08 Апреля, Среда

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Ольга ВОРОНИНА. Nota bene

  • PDF
voronina3Ольга ВОРОНИНА - поэт, заместитель главного редактора еженедельника "Книжное обозрение" (Россия), литературный критик телепроекта "Вечерние стихи". Предлагаем вашему вниманию - премьерный выпуск обзора конкурсных подборок "2-го открытого Чемпионата Балтии по русской поэзии - 2013".
Ольга ВОРОНИНА

Nota bene

Эта мозаика – не более чем заметки на полях (а как иначе? лицом к лицу с лавиной – витийствовать не с руки), – эмоциональный «слепок» прочитанного, преломлённое эхо. Преломлённое – мною, а значит заведомо субъективное. Приблизительная точка отсчёта: «... поэзия – это то, что остаётся, когда забыты слова» (Ирина Снегова).

И самое главное: нет в этих заметках ни одного «личного выпада»! Всё, хоть отдалённо напоминающее «качественную характеристику», относится не к автору, а к лирическому герою, исключительно...


Подборки 1 - 40

Инна Рязанова, «Записки молодости»

Молодо-зелено, но – всё честно: полна «миска» солнца и «Fallen in love». И весной – пахнет, даже не смотря на чрезмерное буйство ароматов. Отделив тигров от щенят и русский от английского – верю в потенциал.

Николай Рассадин, «Аллилуйя!»

Как истинный романтик, топит тоску в вине, вплетает ветер в гривы кобылицам и познаёт миры, неизведанные «до селе»... Увы – знакомые воздушные замки не самый любимый мною архитектурно-поэтический проект. А лучшее средство от смысловых «складок» типа «Мне показал родник / И мягкий пластырь… (На рану наложил)» – пунктуация.

Сергей Смирнов, «В направленье Арарата»

«Двоичный код» сомнений не вызывает, но сугубая серьёзность (кажущаяся в каждой рифо-рифме и каждой строфе) – не даёт воспарить. И даже верю, что тут «Иначе, видимо, никак нельзя», – но очень хочется.

Роман Степанов, «Стихи»

К сожалению – нет, не они.

Валерий Панфилов, «Три стихотворенья»

«… мысли блуждают, как ёжик в тумане, / И начинают слегка раздражать…» «И лишь вдохновенье меня избегало…»  «Как мухи липнут надоевшие мысли…» Наверное, поэтому и не получилось обещанной прекрасной чуши.

Анастасия Овсянникова, «Между памятью»

Не тот образчик версификации, к которому хочется вернуться… или даже – прочитать до конца.

Алексей Чипига, «Дай мне сил обернуться»

Консервированная Офелия и заблудившиеся глаза – с одной стороны, говорящий по-польски трамвай и робкие всхлипы, обёрнутые во фланелевую тишину, – с другой… Ставлю на «другую сторону» – это красиво. Но каждая строка – тяжела; катится, как огромный валун в гору, – и гору хочется обойти.

Павел Сабинский, «История»

Металлический привкус нот – чувствую, всеми рецепторами. А вот «антидота» найти не смогла, увы.

Егор Мирный, «Потому что всё теперь металл»

«Поворотный язык», разнокалиберные узелки, напропалую атмосферная поэзия. Умом не понимать – целовать в колеблющийся шар. Акробатика на любителя, но оно того стоит.

Александра Герасимова, «Ничто из ничего»

Еще один образчик атмосферной поэзии! (Не)слышимо и (не)переводимо, и тонко – порвёт любая птица. Но рвать не хочется – хочется спасти, идти и впроголодь и впредь – за новыми черешенками.

Людмила Сойту, «Оттиск сна»

«Мысли, как отжившие / огни, / Просятся в метания / волны…» Патетика «за пеленою ненужных и бессильных слов».

Анастасия Винокурова, «Хранители»

Модная «просодия» (не буду показывать пальцем). При этом – выраженная драматургия подборки, вкусные звукопись и образность, с выходом «всем вопреки и впредь!». Верю! – этот мир лежит на плечах живых.

Влад Вас, «Конструктор»

Этот «конструктор» словом «творчество» наречь могу. А вот стихами – не назову.

Андрей Момут, «Водные пути»

«Людоловные сети» – вижу (и сама себе удивляюсь). Но хвалить – рановато.

Алина Кудряшева, «Не один»

Этот «пьедестал», думается мне, давно и прочно занят собственно Алиной Кудряшевой. «Забыть и не быть…» – трудно.

Алекс Трудлер, «Следы иллюзий»

«… Жменьку минут да слов – на строку» – тоже метод. Но те, кто не привык довольствоваться малым, обычно ищут большего.

Александр Пылькин, «Жизнь человеческая»

Показная – ложная? – многозначительность стихов пересилила иллюзию философичности.

Лемара, «Сны тринадцатого месяца»

Уязвимость, открытость – вот первые ассоциации. «Ругать» стихи не за что, но для «радости» – удивления не хватило, образного и тематического. Вот разве что «громко расцветающий абрикос» – как антипод междумирной тишины… И не названный диагноз – хороший ход.

Сергей Лузан, «Из последних стихов»

Юмористическая и сатирическая поэзия – это высший пилотаж. А здесь я вижу лишь тренировочные полёты: длинне’нько, низе’нько и скучне’нько. Да и то, что кроме шуток – слабо по форме и замыслу.

Юлия Преловская, «Голос женщины»

«Работаю богопереводчиком, измеряю весомости душ.
Смотрю на жизнь через закопченное стеклышко,
выбиваю клин клином, выбив –
продолжаю жить дальше…»

А дальше – лучше не продолжать.

Юлия Тихоненко, «Миг воспоминания»

Темы, конечно, вечные – но до стихов пока дело не дошло.

Виктория Андреева, «Память. Вдохновение. Любовь»

«Гармония сердца с рассудком,
Увы, мне пока не знакома».

«Сердца» в избытке, а вот техника – да и логика повествования – подвели.

Клавдия Смирягина-Дмитриева, «Про котов, тараканов и сны»

Здесь уже само название подборки – удача, маночек. Обидно было бы разочароваться, да автор не обидел, не обделил. Ни витийства, ни позы в стихах, ни заштампованности. Сказать: «Душу тронули», – не стыдно (хоть и штамп).

«Выспавшись, беспечно пробудиться.
Кутаясь в халат и тишину,
медленно пройти по половицам,
жёлтым, как медовая горчица,
к настежь отворённому окну…»

Любовь – непоименованная – бесспорна. И каждое стихотворение – гладит (даже второе, потому что без выводов и без «морали басни сей»). И в сердце – свет.

Александр Шведов, «Весеннее обострение любви к Отчизне»

«Словесный портрет» Шагала – заманчивая тема. Если отбросить «фактологические вольности» автора, думаю, здесь – настроенчески – сложилось:

«Так рисовать, как он, не мог никто:
плафон Гранд Опера заместо шляпы,
над городом летает конь в пальто
и звезды в небе, как глаза у папы…»

А вот «соперничество» с лирикой века XIX-го (которое, скорее всего, и не подразумевалось вовсе: не отсыл даже – так, музычкой навеяло) – увы. Ни майковского благодатного дождя – золотого, жемчужного, но не серебряного; ни мэйской «масти» – ничего рыжего: светлое виденье, слившееся с луной/звездой/зарей/слезой… Ой! В общем, совсем другая песня. И зачем меня поманили классикой? Мини-юбка и лодочки – иной шансон. А впрочем, мы же, кажется, о простуженной отчизне… Нет, не договоримся. Да и «Петра творенье» на новый лад тоже вышло чересчур… разухабистым.

Александр Хоменко, «Зефирно-шоколадная история»

Амур и Шива, Эол и Вишну, не Мастер и не Маргарита, стремление к лучшему «в практике» и в Новом свете жизни нет… «В один комок слепить разрозненные части» – почти не получается: и морализаторство слишком агрессивное, и техника на всё про всё хромает.

Софья Курбатова, «Мелодия сердца»

«Общелюбовная лирика», так и не ставшая историей любви.

Кирилл Табишев, «Незнакомый Бог»

И снова любовная лирика – но менее «общая», более образно-выразительная, более во-человеченная. (Похоже, правда – совет да любовь!). Но получить эстетического удовлетворения под этой «крышей любимых глаз» я не смогла…

Яромир Горбачёв, «Уличный романс»

И впрямь негоже! «Негоже на роже носить столько бед». Скорбное чтиво, поползла вездесущая плесень, палач-тишина заполняет вибрато (наречие? – не гуглите: ерунду вам предложат… всякую) и милая юность вскоре умрет. Тревога «заместо звука» – очень точное определение.

Михаил Капелюшников, «Не отвергайте сходу грусть»

Для друзей, «под салаты и сид(о)р» – милое дело:

«Размажу по стеклу повидло,
Чтобы сластилось иногда.
Туннель, лечу, конца не видно,
А впереди летят слова».

Но вот с конкурсами лучше повременить.

Анастасия Каменская, «Не спеши»

«На тёплой земле, две травинки промокшие,
лежим, укрываясь осиновым месяцем…» –
эта лирика, думаю, хорошо в рост пойдет! Пока еще «спешит»:

«Здравствуй, наш домишко старенький,
мне завещанный отцом.
У меня внутри фонарики
свет рождают на пустом...»
– да это преходяще.

Людмила Поклонная, «Видишь, наша родина в снегу»

«Зачем же столько слов на единицу снега» – Надо! – что ни слово – то петелька, что ни образ – то находка. Судите сами: «тьмою наливающийся лёд / в озеро подошвою растёт»; «а, вот ещё глазок — в двери небесной / прорезалась луна, ещё она / фольгу на молоке напоминает. / оно понятно, там, за дверью — млечность»; «За окнами Сибирь, на окнах тот же край…»

И так – от начала до конца, с графическими узорами и контекстными вставками. Чудо как хорошо!

Юрий Калашников, «Закаты на рождественской звезде»

Неслучайный палимпсест: словно каждое последующее стихотворение пишется поверх предыдущего, даже порой прорифмовываясь – насквозь: «появится отец из-за угла» (1) – «испуга и рассказов без тепла» (2); «которых рядом вроде бы и нет» (1) – «подобен отражающей луне…» (2). Эдакое единство прошлого, настоящего и «всегда» (третье стихотворение). Параллельно-поступательная картина, общий гул. Серебряник, подброшенный до неба, – касающийся тяжести земли.

Михаэль Шерб, «Техника наплыва»

«Энергетика» – построчная – такая, что одну строчку расцеловать хочется, а другой – светотени выцарапать. Спорно – но мощно! «Сгущенный жест». И действительно помогает «ощущенье, что худшее уже произошло», а дохлые устрицы и плевки в лицо (спасибо, не читателю!) – так, мелочи уже, шелуха. Да и «праща пчелиного роя», и «трава, переминающаяся с корня на корень в ожидании дождя», и поезд, «полый, стежками окон насквозь прошит» – всё это сочно, зримо! «Легко любить и уходить легко».

Александр Крупинин, «Три стихотворения»

Современный раёшник. Говорить серьёзно – несерьезно. Читать – весело и приятно. Подозреваю, что на слух – посильнее будет, потому что – играется. Хорошо бы ещё с картинками!

Александра Григорьева, «Полуночный крик одинокой души»

«Злоба сродни искусству. / И запивает квасом» – теперь буду знать!

Увы, неконкурентоспособная версификация.

Татьяна Шутко, «Весна неизбежна»

Скажу страшное: очень женские стихи. Кружевно, елейно, напевно… с солнечными нитями и шелестящими садами. И радугой медового – шершавого, как язык пса, – счастья в бокале. Придираться почти не к чему, но – закрыла и забыла.

Ольга Филенко, «Не всем дано любить»

«Вам вовсе не страшны ошибки,
Вам ничего не стоит, просто так,
Принять решение, без угрызения и пытки,
Любую неудачу превратить в пустяк!»
– Надеюсь, это правда… Потому что ничего хорошего о подборке я сказать не могу.

Пётр Иевлев, «Песнь дороги»

Романтика, романтика и еще раз романтика! Смысл не поспевает за фантазиями, а звукопись – за смыслом. Увы.

Анастасия Ефремова, «Между»

Гражданская лирика и лобовая атака совместимы плохо… если речь идет о лирике, конечно. Гражданскую позицию оспаривать не стану, а вот стихов – не получилось. (Третье стихотворение наиболее «симпатичное», но и тут не хватает техники.)

Павел Гуданец, «Выбор»

«Раскаявшийся матадор» – кажется, третий на моей памяти, за сравнительно недавнее время встреченный в сети. Очень популярная тема!


Продолжение следует.

___________________

 

ВОРОНИНА

Ольга Евгеньевна

voronina3


Член Союза писателей России с 1998 года.

Живет и работает в Москве.

Библиография:

"Идея соловья" (Москва, 1999 г., Молодежный издательский центр) - сборник молодых прозаиков.
"Маме" (Москва, 2000 г. Изд. "Художественная литература") - поэты ХХ века о материнстве.
Сборник стихов "Тень крыльев" (Москва, 2002 г. Изд. "Русский Двор")

Публикации в журналах: "Московский Вестник", "Проза", "Поэзия", "Знамя" и др. Газеты: "Литературная газета", "Московский литератор", "Литературная Москва", "Московия" и др.

С 15 декабря 2009 года - редактор отдела поэзии "Русского Переплета".

Заместитель главного редактора еженедельника "Книжное обозрение".

 

 

 



.