22 Сентября, Пятница

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Александр СПАРБЕР. ТОП-10

  • PDF

sparberДесятка лучших конкурсных стихотворений от члена Жюри 1-го тура Международного литературного конкурса "6-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2017". И комментарии.



cicera_IMHO

ТОП-10

члена Жюри 1-го тура
Международного литературного конкурса "6-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2017".

Внимание!
Имена авторов анонимных подборок будут оглашены 6 июня 2017 года в Итоговом протоколе конкурса.


Геннадий АКИМОВ, Курск (Россия)

Имя. Романс с червоточинкой

Я имя позабыл и место не запомнил,
там хрупкая трава, тарковская вода,
и кашель, и романс притих, недоисполнен,
подсолнухи, перрон, глухая слобода.

Электропоезд пьян, страна слегка устала,
раздумья тяготят, коль совесть нечиста,
в вагончик с двух сторон внедряются каталы,
а дальше лязг колес и рельсы вдоль моста,

а дальше ни страны, ни денег. Поезд прибыл.
На ужин — протокол и вялая ботва.
Проматывая вдрызг неправедную прибыль,
гуляет по ларькам отвязная братва.

В какую из эпох случилось это лето,
кто ставил в паспорт штамп, куда пропал билет?
Козырный туз побил и выбросил валета,
в уплату отобрав цветущих двадцать лет.

И нужно ль протирать слезящиеся линзы
/там резкий свет в глаза, там окрик, будто плеть/,
чтоб вспомнить имя той, проигранной, отчизны,
где не было дано ни жить, ни умереть?


Виктория КОЛЬЦЕВАЯ, Ровно (Украина)

* * *

Когда заголосит в надорванную просинь
петух или другой бессонный бузотер,
возлюбленный птенец, прекрасный как Иосиф,
проснется и уйдет от братьев и сестер.
За тридевять страниц за вычетом пролога,
на литографский слой песка у мыса Горн
где менее всего охота слыть пророком
и миру предвещать погоду и прокорм
и тучные стада и облачные перья.
Не сбудется, взойдет нагрудная звезда
у вечного жида и юного еврея,
виновного что ночь, и суша, и вода.

Стирается свинец в неистовых широтах
и черная волна выбрасывает соль.
Хоть пальцами читай, ощупывая что-то
и вещное как плоть, и вещее как боль,
и ветхое как пыль с подветренной страницы.
Вот так и пролистать, отряхивая год.
Но снова прокричит заезженная птица
и вечное перо продолжит оборот.


Ирина РЕМИЗОВА, Кишинёв (Молдова)

Расчеловечение

1.

Иногда рабочих рук не хватает и там.

Тушу времени: шкуру, ошметки жил,
кости, мясо, внутренности – по сортам,
как положено, служащий разложил.
Кто-то давится, кто-то визжит: «Еда!»,
кто-то впрок, не жуя, набивает рот...

Что ты будешь обгладывать в день, когда
Он табличку на клетке твоей прочтёт?

2.

В человеческой клетке твоей, как везде, бедлам:
сквозь решетку заброшенный мусор, объедки – хлам,
переросший тебя самого. Ты на всех рычишь,
кто к нему приближается, злая от страха мышь –
это жизнь твоя, пепла и ветоши полведра.

Он глядит в глаза, и ты узнаёшь – пора.

3.

Надевают ошейник, и щелкает карабин.
Длинный сон поводка ненавязчив и невесом –
птичьи лапки по крыше и стук дождевых дробин
уговаривают – поработай немного псом.
Приучайся к свободе, разучивай по складам
немудрёные правила: место, барьер, ко мне,
потому что пугающее: «Аз воздам!» -
это просто ладонь на усталой твоей спине.
Скоро нитку отвяжут, и гелиевый прибой
понесёт тебя, Шарик воздушный, куда-то вспять
человеческому: любить – окружать собой...

Любить – вместо себя стать.

4.

Холоден и горяч,
не человек – трава,
лёгкий небесный мяч –
переступи-слова.

Под колокольный гуд
стражники – да не те –
бережно подведут
за руки к темноте,
и разомкнется свод,
грянет над головой –
под ноги упадёт
панцирь скудельный твой.
Вот ты дитя, потом –
просто детёныш, вот
белым бежишь мостом,
тыкаешься в живот,
падаешь и встаёшь –
ты и уже не ты –
выбравшись из мерёж,
сброшенных с высоты.

5.

Он берёт тебя за руку,
которой как будто нет,
поворачивает ладонью вверх,
дует на ранку –
и зажигает свет.


Полина ПОТАПОВА, Челябинск (Россия)

Воздух

выходишь из долгой бессонницы, плотной, вязкой,
а там — это зимнее, тонкое... то, где слов нет.
и думаешь: скоро концовка, вот-вот развязка
и воздух пронзительно-звонкий взорвётся, лопнет.

стоишь перед выбором, точно обрывом ветра:
войти в это мёртвое утро, что там и тут спит?
и видишь в несбыточном, что впереди — то лето,
которое всё не наступит. и не наступит.

и входишь в прозрачное — словно открыто — утро,
хоть кода не знаешь ты и от ворот ключа нет.
и слышишь: навязчивый воздух звонит кому-то
и кто-то
не отвечает...
не отвечает...


Анна АРКАНИНА, Москва (Россия)

* * *

что забыто, выдохнешь - пар клубится,
из снежинок колких растут слова -
на озерной глади студеной Рица,
где полночных вздохов шумит плотва.

и такая рябь там и глубь такая,
в суете впадающих горных рек.
у любви, я помню, вода живая
и живая я с ней теперь навек.

сколько слов на ветер! бушует море,
а на память выжженный сухостой.
но вода холодная боль укроет
и кто знает, что прорастет весной.

хоть представить сложно, садись, послушай,
придвигайся ближе - вода с виной...
я теперь чудна́я живу на суше
с бессловесной рыбьею головой.


Михаэль ШЕРБ, Дортмунд (Германия)

Ванда

Простыни Ванды пахли
Ландышем и лавандой.
Волосы Ванды пахли
Влагою дождевой.
Если я вижу вёдра,
Я вспоминаю Ванду,
Особенно если вёдра
Полны до краёв водой.

У Ванды длиные ноги,
Кожа - как воск пчелиный.
Я ей достаю до мочки,
Когда она на каблуках.
Ванду лепили боги
Из самой упругой глины,
Жаркой беззвездной ночью,
На самых тугих ветрах.

Ванда любила солнце
И длительные прогулки,
Ванда любила сдобу
И срезанные цветы.
Я покупал ей розы,
Я покупал ей булки,
Ванда смеялась: чтобы
Стала такой, как ты?

Ванда через полгода
Вышла за музыканта,
Жарит ему котлеты,
Он ей дудит на трубе.
А я, если вижу воду,
Всегда вспоминаю Ванду,
Особенно если эту
Воду несут в ведре.


Елена ТАГАНОВА, Москва (Россия)

Дорожный набросок

Сангина, уголь, белая пастель.

В какую электричку бы ни сел, -
здесь все до тошноты однообразно.
И не отрадна взору береста,
и не упомнить кровного родства,
и не принять навязанного братства.

В неровен час недоброго утра,
с какого бы вокзала ни удрал, -
и чай, и речи - с привкусом металла.
Леса, поля, промзоны, вновь леса.
Все сгинет, чем бы ты ни занялся,
все заметет, как прежде заметало.

Коснешься темы - под ногтями грязь,
прильнешь к окошку - сер и желтоглаз,
везде Тамбов, - и холод дышит в спину,
в каких бы ты овчинах ни потел...

...все заштрихует белая пастель -
и уголь, и сангину.


Конкурсная подборка 283. "Немного марта в рассветной пурге"

Путь бороны

Капитан землепашцев завершает дела на земле,
Улетает в кипящий стеклоугольный бетон.
Сверяя маршрут с морщинами на хозяйском челе,
Улыбаясь, машет крылами его птеранослон.
Приземлившись, капитан заходит к соседу – мастеру эдд,
Что теперь пишет оды, размахивая топором в пустоте.
А тот, разрывая в клочья радость прежних побед,
Бурчит, что слово – только одно, остальные не те...

Буря в стакане города к рассвету почти улеглась.
Немного солнца в холодной войне – это ль не повод к переводу часов на язык весны?
Капитан знает: то, что для иных – грязь,
На деле – путь бороны.
И он достаёт бурдюк, разливает в стаканы
Соки земли, в которых – и смех, и плач.
И мастер эдд пьёт с капитаном
За здоровье прекрасных кляч.


Конкурсная подборка 313. "Нуар"

В преддверии лепой весны

позёмкой прометена улица
под выгул трудящихся масс
я верю что всё у нас сбудется
держу кулачок прозапас

извольте любезная тонечка
в преддверии лепой весны
поведать подушке тихонечко
что тоже в меня влюблены

сведёт нас удача под аркою
в ближайшем бессмертном маю
под арку со смены я шаркаю
киношно курить достаю

о чём мне задумчиво курится
не сразу и сам бы сказал
мой адрес не дом и не улица
не банк не базар не вокзал

вслепую я там будто выменян
где вран истязал вторсырьё
клеймён я затрапезным именем
безвременье имя моё

а ты воплощение женщины
с классическим именем
жду
сырой подворотней обвенчаны
пополним безликих орду

с охвостьем зимы бледнопряжевой
как в ухо иголочки
нить
захаживай в арку
захаживай
я буду подолгу курить


Конкурсная подборка 324. "Разговоры с тишиной"

Старые фотографии

1.

Лестница. Сумрак блеснул переглядом
двери двойной.

Кто эти двое, застывшие рядом
перед войной?

... женщина. письма, лежащие горкой.
прежняя жизнь.
кто-то за краем – перчатка, георгий,
шапка, кажись.

замер в окне ветерок-перезимок.
темь по углам.

Комнату делит разорванный снимок
напополам.

2.

Несколько слов конверточно.
Бархатки, вензеля.
Клёны сдают поветочно
Жёлтые кителя.

Воздух от пепла тесный.
Между стволов – зола.
Прочее – на небесный
Осень перевела.

3.

облака вдоль обители
разбрелись за края.
два лица в проявителе.
папа, мама и я.
сняты наспех, не жанрово.
ниже лиц – полоса.
молча каждому заново
закрываю глаза.



cicera_IMHO_TERRIT







.