20 Июля, Суббота

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Владимир ГУТКОВСКИЙ и Елена ШИРИМОВА. "Анализ-прогноз". Чемпионат Балтии - 2014. 1/8 финала.

  • PDF

gut_shirim Елена Ширимова и Владимир Гутковский обсуждают подборки участников 1/8 финала, прикидывают их шансы на дальнейшее прохождение (восхождение) по турнирной сетке.

Вступление от Е.Ш. (развернутое)

Одна восьмая – это, можно сказать, финишная прямая. Кажется, что на данном этапе всё обо всех уже сказано, ан нет. Начинается самое интересное: соревнование лучших с лучшими. Чем ближе финал, тем более масштабным должен стать взгляд на стихи. Теперь их будут оценивать не на соответствие элементарным канонам стихосложения, а в ракурсе поэзии вообще и современной русской поэзии в частности, а это уже серьёзно.

Позволю тут себе небольшое отступление. Подумалось: вот было бы интересно, если бы авторы начиная, скажем, с 1/4 финала, соревновались не одними и теми же подборками, с которыми они прошли уже отборочный тур и дальнейшие этапы, а с новыми стихотворениями. Сейчас ведь им ничего не остаётся, как покориться судьбе и нервно кусать пальчики, а так бы занялись делом: готовили что-то для следующего этапа. И обозревателям – работа поинтереснее, чем обсуждать стихи, давно разобранные по косточкам. Жаль только, что не все авторы могут сочинять в таком темпе. Но можно ведь подготовить несколько новых стихов заранее :-).

Вступление от В.Г. (как ни странно, на это раз совсем краткое)

Может показаться, что в целом ряде пар исход соперничества как бы преопределен.

Но думаю, нас еще ожидают сюрпризы. И их будет немало.

Мы продолжаем.

Распределив пары по тому же принципу, что и на предыдущем этапе.



Елена ШИРИМОВА

1 пара

19. ШЕРБ Михаэль, Дортмунд (Германия). "Холщовые поля".
22. КРАСНОВ-НЕМАРСКИЙ Дмитрий, С-Петербург (Россия). "Пока не пишется".

Интересная пара, разноплановые авторы. Если сравнивать стихи с животными, то подборка Михаэля – это, по его же собственному выражению, "надменный карп", большой, неспешный и блестящий. А подборка Дмитрия – хищный зверь – с виду мягкий, но весьма опасный. Поэтика точна в движениях, стремительна и осторожна. Стихи будто ощупывают окружающее пространство: можно ли здесь жить и охотиться?

Да простит меня Михаэль, о своих впечатлениях от его подборки я уже писала в обзоре к 1/16 финала, а сейчас хотелось бы подробнее остановиться на стихах его соперника. Кто-то (кажется, Геннадий Акимов) в обсуждениях сказал, что стихи Дмитрия могли быть написаны только сегодня, а не в иное время. Я сейчас скажу, наверное, странную вещь: на мой взгляд в них витает дух рок-поэзии Питерской и Уральской школы, а её расцвет, как известно, приходится на время чуть более раннее, чем наше. Чётко отрисованный портрет героя – творчески одарённого, с непростым характером и нетривиальным образом мыслей (первое). Отгороженность от действительности, ощущение своей инородности и в то же время принадлежности к некой субкультурной группе (второе), обращение к глобальным темам, никогда не утрачивающим актуальности и остроты, таким, как война (третье). Самоирония и сарказм (все). Всё перечисленное плюс протест – характерные черты рок поэзии, как русской, так и зарубежной. Науменко, Башлачёв, где-то даже Янка с Летовым... Мне пришли именно такие ассоциации. Но, возможно, это только один срез творчества автора.

"Автобус набит овощами,
протиснулся еле,
неплохо прикинулся щавелем,
чтобы не съели…" (Д. К-Н.).

"Катится автобус словно аквариум,
Набитый живыми и скользкими рыбами... " ("Чиж").

"Мальчик упрямо вертит,
крутит овал земной
и не боится смерти,
маленький, страшный, злой…».
«Утром на мессершмитте
не облетал страну,
просто сходил на митинг
и развязал войну." (Д. К-Н.)

"Я не видел картины дурней, чем шар цвета хаки" (В. Бутусов)

Я почитала и другие стихи Дмитрия, увидела яркую индивидуальность. Мне нравится, что в стихах нет нарочитого украшательства, а есть только то, что автору нужно было передать. Особенная манера, правда жизни, пропущенная через призму иного, не такого, как у меня, восприятия, – всё это, безусловно, привлекает.

Кто пойдёт дальше? Наверное, всё-таки Михаэль с более нейтральной подборкой.



Владимир ГУТКОВСКИЙ

2 пара

55. КРАЙТМАН Семен, Герцлия (Израиль). "На золотом крыльце".
221. ФЕЛЬДМАН Елена, Балашиха (Россия). "Советская переводчица".

Семен Крайтман настоящий подарок для меня на этом Чемпионате. Стихи его, конечно.

Честно говоря, если бы не довольно моложавая фотография и другие подробности биографии, я бы подумал (я и подумал), что с нами говорит поэт и человек, познавший самые высокие истины.

И делящийся ими с читателем. Очень осторожно и бережно. Не всеми сразу, а небольшими их фрагментами. Чтобы не оглушить и не отпугнуть, а постепенно проникнуть в самое сердце.

Первый текст с первой строчки вводит нас в … рай? В преддверье рая? Или в то состояние души, которое понятно каждому человеку. И так желанно. Но редко случается в суете повседневности.

«…о мой печальный, добрый брат....
дрожащей медью тёк закат…»,

И мы уже погружены в неизбежное раздумье перед лицом вечного.

И следующая строчка «…как дОлжно им, без всякой цели…» не вызывает у меня ни малейшего сомнения, но чтобы избежать непонимания и нападок, я возможно убрал бы одну букву: «м» и запятую после нее. Но, наверное, это излишне.

«… звенели птичьи голоса,
спала река, ползла оса…».

Какая скупая и исчерпывающая картина мироздания!
«…на золотом крыльце сидели
портной, сапожник, брадобрей...-
все ангелы Царя Царей,
его команда удалая…».

И человек, глядящий на него с высоты «золотого крыльца» своего несовершенства и так жаждущий к нему в полной мере приобщиться.
«…в туманные пределы рая
вилась дорога и по ней… мы шли…».
По этой дороге прошли легионы теней, невесомых и не оставляющих следа, и вместе  тем возникающих в сознании еще ожидающих своего часа. И неизменно проявляющихся, как на собственной индивидуальной плащанице:

«… умерших матерей
своих,

черты приобретая…».
А следующие две строки – вставная новелла, о стольком напоминающая сама по себе, и вместе с тем так туго увязанная с предшествующим и последующим …

«…как в старом фотоателье-
" Рубинчик, Штильман и Лурье"-
в закатном, тёмно-красном свете…».
И финал. Не оставляющий возможности уклониться от своей пронзительной глубины. В которую можно только погрузиться, как в купель:

«…мы возникали на пустом
листе и те,
на золотом
крыльце, кричали нам : - вы кто?
и мы не знали, что ответить…».

Никто не знает.

(Последние строки напоминают мне аналогичный эпизод у Ирины Евсы: «…“А ты сама-то кто такая?” Я-то? Господи, нет ответа….». Но у нее, при всей моей к ней расположенности, ситуация отчасти бытовая. А у Семена – надмирная!)

Второй текст. Человек, стоящий пока не перед лицом вечности, а всего лишь собственной судьбы. В этом стихотворении мне слышатся в некоторых местах «Бродские» отзвуки и мотивы. Более всего в строках:

«… все улицы, где я стою, как прочерк
в строке,
как звук, освободивший стих…».

Но не менее ощущается и авторский стиль, которым мы уже прониклись и узнаем без труда:
«… в пожухлом золоте.
от ратуши, направо
квартала три - кирпичная ограда
и кладбище поваленное, где
печальные читаю имена:
моё..., моё... и этого еврея,
с которым был почти что незнаком…».
И завершение, перебрасывающее мостик между прошлым , настоящим и будущим. Такой хрупкий мостик. Как и наша жизнь.

«…темнеет.
облака теряют перья.
могильный камень зарастает мхом...».

Третий текст. Продолжая параллели, человек перед лицом собственных отъединенности и одиночества. Это неприятнее всего, если день ото дня. Но не так мучительно, как все остальное.

Об этом весь текст от начала до конца.

Резюме. Будет очень неприятно, если, подводя итоги этого этапа, мне  придется повторить все то, что я говорил, подводя итоги предыдущего.

Стихи Елены Фельдман мы уже подробно рассматривали в одной шестнадцатой. Тогда я написал: «мои симпатии, пожалуй, склоняются на ее сторону…». Оказалось, что БЖ тоже.

Симпатии. Чтобы не раскрывать карты, скажу, что буду болеть за «адын участныка».

Прогноз. Бэз прогноза. По причинам, о которых я упоминал во вступлении.


Елена ШИРИМОВА

3 пара

199. ЮДОВСКИЙ Михаил, Франкенталь (Германия). "Она писала мне из Испании".
89. КЛИНОВОЙ Иван, Красноярск (Россия). "Саргассы".

Символично, что на ринге встретились две подборки с любовной лирикой (сама по себе любовная лирика сейчас – редкость, ну а хорошая мужская – на вес золота). А вообще я считаю несправедливым, что из этих авторов нужно кого-то выбирать, потому что я не могу никому отдать безусловное предпочтение. Прекрасно, что они такие разные. Михаил действует в повествовательно-образном ключе, а Иван – в ассоциативно-образном, но оба – сила! О подборке Ивана я уже писала на этапе 1/16, а сказать что-либо кроме хвалебных слов Михаилу не могу. Сейчас, припоминая отдельные стихи Чемпионата, которые особо запомнились, отмечу, что "Она писала мне из Испании" – в их числе. Такая тонкая сплиновая история с фирменной авторской самоиронией. Испанские махи и еврейские лохи запоминаются прочно :-). К сожалению, другие стихи подборки вспомнить не смогла, пока не открыла и не перечитала заново. Они прекрасные, выдержанные, живописные, но как-то без особого "изюма". Может быть, по контрасту с первым, в котором сильнее содержательная часть, или всему виной отсутствие запоминающихся персонажей?
По-моему, полюбившиеся строчки из стихов Михаила я ещё не цитировала, восполняю этот пробел.

"...Признавалась вдруг, что поверила в жизнь иную
впервые и здесь, где ничто ни на что не похоже.
Я читал ее строчки, делая вид, что ревную,
удивленному воздуху корчил страшные рожи,
расправлялся с андалузцами одним ударом навахи,
доставал из бара бутылку риохи,
бормотал про себя: «Ах уж эти испанские махи...»,
добавляя зачем-то: «Ох уж эти еврейские лохи...»."

***

"Я бросаю твой невод в небо и вновь молчу.
И глядит, подрагивая, желтой луны свеча,
как приходит вечер, тебя прислонив к плечу,
и приходит вечность, тебя отряхнув с плеча...."

Кого же выберет жюри? Иван в последнее время живо подключился к общению на сайте, написал интересный обзор, выдал смешной экспромт. Он остроумный, тонкий, лёгкий, и стихи у него такие же. Михаил – вдумчивый, серьёзный, лиричный... Мне кажется, небольшой перевес будет в сторону Михаила (принимаем во внимание очень нетрадиционную манеру Ивана) или 50/50.


Владимир ГУТКОВСКИЙ

4 пара

195. НЕМАРСКАЯ Марина, С-Петербург (Россия). "Мифодрамы".
153. ГАБРИЭЛЬ Александр, Бостон (США). "Излечение неизлечимых".

Немарская Марина. Не стану лукавить, ну, разве что самую малость. Прошлогодняя подборка Марины мне нравилась куда больше. И это совершенно чесно. Когда я вспомнил и перечитал ее, мои симпатии к творчеству Марины (о самой и говорить нечего!) увеличились так процентов на 16-18. Но из подборки этого Чемпионата многие ее привлекательные качества, на мой взгляд, куда-то улетучились. И теперь мне стал более понятен смысл выводов Елены Ширимовой, которая анализировала эти стихи на предыдущем этапе.

По первому тексту комментаторы свои сомнения уже высказывали. Я остановлюсь только на одном моменте, строке «сызнова возле яблока упаду…». Нет, я понимаю, что автор хотел передать повторяющуюся протяженность (протяженную повторяемость) действия. Но, как по мне, простой оборот «снова я» ничем не хуже. Что чище, так это точно.

Второй текст – реминисценция сведения счетов. Это нормально. Мне тоже хочется кое-кому отомстить. Но не буду, не могу пока.

А вот третий текст мне понравился безразговорочно и от начала до конца. Поэтический замысел воплощен последовательно и выразительно. Безусловно, хороши строки:

«…только напомни, восполни, окликни мне
всех, кто однажды склонялся к тугой лозе…».
Даже с «восполни» соглашусь.

И достойный финал:
«… скоро сентябрь, но пока виноград растет,
и не с руки выжимать из воды вино…».
Почему-то вспомнилось классическое быковское (правда, помещенное в совершенно другой антураж) «Виноград растет на крутой горе…».

С Александром Габриэлем мы уже встречались на предыдущем этапе. Там я был к нему придирчив. Излишне? Не думаю. Тем не менее, даже при этом мне не удалось поколебать свой предварительный вывод: «Уровень продемонстрирован. Высокий уровень. Не вижу причин для того, чтобы прошлогодний результат не был превзойден…».

На том и будем стоять.

Симпатии. Симпатизирую Марине вообще, а Александру только в поэтическом аспекте.

Прогноз. Думаю, Александр соберет не менее 12 голосов членов БЖ.


Елена ШИРИМОВА

5 пара

64. РЕМИЗОВА Ирина, Кишинев (Молдова). "Милая бабинька".
278. НОСУЛЕНКО Валерий, с. Калбатау (Казахстан). "Микрокосмос".

Эта пара у меня вообще не стыкуется из-за абсолютно разных поэтических подходов. "Высокое косноязычие" Валерия и немного даже избыточный, филологически-роскошный язык Ирины – как их можно сравнивать? Если проводить аналогию с художниками, то Валерий у меня – это Чюрлёнис, а Ирина – Арчимбольдо :-) (итальянец, который писал портреты, состоящие из цветов, фруктов, овощей – такие очень изобильные картины).

Тут можно долго говорить о том, откуда происходит и как складывается индивидуальная поэтическая манера. Очевидно, растёт от самых корней: семьи, окружения, местности, родной речи. Образование (как уровень, так и направление) тоже накладывает свой отпечаток. Почему у Ирины необыкновенный сказочный мир, а у Валерия – настолько реальный, что буквально ощущаешь его кожей? Как, из чего произрастают такие стихи, как у Ирины и такие, как у Валерия? Затрачивает ли Ирина какое-то время на редактирование или стихи у неё сами легко складываются таким образом?
А Валерий делится в обсуждениях:

"как каждый нормальный человек я не могу быть всегда одинаково скучным или весёлым, реалистом или символистом, не могу сесть за стол и сказать - вот, сейчас я буду писать про то или про это, всё это спонтанно и всегда происходит по разному и чем больше у меня стихостаж, тем меньше уверенности в этом деле и практически ничего не пишется и даже не читается) наверное всё-таки стихи удел "сумасшедших" (в нормальном смысле этого слова)) или уверенных людей, которые точно знают какие стихи хорошие а какие плохие. Я этого не знаю и очень завидую таким людям, - они критикуют, цитируют, обобщают и...точно знают как нужно писать.

Интересно, о ком это последняя фраза? Кто точно знает, как нужно писать – отзовитесь, будете передавать ценные знания:-). А сейчас – цитаты из стихов Валерия (в отличие от Ирины, его подборку я не рассматривала подробно на этапе 1/16):

"За окно смотрю, там несут овёс,
Точит нож мясник, улыбаясь мерзко,
В его песне – свет, в его взгляде – пёс.
Отвернись, живи: там не наше место.
Мы с тобой уйдем, потерпи пока -
Видишь, над горой облака недвижны?
Там мы будем жить, там течёт река...
Лишь бы мы вдвоём оставались,
лишь бы..."

***

"город сочится звуками
сквозь ладони
режут трамваи линии тусклой жизни
пир у соседей слева - опять хоронят
веру любовь надежду и пишут письма
в органы по опеке с рожденья нищих
просят прислать на помощь хлебов и водки
им уже выслан ящик духовной пищи
почтой из заведенья прямой наводкой "

***

"Есть медленные люди, и для них
Слова мертвы, а песни безголосы.
Им в быстром окружении родни
Остаться в тишине не очень просто,
Им в зеркалах не видно ничего -
Лишь блеск стекла, прильнувший к амальгаме.
Для них обыкновенное окно -
Текущий водопад в застывшей раме..."

Кто из этих соперников останется в игре – для меня загадка. Можно было бы, конечно, посмотреть статистику голосования на предыдущем этапе и сделать какие-то выводы, но даже такой анализ в данном случае, как мне кажется, не будет эффективным. Крепко подумав, выбираю всё же Ирину. Но если останется Валерий, с удовольствием вернусь к его стихам, чтобы поговорить о них подробнее.


Владимир ГУТКОВСКИЙ

6 пара

81. ЗАКАБЛУКОВСКАЯ Алена, Иркутск (Россия). "Приходишь в мир".
8. КОСТЮКОВА Евгения, Фрязино (Россия). "Дети".

По-моему, в этой паре соперникам повезло. Друг с другом.

Алена победила в достаточно напряженном соперничестве

Евгения в еще более упорной борьбе вышла из довольно ровной группы, в которой  шансы всех участников я рассматривал как равные.

Алена Закаблуковская.

Который сезон слежу за Аленой. Сочувственно и с интересом. Что в этом Чемпионате?

Первый текст показался мне относительно проходным. И не заглавным в подборке. Замысел понятен, но его воплощение довольно приглушенно. Из вороха деталей, как из «ворохов одежд»,  смысл стихотворения выпутывается очень неспешно. И это при небольшом объеме текста.

А вот второй текст дарит самое приятное впечатление. Он такой ясный, чистый,  через него далеко видно, как сквозь  вымытое окно (не стекло, стекло у Тарковского, да и то промытое).

«Я оголила окна для зимы
Пред новым годом сдёрнув занавески…»
И какая идиллическая, так тщательно выписанная картина открывается:

«Галдят сороки в близком перелеске,
У стрекотух на это повод веский –
Коровья шкура встала на дыбы
На кольях, вбитых в снеговую кашу...».
И дальше это уже не просто немудренный бытовой процесс, а непосредственное участие в течении времени, в жизни внешнего мира:

«Я стёкла тру до скрипа, до тех пор
Покуда плод, катящий за бугор,
Не упадёт в подставленную чашу,
Сиренево окрасив дом и двор…».
А, значит, неизбежно включается точно такая же животворящая и созидающая память:
Я оголила окна. Тихий свет
И белый снег вошли в проёмы комнат
Чтоб здесь остаться, чтоб позволить помнить:
На этом стуле сиживал мой дед,
Подзор крахмальный – бабушка вязала,
А чемоданчик этот по вокзалам
Мотался с папой, а теперь стоит…»
А вот финал стиха

«Подумать страшно: кто-нибудь, однажды,
Всю жизнь мою вот так перекроит...»

получился не настолько выверенным.
Но заданную тему продолжает и развивает вторая часть диптиха третьего текста (первая не показалась мне такой уж обязательной):

«…когда в грядущем не видать ни зги
я затеваю в доме пироги
а за окном небесным мукомолом
убелены и други и враги
мерцающим снежком из-под дуги…».
А здесь завершение текста становится завершением всей подборки и ее апофеозом:
«…и медленно расходятся круги
под пёрышком проявленного слова…».
Оценивая участие Алены в этом Чемпионате, не удержусь от пожелания. Двигаться вперед все же более заметными шагами.

О подборке Евгении Костюковой мы подробно уже говорили ранее. Она в упорной борьбе вышла из довольно ровной группы, в которой  шансы всех участников я рассматривал как равные. Повторю предыдущую характеристику ее стихов: «… здесь просто поэзия. И поэзия растет на любом поле. А на духовном – расцветает…».

Симпатии. Разделились поровну.

Прогноз. Думаю, в этой паре исход борьбы решит голос Председателя БЖ.


Елена ШИРИМОВА

7 пара

166. КОНСТАНТИНОВА Ольга, Екатеринбург (Россия). "По эту сторону".
78. МАРКИНА Анна, Климовск (Россия). "О соседях, слонах и табуретках".

О, вот об этих соперницах я ещё вообще не высказывалась, разве что в обсуждениях под их страницами на отборочном этапе. Пока не перечитала подборки заново, скажу: они обе стоят перед глазами, запомнились, заинтересовали. Ну а теперь посмотрим более прицельно.

В стихах Ольги мне импонирует хорошая творческая спонтанность. Это очень интересный инструмент, которым мало кто умеет пользоваться. Чтобы из проговаривания, бормотания получилось что-то интересное, нужен нехилый потенциал, большой сочинительский опыт и чувство меры (не уйти в топтание на плоскости, не свалиться в занудство). Всё это у Ольги есть. Первое стихотворение поразило попыткой мифологизации. Посмотрите, какая крутейшая вещь: героиня с потёртостями за ушами, с перепонками меж пальцами (в нашем-то мире наверняка это означат целлюлит и морщины ;-)) ощущает себя драгоценностью в его шестипалых руках (если они вообще есть у него). Кроме всего прочего, тут оригинальный авторский юмор, а хороший юмор – это всегда ценный компонент. Наверное, обычная женщина тоже может сказать о себе:
"а я такая в его руках тонкая тонкая прозрачная голубая белая синяя
такая куколка шоколадка фисташка чашечка игрушка наживка добыча"

А вот такое о себе кто скажет?
"как умею сигналю бибикаю ну возьми меня снова набери в меня голубики..."

Я сейчас проведу аналогию с одним моим любимым стихотворением такого же вектора, в котором ставка сделана исключительно на юмор, чтобы все читатели поняли именно лирическую прелесть стихов Ольги Константиновой.

"Хомо-сцапиенс зелёный

под кустом сидит зелёным

и какого-либо хому

ожидает на обед.

Pуки-штуки напружинил,

ноги-лапы приготовил,

сабли-зубы растопырил,

ухти-когти заголил..

...хому толстую хватает,

сабли зубые вонзает,

в нору тёмную волочит

и съедает целиком.

И четыре полных цикла

он сидит в своей берлоге

и себя в горошек лижет

трёхметровым языком." (А. Левин) (стих приведен не полностью).

Второе и третье стихотворения подборки мне понравились не меньше. Как я погляжу, в топ-10 членов жюри уже начали мелькать стихи Ольги Константиновой. Я очень порадуюсь за неё в случае её удачи.


Стихи Анны Маркиной вызвали целую бурю эмоций в отборочном туре и, пожалуй, лучше почитать комментарии к подборке, чем мои выкладки. Я только скажу, что это хорошие стихи очень самобытного автора. Они символичны, психологичны, социальны, актуальны, и, кто бы там что ни говорил, поэтически уникальны (уж эпигонством точно не назовёшь). Да, конечно, есть авторы, работающие в такой лапидарной манере, но всё-таки у Анны – своё. Я не читала других стихов автора, не могу судить о том, экспериментирует или нет Анна этой подборкой по сравнению со своим обычным стилем. Но если эти небрежность, скупость и сбивчивость не присущи авторской манере изначально, то даже не знаю, что и сказать: они выглядят очень живо и естественно. Этого автора я больше вижу соперником Валерия Носуленко, чем Ольги Константиновой, но жребий есть жребий. "Больничные слоны", конечно, запомнятся всем надолго:


"Приходит человек в больницу,
суется в нужное окно,
но все без толку, все без толку -
теперь там принимают только
слонов.

И человек уже боится,
он ждет устало у окна,
он ждет, когда отправят на,
он прямо чувствует в себе
слона."

Предполагаю, что перевес будет в сторону Анны Маркиной. Критерием беру "близость к народу".


Владимир ГУТКОВСКИЙ

8 пара

154. ТАЙХ Алена, Гейдельберг (Германия). "Прости издалека".
128. ЛЕРНЕР Татьяна, Риммоним (Израиль). "Мы ладушки разучиваем с дочкой".

В одной шестнадцатой судьба нас развела и с Аленой, и с Татьяной. И она же позволила нам встретиться сейчас. «И за это – спасибо!».

Алена Тайх

Цитата из реплики на предварительном этапе: «А стихи, что стихи? Высшая лига! Даже отдельную цитату не вычленить…».

Забегая вперед, скажу, что подборка у Алены куда более трагична, чем у ее соперницы. Что поделаешь, судьба складывается по-разному и оборачивается разными своими гранями. В свой черед.

Первый текст.

«…бестиарий, зимний, детка,
раз проснулся, заучи…»

Вроде бы тоже о детстве. Но это детство такое пространное (и престранное) и совсем не простое.
«… зимний наст в подлунном море
и под ним подледный свет...
посочувствуй, детка, морре -
у нее и дома нет…».
Жизнь на всем своем протяжении, от начала и до конца. В которой даже ушедшая мать остается со своим дитем.

«…мама, дай мне похоронных
ленточек - сынок возьми
мама-мама... не проснется…».
«…зимний мир все краски стер…».

Это уже все? Вовсе нет…

Второй текст. Здесь ЛГ выходит во время и в окружающий мир. Пусть они все так же недружелюбны и напряжены.

«…там где монументально пал вождь порезвится лернейская гидра
по нему плачут капли не дождь проливает секунды клепсидра…».
Когда каждая упавшая капля дождя одновременно и упущенное мгновение.

«…будешь грустен и тих
сам себе будешь слышен едва
не в тебя ядовитое жало…».

Не хочется верить в очевидные вещи. Но приходится:
«одна пятая века такая больная пята что и вздохи о том для рисовки
кто поверит что ты тоже … в крепко смерзшейся честной массовке…».
В ней, в родимой. Хотя бы на этом конкурсе. Правда, поэт еще может вырваться, оторваться, воспарить. А что делать обычному человеку? Хотя поэт тоже не может…

Третий текст. В нем образность более концентрирована. И внешне проявляется значительно нагляднее.

«…так по душе и ёжики в тумане
и ножики бескровные в глазах
защита лужи от тоски асфальта
не верь
она
не мертвая вода…».
Здесь поэт говорит привычным, «поэтическим» языком», но от этого стихотворение отнюдь не теряет своей глубины. И охватываемого пространства.

«…с тобой опять авансом ласков был
причислил к человеческому роду
ну что ж
что к сонму ангелов забыл…»
«и кто-то снова ходит в человеках
а кто-то вышел в ангелы
не мы…»

Далеко нам до ангелов. Крылья больно тяжелы – к земле тянут. Да и аванс на звание «человека» еще отрабатывать и отрабатывать.

Дебютант на портале, Алена сходу преодолела два этапа. Хочется пожелать ей дальнейших успехов.

Татьяна Лернер

На предварительном этапе переполнявшие меня эмоции вылились в такие характеристики (часть их): «…в этих стихах столько человеческого тепла и проникновенной грусти, что сердце преисполняется чувством искренней сопричастности всему сущему. Каждая их деталь, каждый оттенок безупречно точны и поэтически совершенны. Мир детства, который материнская любовь защитит от всего дурного и зловещего…».

В подтверждение этих своих мыслей я готов цитировать любые строчки (да хоть все).

С начала и до конца, вдоль и поперек!

Вот в первом тексте выбираю совершенно наугад:

«Пока мы с собакой мешали друг другу
ловить плодожорку и нюхать вербену…».
«Пока мы коляску в тенёчке качали,
пока ворожили на завтра прохладу,
Пока собирали шелковицу к чаю,
нашли тайный лаз и чинили ограду…».
«Пока мы событиям мерили цену,
пока временам городили границы,
нас медленный бог уводил с авансцены…»
И его название «Всемогущие» тоже беру.

В этот мир хочется погрузиться с головой. Конечно, если сумеешь его разглядеть и понять.

Второй текст. И здесь я не знаю, что отбросить. Не могу, жалко.
«Над нашей грушей кружатся шмели,
огромные, почти с твою ладошку…».
«Декабрь – а по-весеннему тепло.
И, кажется, природа обманулась,
прибавив солнца. Слышит всё село
переживанья двух соседских куриц:
«Гляди, снеслась!» «И я, гляди, гляди!»
(конечно, на иврите). Перегрета
земля, но долгожданные дожди
висят за головами минаретов
на ближней горке. Груша зацветёт
вот-вот. Не как обычно, к ту-би-швату…».
«…в стаканах – по сто пятьдесят токая,
поскольку водка кончилась, а нрав
велит залить пылающую нежность
ко всем рожденным от чужих шалав…»
«Здесь полдень сладок, словно карамель.
Мы ладушки разучиваем с дочкой…».

Третий текст. А здесь, чтобы не разбрасываться, не отпускаю из себя весь его финал.
«Ах, ангел мой рыжий. Моих пятикнижий зачем тебе тяжесть? Юля и куражась,
боясь тишины, опасаясь закона, зайдя со спины, я вцепилась в дракона
последним полётом не кошки, но львицы. И выдрала всё, до последней страницы.
До буквы до крика, смотри-ка: улика – обломаны когти. И лапы по локти
испачканы сажей погибели вражьей. Теперь я спокойна: окончены войны,
и можно ночами не звякать ключами, не плакать о мщенье, не ждать возвращенья.
На нашу веранду понюхать лаванду
и с ложечки скушать лавандовый мёд

никто не придёт…».

Если пробовать из себя что-то извлечь относительно этой подборки, то можно впасть только в какие-то аналитические судороги и спазмы. А зачем?

В поэзии Татьяны Лернер мне удобно, покойно, радостно. Как ребенку в лоне матери.

Симпатии. Все же склоняюсь в пользу Татьяны.

Прогноз. Думаю, в этой паре проголосуют все члены БЖ.


(Продолжение, оно же одна четвертая финала – следует…)

 


 


 


 


 

 


.