:

К стихотворным подборкам этой, заключительной пары я отношусь с огромной симпатией. Давайте вместе прочитаем их еще раз. 

Первое стихотворение Светланы прибежало к нам в гости из миров Прэтчетта, в котором, по странной иронии судьбы, действуют некоторые(хотя далеко не все) законы физики. И сразу – воспоминание. Когда-то я учился в физико-математической школе. И,  пожалуй, главное, чему нас там учили – умение мыслить нестандартно. Научили или нет, вопрос другой, а вот сам процесс обучения был очень увлекательным. Так вот, на уроках физики было дано такое задание: доказать, что сила трения существует. А как же! Только вот, вводная была – существует не сила трения. Это чертики сидят в каждом предмете. Маленькие такие чертики, незаметные глазу. Прижали две вещи друг к другу, они выскочили, каждый из своего предмета, и давай обниматься. Пытаешься провести одним предметом по другому – упираются. Добавляешь смазку – скользят, сучат копытцами, но пытаются упираться. А кто сказал, что их нет? Они просто маааленькие…

Есть и другая версия – мир изменяется, если большинство людей поверили, что все так, а не иначе. Верило большинство, что мир держится на слонах – и слоны держали мир. Доказали ученые, что слоны стоят на спине кита – и слоны ощутили под ногами покатую китовую  спину. А потом пришел Аристотель и продолжение вы знаете. Христос тонко намекнул, что любовь правит миром, и вот уже некоторые упрямцы верят, что кит, парящий вокруг звезды  класса  G2, не просто рыщет кругами, он ищет свою подругу, свою половину. Резонно, что его половина – антикит. Резонно, что антикит – противоположного пола. А вместе они как бабахнут! И появится новая вселенная. Как это похоже на отношение мужчины и женщины! И ведь, без этого никак – рано или поздно все половинки встречаются. Так что же делать нам, питомцам зоопарка, который катается на китовой спине? А все то же. Что и делали – мяукали, шипели, жужжали. От нас, в конце концов, мало что зависит. Вроде бы, окончание истории задорное и жизнеутверждающее, только вот – грустно как-то. Ничего от нас не зависит… Ну. хотя бы, надо постараться, чтобы не приблизить конец поисков кита, не уничтожить наш дружный зоопарк самостоятельно – ядерными грибами, созданием антиматерии и всей прочей гадостью, которую создавали и создают наши очень любопытные «ученые»…

Второй текст – очень интересная тема для психолога. Им, мозгоправам,, только дай волю проанализировать то и это.. Друзья детства – мишки, куклы, карлсоны и те, кто живет в пруду. Человеку нужно с кем-то дружить, ребенку нужна привязанность, нужен кто-то близкий, кому можно доверить сокровенные тайны, поделиться обидами и маленькими трагедиями. Человек вырастает, и  ему по-прежнему это нужно. Другое дело, что не каждому дано такое счастье, быть кому-то другом. Бука – тайна детства, кто-то кто может обидеть, а может и защитить, для взрослого человека превращается в царя-батюшку, президента, реже – в темную высшую силу. Да, возможно, именно такие выросшие дети и начинают войны. Хотя, по моему мнению, времена тех, кто начинал войны под влиянием идеи прошли, сегодня начинают войны от жадности и ощущения собственной безопасности при этом, собственной исключительности. А уже подвести идеологическую базу – помощники найдутся… Что же, как версия  - очень даже симпатично, хотя спорно. И любое стихотворение, которое заставляет задуматься, поразмыслить – ценно. И еще, маленькая деталь – пришло на память стихотворение с Кубка 2013 г

 «Морра к тебе не выйдет.

 Нет-нет,

 не выйдет.»(с)

Дай Бог, чтобы Бука, Кровавая рука, Морра и прочие страшилки оставались, вместе с детскими страхами только способом преодолеть пугающее, неизвестное, которые так легко исчезают, если над ними рассмеяться. И, чтобы от нас зависело окончание всех войн…

Знаете, когда перечитал третье стихотворение подборки, у меня не просто возникло – укрепилось общее впечатление от всех трех стихотворений – тревога, страх, ожидание и какая-то отчаянная надежда, совсем не логичная надежда, что, может быть, все обойдется.

В первом стихотворении, лейтмотив – « а что же делать? Просто жить как жили…», во втором – « В чем причина, кто это сделал и кто сможет остановить» в третьем «Ну хоть кто-то, спасите нас!»  Только ребенок, зажмурившись, может изменить этот мир, эту надвигающуюся катастрофу – просто зажмурившись. Вся подборка, получается, целиком и полностью – детская, по настроению, по образу действий, по надежде – «Если спрятаться под одеялом, страх отпустит и все наладится». Господи, если бы все так было! Но, к сожалению или к счастью, мы все – взрослые, или пытаемся быть взрослыми. И, пожалуй, надо привыкать, что ответственность за все страхи этого мира – на нас. И только взрослые люди могут остановить войну, крах, окончание мира. И надо к этому привыкать, и надо что-то делать. Мы в ответе за этот мир, и за того кита, на спине которого мы живем, и за ребенка, который дружит с Букой, и за последний самолетик, который обязательно долетит. Слышишь, малыш в нашей душе,  он обязательно долетит!

 

 

Вот что интересно – если подборка Светланы прочиталась как единый цикл, то в подборке Валентина третье стихотворение «выпало», из общей картины.  Третье стихотворение тонкое, пронзительное, и будь оно объединено с первым, без второго, я бы сказал, что подборка – о  неизбежности трагической судьбы творца, мастера. Но, если читать все вместе, по порядку, то темы первых двух объединены детской жестокостью, которая может вырасти во взрослой жизни, а может остаться горьким воспоминанием. Интересный расклад. Что касается непосредственно стихотворений подборки, то первое стихотворение, самое очевидное, рассказывающее версию смерти Ван Гога так, как мог бы рассказать один из участников событий, задает все-таки, несколько неявных тем для размышлений. Откуда в детях ( а в стихотворении реально существовавшие подростки  ведут себя как дети) такая жестокость к тому, кто не похож на их родителей? Если реального Ван Гога сторонились и не любили взрослые, и чада могли копировать их отношение к «чудаку», то во втором стихотворении, кажется, никого из героев не учил топтать слабого и сворачивать шеи птенцам…Это не диагноз обществу, это – недоуменный вопрос автора, обращенный в никуда. Второй интересный момент – герой первого стихотворения, как и реальный художник, никому не сказал, что его смертельно ранили. Почему? Оттого что жестокие дети все же – дети? И. в окончании стихотворения – маленький штришок. Рене станет банкиром. Он будет продолжать убивать и грабить тех, кто слабее, тех, кого можно уничтожить безнаказанно? Что может вырасти из убийцы?.... Второе стихотворение усиливает вопросы, которые «прочитались» в первом, и не напрасно они оказались рядом – без этого соседства это бы оказались две хорошо написанные заурядные истории – одна – репортаж от первого лица, вторая – воспоминание о нелегком детстве мальчика с окраины…

Третье стихотворение, маленький шедевр, в котором Валентин рассказал о трагедии на Черной речке лучше, чем  многие подробные многословные описания. И – приношу свои извинения, это все-таки законченный цикл. Валентин Емелин ответил на  вопрос из первого стихотворения. Жизнь гения и жизнь окружающего мира – параллельны. Они сходятся где-то в далеком пространстве, к ним можно только приблизиться, но полностью оценить масштаб может только время. Только там могут пересечься прямые, только там можно понять и оплакать тех, кто для окружающих – странный Тото, или вспыльчивый внук арапа…

Самый тяжелый для меня выбор во втором круге…

Пожалуй, с спмым минимальным перевесом отдаю свой голос за подборку Валентина Емелина.

49/51


Послесловие от Владимира ГУТКОВСКОГО:

Замечательной у нас получилась одна шестнадцатая. Целый ряд пар я легко мог бы представить  участниками финала.

Но мы понимаем, что финал будет совсем другим. И, надеюсь, еще замечательнее 

 

Послесловие от Вадима ГЕРМАНА:

И вовсе не послесловие – турнир продолжается, разговор о хороших стихах продолжается, а значит, все еще впереди…

 

 

 

 



 

Ирины Копаенко.

Елены Шастиной

 

Этих авторов я рекомендую для участия в Кубке  без прохождения  отбора

.