20 Августа, Воскресенье

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Майя ШВАРЦМАН. "Дневник читателя" или "Замечания для себя". Часть третья

  • PDF

shvarcmanО произведениях Международного литературного конкурса "Кубок Мира по русской поэзии - 2016".



Майя ШВАРЦМАН

ДНЕВНИК ЧИТАТЕЛЯ или ЗАМЕЧАНИЯ ДЛЯ СЕБЯ


ПРОДОЛЖЕНИЕ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ - ЗДЕСЬ, ЧАСТЬ ВТОРАЯ - ЗДЕСЬ.

(ссылки на все конкурсные произведения - здесь)



321. "Плюс-минус"

Прочла, кто такой Дима Рогачёв, так стало муторно. При его имени и такой теме – что значат все эти стихи? Автор, я не поняла всей этой сложной спирали. Это о кладбище и богатых могильных памятниках? А при чем тут мальчик и миллионы таких же несчастных? Что на него, мол, денег не было?

Объяснили бы...

"Досками" – с каких пор такое ударение?


322. "Заблудившийся"

Это не обитатели ли Желтого поэтического дома пересели в травмай?

Но этот вагон не в пример повеселей и подобрее будет.

А коты пусть будут везде и всегда.

Поскольку стих написан явно с целью разрядить обстановку, не будем его пилить верлибром.) Спасибо автору за доброту.


323. "По одному"

Товарищ, в этой сказке
Не правда, а намёк:

Живи один, но в каске,
Коль в обществе не смог.
Товарищ, если это был ролик, то и господин, и бражник срежиссированы. Не надо паники. А каску скоро я надену, когда заметки опубликую. Спасибо за предупреждение.


324. "Нарциссическое"

Тацет меня смутил поначалу. Я не знала, что так называют нарциссы. Для меня tacet это музыкальный термин "молчать", большая пауза, пропущенный номер. Например, играет banda за сценой в первой картине "Риголетто", а у всего оркестра стоит: tacet.

Хорошее стихотворение. Без всякой мести, морализаций.

Это зрелые стихи. И ещё – прозревшие.

Счастья Дюймовочке.


325. "Штамп"

Женское бытовое, охо-хо.

И штамп отосится не к загсовской печати, а понимай пошире. И к ситуации, и к чувствам ЛГ, и к поведенческой типичности, которым пришлось стать штампом, обычной темой стихотворения. И жизни.

Очень понравилась "медведица гризли".

"Конвейерно" – исправьте, пожалуйста.


326. "Обещавший счастье"

Это ведь женское дневниковое? Я никак не пойму перехода с первого лица на второе.

Вот как будто ЛГ о себе:

Добываю радость...

Как тебя забуду...

Если заскучала, скуку прогоняю клином журавлиным.
Если одиноко, и душа озябла, как тебя согрею?

Но дальше не понимаю:

Ты стоишь на пирсе, ждёшь меня и смотришь, смотришь, как слепая,
- кто этот ты? Кто стоит и смотрит? Я думала, тот, о ком тоскует героиня стиха. А оказывается – та? Почему это она (слепая, ж.р.)?

Пыталась найти выходы, потому что стихотворение традиционное и не допускает трактовки о лучшей подруге. К тому же – см. заглавие.

Нашла вот что:

Ты стоишь на пирсе, ждёшь меня и смотришь, смотришь, как слепая,
Осязая звёзды, осязая вечность, волны осязая.
Уплывает лодка, ёлка машет лапой, ветер гладит кожу.

Может быть, это так далеко, через три деепричастных оборота разнесено с лодкой? Иначе понять не могу, кто это ты.

Вот это очень сбивает.

 

327. "НЛО"

Как же материк может забрать что-то "под воды"? Это только мировому океану под силу, а обвиняют (нет, всё равно воспевают) Гондвану, сушу.

Я так поняла, что это послание внеземных существ, по сей день заточённых под толщей вод и гранитов со времен Гондваны? Но им в общем-то нравится, настроение хорошее, и они держатся до поры до времени:

"До связи со звездой далёкой
Во избежание интриг."
Оптимистично.


328. "Шанс"

Знаете, что-то это так сложно для меня. Я с трудом улавливаю извилистый путь между замаскированными знаковыми сигналами стиха от начала до исхода... что-то замысловатое о секундной стрелке, быстрых мгновениях, прицеливании, попадании...

Но вот это как понять:

Угадывал он, что хлестнет
щелчок в души фанерном тире,– невообразимая инверсия, это "вдуши"...
и что падет необратимо
подбитой птичкой жестяной,

чей взгляд в его полях кружит
с охотничьей изящной сукой,
и в них неторопливым стуком
шутя расстреливает жизнь.-?
Это одно предложение. Он угадывал– подлежащее и сказуемое. Щелчок хлестнет – подлежащее и сказуемое №2. А дальше? Что-то падет птичкой, чей (птичкин?) взгляд кружит с сукой в полях. В которых (он же?) расстреливает стуком. Получается – щелчок?

Воля ваша, автор, я не доросла.

329. "Человек"

Ну что сказать. Можно посоветовать ЛГ ещё задержаться в пыли чужих библиотек, там есть чему поучиться. Со всем уважением говорю, я и сама это люблю.

Стихотворение не слишком оригинальное, не очень зрелое. Поэтому библиотеки и новые попытки – самое то. Имхо.

330. "Исход осени"

Хороший пейзажный стих, с верно и мудро заданным темпом. Много красивых, интересно увиденных деталей, очень органично звучащих, не выпирающих и "не кричащих" среди строки. Правда, попались и странности. "По-бульдожьи лаяли собаки" – как понять? "Шалый сквер" тоже поднапряг, и это не объясняется контекстом.

И до пят от самого порога
Покрывалась панцирем дорога.
От чьих пят?

Как можно измерять "от пят до порога"?


331. "Люди как книги"

Для молодого автора – вполне. Конечно, здесь задумка и исполнение очень бесхитростны, но кто так не начинал? Всё приходит с опытом и усердием.

(...Но не ко всем))

332. "Киты"

Понятно, что автор хотел как лучше. Киты (не путать с левиафанами) пока что не слишком массовое оружие в поэтических арсеналах, тут бы и развернуться.

Но это стихотворение очень наивно и неуклюже написано. И это даже не умиляет. Стоит, мне кажется, строже и придирчивее вычитывать тексты прежде чем решаться их обнародовать, да и просто прежде чем считать состоявшимися. Даже для себя.


333. "Сибирское"

Самостоятельной интонацией здесь обладает, пожалуй, только последняя строфа. Остальному мешает "Белорусский вокзал". И даже "огнегривый лев" сумел в стихотворение втиснуться, правда, став солнцегривым. Зачем писать стихи чужими словами и всем известными оборотами?

В последней же строфе возникает непонятный мне "стражник приходской", который встретит после нырыния в прорубь. И как-то не тянет нырять...


334. "О пустоте и маме"

Непросто высказываться о таком стихотворении. Тема его для меня отвлеченна, бог миловал. Но всё-таки подходить к сказанному надо как к художественному произведению.

Эмоционально, скажу сразу, стихотворение, конечно же, выстроено правильно, на верной ноте, без заламывания рук, как бывает, и без истерики восклицательных знаков. А грамматически – ну хоть вот это "возвращалась":

ни героем, ни генералом
не ощущала себя.
возвращалась - простой солдат,
с грудью пустой - безмедальной и безмолочной

Возвращалась – предполагает неоднократность действия: уходила и возвращалась. Ожидаешь, что мама родила по крайней мере нескольких детей, а оказывается – одну дочь. Здесь уместнее "вернулась".

Тогда всё правильно: в этом доме не частно, но всё-таки умирали, а ты уцелела и вернулась (а не возвращалась!).

Так же и дальше:

Возвращалась...

...зыбкое тело ещё непривычной дочки
в жизнь волокла

- как будто очередной дочки, волокла и волокла. Тут нужен глагол совершенного вида.

Не решусь рекомендовать "вволокла", но... ну вы поняли.

А вот

но, собирая всех вместе, в краях недальних
всё раздвигалась оградка вокруг родни.
стол никогда уже больше не раздвигали,
- замечательно сказано по смыслу, для меня это лучшее место стихотворения. А грамматически получается, что собирала всех оградка.

Спасибо автору.

 

335. "Зорька"

Ни разу не рыбак, но очень понравилось стихотворение. Я только не поняла "урез воды". "Маэстро, урежьте марш". Что значит это слово?

Как чудесно, без нажима и указующего перста стихотворение подходит к старому как мир выводу: неизвестно, кто кого держит на каком конце удочки.

Какие рифмы у карасей, чудо. Карасьи-террасе... не вся- висят-карася. Мне – очень.


336. "Портрет с неназванными друзьями"

Не знаю, как сейчас, но в японской традиции для самураев важнее был не собственный день рождения, а день появления сына, вот его праздновали, и это был больше праздник родителей. Не уверена, что настоящий самурай придает такое значение дню собственного рождения, хотя стихотворный– возможно.

Без знаков препинания сложно разобраться в русских излияниях, а уж в самурайских-то, да при разговорах то с собой, то с престарелыми (или умершими?) собаками – и подавно.

Стихотворение понравилось вообще-то. Мерный шаг прогулки, погружение в себя, беседа, дыхание то длиннее, то короче, – всё это упруго и красиво написано.

 

337. "Осенние хроники"

Конец первой строфы, как ни пытаюсь принять, прочесть вслух, приспособиться с какой-то там ритмизованной паузой – ничего не получается.

В строке

...полый звук, как дерево, трухлявый

- никак не могу сомкнуть два противоречивых образа, предложенных как метафора. Полый звук похож на трухлявое дерево? Ну, не знаю.

Элегия красивая, тонкая.

Цифры внутри стиха мне мешают до ужаса.


338. "Элегия № 270091"

Специально сходила перечитать конкурсное произведение 236, то есть Элегию № 572684.

Какие чудеса пророчит дорожный знак? Парковку, кафе, лес, перебегающих дорогу оленей? Ну, можно считать и чудесами...

На самом деле стихотворение о непонимании, одиночестве, сильнейшей депрессии, ведущей к мраку. Постоянно и неуклонно. Во всём. Наяву и во сне. И момент перелома, наступления болезни, раздела личности на ту, что была прежде и ту, что есть теперь, и есть раскол.

По-моему, это хорошее, глубоко искреннее, как страница из личного дневника, стихотворение. Мужественное, не сдающееся.


339. "Молчанье"

Спешка, спешка. Близок день окончания приёма стихов. И надо успеть.

Итак.

Сначала своими словами про петуха и кукушку.

Потом почему-то стяги строем идут в логово Жнеца – зачем они ему?

Потом

"Набат гудит уже дверью."

Так торопились, что предлог забыли поставить: за дверью. Хотя набат гудит дверью тоже ничего.

Скрипят ржавеющие перья,
Не пробивая злобный щит.
- это, конечно, очень возвышенно сказано, но будем считать, что "злобный щит" – это я, и что меня не пробило.

Стоило ли такое сырое и обличительно-одноцветное выставлять?


340. "Страсти по Буратино"

"Скерцо" и есть шутка. Так что не поняла. И Моцарт-то при чем? Это "Ein musikalischer Spaß"? Скерцо Баха из си-минорной сюиты гораздо известнее. Тем более название стиха отсылает к Баху: Passion.

Понятно, что ЛГ очень впечатлительный, что услышит, тем и болеет. Но кукольное горе и передано по-кукольному: ах, луковка, песенка, колпачок, дверца, ключик, – многовато уменьшительных слов, чтобы всерьез убедить меня убиваться.

Растения – это серьёзнее. Вторая часть написана с более человеческой интонацией, но уж очень призывно, очень в лоб обличается людское злодейство. И такая нехитрая связь с длинноносым поленцем: "растопи-ка очаг". Растения больше гибнут не от того, что мы всё топим печки, а от загрязнения атмосферы, так что выхлопным трубам надо стихи адресовать.

Стих хорош своей чистосердечностью, этого не отнять. Но исполнение пока не идеально.

"...их скоро не будет,
оробевших растений,
что строем стоят у ворот."
- почему только у ворот? А весь сад?
============================================================
341. "Поэт в своём отечестве"

Да проходили уже. Удобно: я поэт, срываю покровы, обличаю, один говорю правду, а вы пишете про облака и березки, жалкие трусы, а я, если и отступаю, то только под напором неопровержимых улиток (и это опять же – вы!), и даже моё поражение – это моя победа, ну и так далее.

На самом деле всё это не имеет никакого значения. Стихи – не деяние, каким бы буревестником ни мнил себя любой ЛГ, прокричать и срифмовать – не значит что-то совершить, как и не значит быть услышанным, а и услышат – посмеются. Вроде, если ты такой умный, то почему ты тогда поэт? Этого ли не знать пишущему?

Стих рубит лес без щепок:

"Читатель дуб дубом – но крепок,
плюс дырка в иммунной системе –
поэтому склонен к фашизму"

- Вот я читатель этого стиха, мне считать себя склонной к фашизму? Или, если я, как член жюри, не продвину этот праведный стих в топ, – всё, я фашист? А я не продвину.

342. "В музее"

Приходится ли говорить о цельности стиха? По-моему, нет. Наверное, это такой принцип, вот писал же Набоков на карточках, переставляя их потом. Тут тот же приём, что-то с чем-то перетасовано, и получается стихотворение.

Остается впечатление от ЛГ, как задающего вопросы в никуда и так же быстро забывающего о них, не ждущего ответов и уже занятого чем-то другим.

Где же дяди и тёти, которых я видела в детстве?

Действительно, где? Ждешь продолжения. Думаешь, раз всё в музее, наверное, речь о картинах?

Те же девочки, мальчики – что же я с ними на вы?

Эти бороды, эти седины, морщины...
- это у мальчиков и девочек бороды и седины? Тогда это всё же дяди и тёти.

все, кому я так верила раньше,
похоже, волхвы –
не волшебники, просто учёные -
опытом жалким,
(был бы ум – меньше опыта было бы...)

- не могу продраться через этот пассаж. Какая связь между дядями, тетями, мальчиками и девочками с теми всеми, кому ЛГ верила раньше, и кто оказался волхвами? Что значит просто учёные опытом жалким? Какая связь между словами? Учёные чем? – опытом жалким? Аналогия для примера: просто учёные учебником глупым. Так говорят?

Внезапно:

Веки красны -
значит, завтра зима обнажит прописные скрижали
и к земле пригвоздит. Чё мы ждём-то? Растущей луны?
У кого красны веки, у этих учёных? Откуда они взялись? Это картины или знакомые мальчики-девочки? Что, боже мой, обнажит и пригвоздит зима, причем именно завтра? И откуда этот сверкающий бриллиантовыми гранями логики вопрос: чё мы ждем-то? Растущей луны?

Это только первая строфа.

... да зачем я пересказываю? Все прочли. Кто понял – расскажите.

Или вот это предложение:

В этой цепкости рук, хоть и слабых, уверена с детства –
не отвертишься, вместе,
подумаешь - там светофор ...

Вот это вместе, обособленное запятыми, к чему оно относится? Кто объяснит? (Светофор-то я понимаю))))

 

343. "Автобус "Ростов-Одесса""

Анапест – непростой размер, медлительный, в нем каждое слово приобретает дополнительный вес, в отличие от упомянутой в стихе пули, выпущенной в разреженном воздухе. Анапест воздух сгущает.

Вот до этой строки

Я вольна не спешить, не мудрить, быть блаженно неточной
всё звучит соответственно. Вдруг

Но с другой точки зрения эта свобода – тюрьма,
значит, буду держаться подальше от названной точки.
- вот этого но я не понимаю. Чему противопоставляется этот пассаж? Кого вдруг опровергает ЛГ, кто высказал эту пресловутую точку зрения?

И далее всё стихотворение превращается в какой-то бой с тенью, с каким-то невидимым и неслышимым оппонентом. Что ни фраза, то возражение на что-то, что и не было признесено. Почему опять но:

но всегда горьковато у дикой козы молоко,
и всегда виновата от всех улетевшая птица.

О чём, о ком это? (Может, это я, к примеру, улетевшая птица? Не подхожу?)

И так далее, до финала. Там возникает ещё один персонаж – с правильной точкой зрения:

С точки зрения ангела – быстро летим. Всё успеем.

Вновь читаю всё, начиная с заглавия: автобус...

Я поняла: это стихи о родине, которую никому!.. никогда!.. – об этом?

 

344. "Про красную шапочку"

Всё ухнуло в общий пирог под волчью тему, и козлята, не открывшие дверь, и Красная Шапочка с "Беларусьфильма", и бабушка с ушами, и политические аллюзии. Вопрос, съедобно ли. Мне как-то не пошло...


345. "Я придумала мир"

Вообще-то такое уже давно напридумывали другие.

Как понять:

всю неделю усердно молилась и – ничего.

- в каком смысле?? Ничего не вымолила, или, мол, всю неделю молилась и ничего, не померла, попривыкла? Я села бы специально сочинять – не смогла бы.

 

Я придумала мир без крестов, где Он не умер бы,
где солдаты спасают людей во имя Его,
Он умер не из-за существования крестов, как я догадываюсь. (Старушка-процентщица умерла не из-за того, что еще в каменном веке изобрели топоры.)

А если солдаты спасают людей, приносят кофе в постель и вяжут бантики, то они уже не называются солдатами.

Распутала конец:

Я придумала мир для тебя, где нет не выживших.
Ты, пожалуйста, там подожди. Я скоро приду.
То есть мир, где все живы. Почему-то индивидуально: для тебя, но где все. Тот, к кому обращается ЛГ, должен ждать её там. Она скоро придёт в этот мир. Непонятно, она тоже станет невыжившей наоборот, т.е. в придуманном мире (значит, погибнет в этом)? Или речь вообще идёт о земном: он жив, она жива, скоро придёт?

Стихотворение, конечно, о добре и любви. Но, может, не писать о таких вещах так запутанно и наивно?

 

346. "Всё падает..."

Вообще мне нравится ритм и сбивчивая придыхательность, по-моему, это хорошо найдено, как будто дыхания не хватает ЛГ от непрекращающихся потуг взлететь.

Что бы я поправила: на такой короткий стих приходится дважды один и тот же сильный эпитет "подлый". И атом подлый, и земля ухмылялась подло, и этих двух раз достаточно, чтобы слово засело занозой: всё вокруг подлое... может, ещё слова найдутся?

347. "Неудачное время"

Если сравнивать похоронный анапест этого стиха с анапестом же "Автобуса"-343, то выигрывает (для меня) вот этот стих. Колокольное раскачивание размера как нельзя лучше доносит смысл сказанного. Ещё, ещё и ещё раз, с повторами "неудачное время".

Сознаю, стих не из тех, что растолкает собратьев и вскочит на верхнюю ступень, но это

ничего не значит. И пусть это просто монолог, зарифмованный негромко и неброско, пусть не пришпилены к нему никакие цитаты и многоходовые умствования, куда там; хватает связи этого стихотворения с нашей настоящей жизнью, чтобы этот стих был слышимым. Спасибо вам большое, автор.


348. "Тумены"

Да это небольшая поэма, можно считать...

Как кому – мне было очень интересно, картина прорисовывается густыми масляными красками, вводит в транс участия через сновидение, нет и речи о просто пересказе исторического сражения или нудного перечисления редких слов. Стихотворение удивительно имитирует... как бы это сказать, не работу археологов, но что-то сродни: медленно и осторожно, слой за слоем выметается вязкий песок забытья, открывая всё новые и новые глубины памяти, связуя прошлое с самым что ни есть настоящим.

Нельзя такие работы читать на бегу, на марафоне конкурса.

Из познавательного: я впервые прочла слова решма и тумены. Наверное, именно слово "тумен" и преобразилось в русском языке в "тьму": налетела тьма басурманская...

А вот второго значения лучин, имеющих отношение к постройке лука, я нигде и никак не нашла. Мне знакомы только лучины-щепки для освещения.

Из огорчившего: при такой-то работе над словом дважды встречается эпитет "сложносоставной": и лук в первой строфе, и облавы в одиннадцатой характеризуются именно так. И еще и

Лучины составляли сложно.

А вообще – грандиозная работа, конечно. Ни для каких топов, баллов, пунктов – да зачем они этому стихотворению?


349. "Муза титанов"

Из всего стиха просится вывод: не в свои сани не садись.

Какая-то гарпия-душа влетела в первую попавшуюся форточку и оскорблена тем, что там живут не такие, как надо: мещане, обыватели, тупицы и пр.. В стихе много слов посвящено моральному уничожению безобидного, ни в чем не виноватого ганса-макса.

Но зачем музе рвать поэзию когтями из чахлых мещанских грудей, если её заведомо там нет, и так бесноваться по этому поводу?


350. "В доме после зимней прогулки"

Трогательная лирика с оттенком " у овсянки запах нищеты". Сколько я видала таких семейств, храни их Господь...

Что касается собственно стихотворения.

Фантом пота (тающий снег на шубе) как-то чужеродно звучит, на мой слух. Пришлось останавливаться и всматриваться заново: что это?

И вдруг

"славный зверь был истерзан на зимней охоте."

Как-то смешивается всё вместе и неясно, может, его терзали и уморили только что? Но швы уже есть... Я бы немного расчистила и прояснила это место в стихе.

Кроме того, в стихе так настойчиво обыгрывается эта шуба – одна на троих, что невольно начинаешь думать: а что надевали остальные? Дома они поют под одной изношенной шалью, но в одной шубе втроем гулять не пойдешь.

Ещё:

"Рассыпается в прах позабытая шуба у двери,
и плывет над поющим семейством пером невесомым

неизбежный сюжет во времени скрытой разлуки
с лейтмотивом невечности всех поднебесных материй"

Из-за перехода в следующую строфу сначала кажется, что шуба плывет пером невесомым, сразу вспоминается "ни пуха ни пера", хотя грамматически всё абсолютно правильно. Может быть, что-то изменить в знаках препинания и не бояться точки после двери?

351. "Евины глупости"

Что-то у меня не складываются три столетия.

"Бытие 5:3 Адам жил сто тридцать [230] лет и родил [сына] по подобию своему [и] по образу своему, и нарек ему имя: Сиф."

А Сиф был третьим сыном.

Будем считать это поэтической вольностью.

На мой взгляд, очень уж безыскусно, кроме того, с постоянным открывающими строку одинаковыми патронами: Евино тело... Еве светло... Ева не знает... Ева тоскует...

Почему Ева постоянно остается одна "вечерами тихими", никак не могу понять. Куда он ходит триста лет?

И если Адам не берет никакого яблока, кто тогда, пардон, пишет и читает этот стих?

Стих смешивает наши реалии с параллельным изображением аутентично-поэтических картин "как-это-было", но мне такой стиль не близок... Извините, автор. Я не принижаю вашу работу, стих не вообще мимо, он – мимо меня.


352. "Элегия про № 390904"

Вот так вот, не элегия номер... , а элегия про номер.

Зарисовка с сюжетным финальным намёком. Меня не очень впечатлило. Таких рассуждений можно накрутить на сто строк, было бы желание. "Числа это тебе не игрушка, числа это гармония мира", да мало ли что...

У меня с числами плохие отношения, и у них с мной тоже. И перемен не предвидится.
Между прочим, если учитель пальцем показывает на корабль

"с во-о-он тем бортовым номером".

то что, собственно, плохого случилось с кораблём? Стоит себе в порту.

 

353. "Говори"

Расставляй по росту солдатиков на окне,
- это не жена Брамса пишет?))

Серьезно – даже сказать нечего. Такое преданное мурлыканье, каких много: говори, любимый, а я буду слушать.

Простите, автор, я слишком взрослая для такого стихотворения, не могу оценить.

 

354. "На лоскутном ковре зари"

"Наш уголок я убрала цветами". Варя Панина.

Безмятежность стиха прямо зависть вызывает. Какая незамутнённость ничем...

 

355. "Долгое скольженье"

Приятный патриархальный стих, переходящий в возвышенную теорию неизменности сердца и любви даже при катастрофе.

С этого места я (лично я) не могу читать и воспринимать эти теоретические заверения предполагаемого Иова ("дом разрушен, лик обезображен") всерьез.

Это в стихах всё представляется красивым, элегантным, со светом ушедших любимых и оставшейся легко отзывающейся, даже в несчастьях, певучей душой. Не дай бог узнать ЛГ(автору), как оно на самом деле. Не поёт душа. Какое там.

"...мир огромный, в тысяче заплат,
всё так же прочен."

Это поэтическое заблуждение.

Колоссальное заблуждение.

Это только в стихах.

 

356. "3-я Рыбинская"

Впервые вижу, чтобы табличку(?) улицы называли этикеткой.

Замотаешься, никак не выбраться,
Щиплет мороз Мыс Надежды, укоряя
Трафик в оппозиции к новостям.
- как сложно-то. Это про то, что нос мерзнет на остановке, извините мне мою приземленность?

Это самое премудрое место для меня в этом стихе. Сам стих такой мирный, просветленный, понятный, но вот этот сложнейший смысловой завиток в нем остается – как комок в детской манной каше. (Сравнение такое привожу не для обид, а из-за близости к ряду "домашних" аллюзий ЛГ: баюшки-баю, вязанье на спицах.)

 

 

357. "Обыкновенное"

Вот вам вся человеческая обыденная вселенная в разговоре двух женщин, и никакие диалектные угловатости не помехой настоящему. Никаких крыльев и пророков, муз в форточку, стенаний и призывов, Брамсов и пшукиных... ни к чему они этим двум.

Выстроено, продумано, спланировано автором? Вероятно, да. А чем это плохо? Мало ли было стихов, написанных душой, как дамы любят выражаться, что читать невозможно.

Пусть этот стих в чем-то – театрализация, пусть на него батрачит целая драматургическая система, неважно. Он трогает, он вызывает сочувствие, он – не навязывая – показывает мне, как читателю, то, чему я могу сопереживать. Замечательное стихотворение.

Атмосфера конкурса чем-то вредна стихам. Читатели (и я в том числе) настроены на заполошный галоп вдоль множества текстов, критикнул – поскакал, плюнул – поскакал, похвалил – поскакал; а разве так надо читать стихи, чтобы действительно их узнать? Вот и пытаюсь останавливать коня, как предписано.

О тексте.

"Соломенные стебли от сарая" – как-то странно. Как будто детали от механизма.

(Всё хочу сравнить... с чем бы? Да хоть со стихом про аспиранта. Там тоже, казалось бы, описание незаметной мелкой жизни, а какое разное воздействие.)


358. "Круги Вавилонской башни"

Хорошая мысль, хоть и не новая, что отражение горы в земле – это яма.

Загадочные комбинации падежей, запятые как падающие звезды, странные сочетания слов, – всё как набор "сделай сам".

Сначала

"Но гора равна, оказалось
подземелью Дантова ада."
Это сказуемое оказалась – или вводное слово оказалось? В первом случае одна запятая лишняя, во втором одной запятой не хватает. Что думать?

Далее одно предложение, оно же – строфа.

Круглым ярусам башни – ступеням
Как зеркальное отражение –
Круги ада, подземные тени, -
Глубиною земного падения.
Ярусам-ступеням (дат.п.) – круги (им.п.), тени (им.п.) –глубиною (твор.п.) И все они друг другу – что?

Какой-то некто из стада "возвысился к небу", и у него много языков ("станут все языки его немы") – что за создание?
В общем, это всё пока ещё совсем не стихи. Если очень мягко.

 

359. "Нас сделали из звёздной пыли"

Опять мы. Все разом.

Какие мы, однако, разные, если вспомнить стихотворение про кутят, которых выбросило в жизнь из чрева, там тоже мы, мы, а судьба и лексикон разные. Сравнить "титьку чужой матери" и "крыла консоль" – дистанции огромного размера.

Стих идеально укомплектован высокими поэтическими образами. Много заглавных букв, Дух, Творцы двужильные, которых так легко оказалось "сгубить", всего-то "потеребив жизнь" (тоже мне, двужильные), столикий космос, крыла консоль, неистовость погони и мой любимый палач.

Плюс однообразие глагольных рифм, только и остаётся в голове, что "тили-тили": слепили-сгубили-спалили-растили...

Кажется, ещё есть над чем поработать.


360. "Четвертый Рим"

Вафель (и туфель – на будущее), если что. А не вафлей (и туфлей).

Стихотворение нестандартное, вообще в смелости многим авторам не откажешь, у меня бы вот воображения не хватило снег воспринимать пикселями (не в этом стихе), а мироздание пломбиром. Но у меня свой потолок развития.

Не могу из-за этого сразу сказать, что не моё, честно стараюсь вжиться. И чувствую, к сожалению, только вычурность образного ряда.

Интересно, что в стихе пол-литра и детское мироощущение взаимозаменяют друг друга:

Мир наподобие сливочного брикета -
Времянка между двух вафлей, где без пол-литра
Или детского мироощущения не выжить.
Непонятные мне запятые превращают сказанное в загадку:

Кто-то с детства учит взрослеть – вы же,
Поддерживать температуру замороженной массы.

*

Кто-то с детства учит взрослеть – мы же,
Атомы сливочной замороженной жижи.
Как понять-то?
========================================================
361. "Бесприютная жизнь. Представление в трех частях"

Странным выглядит Будда на средне-русском равнинном стихотворении. Тут и "беда-открывай-ворота", и "взашей", и "люд честной", и "бомж" – и вдруг такой чужеродный образ.

В концовке

Очень хочется думать, что все люди братья;
хочется приласкаться и приютиться,
но куда податься, если весь белый свет теперь заграница?
интонационно брезжит что-то от

"Равенство, брат, исключает братство.

В этом следует разобраться."


362. "Молитва"

Где у чёрта сердце?
Где у бога мысли?
Чтоб один заметил,
А другой услышал.
Очень хотелось бы получить точные указания, кто из них один, а кто другой. У кого сердце, тот чтоб заметил, или по-другому? Это многое прояснило бы во всем стихе.

Стихи – ну приходится же это сказать – петые-перепетые. И новых слов в песне пока не встретилось.

 

363. "Бред"

"Мазохизма крыло пролегающей степени"
- вот это просто в точку. Больше ни за что не буду жюрить. В последний день конкурса

из укрытий двинулись и аксакалы, приберегшие, и "чечако", наваявшие. И все хотят жахнуть – и удивить. А я читаю это всё и чувствую себя корнеплодом ужасного подсвечника, спасибо автору этого стиха, я бы никогда не нашла определения, а он так вот запросто...

 

...и гигантский запас оружейного масла разольётся на землю, и солнце погаснет, и ракета ударит в жильё, и раскатятся головёшки, картинки, и грязные скатерти,

"и порвется серебряный шнур, и расколется золотая чаша..."

вроде бы уже кто-то такое писал?...

 

"не будет добра в этом по́длом поместье, в котором собрались бароны со смердами делить шелуху с маринованной вербою, отрыжки от вин с про-германскою брюквою, арабский бензин с сахалинскою клюквою."
- вот это ужасно понравилось, люблю про баронов. Ещё бы поименно назвать, эх!

 

Очень тронули расставленные ударения, спасибо, а то ни за что бы не прочла. В гардемаринах так даже два ударения. Два раза спасибо.

 

364. "Прошлое"

Патина – с ударением на И, вопреки расхожему мнению, хотя некоторые словари допускают и на первый слог, видимо, уступив гласу народа; ну так недавно и кофе кастрировали, утолив народные чаяния.

Стихотворение умиротворённое, без бурь, немножко с блоковской кобылицей. А в общем – приятное, но без особой "езды в незнаемое", имхо.


365. "Автобус"

Ей-богу, это должно быть в рубрике "Вырежи и сохрани". Так я и сделаю.


366. "Возвращение"

Нужно отметить положительный настрой автора. Мог бы посвятить стихотворение проклятию дальних миндальных земель ( а названия-то у них есть?), а он сосредоточился на позитивном моменте возвращения к рублёвским березам, не пожалев красок.


367. "Ящерка"

О верлибре этом думаю, что он не самый яркий опус автора. Если на того думаю. Но достаточно для него характерный: построением, темпом, подходом к финалу, мудростью... Неброский стих, но весомый.

368. "Очи"

Какое-то офтальмологическое стихотворение. В нормальном зрении Творцу отказано, но нарушения исследуются досконально.

"Что оку близорукому, возможно ли постичь
судьбы пути далёкие и замысла величие?"
Рифма "постичь-величие" – это свежо.

"Что оку дальнозоркому, - как ныне, так и впредь
не повидаться с младостью, но к зрелости — прозреть."
- вот странный вывод. Дальнозоркость – не слепота всё же. Видимо, у автора была задача обыграть зрелость и прозрение.
Финал хороший: за всеми глаз да глаз нужен. Это точно. Особенно за стихотворцами.

 

369. "Перпендикуляр"

В этом стихе ценно просто каждое слово. Словно тезисы какой-то партии.

Мы!

...когда в бездумном абордаже
мы начинаем всё крушить.


Разрушив таинство надежды,
мы обнажаем без прикрас
всё то, чем дорожили прежде,
всё то, что чуждо нам сейчас.
Не знаю, о чём речь, но, может, не стоит прилюдно?


370. "Синдром"

Миниатюры опасны тем, что там все шероховатости (хоть про гололёд пиши) ещё больше на виду, чем в стихе покрупнее. В длинном стихе нет-нет да и замажется огрех соседним словом или удачным оборотом. А в таких крохотках надо вылизывать всё, как медведица бусинку медвежонка (медвежата рождаются весом в полкило).

Инверсия в таком коротком стихе (с короткой же строкой), на мой взгляд, недопустима. Остаётся занозой.

И хотелось бы знать, где это – "мыс сотворенья"?

371. "Departure"

"Ложе памяти греть кожей мысли".

Я даже не знаю, что сказать об этом стихе. Перечитывала несколько раз, пытаясь вот так, упрощая и вынося за скобки, разобраться в значении предложений. Чтобы понять что-то кроме базового, что ЛГ уезжает. Поняла, что от памяти никуда не уедешь. И это правда.

Стих слишком замысловато сочинен для меня. У меня не остаётся чувства стихотворения после распутывания смысловых узлов, поэтому ничего определенного сказать не могу: вряд ли угадала задумку.


372. "Степь"

А ведь уже был стих с повторами. Точно, был.

Пейзажно-дорожное стихотворение с эффектом эха. Так чтобы зачиталась, не могу сказать.

Вот это не поняла:

"Чахлый кустик белены держит корни,
Только замуж не берёт, яд есть яд."
- это примета какая-то? И что значит: кустик держит корни?

Очень странные, несовместимые по смыслу сказуемые даны кургану в предложении про крапиву, получается: курган то ли выспался, то ли лёг.

373. "Портал"

Хорошее стихотворение, целая баллада с тайной и мистикой. Читать интересно, а разве этого мало?

Извините, автор(ы), начиная с этого стиха мне столько надо успеть дочитать, что мои заметки вынужденно станут не такими многословными, как я себе позволяла.

(А может, так оно и лучше.)


374. "Строка"

Больше всего меня удивило, что автор на короткой ноге с Гомером, Аристофаном и Овидием, раз так легко объединяет их общими потугами на умственные усилия. Что там за стрела или "острия горячее зерно", зачинающее новые жизни, разбирать некогда. Наверное, по Фрейду, – просто стрела. Когда в финале доходишь до "этих двух", судорожно начинаешь искать в ближайшем тексте, кто "эти двое", поднимаешься в поисках по строкам всё дальше и с каким-то даже чувством вины упираешься глазами в "этих трёх" (имена см. выше).


375. "На Ваганьках"

Скорбной аллеи ограды чёрные,
Древних старух, молодых вдовиц...
Прикосновение к миру горнему
Строгой морщиной коснулось лиц.
Поскольку стихотворение, условно говоря, "пейзаж с фигурами" с натуры, без потусторонних сил, вполне земное, то и вопросы к нему очень земные.

Что это за предложение:

Скорбной аллеи ограды чёрные,
Древних старух, молодых вдовиц...

После запятой после оград – почему старухи и вдовицы в родительном падеже? Ограды старух и девиц? Мужчины не умирали?

И удивительно, что лиц коснулась одна строгая морщина.

Я совершенно не претендую на доскональное знание Ваганькова, но из-за его престижности вряд ли бы там оказалась хористка оперы, если только не столетней давности захоронение. Скорее, солистка оперы. (А "хористы" терпеть не могут, когда их так называют. Они – артисты хора, и именно так ним обращаются в театре, такая этика.)

Я уже совсем не о стихах, извините, автор. Устала просто.


376. "Притча о страхе"

Прямо алгоритм первобытной охоты выписан. Читать было интересно, вообще хорошее стихотворение.

Написание притчи, конечно, требует особого подхода в стиле и языке, чай, не частушки, но иногда встречаются такие неловкости, что объяснить их трудно.

"Где равнины вибрируют от копыт",
- а горы от рогов.

Может, всё-таки от стука копыт, топота? Завибрировать можно от удара, прикосновения, а не просто потому, что на свете есть копыта.

"...накрывая ступнями её следы..."
- то есть попросту по её следам. Накрывать ступнями – это надо же придумать...

Иногда словесные конструкции выглядят очень тяжеловесными:

И она, сиротливой тоской стреножена,
принимает погибельной доли кладь.

Хотя, может, это авторская манера. Интересно, это не ваш мальчик, "скейтбордом влеком"?

 

377. "Фантазии дилетанта над книгой по этимологии"

Очень актуально!

" ...разум свой волоком
До последних страниц дотащу ли?"

Это про меня.

Из-за спешки некогда оценить глубоководный смысл скобок, понаставленных по тексту гуще духовных скреп. Это какой-то код Да Винчи. Прочла пару раз что-то вроде хол/гор и вспомнила Маяковского:
"Сядешь и моешься"...

Первая часть понравилась, хорошая стилизация. А дальше с этими акколадами какая-то химия пошла...

 

378. "Перелётные"

Всё-таки числительные должны сочетаться правильно, разве нет? Получается "караваны летят как дитя".

Стихотворение меня тронуло и обрадовало (если такая грустная тема может радовать) неравнодушием. За птиц и за людей, за всё живое, за которое мы – легко пробубнить как по писаному – "в ответе", а на деле от нас ответа никто не ждет и нас, чумазых, не спрашивает. Ни нас, ни птиц.

379. "Деревья"

С необъяснимой судорогой членов пришлось прочесть творенье это в коем мне не досталось ни крупицы счастья которое могло бы мне доставить прикосновение к не столь большому как попросту высокому искусству о чем я сокрушаясь безгранично решила всем поведать не надеясь что кто-нибудь разгадку мне подскажет и подчеркнет таинственную прелесть отправки дивных конкурсных творений без запятых и прочих финтифлюшек в последнюю осеннюю минуту с расчетом на триумф и сотрясенье и откровенный треск рукоплесканий на изобильной белизне пространства как

(Ну и хватит, пожалуй. Я добрей.)

380. "Аллюзия"

Стихотворение очень понравилось, финал разочаровал традиционностью. Так ждала! вдруг автор нашёл такие необыкновенные слова, каких еще никто не находил! Но всё приходит к вполне предсказуемой тонике.

Всё равно замечательная работа. Кажется, как просто, а попробуй найди:

Жизнь побеждает смерть. Прочитай иначе!

================================================
381. "Так же весною..."

Трагическая судьба у Ники Турбиной, что и говорить. Но, мне кажется, вот так сводить всё к привычной легенде о неземном поэтическом создании значит лишний раз подтверждать закономерность её гибели. Человеком она была, а не звездочкой, эльфиком, ангелочком для возвышенных эпитафий; человеком, со всеми её метаниями, припадками и выпивкой, и лучше бы о ней написали правдивое стихотворение, как и о том, что выпала она, перебрав, из окна, а не из тела эфирного создания с опалённой пением душой. А этот образ ей данные стихи упорно продолжают навязывать. Имхо.


382. "Птица"

Не первое стихотворение на эту тему, и как горесто и зловеще. А что нам остаётся?

Спасибо, автор.


383. "Консервный ряд"

Ну, симпатичный перепев повести Стейнбека, по имени, кажется, только Мак не назван (ах да, он – это ЛГ), остальные вполне присутствуют. Такие стихи приятно писать, но потом перечитывать скучно (самому скучно – это только мой личный опыт). Книгу читала сто лет назад, уже всё смазано, плохо помню.


384. "Bossa Nova"

Что мне сказать. О музыке писать трудно, а читать иногда ничуть не легче.

Я честно прочла, но не уверена, что смогла в полной мере воспринять стихотворение= смесь двух соло: философии и кул-джаза.

 

385. "Ничего не может быть осеннее"

Каждый раз поражаюсь: что такое есть в душе каждого пишущего, что заставляет его тысячный раз писать об осени? Но это почему-то так: минор этого времени года идеально совпадает обертонами с природой человеческой печали. Наверное, нет ничего естественней этого; как ни старайся, если грустно – пишешь об осени. (Если уступишь порыву, конечно. Ведь есть и сильные личности)).

Спасибо за лирику. Есть некоторые штампы – оголённые руки деревьев, листья-монеты (пятаки) – ну так что ж...


386. "В голове"

Осталось странное чувство, что автор выполняет задание: держаться ботанической линии и всё подвёрстывать под неё. Как портреты у Арчимбольдо: репка, тыква, огуречик, получился человечек. А тут получается портрет города. Вот эта – на мой только взгляд, конечно, –"натюрмортность" стихотворения не даёт мне увидеть в нём нечто большее, чем умелую поделку.

Тебя и сотни тысяч мирных тварей,
наивно посчитавших, что узнали
твои секреты, тайны и детали,
он высушит в убийственный гербарий.
Вот этой строфы не понимаю вовсе. Тут что-то мутное. Неужели сотни тысяч тварей (жителей) все как один единодушно считают, что знают все секреты ЛГ? При этом они – все сотни тысяч – оказываются наивными, то есть ошибаются. Почему сотни тысяч тварей вообще заняты тайнами и деталями одной персоны? Но каменному ловцу все одинаковы: он всех "высушит в гербарий". Почему не "в гербарии", не "для гербария"? Мы же не говорим "сварить в суп".


387. "Минуты ради"

Такая спешка ради минуты, что даже лишний слог в "чтобы" в первой строфе недосуг убрать. И так сойдет.

"...язык лепечет на ходу
совсем не то, на чём отточен,
а всякую белиберду!"
Соглашаюсь.

388. "В багровых тонах"

Ещё один торопливый стих. Рифмы только в четных строках, ну и ладно, мне что, больше всех надо? Особенно удалась "числа-черта".

"В бесконечный анфас" солдатских лиц очень понравился. Это как? Всё равно что "на в лицо".


389. "Домино"

Симпатично, простовато, предсказуемо. Целых три плюса.


390. "Посвящение Саше Чёрному"

Стихотворение занятное, спасибо.

Я-то думала, это кот пишет ("ленивый, кашеманный", "я шею вытянул и спину, стал недвусмысленно упруг"), ан нет, это поэтище.

"И я, ленивый, кашеманный,
стоял у белого окна,
глядел на снег, тяжел и липок,
на крыши с небом без границ,"

Может, автор считает, что краткими прилагательными "тяжел и липок" он охарактеризовал снег, но грамматически выходит так, что он говорит о себе. О снеге естественней было бы сказать полными прилагательными: глядел на снег, тяжелый и липкий.


391. "Служивый"

Оба эпиграфа буквально и фигурально нависают над текстом, оставаясь чуть ли не главнее него. Ясно, что эти козыри где-то должны сыграть, поэтому стих остаётся в подчинённом положении, как всякий служивый. Если Вишну предъявили сразу – весьма притянуто, надо сказать, то падежей пришлось ждать подольше, их приберегли к концу. Каким образом пёс отнимает у смерти именно падежи русского языка (он сам об этом знает?) за право жизни каждого ребёнка, мне осталось неясным.


392. "Городское"

Какое же хорошее стихотворение. Как всё взвешенно, как подано. В нескольких минутах жизни ЛГ можно прочесть всё: и его, и пространство, и время. Вот так без назиданий, созерцая, тихо и чисто дышит поэзия.

Поправила бы для лучшего согласования глаголов: "Закурив, глядишь на переулки..."


393. "Та, которой не стало"

Позвольте мне пропустить. Не хочется разбираться в хромающих оборотах в стихотворении на такую тему. Рассчитано на трогательность и сдобрено такими душещипательными выдумками, вроде "напечет новый вторник, сварит свежую среду", что сил нет. Еще и с такими находками как

"И, ответственна в корне
В отношенье к обеду."

Просто какая-то пародия на язык Платонова. К чему это здесь?

 

394. "После грозы"

Всё у меня шло хорошо, и стих был радостным, пока не дошла до "играется, рябится". Уже сил нет воевать с безмятежным убеждением, что эти глаголы могут быть возвратными. Боже мой, ну мы же все неравнодушны к слову, раз нам втемяшилось в голову любить русские стихи. Откуда засели в речи эти играюсь, извиняюсь, убираюсь, скупаюсь и т.п.?

И ведь хороший стих. Срочно на операцию.

395. "La clé"

Ну всё же не костный мозг, прикипевший к автобусным сиденьям. Во Франции всё легкомысленнее происходит, даже если старушка с карниза грянется.

Как всё-таки выручают записных остряков стереотипы, особенно национальной направленности. Попробуй так про какую-нибудь бабу Лизу написать – заклюют, клю-клю. А про Францию всё можно, их не жалко.


396. "Сороковой"

Как-то сразу стало ясно, что значит сороковой. Не на "довойну" же думать.

Какие тимпаны, однако. Просто хочется читать стоя.

"Во прахе и крови скользят его колена..." – навеяло.

(Давно не встречала такой патетики. Даже оперы Верди слегка блекнут. Так и ждёшь: "К завтрашнему дню всем знать наизусть!")

Совершенно не могу разделить.

397. "Закольцованный"

Можно поздравить автора, в сайнс-фикшн много встречала временных спиралей, в стихах, кажется, нет. Если трактовать стих с расширением смысловой петли, получается, что "мы" (не рискну ткнуть пальцем в страну) мотаемся по кругу и в развитии не выше восьмидесятого. Это ещё если на золотую мою столицу ориентироваться, как всегда.

Вообще-то я домысливаю, и весьма вольно. Сказали же авторитеты, что поэзия должна просвечивать. Вот я и стараюсь, сэр.


398. "Ей точно не стать"

Былина о самодеятельном психотерапевте. Не бьет в цель, но попадает, я имею в виду, что в выразительных средствах не задействована тяжелая артиллерия. Хорошие негромкие стихи.

Но ко всему негромкому у нас принято относиться так: себе на уме. С чего бы, мол, ему тихо появиться к концу списка, это неспроста. Значит, всё просчитано, и пошло-поехало...

А стихотворение мне нравится. Зарисовка такая жанрово-психологическая.


399. "Не сюр"

В переводе на человеческий "уморно" – это уморительно, "мокрый синус звуков" – непереводимая игра слов, а "не сюр" – это не суть. Вот так я к этому стиху и отношусь. Искусство перевода.

"На руках прилив рояль послушно вынес"
- а кого он послушался, автор? Допишите, а?

 

400. "Иногда мне кажется, что и меня здесь нет"

Финал выглядит наиболее естественным во всей этой длиной речи, что играет стихотворению на руку. Ведь оно и говорит о несвободе, вынужденности, задушенности и выглядит как сжатый кулак, бутон, раскрывающийся только к концу – именно потому, что "больше так не могу". Мне понравилось, очень.

Несколько длинновато, балансирует на самой грани, чтобы из осмысленного, густого текста соскользнуть просто в то, что начинает чувствоваться "нытьем". Это сложная вещь: где остановиться. Сама знаю.
=================================================
401. "Пусть кто-то другой"

А вот и песня к концу.

Широко забирает. От реактора до бабульки.

"Народ сапогами скупой лёд утюжит.
Бабулька зевнула – и хрясь!"
Так и ждешь продолжения: "Левая– хрусть! пополам..."

402. "Жить проще"

Что ни слово, то находка. Жить проще, писать пуще.

Простите, автор, но (мне) это пока никак, имхо. Понимаю, малая родина, бабушка, теплые чувства. Но выразить-то надо, чтобы и читающего (и меня) согрело, задело, тронуло...

"Ждали рябину — взошла бузина"

Я не большой аграрий, но как это возможно? Как будто зубы дракона взошли, словно поняли только по росткам, что не то. Глядели в землю и ждали: когда же взойдет и заколосится рябина? А взошла бузина. Но сразу с ягодами.

"Каяться в яблоках"... У меня совершенно против воли устойчивое "в яблоках" вызывает образ коня.

"сколько — гляди — если сжать уголок,
ягод и яблок"
Не понимаю волшебства. А если не сжимать уголок?

P.S. Закат можно и не кликать, всё равно придёт.

 

403. "Помпеи"

Простите меня снова. Но избранная интонация мне кажется нарочитой, своего рода приёмом с налетом кукольной наивности, как в немом кино: вот очень-очень страшный поток лавы, но маленькая служаночка встретит его "кротко"!

"Даже когда невкусный горячий пепел
Нежно в себе оттиснет твои черты –

Встретишьь его беспомощно и нелепо,
Кротко и удивлённо до немоты"

- как это представить, такой эффектный кадр? И как можно встретить пепел, который уже оттискивает твои черты?! Стих даёт ответ: удивлённо.

 

"Ужас твой не проклюнется, не проснётся,
Не разольётся стылой волной в тебе,
Даже когда по улицам хлынет солнце,
Грянувшись с потемневших своих небес" (своих, не чужих)
Как это возможно? Газ на кухне рванет – и то ужас, а тут лава, а она ничего, стоит себе, глазами хлопает.

На мой взгляд, это самая что ни на есть лаковая мизансцена, срежиссированная автором: кому-то одному (миленькому и маленькому) сочувствовать легче, чем всему городу скопом; ну подумаешь, их там было больше. Прицел сфокусирован, и эмоции персонализированы.

Невинный тон и щебет стихотворения кажется мне искусственным, извините. Это больше похоже на "живые картины", была такая забава в прошлом.


404. "Осень"

Настроение есть, но как-то... не очень впечатлило. Просто обкушамшись уже. Не вина автора.

Остановили меня "пролапсы" – никогда раньше не слышала.

"И радуюсь, когда твои
Оттаивают осень руки."
- это что-то невообразимое.

Вообще во всем стихе, в его разлуке, движению навстречу, облетающих фонарях, обесцвеченности яви очень отдаленно покачивается отзвук "дней,впадающих в зависимость от яви, с моей недосягаемостью в ней."

Никоим образом не плагиат, просто напомнило.

 

405. "Последний сон"

Эпитафия, она же "скорбный лист" – так раньше официально называлась "история болезни". Даже ибупрофен внесен.

При всей возвышенности чувств, положенной этому жанру, текст из свежайших, тут шерлоком не надо быть, и явно не вылежавшийся (прошу не усматривать в этом слове ернических подколок по отношению к сюжету).

На мой взгляд, такое лихое сравнение, как "покойник, свободный как разряжённый ай-под" (это разрядившийся?) – извините, кощунство. Вы так скажете о "своём" родном умершем? Ещё в стихе есть ошеломляющее "уйдешь по-канадски легко". Долго соображала, как до такого можно было додуматься, и не перебраться ли в Канаду вовремя, раз там так, потом еле поняла, что это сложное эхо от "уйти по-английски", т.е. не прощаясь. Стихотворение чувствительное, но требует доработки, по-моему.


406. "Кулачок"

Попытка интересная, но, на мой взгляд, эти ладушки и ути-пути, сдобренные "серьезными" вкраплениями "взрослых" строф, дают вполне ожидаемый результат, название которому эклектика. Разностильность и разнобой.

Почему бы не собрать эти растопыренные по всему стиху пальчики из кулачка в нормальную строфочку... извините, в строфу, с уместной интонацией открывающую стих?

Работа не вызывает ни умиления, ни особенной симпатии (лично у меня, конечно). Перепрыгивание из одного эмоционально-речевого строя в другой и обратно только утомляет, чтобы не сказать большего. Такой вот я сухарь.


407. "По грибы"

Даже при передаче разговора с ребенком, избежать бы излишних уменьшительных суффиксов. Во мне ещё не разжался кулачок из предыдущего стихотвореньица, как всё началось заново.

Вообще стихотворение мне понравилось, и это практически единственная (зато серьезная) моя к нему претензия.

Ещё очень удивило, что ребёнку говорят:

"Ну, доставай из шкафа старый надёжный джут!"
- неужели так и говорили дома? Не говорили "веревка", "бечевка"? Для меня джут в детстве был словом совершенно книжным, далеким, наряду со всяким бетелем, пенькой, пиастрами и прочим.

Чудесная концовка у стиха. Одна "своя корзинка" сколько говорит.

 

408. "Погром"

Вот очень хотелось бы остановиться на лучшей строке стихотворения: "начинай умнеть".

Ни убавить ни прибавить.

Вот за эту удачу – жирный плюс, даже прямо крест. На весь стих, брат.

Панов, значит, женщин и детей...

Позвольте воздержаться.

409. "Калыханка о кошке"

Хороший стих, спасибо. Вот уж не разочаровавшая концовка, а самая что ни на есть естественная. Чего не наговоришь дитятку заплетающимся языком...

...было бы дитятко...


410. "Когда осыпется картина"

Планы холстяной рубахи на конец света ещё никогда не читала. Вот довелось.

Страшно уточнять: а что это – хлопья жухлого ватина?

Недочитанная повесть в "устах" рубахи – это что? В общем, с рубахой есть о чем поговорить, уточнить детали предстоящего.

411. "И довольно об этом"

Хорошая лирика, очень красивое любовное стихотворение.

Удивило меня то, чего не просит ЛГ; по теории просвечивания поэзии – именно того, что ему нужно. Конечно же, ему хочется ладони в ладони, это ясно, но вот просить ("не просить") заминку в дверях? Улыбку или объятия он "не просил бы" больше, мне кажется.

А впрочем, это очень мелкая деталь.

Это доброе и теплое стихотворение о любви. О той, что говорит о себе скупо вслух, а большее хранит внутри, не расплескивая словами.

 

412. "Наша жизнь полна обмана"

Ну что ж, каждый решает сам, какова будет его жизнь.

Надеюсь, последний раз вылезло это незаурядное "мы" в стихах.


413. "Не"

ЛГ, вскочивший на последнюю ступень фартового трамвая конкурса, думаете, вас не узнать? А впрочем, как хотите.

Развести мосты губам – надеюсь, речь не о зубных мостах?

"...не пойми меня правильно"
- да ни в коем случае. Я очень послушный читатель.

 

414. "Полочка"

А почему здесь не ввернута просьба ЛГ, как надо понимать? Очевидно, предоставляется свобода действий.

Стихотворение мне понравилось, честно говоря. Несмотря на дикий натурализм (а вы представьте автора, он же только того и хотел, чтобы всех спровоцировать и скалиться из засады), в нём (стихе), как расчлененная дриада, по кусочкам припрятана мысль о душе вещей, обо всем живом, что пульсирует или теплится еще в нашем обструганном мире. О том растерзанном и убитом, о чем мы каждый час узнаем из новостей, и к чему привыкаем за минуту.


415. "Метель в твоем городе"

Тоже интересное стихотворение, правда, читалось мною легко ровнехонько до Дороти; дойдя до неё я привычно начала искать ориентиры. Дороти, которая Элли? Или "лучшая в городе девочка Дороти"? до конца поэтому дочитать без остановки не вышло, и внимание распылилось, хорошо хоть не героиновой метелью.

Понравилось.

 

Со всеми прощаюсь и всех благодарю.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

.