21 Октября, Суббота

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Майя ШВАРЦМАН. "Дневник читателя" или "Замечания для себя". Часть вторая

  • PDF

shvarcmanО произведениях Международного литературного конкурса "Кубок Мира по русской поэзии - 2016".



Майя ШВАРЦМАН

ДНЕВНИК ЧИТАТЕЛЯ или ЗАМЕЧАНИЯ ДЛЯ СЕБЯ


ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО - ЗДЕСЬ

(ссылки на все конкурсные произведения - здесь)



161. "Мне обещали"

А понравилось. При писанном-переписанном настроении – вот ведь повернулось всё знакомое какой-то новой гранью.

Споткнулась я, конечно, при переходе от строфы к строфе при "обесточенности": не стоят точки, и я не знаю, как верно понимать:

и на глазах смелели птицы,
развязывая языки

и всё, или катить дальше:

и на глазах смелели птицы,
развязывая языки

арбузный ломтик освещая,

ибо запятые иногда помилованы, точки казнены. Там была точка? Это ужас как обязательно было делать?

И можно, что-то спрошу?

... но ни полслоВОМ о тебе
пророчествовать не посмели
- не будет правильнее?


162. "SON"

Как же страшно далека я от таких развлечений... не могу прочувствовать, оценить.

Нечто среднее, нда.

- ну сколько можно таким, как табаком трубку, строки набивать? Совершенно не моё, и вновь всё с диктофона персонажа. Не ставлю никаких отметок, просто отстраняюсь, некомпетентна.


163. "Сегодня ночью объявили нам"

Вот ловкий приём. Очень откровенно и ясно: всем крышка. Пока ЛГ-дитя (с недетской манерой выражения: "звук копыт довольно беспокоен", "пишите реквием, молите о мечте") пытается приспосабливаться к страшному, а папа трогает, неизвестно почему, фортепиано, всем просто каюк. Стишок дописать некому. "С точки зренья комара человек не умира".


164. "Мне повезло"

Не поняла. ЛГ всех будит и спасает при очередном накате тотальной смерти? Одному кричит "усни"(ед. число), а остальным "просыпайтесь"? А этот он – услышит? Его же бросили на краю земли и убежали всех будить?

Там досадное выпадение из размера на один слог в строке с горизонтом. И запятая между подлежащим и сказуемым: "пассажиры, наверно молчат" – не располагает меня к мысли, что стихи "вылежались" и готовы к конкурсу.


165. "Сон Мияке Тосиро"

Навеянный начитанностью.


166. "Озарение"

Эмоционально, хлёстко и даже вперехлёст. Честно говоря, я даже не сразу сообразила, от чьего лица такие страсти. Сначала вообще представился день десантника, когда такие ужасы в парках с фонтанами творятся, что девушку у ЛГ прямо из рук выдирают те, "кто повыше и кто сильней". Тут вдруг оказалось, что ЛГ женского пола, и десантники хоть на этот раз в безобразиях ни при чем.

Если серьезно, я просто не понимаю заявки стихотворения. Кто может отнять любовь? Злые силы, воля судьбы, р-роковые обстоятельства, соперница, "родители-против" – что там ещё бывает в молодости?


167. "Се ля жизнь"

Как всё быстро. Неужели такое короткое воспоминание, как моментальный сквознячок?.. по-моему, это не дотягивает до статуса законченного стихотворения. Даже не знаю, как оценить, перечитываю, недоумеваю. Знаете, когда думаешь, что есть ещё ступенька, и ногу ставишь – и проваливаешься. Вот примерно так и тут.


168. "Мир входящему"

Вселенский завсегдатай пустоты
невольно промышляет эпатажем.

Вот-вот. Я и чувствую. Уж не в соавторы ли его взяли в этом стихе?

Исходы не даются просто так,
сюжеты заплетаются как косы.
Теперь буду знать.

 

169. "Россия. Антракт"

Странное стихотворение. Агиткой не назвать, криком души... интересно, что это за душа так кричит.

У меня много технических вопросов. Как можно пить жалкими лотками? У меня просто никогда не было возможности пить лотком, уж каким ни на есть, а не то что жалким. Хотя сказано, что это может происходить только в храме. Как потеют моря? У кого прослыл мавзолей столицею мускулатуры? В общем, хочу всё знать.


170. "Хорошо забытое старое"

Да, что и говорить. Всё-то правильно. Но считать ли это поэзией? Укладывать стихотворение в ящик гражданской лирики? Назвать новой "Балладой истин"?

Кстати, не поняла первых шести строк – какое отношение эти сентенции имеют ко всем остальным? Чтобы приучить читателя к формуле?

171. "Варенька"

В предложенной разбивке строк еле разобралась с размером вот здесь:

Крепок стол был... Тёсаный, сосновый... Стародельный...

С той поры Рябой люто пил.
Потом сошёлся с новой.

Хорошее бы стихотворение с такими милыми сердцу неспешными подробностями, такой тонко подобранной лексикой.

С запятыми беда.

И есть странности, как

редких ос, опробовавших осень,
рамы заготавливают впрок.
всё-таки это очень странно сказано. Рамы заготавливают ос впрок. Редких, не каких попало. Породистых. Или немногочисленных?

Если бы всё было так написано, но тут текущий семейный эпос, не чурающийся прозаизмов, и вдруг такой модерн.

И вот этого не поняла:

Чей вихор вился за огорожей –
Не взглянула.

И чей?

 

(И, хотя бранился чин сановный)

- да ещё в скобках так странно, и, это кто?

С Акулиной тоже не поняла. Кто это?

Раз стихотворение явно сюжетное, охота же понимать, что к чему.

 

172. "Ангел безрукий"

Есть, есть небезупречные обороты : слова "эта бестолочь" никак не соотносишь со "временем" , просто получается, что какая-то бестолочь трет камень. Несмотря на то, что меня сразу бьёт в глаз "что б", стихотворение подводит к замечательному финалу, да и всё написано так выпукло, хочется сказать – тактильно. Перечитывала и врастала всё глубже. Очень пришлось.

(Запятые – зубная боль.)


173. "Безумец"

Обычно такие стихи не отмечаются на марафоне, вроде "сколько можно". А я его миновать никак не могу. Стихотворение погружает в транс заранее несбыточной мечты, читая все эти усыпляющие бы, ни на секунду не выходишь из знакомого всем сердечно-умственным людям состояния безутешной, но странно не смертельной ( а что нам остаётся) безвыходности. А это самокопание и самоклеймение...

Но ударение – пролитых (слёз).


174. "Стихи и стихии"

Удивительная напыщенность ЛГ. Очень верю, что "Русью пахнет".


175. "Мальчик"

Ощущение какой-то мультипликационности во всех этих кадрах, что-то пережато с манерностью, как на мой вкус.

Вот этот кусок

Может, и мы вдвоём,
страхов оставив россыпь,
тени пустые сбросив
в шорохов водоём,
снимем туман рутин,
сложим мечты в корзину,
крылышком стрекозиным
вздрогнем – и полетим?..

и немного далее выделяется чистой искренностью среди всех этих "кис-кис" и неуловимой атмосферы какой-то странной слащавости... автор, простите меня. Приведённая строфа – как глоток воды посреди сладкого компота.

Размер отличный, кстати, не просто в таком работать.


176. "ОФО"

Вот уж не ожидала, что такой книжно-головной ЛГ удосужится поставить ударение Тартар, превратив ад в соус. Ну что, писать "утрата доверия"?

Что касается сюжетности – ведь стих именно такой? – странно воспринимаются тетрадки, Фет и коньяк в номере, куда только что заселился ЛГ. Кажется, что они там уже были, чьи-то. Вот, что бывает "в доступных гостиницах".

Стихотворение не слишком приглянулось. Оно держится, странно балансируя между внешней иронией и каким-то внутренним самоотвращением. Не могу разделить это настроение.


177. "Мессии"

Как много у ЛГ своего, хоть раскулачивай. "Свой рельс" и "запах мой пота" (это особенно прекрасно! натуральное хозяйство), "на шпалах моих".

Что значит "за годы прогон я отстрою "скайвэя"? За годы прогонов или за годы отстроит один прогон? Бодро всё, конечно, как чечётка. Не знаю, дослушает ли мессия, к концу стихотворение что-то сильно размывается беседой с "одним там".

Мне не особенно пришлось, сожалею.


178. "Вокзальное"

Спотыкаюсь сразу на словах "поезда породы электрички" и дальше, как собака породы ищейки, настораживаюсь. Ну что стоило написать правильно?

Стих частит как колёса поездов, густо передавая эту звукопись. И вообще выглядит так густо, как стянутые к одному центру линии рельс-рельс-шпал-шпал. Щедрое стихотворение.

За спички обиделась. Почему уроды?)


179. "Считалочка (почти по Максу Эрнсту)"

Хорошо, что есть такие стихи на конкурсе. Просто хорошо, что лирики болеют чем-то кроме своего драгоценного я. Мне вот тоже последнее время не пишется о садах да ручьях...

Концовка с именем Джульетты мне показалась несколько надуманной, что ли. Я понимаю, что у считалочки должен быть финал "выйди-вон" или что-то подобное, но как-то именно Джульетта уводит в сторону... несмотря на соловья...


180. "Омммм"

Значит, слово силы. Так ещё иногда оперные вокалисты распеваются. Но тут точно не о них.

Хорошее стихотворение, и не меньшая удача, чем изъясненная жуть, его форма, не длинее, не короче, не затянутее, чем надо. Это я далеко не всегда умею.

Мускулы напрягаются читать, плотный текст, без пустот.

Правда, стрекоза напомнила сразу Карика и Валю.

Мне кажется, что персоналии вроде птицы Рух и Сириуса с Денебом лишние в этом стихе. Без имён было бы лучше, нет?
==========================================================
181. "Не Соловей-разбойник"

Я пропущу, можно? Глобальный проект по ликвидации грамотности удался.

Своего рода шедевр, конечно, не отнимешь.


182. "Если честно"

Симпатичный стих. Сам, как косой взгляд, вроде так, мимоходом, как реплика "в сторону" в классических пьесах. Сказано, а кто надо – услышит.

(...а "заоконный" – вместе пишется, если честно)


183. "К деве"

По-моему, замечательно. Какая свобода владения словом, ритмом, созвучиями, ударениями и паузами, техника блеск. А что лучший и талантливейший, так не скопирован, а как раз подколот, по-моему. Мол, рядом не лежал. Ну так и не мавзолей. Никакой поэтической мертвечины в стихе. Живое яркое стихотворение.


184. "Моисею"

Концовка на уровне. Что меня поднапрягло – выбранный размер. Это слишком массовый марш под барабан, парад по брусчатке, такое скандирование в приказном тоне (забери, уведи, пусть, пусть, пусть), что трудно притормозить и проникнуться тишиной финала, когда приходит время, его смыслом и ценностью. А ведь они есть.


185. "Как страшно выть на кладбище пустом"

Вот так обморочили, опутали тебя словами и образами, поставили перед фактом стиха и думай, что хочешь. И стоишь, переводя дух, и чудится, чудится недосказанное, недописанное, неназванное... Разве не интересно? Не всё равноценно, но живой нерв пережитого (хоть бы и сочинённого) есть точно.

Кипа бересты – большая самокрутка, что ли?

Березняк подкачал – он и стеной, и тенью.


186. "Никто. Никому. Никогда"

Название напомнило стихи А. Володина : "Никто. Никому. Не равен. Никогда".

Просто вспомнилось.

Этот приём то ли эха, то ли обертонов, то ли раздвоения личности срабатывает как и заявлено: надвое. Подфокусировать бы текст, так разговорившийся на два голоса. Написано ловко и обморачивающе, но... пересказать даже парой слов не могу. И оформление напомнило тетрадь по математике. И тебе такие скобки, и квадратные, ещё бы интегральчики. Наверное, визуальность тоже учтена в техпаспорте этого стихотворения. Меня это всегда отвлекает. А то некоторые ни запятой не наденут, а у других полный парад: и брошки, и серьги, и кольца-браслеты-диадемы...


187. "Манна"

Лирика чистой воды, одиночество, медленное умирание осиротелой души, понимаю – "нешто мы звери ". Никак не обозначен в стихотворении возраст ЛГ. Если это молодая женщина в депрессии после разлуки – у стиха один фон. Если же одинокая старуха – речь о другом. И самое странное слово в стихе – манна. Это рушится и осыпается мир ЛГ, сразу и с неба и с потолка.

А вот осколок почему в соседней комнате? Может, если бы это поняла, всё стало бы на свои места. Но у меня не совсем получилось.


188. "Круиз"

Видно, навидался автор по горло. Разделяю вполне.

Почему вот Нью-Йорк – детище Обамы, не поняла. Он его не строил, мэром не был. Так, для лихости перепляса?

 

189. "Потанцуй со мною, женщина"

Ох ты ж. И важная тема, не отмахнешься, но ведь написано хромоного.

Ток твоих колен касания
в памяти паркетных плит

То есть "ток касания в памяти плит". Касания – колен. Плиты – паркетные. Значит ли это, что она танцевала с ним ( наяву,"в мыслях"?) на коленках ерзая, чтобы быть вровень?

Не могу представить.

Ну и странно сказано, что ноги отрастают "во мне". Наверное, специально. В мечтах, мысленно?

190. "Когда в душе становится темно"

При таком профессионализме писать "с дуру" раздельно? Правильность запятых презирать? Ну, знаете...

Интересна укороченная последняя строка в строфах. 25-й кадр такой.

Не понимаю, что такое

Себе вослед тем лучше не смотреть,

чем он бледней становится и впредь?

Что значит "становится и впредь"?

 

кто будет (...

... ) с Богом малевать закат,
кто будет и восходу адвокат

- что в восходе такого по определению преступного, что кому-то ставится в упрек быть его адвокатом? Почему восход в нем нуждается, и почему это предосудительно, судя по контексту?

(И у меня личное заболевание: слово "печенек" слышать не могу и видеть. Нет такого слова по-русски. Эк всех научили.)

191. "Сочельник"

Меня смущает несогласование времён. Описывается одно утро. Грачи шумели, пёс залаял, разбуженный лаем ЛГ вышел в сад. О псе уместнее было бы сказать "взорвался нервной бранью спозаранку", чем "взрывался". "Взрывался" предполагает неоднократность действия: постоянно взрывался, и вчера взрывался, и вообще не раз. А речь идёт об одном сегодняшнем утре.

Я знаю, что слово кутья обозначает и рождественскую кутью, но меня увело в совершенно боковые ассоциации. "Венки, кутья" – как на поминках, и что поэтому ЛГ дома в понедельник, после похорон близкого не сразу на работу. Я понимаю, что сама сочиняю. Но это вышло невольно. Слово "веселье" после кутьи не смутило. ЛГ мог бы так раздраженно вспоминать многолюдные и неуместно шумные поминки.

Но оказалось, это святочный стих. И всё по протоколу. Вышел в дождь, а вспомнил, что Сочельник – и всё благостью расцвело...

А у меня не вышло...


192. "В Кафе Безалаберных на улице Фонтен, 16-бис"

Хороший стих. Живописный во всех смыслах.

(У меня дома А.Перрюшо. Интересно, что у автора)

Не многовато ли имён? Прямо "список кораблей"...


193. "Переиграем"

Тоже хорошее стихотворение. Только у меня житейский опыт давно отменил такие иллюзии, мол, разминулись на сто лет и можно переиграть.

А тут и вовсе туман. Природа им шепчет, мол, сами разрубили, расстались, а ЛГ ведёт собственный счёт, переводя раставание в другое измерение. "Целую вас через сотни..."

Меня заинтересовала липа, "как худшая из примет". Что сие значит? Что всё было "липой"? Не похоже, судя по настрою стиха. Тогда почему? Я в приметах не очень.

А стих – да, поэзия.


194. "Аспирант"

Как открыла стих в А4, так заранее поняла, что будет. И не ошиблась.

И разбирать нечего, и восхищаться не могу. Всё как положено, ну просто отлито в граните науки, канонически написано, интонация один в один с затверженными правилами – тоже своего рода вечная аспирантура.

(Даже цинично хочется спросить: а кто там рядом был, что зафискировал, что ЛГ подумал в последнюю секунду и поделился, что не страшно? Причем пост-фактум: было не очень страшно. У ЛГ даже мамы нет, как у Перельмана.)

 

Хорошо, давайте сначала. Тон, избранный для этого повествования, привычно-устоявшийся. Повествовательное гудение. Ни всплеска, ни вспышки. Совпадает всем, чем может, с описываемой бесцветной жизнью. Время от времени – как всегда – вставляется строка окружающего пейзажа или деталька времени года. Потом к ней рифмуется настроение ЛГ. Это такой приём .Очень, очень имхо, извините, автор...


195. "Вся жизнь впереди"

"Бог совсем не похож на Чебурашку" – вот это, я понимаю, жизненный вывод, а я тут дурью маюсь.

Мне интересно, старик и толкает воздух, и плетется с тележкой. Наверное, её за собой тащит.

Эти мальчики, спрятанные в стариках, писаны-переписаны. Три части верлибра, предполагающие углубление темы и взмыв к высотам философии для разбора действий Самого, обнаруживают, что везде обстановка и настроение те ещё. Можно было и не взлетать мыслию по вертикали.

Джин(!) в бутылке понравился, и знакомый, да не тот.


196. "Между войной и миром"

Ну, пока ещё не промчалась сквозь него жизнь. Он ещё и перепляс сгрызёт, и много чем закусит и запьёт. Автор, вы ещё верите в справедливость? В "каждому по делам его"?


197. "Были ночи плотные и кручинистые..."

Кто это вымазал горчицей березняк и травы, и сквер у почты? Мне черт знает что видится в этом смелом поэтическом мазке.

Стихотворение – такая шкатулочка с сюрпризом? И родственников в кучу, и ночи кручинистые, и метафор заковыристых и непролазных вагон – и всё, чтобы китайскими тапками в конце вынырнуть.

Кто отражался насупленными ключицами? Листья? Получается вот так написанное предложение:

"отражались, листья были".

Трудно распутывать всю эту лингвистивескую эквилибристику ради китайских шлёпок.


198. "Неподкупный, как комиссар Катаньо..."

Экспромтик, ладно. Супермен-пересмешник.

Автор ошибается: "до этого это", особенно, если иметь в виду такие стихи, делали много раз.

Ты обнимешь меня, превратившись в царевну,
позабыв, что об этом не могла и мечтать,

- не могла мечтать обнимать ЛГ или превращаться в царевну?


199. "За небесным молоком"

" А я вяжу слова. "

А, ну хорошо, что в стихе есть именно такие последние слова, это во многом облегчает мою работу. (Последний раз я в жюри, всё, клятва.)


200. "Выговориться"

Понравилось, нестандартно всё написано, и даже о-очень понравилось.

Из непонятного осталась строка

думал, это просто чужая женщина.
И что? оказалось, чья-то, или оказалось – своя?

Последние четыре строки мне кажутся излишними, извините. Стихотворение совершенно состоялось без них. Конечно, хозяин барин, но это просто моё мнение.

 

201. "Моби Дик"

Красивый стих. Мрачный, строгий, до-минорный. Весь-то его хочется взять в руки и поворачивать то так, то этак, всматриваясь в детали. Песнь экзистенциализму, все мы одинокие корабли в тёмном море, или как там.

Споткнулась только на

Поздно мне отступать,

не отпустит погоня
думы...
- это надвое можно трактовать, и это меня затормозило. То ли думы гонятся за ЛГ, то ли это два разных явления: ЛГ поздно отступать, а погоня мчится за (какой-то вообще) думой.

 

взглядом Медузы
остекляющий

- перекосившееся причастие. От взгляда можно остекленеть, но как остеклить взглядом?

 

202. "Иггдрасиль"

Отлично написано, схема для рифм высчитана, и мрак качественный такой, надолго. Интересно сворачивается в кольцо, когда ЛГ, вернее, лирический дух стиха, оборачивается птицей, которая в начале садилась к нему же на плечо. Значит, он не стал семенем Иггдрасиль, как все. Это о поэтах? О пророках? О провозвестниках? Не знаю. Ну так и стихотворение не типовое. Как о собрании какой-то секты посвящённых.

203. "Идиот"

Очень ожесточённо по отношению к самому себе. Как будто ЛГ взялся доказать что-то сразу всем. Вообще всем, сколько ни на есть на земле. И делает он это с большой обидой.

Когда в грозу ни одного просвета
и дождь стеной, и снег идет, и град,
погожий день все думают, что где-то,
а он - вот здесь, он с нами, просто - над.
Еле-еле разобралась. Объединяющее начало "когда в грозу" вобрало в себя все перечисления: и дождь, и снег, и град; позвольте, какая же это гроза?

Потом в третьей строке я долго не могла понять, как можно думать погожий день. (Вспомнила Ирму: "Мы думали туман".) Потом дошло, что запятая не стоит перед "все", а вместо "что" надо хотя бы "он". Хотя смысл выражения такой: все думают,что погожий день где-то далеко.

 

и не метель сечет по щекам, это
павлиний глаз касается лица.
Получается – по щёкам? Ну хоть бы "по скулам" поставили...

В общем, не идиот, разумеется, а просто сыро, не слишком проработано. Мне кажется.

 

204. "Про ёлочный шар или моё предновогоднее"

На мой взгляд, стихотворение роняет себя. Начавшись так тонко и отвлечённо (даже неточная рифма "решаюсь= шарик" чудесно работает), с таким нетривиальным обыгрыванием ниточки и любви, вдруг покатилось во второй половине как с горы, впало в противоречия и завершилось банальными сладкими уверениями "моего хорошего". Вторая половина стиха проигрывает первой! Комната, замкнутый камерный мир любовных отношений, обыграный в начале ( и снег – за окном!), вдруг без объяснений и перехода опрокидывается ветром (сиречь жизненной бурей), мечтающим вырвать шар. То есть ветер караулит снаружи, когда ЛГ с шаром выйдет? а кто с одним шаром ходит по улице? Или ветер в комнату влетит?

Вот была ёлка в комнате. И вдруг

в жестокой снежной круговерти
с трудом даётся каждый шаг

Я серьезно, ведь картинка разрывается.

тонка стеклянная скорлупка,
казалось, просто суд вершить,

- кому казалось? Кто мог вершить суд? Над кем?

 

от ледяного поцелуя
на лбу твоём горит ожог,
а губы горячи и немы,
и медлю, и теряюсь я

- я бы тоже растерялась, губы горячи, на лбу от них ожог, а поцелуй ледяной. Какое иносказание тут скрывается? "То вьюга меня целовала"?

В общем, я в этом стихотворении за первые три с половиной строфы.

 

205. "Элегия"

Ох, как я споткнулась на последнем слове. Такое замечательное стихотворение, но вот этот ответ "моя твоя не понимай": – От чего? – От "газ". От секторов Газ (мн. число)? Но так не говорят, да и он один, как ни ворочай сектор по падежам, – Газа. От взрывов бытовых плиток? Так всё равно "от газа". Горьковский автомобильный завод? Так хоть убей, всё равно "от ГАЗа".

Что это за газы ж. р.? Что сие значит? Нокаутировали меня.

206. "Ожиданье горы"

ожиданье горы -
непременно приводит к возне...

Это надо запомнить и блеснуть где-нибудь, в разговоре с каким-нибудь магометом.

Господи. Я перестаю что-либо понимать. Столько загадочных предложений, остановленных на середине. Столько глубокомысленных многоточий.

Если рождением младенца заведуют мать и Бог в какой-то степени, то дом-то каким образом? Стены помогают? Тут что ни слово, то "загадки таинственный ноготь".

Моё понимание сюжета: ЛГ при рождении получает не только голубые глаза и светлые волосы, но и уникальную бездонную душу в виде водоема. Если вычерпать всю воду и продолжать исследовать дальше, то обнаруживаются слои: один – до любви, другой – который рухнул давно. Так сказано.

Дальше о-очень сложно. Если наступит весна, то "раны-трещины" снова заполнятся мутной водой:

март отправит апрель,
половодьем оправдывать снег.

 

ЛГ собирает валуны. И не сразу понимает, что, спутав их со льдом(?), отдирала их от края обрыва собственной души, тем самым опять превращая водоем в овраг (сию технику осушения я не поняла).

Автор, вы, вероятно, готовы меня утопить в ложке воды, не то что в водоёме души. Но я без всякой отсебятины, еще и сокращая, попыталась перевести эту возвышенную жестикуляцию в какие-то простые телодвижения. Но не преуспела.

 

207. "Сонет 55."

Дневник человека в образе каштана я ещё никогда не читала. И этот неожиданный переход с неопределённой формы глагола на третье лицо!

Вопросов у меня не счесть. "Оставшаяся треть" чего? Жизни? Исхода лета? "Нечаянный избыток" чего? Дней? С чем "резвиться", словно кот с клубками? И кому? Человеку или каштану?

"На дне календарей" – поздней осенью? Перед смертью? Почему слабый и слепой? А раньше был сильный и зрячий? Каштан?

Какой диван и откуда? Под скорлупой – это уже в гробу? Почему вдруг речь отстраняется от инфинитивов двух первых строф и от подразумеваемого в третьей строфе ты ("можешь от зимы укрыться") – и перепрыгивает на уверенное 3-е лицо ед. числа буд. вр., сообщая, что из-под дивана зима не вытащит каштан спицей?

Думаю: каковы предыдущие 54 сонета?

 

208. "Apogaion"

"В сто сорок солнц закат пылал" – сразу вспомнилось на "свечении двухсот июлей".

Видно, пора завязывать вообще и слать ЕО отаз от жюри.

Я опять ничего не понимаю. Сухая неромантичная клюшка.

Почему у них постель на краю земли? Чтобы оправдать заголовок? Аpo – далеко, gea – земля, как же так, доберутся до апогея (географического) и только тогда обнимаются и падают.

Крик бросается в кудри.

Какие-то рыжие безумные колечки.

Дальше такой интим, но – очень литературный. С пурпурной смолой.

(У меня личное: когда читаю любовную лирику про кровь, плаху и особенно палачей каких-то, у меня скулы сводит, не могу воспринимать.)

 

209. "Сага про Йети"

Вот такая притча. После мелиорации души и исповеди каштана глаз отдыхает. Имеет место быть шутливое стихотворение с легким намёком на разнопартийность ног.

И всё понятно, кроме строки

жил бессменно загадочный Йети,
- он бессменно жил или бессменно был загадочный?

Странно, что те, кто отродясь топали направо, не столкнулись в итоге с Йети, который шел "от рожденья вселенной" налево. Ведь должны были.

 

210. "82 уничтоженным детям, жертвам фашистов в Лидице (Чехия)"

Спасибо автору за эти стихи, конечно, но наивность этих строк велика. Да неужели память зависит от количества памятников. Плевало человечество на бронзовых и на живых. И продолжает плевать. Автор судит по себе – за это он достоин большого уважения, но ни одного поганца ему этим стихом не исправить, и не стихом тоже. И даже существующему мемориалу в Лидице, от которого мороз по коже, это не под силу.

211. "Рисунок"

Наверное, надо увидеть в стихе боль об умершем, я же против воли вижу состояние российских провинциальных больниц.

Грустно и не легко. И печаль не светла.

Стих хороший, он не виноват.

Зачем врач выбросил яблоки?

212. "Каких-то жизней ценность..."
Затруднюсь, каким жанром определить . Депрессия, само собой, а вот стихи...

При том, что ЛГ всё же не настолько омертвел(а), чтобы не рифмовать, обращусь к словам.

Не понимаю половины сказанного. Пунктуация тому подмогой.

Добрейший - нравом не носил обновок.

А чем носил?

Заплаты разноцветьем заменял.

Ничем не носил. Ходил в дырявом, вместо заплат разноцветье (чего? Осени? Цветов?)

Исчезновенье – поднимало вой...

Это вне моего понимания.

Не понимаю:

Я выросла; и тем, уменьшив дом,
Дерн уплотняю, под его основой.

Это невообразимо замысловато сказано, наверное, всё же живая ходит по земле вокруг дома, не в землю же легла под фундамент.

Тут же:

Я выросла - здесь больше не живу.

Позвольте. А кто вырос и уплотняет?

хоть сейчас, на стол ложись,
и –
Покойно смерти оставайся ждать...
Так здесь уютно...

На столе? "Где стол был яств"?

Господи. Разбирать этот стих и задавать вопросы невмоготу. Сама же по шее получу. Настроение-то я воспринимаю, чувство одиночества и сиротства, но все это передано такими косноязычными оборотами, словно побывавшими у костолома какого-то. Извините.

Вероятно, такие приёмы – авторская гордость, и вообще мне лучше было промолчать.

 

213. "Незаменимая"

Тут невозможно задавать вопросы, коих множество. Устраняюсь.

214. "Сукыр"

Называть слепцом зрячего человека можно в переносном смысле. Неужели мама так звала, ибо сказано: "ведала"? И ЛГ просит его так не называть ни на том свете, ни на этом, ни в прошлом, ни в будущем. Беззащитное стихотворение, полупрозрачное. А может быть, смеркающееся? Не могу определиться. Но мягкое, да. На ощупь. Но я не могу целиком понять, что имел в виду автор. Ранимость, особенность... Слишком большое чувство растерянности остаётся у меня после этого стиха. Судить не берусь.

 

(Как интересно узнавать хоть крохи других языков и культур. Ведь на всю жизнь теперь запомню это слово, хоть в интернете пришлось искать. И вообще прекрасно, что авторы расширяют русскую поэтику не только перепевами Тани с мячиком или мамы с рамой. Вон Иггдрасиль, какая-то скандинавская картина мироздания, кажется, а открылась для меня именно русским стихом.)

...Автора – вдруг – угадала. И от этой уверенности захотелось всё написанное стереть вообще. Потому что стих стал личным и обрёл лицо. В чёрной оправе.

 

215. "Сиквел"

Баллада о снеге и нерождённом сыне. (Это отец ребёнка "Отказницы" на другом конце земли. Шучу, шучу...) Картину и снег чувствую, техническое исполнение целиком приветствовать не могу. Никогда я не смогу увидеть снег битыми пикселями и мир как программу.

Больше всего удивила строка

И мы обсуждаем версии проигрыша, вплоть до вуду.
Как можно обсуждать вплоть до вуду?

 

216. "Люсьен, внук Зигмунда..."

Первый удар в глаз: мастихин через е.

Второй удар: rouge. Который предлагается читать руже рифмой к фужеру. Тогда как это (очень неприятно так писать фонетику) – руж. Moulin Rouge – неужели никогда не приходилось слышать?

Я беру самоотвод от дальнейшего.

217. "Рэп лечебного шоппинга"

Интересное, хотя финал можно предвидеть.

Не "в четыре раза складные", а "вчетверо складывающиеся ".

218. "Нарезая круги"

Это у меня личное/ болезненное: как дошла до "люди шины жгут", так кроме мигрантов, да продлит их дни аллах, ничего уже в голову не лезет. И цитата из Сартра подходит.

Смешно придумано: ады.

А раи бывают?

219. "Кафе "Цирк""

Ох, я совершенно не знаю, как такое трактовать. Клоуны существуют только в мозгу Доминика, и то, как он припоминает "черного", словно видел его раньше, это, скорее всего, он сам. Было ли собеседование?– а не с собой ли... и это не клоуны, а клоны.

 

220. "Башмачник"

Стихи идут всё страньше и страньше. Вроде и понравилось, а попроси меня рассказать прозой, вот просто бу-бу-бу: рассказать. Не смогла бы. Какой-то увод смысловой линии в куклу, но делает её башмачник...

Получается, что дерево из второй строфы и башмачник – одно и то же?

дерево машет руками,
смешно говорит, объясняет, живу зачем,
вдоль линии горизонта протяжно плывёт лугами
к далёкой реке -
и куклу несёт на плече.
Смеётся башмачник, раздвигает колючие травы, осоку... – так это он?
=======================================================
221. "Триплет"

Между прочим, британские учёные всё говорят: к тому, кто регулярно занимается вот такой гимнастикой, Альцгеймер не придёт навеки поселиться. Так что польза сочинившему прямая, ну и мне перепало благодати.

Еле сообразила, что загадочные дроби это ударения.

А вот закончить можно было и похулиганистей. Ну – не мне автору советовать.


222. "Стихи под аккорд Dm6 (ди-эм-сикс)"

Интересно было прочесть это вышиванье по канве. Комментировать не очень хочется. Хотя сил нет, интересно узнать, чем это неустойчив (вместе пишется, кстати) консонантный по природе секстаккорд. У него мутация слога... И что там шестая ступень? "В вечном поиске звука", да.

Ну, развлекся человек, что нам, жалко? Написал "клокочущее рондо". Наверное, если бы я взялась декорировать стих терминами сталолитейного производства или составлять рифмованную инструкцию по фармакологии, похоже бы вышло. Впрочем, мне уже настучали по башке за мои амперы, Гройсман особенно).

 

223. "Вода"

Вот таинственные заклинания, и я опять с трудом вычленяю что-то, чем можно задавить протесты моего здравого смысла. Как мне постичь тонкости и детали, если мне не дается общий текст? Хотя – вода, сказано же, что с неё возмёшь.


224. "Проездной"

А почему проездной-то? Пропуск на трибуну тогда уж.

Не поняла, было что-то в конверте или просто пустой спёр.

(Шепотом: автор, ну неужели вам весело такое писать: "вокруг верёвки шея"? неужели вы находите такой стёб аж видом искусства?)


225. "Мегаломаниакальное трансатлантическое"

Мне кажется, что детское представление "вот закрою глаза – и всем станет темно" слишком широко и многословно размазано по стольким строфам. Этого мало, чтобы держать на этом большой стих, нет? Ничего нового не появляется, только маршрут полёта можно проследить.

 

226. "Начальник"

Что-то уж очень однообразно плох начальник. Ну хоть бы что живое в его отрицательности, совпадающей с любимым знаком.

Как будто ему легко с таким подчинённым работать, который подобные вирши в ножнах носит.

А вот позитивная строка:

Точно играет всегда с листа.

Точно играть с листа – это вообще-то большой талант. )

Процитировала и засомневалась. Здесь "точно" – в значении "верно", или "точно"= "словно"?

Вспомнила почему-то любимый стих у Б. Слуцкого
Вот за что люблю анкеты: за прямую

постановку некривых вопросов.

За почти научное сведение

долгой жизни к кратким формулам.

За уверенность, что человека

можно разложить по полкам

и что полок требуется десять, и т.п.


227. "Фрактал"

По-моему, это преувеличенно декларативно. Что ни третья-четвертая строки, то констатация факта или сентенция.

"У каждого свои недостатки": я вот автоматически настораживаюсь, когда пишут я-я-я от лица именно этого ЛГ. Не потому, что это запретный образ, оскорбление чувств, "стихами не трогать" – да ради бога, но потому что это я-я-я во всех стихах все равно остается человеческим, и тексты выглядят не величественными, а напыщенными, что ли...

Сознание, срываясь в забытьё,
Всё реже в непредвиденное верит.
- странное здесь слово "реже". Один раз верит, потом два раза нет, потом опять верит, потом 10 раз пропускает? Может быть, "всё меньше в непредвиденное верит"? или там... глуше?

В строках

А вместо лика – собранный фрактал
Кромсает тело веры на проценты,
это самое "теловеры" случайно прочла как "теломеры".

Пытаюсь – сообразно своим скромным познаниям – представить, как собрать фрактал, т.е. "бесчисленное множество" хоть в ту, хоть в другую сторону. Какой этап замены лика считать собранным фракталом?

 

228. "Семейная история"

Так это же пра-пра-правнучка Монте-Кристо, он тоже помаленечку яд глотал, гашишем заедал, чтоб иммунитет укрепить, хотя даже слова такого не знал. Она просто соблюдает семейные традиции. И ведь Зая который год ест – и жив. Значит, молодец жена.


229. "Начинать никогда не поздно?"

Чавкнул – и не понимаешь, о чём это

Это да. Много начавкано.

Пожалуй, тут пора написать: мой комментарий слишком короткий.


230. "Натюрморт в интерьере"

То-олько я начала читать, как на ум пришёл отрывок из главы "Книжный шкап" из "Шума времени" Мандельштама, а он тут как тут в третьей строфе, правда штаммом в виде вируса.

Нежный ностальгирующий стих. Чем больше настоящей лирики в произведении, тем больше возникает вопросов к местам, оставшимся для меня тёмными.

"Пейзаж, что оказался натюрмортом "– почему это заверение подвисает без раскрытия? Сжатие пространства? но ведь это стоило показать точнее, а не останавливать так громоздко на полдороге: решайте сами, как оказался.

И загадочные действия лунного блика в последних двух строках как-то маловаты для финала. Не то что невыразительны, а не фокусируются для решительной точки.

Хотя, если задачей автора и было исполнить такую акварель, то – почему нет.


231. "Русская тоска"

Хорошее лирическое стихотворение. Всё-таки уж чересчур каноническое. Ещё и заголовок, чтоб не спутали, – вот это, по-моему, чересчур. Оно и так написано очень по-русски: упиваясь жалостью к своей бессмертной душе "и-эх, пропала моя головушка", успеть указать другим дидактическим пальцем: " Копоть от грехов."

Перечитала ещё раз. Очень хрестоматийно. Можно считать это и плюсом, автор.

 

232. "Сразу всё"

Вот душа отдохнула. Без всяких каштанов (без обид, ОК?), через шмеля – о жизни. Без назиданий и инфернальности. Форма, исполнение – всё на уровне.

Я бы всю строчку с ленинским бревном заменила. Оно там торчит как лыко в строке.

Что у нас там, дача? Ну хоть бы в рифму – окно...


233. "Сорок восемь"

Ну хорошо, пусть так.

от тоски лекарство верю я что есть

И запятые все до единой сэкономлены.

Расти большой, автор.


234. "Лабиринт"

Что называется, вот тебе раз. Так было богато: и лабиринт, и девочка, моющая камушки, как алмазы (вообще-то моют золото), и город Фэ, и светло, – и вдруг ничего не осталось, одна безнадёга.

Пробую разобраться. Первая часть – о детстве, всё было хорошо и т.п., Феодосия какая-нибудь, море и пр. Вторая часть: ключ в слове "теперь", значит, то было точно раньше.

Ну и тут понятно: "Всё расхищено, предано, продано". Что от Карлсона ждать...

По-моему, довольно распыленно написано, подсобрать бы текст, придать большей внятности основному посылу.


235. "Хроники Демона (сохранена орфография первоисточника)"

Скажи-ка, демон, ведь недаром.

Верю, что писал демон, ибо времени, он убедительно показал, у него до чёрта. Замечательная стилизация, молодцевато так написано, это стихи ради процесса стихосложения, когда всё так ловко и празднично получается. И мне, как читателю, передаётся это чувство.

Смысл, как водится, не открывает ничего нового. Что нового может быть у демона?

Всё стихотворение невероятно напомнило "Станцию" Петра Вяземского.

Насчёт оформления. Демону, пардон, случайному почтальону, занесшему на конкурс манускрипт, большое человеческое спасибо. И так сидишь с выпученными глазами, лавируя между работой, домой и конкурсными текстами, так тут ещё такой подарок, хоть сейчас к окулисту записывайся.


236. "Элегия № 572684"

Да, обогащённое полотно...

Совет сухаря-прагматика: если вновь и вновь склоняться перед красотой, её не будет видно. Лучше прямо смотреть, пока красота не прошла. И, конечно, без черных линз.

(Автор, я понимаю от и до, как и почему могло возникнуть такое стихотворение. Но уж очень искушен читатель. Нельзя его кормить таким насильно. Надо, чтобы он сам рвался, хотел прочесть и жалел, что стихотворение кончилось. Для этого надо писать неможечко иначе...)

Это, конечно, высокий накал любви, если ЛГ уверен, что по звукам смеха любимой Люцифер способен отыскать обратный путь наверх, в небо.


237. "Пасьянс"

Я – тонкий рваный нерв, я - волосок от бездны.
Я – тест на немоту, помноженный на ноль

я маленький солдат,
забытый на посту

...я пёс сторожевой
уехавшей страны


Это я просто совместила, приём общий напомнил.

Плагиата нет, боже упаси. Честно говорю: напомнило.

Знаете, мне никак. В стихе есть настроение и живой нерв, конечно, "вдогонку разрушенной любви" и пр., но языковые несообразности текста не дают мне закрыть глаза и просто мирно слушать плеск элегии. При передаче тонких чувств ЛГ совершенно неуместна цыганская разухабистость строк

Поверишь, я тебя до одури кричала,
Интимно – исподволь, публично – напоказ.
Или вот, тоже не понимаю:

О слове «никогда» лишь выдохну с натяжкой.
Его практиковать неволят с хрипотцой.

Не слово "никогда", а "о слове" – сразу мерещится целый непроизнесённый трактат. А что (и кто?!) практиковать неволят с хрипотцой – вообще не постигаю.

 

В "звалось" ударение на О, в "исподволь" – на И, и "играюсь" – ну нет, ну нет такого слова в русском языке. Сорри.

("Когда б вы знали, из какого sorry растёт работа бедного жюри...")

 

238. "Эннеада"

С каких пор год стал "высокосен", когда это он подрос на букву Ы? И запятые, умоляю, запятые в сложносочинённых предложениях (все перечислять сил нет), ну неужели самому автору не режет глаз вот такое:

И тихо так, что вёсла гулко
роняют капли и река ..?

 

Это большая работа с непростой формой.

И хорошая работа.

Если считать, что этот стихотворный венок сплетен из пасторальных деталей какого-то дня, о котором потом вздыхается

Скажи, за что был этот день,

то как понять фиалковую полутень от сирени, которая ещё цветет, надо понимать, и факт, что "скоро будут дни дождливы", а лес так вообще уже вздрагивает от озноба, думая о сугробах. Как же скоро? Сирень цветет в мае. Разве не целое лето ещё впереди?

Шестую часть я не поняла.

дрожа, сминая надпространство,
качнулись ножницы в руке
и Парок нежное тиранство,
как перхоть – на воротнике.
Значит, видим сказуемое и два подлежащих: качнулись ножницы и тиранство. Как качнулись? Как перхоть на воротнике. Не представляю картину.

 

239. "Город Таллин"

Вот спасибо автору за это стихотворение. Никто ничего не выкрикнул публично или там напоказ, а всё услышано. Удивляет только, что "Таллин –это не про меня", хотя постепенный самоуговор стиха объясняет всё в финале.

Хорошие стихи.

"Слово Таллин тает на языке" – красиво сказано.

(Но как странно знаком этот приём: город Таллин то, город Таллин сё. Такая работа с паттернами.)


240. "Лабаз"

Так "лабаз"? В заголовке стоит "Лабза", я думала, тут какая-то заковыка закопана.

Но заковыки в других местах оказались.

Ну не каштан, так лабаз.

И Крамской тут припрятан, и вся "энциклопедия русской жизни", и разворот социально-политической диспозиции, и стильно-гладко всё, и веет фаянсовым холодом мне от этого стиха.
==================================

 

241. "Сожги"

Вот если висит ружье, так должно выстрелить. Если в тексте написаны две пустельги, которые решают все проблемы, – надо их предъявить. А так нечестно, одна пустельга "с ответом", а второй нет вовсе.

Никогда не слышала, чтобы словосочетание "дать поблажку" употреблялось с предлогом "для". Дают другим поблажку, вот и всё. А если "для других", тогда хотя бы "для других существуют поблажки".

Стихотворение меня не очень привлекло. Оно всё как нравоучение с каким-то туманным смыслом, которого черни понять не дано, да и педагоги в нём – поезда мощнее Шахерезад. Как хочешь, так и представляй. ( Автоматически представляю отражение метафоры: Шахерезада немощнее поезда...)
Меня всегда поражает, что ЛГ таких текстов ставят себя обязательно "выше толпы", и именно от этого развивается потом дальнейшее.

 

242. "Провинциальный романс"

Хорошие стихи, ничего не преподносится как нотация, в уместных дозах подаются лирика и ирония, дан без трескотни и барабаного боя правдивый финал – чего же нам ещё?

Странно про билет написано:

Но не добыл обратного билета, -
Ни лошади, ни лодки, ни весла.
А билет-то, оказывается, есть, нормальный, на самолёт.


243. "Ранний снег"

Пришлось смотреть , что такое "нигредо", я раньше такого не знала.

В целом – устала до смерти от щедрых туманных описаний чьих-то чужих сложных (или светлых) внутренних миров . Всё такое общее, лирическое, скользящее. Неплохая ведь зарисовка, но как-то зацепиться не за что ( я не о критике или придирках).

Стихотворение мягкое, там-сям с уколами авторских находок, вроде бомжеватого шиповника или соло слуха. Чувство после прочтения – размытость. Была лирика только что, о чём, какая? – ну... такая, вообще...

Караул устал. На сегодня всё.


244. "Филин"

В жизни не встречала никогошеньки, кто любил бы летящие бомбы. Может, те, что самолёты направили на WTC, они любили. Так стихотворение не о них. И оно даже бесит привлечением в персонажи мальчика-еврея, как носителя этой любви. Как верить такому стиху?


245. "Когда от всех забот и косности устал..."

Замечательно, ЛГ в полном ладу с собой, собственной поэзией и красотой, всё взаимно, "сонм волос... приметен", "надрывно целовать", я устраняюсь.


246. "Голоса"

Какая разнарядка, однако, у "голосов". "Дума про Опанаса" почти лежит.

Еврей, коммунист, махновец. Совершенно разнородные "понятия". Если двое последних, условно говоря, из "организаций по убеждению", и тем однородны, то еврей-то почему рядом? Не в земле рядом, это-то запросто, а в этом смысловом ряду однородных перечислений? Так можно написать: у нас работают русский, скрипач и барабанщик.

ЛГ-дерево, как я поняла, оплетает погребенных корнями, принимает их души и голоса. Если это так, то откуда дереву знать про сына плотника?

На меня замахнутся, что я кощунствую, но ничего подобного. Если мне велено читать стихи и делать выбор, я должна понимать то, что я прочла.


247. "Дурак"

Ну, если так всё складно приходит к глобальному выводу на примере одного-единственного неудачливого старичка, то при чем тут я. И при чем тут стихи, собственно?

"если вдуматься"?

248. "Орехи"

Красиво, элегически, философски. И не задумываешься, верлибр ли то, или ритмизованный текст. Виноградарь в истории об орехах немного удивил безусловной чужеродностью – правда, он и исчезает.

Как же я люблю встречать стихи, с которыми мне есть что разделить. Вот этот наклон к малому...


249. "Неуклюжая ласка"

На неуклюжую ласку и ответ может быть неуклюжим.

Стихотворение подкупало бы своим безыскусным натурализмом и первобытной естественностью, если бы за этим не виделся гигантский расчёт автора: ну-ка, как вы такое скушаете? И вот этот язвительный прищур следящего из укрытия за читающими гораздо заметнее эмоциональной составляющей стиха. Имхо.


250. "И снова на Средней Подьяческой"

Сначала посмотрела, что такое гамонок. Маленький гам? Не нашла. Нашла "гаманок" – то же, что кошелёк. Но пишется-то не так, как у автора. Что мне думать?

Когда прочла всё целиком, подумала: весь фокус в том, что галку хитро оставили не с заглавной.

А так – отлично скользит рядом/параллельно с отжегшим Федором Михайловичем.


251. "Женская линия"

Очень познавательно, спасибо. Вот это, я понимаю, польза от поэзии. А то "разлука ты, разлука"... Замечательно, что мужчины отключены априори от метода Пахомова. Если сын родится – ни за что ведь не научит правильно. На самом же деле стихотворение призвано привлечь общественное внимание к женскому доминированию в воспитании детей. Вот это камуфляж.

)


252. "Безоружная"

Что-то дуры и дураки густо пошли в лексике конурса. Осторожнее бы с этим словом. Когда его щедро и не считая раздают в детстве – это легче, чем когда им припечатывает взрослый.

Стихотворение написано на той грани наивности стихосложения, когда говорит само о себе:

Куда-нибудь да выведет кривая

Стих ещё не дорос до собственной темы.

Ничего, всё сложится, если работать.

253. "Всему своё время"

Расскажу совершенно отвлечённую историю. Лет 20 назад довелось мне читать пьесу одной девочки, накрученную вокруг греческой мифологии. Произведение имело безразмерные очертания, родители бились в корчах от того, что растят гения.

Там было много чего, я запомнила одно место, что-то вроде:

"Афродита собирается выйти из чертогов.

Зевс:

-Афродита!

Афродита (останавливаясь):

-Что, великий?"

 

Автор, извините за отступление. Просто обращение орла к шаману напомнило, только и всего.

Красиво написанная старая легенда, такая стихотворная графика.

Я не уверена, можно ли сочетать Лету с тагарцами:

Канула в лету пора безмятежных дней.
Прахом тагарцев усыпаны древние скалы,

или считать выражение "кануть в лету" просто устойчивым оборотом, не считаясь с нетагарским происхождением? Не знаю.

Скорее всего, это не нарушает речевого строя.

А вот "ровно двенадцать" – тут никак. Откуда там часы? Правда, хорошо соотносится с заголовком.

Но дальше еще и "Экклезиаст" идет, изречением из него объясняются действия духов и Хохо-Бабая:

Духи долины и верный Хохó-Бабай
Прячут от всех до поры вековые тайны, –

Если печаль приносят многие знания,
Нужно ли раньше срока ступать за край.

Чего-то я тут не понимаю. "Во многом знании немалая печаль", но, если верить сноске, орёл охраняет богатства(знания) народа, – по стиху выходит – от кого, от самого народа? Что-то тут пущено задом наперед в разумно-причинной связи, нет? Впрочем, такое не только в хохобабайском государстве случается.


254. "Старая башня"

Лирическое воспевательное. Это очень качественное стихотворение, с изысканными эпитетами, и вся его беда (небольшая, конечно) – одноплановость. Одной описательности мало, хочется тонких раскрытий, превращений, переосмыслений, игры слов и значений, а не просто фотографии в рамочке. Такие стихи по праву считаются альбомными, хотя и альбомов-то никаких давно нет. Имхо, конечно.

255. "Проклятие тверди"

Сначала подумала, это дневник полярной подводной лодки, потом решила: это суша северная повествует. Потом: это ундина.

Но "краденое, ржавое, страшное... "– это ?

Это очень красочно написано, ярко и смело, широкими мазками, действительно – стихийно. Мне понравилось.

При таком чувстве слова, как у автора, показались странными пара мест. Присноупомянутый Дебюсси, на мой взгляд, с его прозрачной акварельно-размытой фактурой голосоведения на сплошной педали (напр. в "La mer"), на смазанных арфовых арпеджио, ну никак не вяжется с представленным в стихе штормовым разгулом. У него и фортиссимо редко бывает.

Не поняла и вот этого:
Зябкими песочными ступнями, как у ветхой
мумии, прижалась крепко-накрепко к завету,
к нити ойкумены. - "Ой-ой-ой!" -
взвизгнули стежки на-пе-ре-бой.

Откуда стежки? Из пелён (это если запелёнута ещё) мумии, из нити ойкумены? Но стежки из кусков бинта или нити – извините, никак. Ихтамнет. Тем более, мумия умозрительная, для сравнения, а суть – песочные ступни.

И вот это:

В узкоглазую пучину
прыгнула коляска - в ней Люси.

Это какой-то местный случай? Как-то это известие ни к селу ни к городу, особенно с именем дитяти по паспорту. И так казённо сообщается. Сразу кажется, что это коляска из стиха Якова с Потёмкинской лестницей сюда докатилась.

И ундина мне немного странна (если это она). Это всё же среднеевропейское водоплавающее, не приполярное. Ей бы где чуточку плюсовая температура воды плавать, не во льдах толкаться. Хотя... где хотят, там и плавают, никакого порядка. Мигрируют...

 

256. "Тане"

Убили волторной, убили.

Автор, вы мне "причинили грусть".

Прочее оставляю за кадром.

 

257. "Крюк"

Первая строфа замечательная; со второй, как появилось романтическое "о" и "пью за вашу честь", всё рухнуло. Какая баллада могла бы быть! Как верно был выбран размер, покачивающийся, предуготовляющий появление люльки, как можно было выпестовать финал с его просветлением!!! Ну как же жаль...

Амур при любом раскладе показался лишним. Такая робертбернсовская ЛГероиня из

"Жалобы девушки": живёт в последней из лачуг и сама белит потолки, и вдруг такое знание мифологии.

(Прямо та гимназистка, которая с осой беседовала, – после революции.)

258. "Здесь"

Какое интересное стихотворение. Переламывается пополам.

Сначала – описание страны, и не могу понять, на чей взгляд: то ли турист из окна вагона (со второй строки:"запотело небо – протри платком") всё увидел с безопасного расстояния и повествует, тогда почему у него соседи по купе(?) такие:

У соседа слева - под лавкой шило,
У соседа справа - ручной наган.-?

То ли это итог собственного опыта проживания, тогда кто ЛГ? Переметнувшийся абориген? Спасшийся инородец?

Ручной наган , гм... бывает ручное оружие, ручной пулемет, но наган – ясно, что не дикий и не ножной...

Вторую половину, обобщённую, тоже понимаю не совсем. Если просить оставить храм без религии (в тексте "религий", мн. ч.), всё, что из него получится, это склад под картошку, дальше только бассейн "Москва".

Камни, дрожавшие от ночных стонов... – от войн и резни? Стоны – мягко сказано тогда...

Тяжкий труд, наверное - в предрассветной,
До-заветной, смутной для всех поре
Сотворить из хищника - человека...
А потом людей превращать в зверей.
Но если ЛГ признаёт, что и превращение человека в зверя тоже происходит не без Его участия, зачем тогда к нему аппелировать? На всё воля его. "Как пожелаем, так и сделаем".

Завершающая строфа – хороший поворот к началу: "здесь..."

Но картина иная (логично, поезд едет.) Направо уже не гора, а парк.

Чёрно-белый скетч зимы (и стиха) мне очень понравился. Не тем, что скетч, а тем, что, увы, предвидится чёрно-белое деление: наш – не наш, и расправа короткая. И не помогут слова молитвы на единственном общечеловеческом языке

 

259. "Сизифов стих"

Замечательно умные стихи. Игровые, с лукавством, грустью и потому очень русские ментально, даже вывеска (заголовок) про русскую тоску не нужна. Хитрый ход: написать с иронией о приёмах, используя их же.

Причесать бы текст, инверсии некоторые вправить, как суставы, – уж очень они иногда того, строку вывихивают. С зубами бы там глагол уточнить...

Что мне странно – никогда не было на этом сайте слова "гаманок", а теперь оно употреблено аж два раза, правда, один раз было гамонком. Случайность, мода или...?


260. "Перспектива"

Сама задумка замечательная, этот круговорот (чего? – поставить нужное) в природе плюс удачное название – хорошее решение для полной закольцованности стиха.

С исполнением потруднее. Рифмы "цепи-прицепом- прицеплен" –извините, это – никак, это бесперспективно, вопреки заголовку. Как плёнка, киноплёнка и фотоплёнка. Ну почти.

Тяжко воспринимается инверсия

Проходит жизнь за жизнью – цепи
Так якорь выбирает звенья.
Не поняла про Трою и Фивы. Почему именно их подобьем отразится городок? Там тоже жил ленивый люд, тоже с утра гремели посудой? Там как будто что погромче произошло. Почему же тогда?

Если "окна" из четвертой строфы рифмуется со "снах"из третьей, то "окно" из пятой подвисает вовсе без пары.

Как с этим быть в перспективе?
===================================================
261. "61 х 49"

Пришлось смотреть в интернете, что за числа такие. Много цифровых названий на конкурсе, сонеты и элегии под номерами, теперь вот это, а впереди в списке стихов какие-то координаты, как лорду Гленарвану из бутылки, подмигивают.

Ну что, пора признаваться, как ни юли: я ничего не поняла. Или я глубочайше не в теме, как какой-то музыкант продал душу дьяволу на перекрёстке, или мне туманно об этом рассказали в стихе. Думаю, дело во мне.

Эти икающие перебивы в размере, как подскоки на одной ноге, будто текст старается приладиться и идти в ногу, но с чем, с кем – мне неизвестно.

Пожалуй, я совершенно некомпетентна в сюжете, но язык стихотворения показался мне немузыкальным, негибким. Увидела только попытки ЛГ (?) или автора (?) между делом сообщить о смене времен года. У Вивальди это всё равно лучше получилось (пока).


262. "Читаю: пересыльная тюрьма..."

Ой. Кто-то тут уже был я-я-я. Ну ладно.

Знаете, странное впечатление от этого стиха. То ли учет и контроль всего, что проносится в подсознании, то ли самобичевание, причём напавшее вдруг. Почему, откуда? Во сне? Не верится мне в сон. Читаю: пересыльная тюрьма – и засыпаю?

Я как-то не чувствую логики в этих терзаниях. При чем тут пересыльная тюрьма? В смысле – все мы временно на корабле жизни? Или как?


263. "Пьеса"

Мне очень понравилось. Финал только огорчил – видимо, оказался не таким, как я рассчитывала, а таким, какого ждали все (наверное). Но хозяин – барин.

(Как может биться волнолом?)

 

264. "55° 45′ 21″ N, 37° 37′ 4″ E"

И уперлись мои глаза в лучшие строчки.

Кто моё поколение продал и после купил
на потребу эпохе, в которой позволил родиться?
Действительно, кто?! Сколько можно выкликать?! А ну, выходи на правеж!

Интересное поколение, пишущее такие стихи. А оно-то где было, пока его какие-то туманые барыги продавали и покупали, всё без сознания, что ли?

Правда, ЛГ отказывает и Москве в осознании реальности:

Ты представить не можешь, что стало твоею добычей.

Вот так. Уж и трофеи есть, но понятия не имеет, что это за добыча.

...Ой, да ладно. Зачем я буду спорить с патриотическим стихотворением. Нет у меня никаких на то полномочий. Оно кончается праведным ортодоксальным словом – вот и прекрасно, зачем возражать.

265. "Где-то в давно забытом тобой дворе..."

Понравилось.

Не поняла, почему, если пчела жужжит, значит, ослепла.

Про месяц, увенчанный деньгами на проездной, тоже не соображаю.

Но необъяснимая, тонкая и пронизительная концовка чудесна.

266. "Лишние миры"

Моим первым впечатлением было чувство, что это письмо. Какое-то вязкое, безразмерное письмо всем сразу, обо всём сразу, потому что человек выключен из мира, не знает, вернётся ли когда-нибудь в мир и рефлекторно посылает сигналы в заведомо пустое пространство. Начавшись земными словами, несмотря на земные приметы (вроде фонда, ЖКХ, банки с бычками) послание растворяется в собственном прозрачном соку. Это может быть бормотанием одиночки на необитаемом острове или интроверта, никуда физически и не девавшегося.

Нет смысла вскрывать каждую (условную) строфу. Нет смысла искать логики в перетекании фраз. Транс и не предполагает внятность.


267. "Реакция"

Ну спасибо, накаркали. "Последний век". Что называется, и вам того же.

Ради того, чтобы обыграть выражение "выпасть в осадок", всё и затеяно, это же ясно.

Но по дороге к заветным словам не обязательно было наворачивать штамп на штамп, вроде обмена душ на деньги и т.п.

 

268. "Бумажные люди"

Ах, если бы мне позволили, я бы убрала строфу с назидательным примером о толстых чиновниках и бедных стариках. Ну ясно же, что лист бумаги о двух сторонах... Так чудесно с тихим бумажным шорохом разворачивался стих ( ведь достаточно было прекрасного противопоставления черновики – беловики), так нет, зачем-то надо было свернуть в Окна РОСТа с пузатыми буржуями. Зачем пережимать?

Всё равно замечательно.

Спасибо.


269. "Осеннее"

Можно петь на мотив "Оды к радости". И радоваться.

И, конечно, вопыль. Ну зачем же?

(Меня как-то одна бурная дама стёрла в порошок до атомов, когда я сказала, что в её стихе "Днепыр" получается. Она выкатила мне трактат о русской традиции произношения, и что можно даже Дынепыр ставить в стихах и песнях, только краше будет.)

Дышит-слышит, стихи-штрихи, летать-коротать. Довольно простенько оформлено.

Но это не поклоны ли в сторону

"Но отец его не слышит,

Потому что он не дышит" – ?


270. "Снег"

В общем, славный такой стих, тихий.

Если бы как-то лист цвета яблока и крови (гм... не перебор?) увязать с больничной палатой... а то простовато получается.

Напрягло меня только "слухшумы", но это уж мой придирчивый слух. Вообще с односложными словами столько ловушек в стихах...


271. "Мой север"

Симпатичный стих.

(Сразу вспомнила запах вымороженного белья. И как я его негнущееся в дом таскала. Потому что утром записка: "погладь белье, выкупи талоны...")

Рыбак, разлегшийся в небе – ну мало ли что, видение, образ края...

Не поняла безглагольности фразы

Суровых зим непроходимый край,
проталины в сердцах людских едва ли.
Сначала назывное предложение, но с проталинами-то что? Едва ли есть? Или едва ли в сердцах? Или едва ли в людских?

С непрожитой печалью тоже не поняла.

Зудит под кожей комариный май -
минорный писк непрожитой печали.
То есть хочется тепла, весны, хоть май и комариный на севере, так я понимаю. Но почему всё-таки долгожданный май так определяется?

 

272. "Горчичное зерно"

Как это – огонь низвёл дол в пустыню? В смысле – превратил? Можно низводить с, низводить до, но никак не в.

(Низведение и курощение вспоминается.)

Стихотворение очень лозунговое, написано ради обыгрывания созвучия горечи земной участи и горичного зерна. Конечно, символы символами, но из одной семядоли, кажется, даже Лысенко не брался ничего вырастить...

Вот, на всякий случай посмотрела: "Проростки с одной семядолей имеют недостаток в питании и развиваются очень слабо.")

Ударение: прервалась.

И – опаленно.

 

273. "La Llorona"

Хорошее стихотворение. Как же много народу любят перекладывать легенды в стихи. Хохо-Бабай , Инанна, теперь вот Ла Льорона. Ещё Иггдрасиль.

Много интересных разворотов, всплесков.

Сдаётся мне, что автора можно узнать. Не без дьявола в тексте...

Подспудная фобия моря разбавлена испанской (?) легендой.

"Помню-помню..." , "мальчики, где вы? Где вы?..." Такая водяная Медея.

Финал с солью очень понравился.


274. "Атака на Дублин"

География расширяется). Приёмы, как атака:

Атака бесхитростна

Атака беззвучна
Черни в детстве мне представлялся злобным дядькой вроде пирата Флинта. Была удивлена, увидев его портрет,– очень симпатичный молодой человек оказался.

О стихе. Честно говоря, не поняла, почему дан восточный колорит снега, падающего на Дублин. Камиадзе, иероглифы. Восток – он разный...

А тут еще инглиш с "fleece"...

В общем, ясно: всё серьезно между нами и ими. Показано на примере снега в Дублине.

 

275. "Доверяй веслу, волне и ветру... (Сивилла)"

Честно говоря, в недоумении. Сивилла – прорицательница, а этот монолог больше похож на наставления учительницы по ОБЖ. В чем предсказания-то кроме последней строки? Красиво, напевно, но как по-писаному.


276. "Ловец туманов"

Представляю, как пахло, когда у тигра изо рта вырывали туман... только настоящие поэты могут опоэтизировать всё, что попадается.

Дошла до лососи. Всё, не могу. Извините.


277. "Ворчливое"

Это не ворчливое, а наивное, на мой взгляд. По всему: по стилю, по многословию, по

темпу.

Ох уж эти поэтические "мы". Чего только не припишем всем.

Мы кажемся всем эфемерными, тонкими, нервными.

Кому – всем? Таким же, как "мы"? И этому можно удивляться?

А там, за окном, за Плутоном - пространства огромные,
Полно в них разумных существ, но поболее - нечисти.

Откуда у "беспечной козявки" такая уверенность, да ещё и знание пропорции?

Нет, извините, автор, я не прониклась. Это, на мой взгляд, младенчески изложенная нехитрая философия.


278. "Двоичное"

Понравилось ведь. И непонятно чем, и неясно почему, но понравилось. Правда, потом первая часть начинает казаться странно ненужной.

Во второй озадачил меня "адресат". Отлично написан весь подъём по лестнице, но этот загадочный конечный пункт/ человек/ получатель/ адресат – почему он (в стихе – она, к ней идут) корчится у стены?

Может, важна визуальная составляющая стиха? И то, что выше текстом и этажами, первая часть – произнесена ею? И она его просто не любит?

 

279. "Сегодня мне невесело, мой друг..."

Нельзя, но вообще-то так и тянет посоветовать ЛГ перестать писать стихи и заняться благоустройством быта, если на то пошло. Не понимаю я этого упоенного умиления собственной опоэтизированной никчемностью.

Перечитываю, ищу. Никаких чувств у меня нет к этим зарифмованным квелым людям. Старость, бедность, одиночество? Очень может быть. Но не могу разделить традиционно-пассивного настроя этого стиха.


280. "Вьетнамская кухня"

Как-то мне показалось малосъедобным. Эксперименты в (духовной) пище приветствую, да, но не все они одинаково легко усваиваются.


======================================================
281. "И вился ворох подаяний"

Понятно, все умерли, а ЛГ остался и обо всем рассказал.

Не понимаю, зачем о жизни и смерти писать в раёшном тоне. Стих короткий, всё что от него остаётся – вот это впечатление. Пересилить-то его нечем.


282. "Уходишь"

Не думаю, что это жестокость. Это – ожесточение и усталость, потому что всё поздно, ничего не изменить, как было сикось-накось, так до конца и осталось; ни ласки, ни попытки пожалеть, ни умения утешить. Полная неспособность ( а не невозможность!) показать друг другу свою любовь, которая всю жизнь только воевать умела. Всё это стихотворение – злость бессилия, и передано это замечательно, на мой взгляд: плотно, сжато, изматывающе.


283. "Зенит"

Допустим, что точка это иногда точка. Даже если заглавные буквы уничтожены как класс. Позволю себе думать, что произвольное количество слов между двумя точками означают предложение.

Тогда

как крест заплечный
несешь сквозь страсти на скалу.
- что значит? Что он несет как крест заплечный? "Ятеньтвою" из первого предложения?

когда зенит меня сжигает,
ты сходишь, воскресая в такт
испепелившимся желаниям
и снова будущим мечтам.
– зачем здесь "снова"? Ради заполнения двух слогов.

"Взойти на зенит" – этого я не понимаю. Не корабль всё-таки.

В целом же...

Что мне мешает принять это стихотворение? Лично мне?

Наверное, позирующий интонационый надрыв ЛГ, тихонько оглядывающегося на произведенный эффект. Имхо.

 

284. "Opus m."

«Тепло кропит, вытачивая холод»

Только вот это меня смутило. А так чудесное стихотворение.

Зачем препарировать музыку? Пусть летит.


285. "Белая дорога"

Утешили, ничего не скажешь.

Когда читаю такое общее оплакивание или обвинение: мы, нас, всех (нас), чувствую себя против воли включенной в нечто, чему я инстинктивно противлюсь изо всех сил. Что-то нас вытолкнет, все мы выпадем, побредём, опять фатум, общая доля какая-то, все, пошатываясь, поплетутся одним стадом, уткнутся, задохнутся, бедные, слепые, бессловесные... А если я не могу этого разделить?

Мне просто не близко это стихотворение. Допускаю, верю, что для автора оно жизненное, прочувствованное, что – метафорически – всё найдено и сказано. Просто оно абсолютно не для меня. Не побреду я ни с кем задыхаться и скулить. Извините, автор.


286. "Не исповеданное"

и кружили крикливые чайки,
наблюдая с нездешних высот,
как забытые белые майки
засыпал равнодушный песок.

Как, так с берега голые и ушли?

Стихотворение кажется мне не вполне зрелым, с набором обязательных красивостей и общих мест. Иногда проходит с возрастом, иногда нет. Зависит от желания автора. Кто-то же должен оставаться вечно молодым?


287. "Нелюбовь"

Как же намеренно запутанно всё построено. Только и справляешься, отступая на слово, на фразу, на строчку назад, что к чему относится и как что понять.

Всё это очень интересно, неординарно, сказала бы я, но в общем-то с облегчением чувствуешь, что ЛГ вполне способен отвлечься от тяжелой нелюбви хотя бы на вот такие сложносочинённые постройки. И это главное впечатление от стиха. Распутывание узловатой конструкции забирает больше внимания, чем её эмоциональный посыл.

А стоило ли огород городить, если с самого начала ЛГ сообщает, что это заведомо не её? Все эти обязательные страдания о белом платье, ну ей-богу...

И ещё, важно:

Как бы отчаянно нИ желать счастья навеки.


288. "Горизонт"

Возникает впечатление неустойчивости от многих сомнительных оборотов и смыслов. По-моему, это не вполне отточенный текст.

Ты не грусти, что я сильно тревожусь
в хмурый рассвет.
Что-то в этом есть несерьезное. Ведь достаточно простого "не грусти, что я тревожусь", а это сильно придаёт комический отенок. Сильно-пресильно...

"В хмурый рассвет". Тоже определенная неловкость. Выходит – только на рассвете он сильно тревожится, к тому же один раз, а потом – предполагается – всё проходит через час-другой.

Всякий тревогу ту чувствует кожей,
будто раздет.

Односложное "ту" примыкает к чувствует (бойтесь односложных затычек, они коварны), и тоже не очень благозвучно. Ту, а не эту.

Словом, можно ещё поразмыслить над стихом. Сюжет мне остался неясен, но это не так важно.

Прежде с кормы
снасти забросить, - последние снасти
в крайний сезон.

Что такое крайний сезон? С какого он краю, где обрыв, что это значит?

 

(Я стала часто встречать это в речи, и у меня всё клокочет. На одном из видео живой встречи поэтов этого портала одна поэтесса, редактор(!) говорит: я вам прочту свой крайний стишок. У меня скручиваются кишки от боли.

Ещё какое-то идиотское развидеть стало гулять везде. Зажилась я.)

 

289. "Труба"

за колонной рабочих, услышавших гаммельнских альт
трудового гудка
Без костоправа не обойтись. Это, вероятно,

за колонной гаммельнских рабочих, услышавших альт трудового гудка.

Это же уму непостижимо, так вывернуть.

(Гамельн с одной м, см. карту. Моссква или Тулла никто ведь не пишет?)

При очень интересной задумке много странных мест. Мазуту не поняла в ж. р.

 

постирать и повесить(ся) до наступления завтра

- извините, мне это отвратительно, мне непереносимо просто такое ухарское глумление. Это личное. Как легко все в стихах размахивают своими жизнями, щеголяют умозрительными самоубийствами, живописуют с лёгкостью то шею вокруг веревки, то вот такое, ради каламбура. Извините. Видеть не могу.

 

290. "Из жизни беглых волкодавов, познавших травлю и отстрел..."

Кузины насмешили очень. "Отдать в наложницы кузин" – неслыханное по задумке злодеяние.

На пятисотой на версте
Они валились наземь разом,
- "валились" предполагает неоднократность действия. На каждой на пятисотой на версте они валились. Завидное чувство дистанции.

И не гнушаясь битым часом,
Дремали в сорной пестроте

- это я просто даже не знаю. Ещё никогда такого не читала. Это за гранью моего понимания. Получается, обычно все битым часом гнушаются. А они вот нет.

Ногами сучат заполошно

Сучат ! Уже был в первой сотне стихов какой-то ангел, который тоже не по чину сучил.

Справка:Тамариск (кустарник, а иногда деревце) в естественных условиях растет и в Южной Европе, и в странах Средиземноморья.

Мне кажется, там опричники не водятся (пока)?

Прошу прощения, автор. Невероятная лексическая смесь из волкодавов, знающих ботанику, генералов, кузин, какого-то вдруг выскочившего опричника мешает мне оценить по достоинству целостность и стройность этого стиха.

 

291. "Ночь. Страшная. Очень"

Хорошее стихотворение. Честно говоря, не одно, а два. Напрасно их объединили. Совершенно разный градус.

Название хуже всего удалось.

Первая часть. Меня смутили только срезанные цветы в вазах. Шептаться-то они шепчутся, но живыми (живностью) мне никогда не представлялись. Наоборот...

В "пальме, затаившейся некстати", слово "некстати" совершенно не у дел. Оно некстати. А так – хорошо же.

*

Вторая часть – да тоже хорошо. "Мчатся бесы, вьются бесы" только в 21 веке.

*

Апофеознесчитаетсяладноавтор?

Если бы не этот высунутый язык дразнилки ни к селу ни к городу, стих вообще был бы замечательный. А так получется, ЛГ признается, что всё туфта. Тогда можно оставить заглавие – и вот этот финальчик. Будет органично.

 

292. "Путь мотыльковый"

Хорошие стихи, на мой взгляд, несколько затянутые , я бы на "цензуре" закончила, к теме стиха – самый тот конец. Но ЛГ еще жив, только разговорился и пускается дальше в дублирование первой части. Имхо.

Много красивых и тонких находок. Что не понравилось – "душеводитель", совсем. Это существо или аппарат?


293. "Антисказка"

Хорошо же! Всё очень ладно, никаких притянутостей, грубых швов.

Шероховато звучит "вспоминая, как на бегу". Либо "вспоминая на бегу" без как, т.е. мимоходом, либо "вспоминая, как на бегу говорили подолгу с ней" (Алёнушкой), но это чушь, да и авторская запятая после на бегу не дает так думать.

"В копытце вонзил насос" – тоже как-то дико. Воображаю, как заорал. Другого глагола на два слога с нужным ударением не нашлось?

А в общем – отлично. Спасибо автору.

294. "Зимнее"

Неплохие стихи, только затянутые. Для дневника любви – монотонно, для издёвки над бывшим – ритмически вяловато, для самогипноза ЛГ– странно, так вдруг завершается сеанс, будто враз всё надоело.

Финал стиха даже не звучит прощанием, больше похоже на "ну и фиг с тобой".

Покоробили (лично меня)"глупые конвульсии". Вы уверены, что это единственно точный эпитет?

295. "Ископаемый дронт"

"Чувакли", да ещё обычный, – это, конечно, новый вид поэтов. Стих неплохой, но, по-моему, перегружен примерами его (этого ЛГ) деятельности для такого предсказуемого, в общем-то, вывода.

А если это такой замаскированный hommage Додо (Доджсону), то кто же сомневается,

что он был поэтом.


296. "Другу"

Век живи. Никогда не слышала слова "насвай", и друга не было такого, чтоб научил. И про Швивую горку пришлось узнавать. Не поняла, как можно лежать в ней. Холлофайберовую голограмму не поняла. Получается, ничего не поняла. Может, ключ в Скэрдеруде, и весь стих – такое "Путешествие в друга"? Стих тяжело читается, может быть, стоит строфы и строки расположить по-другому?


297. "Мой бедный сад"

Господи. У Паганини не капризы, а "Каприсы". Нижняя нота в них – соль. И уж, наверное, не пальцы-ветви, а наоборот, ветви-пальцы?

Решила не каприсничать, потому что стихотворение хорошее, и смотреть на всё произведение.

Посмотрела, что такое тетрады (не знала). Получается

И, завершив реестр утрат,
В морозном утре раствориться,
Ложась на белые страницы
Венком рифмованных бивалентов

или группой из четырёх гомологичных хромосом.

Легче не стало.

Стих понравился, но если то-сё проглотить. А не всё легко проглатывается.


298. "Я стоял у распахнутых настежь дверей"

Мне кажется, немного лишку экзальтации.

Не поняла вывода

Вот и вечность прошла. Я её не постиг.
Сердце скупо, а значит, я вечный должник.

Где прошла вечность? Пока ЛГ стоял в музее? И как это "сердце скупо", только что так разрывался от эмоций?

Странное стихотворение. Автор его, чувствуется, вложил всю душу в этот "мильон терзаний", но разделить с ним это не очень получается.

Непосильно душе средь заломленных рук.

Вот это стихотворение тоже несколько пережимает с заламыванием рук. Имхо.

 

299. "Расскажи"

Даже нет сил разбирать. Совершенно произвольно стыкуются слова, чтобы вышло что-то многозначительно-отрешённое.

Два примера моего непонимания.

снов и снов бесшабашная помесь

- это что? Если смешать воду с водой – это будет считаться бесшабашной помесью, или только со словом "сны" работает?

 

в закоулках старого дома
второпях забившись от ветра
огоньки сквозь пустые ладони
наполняют прошлое цветом

Поскольку знаки препинания казнены, мне можно понимать предложение как угодно?
Если огоньки забились от ветра в старый дом, тогда в закоулки, а не в закоулках:

второпях забившись от ветра в закоулки старого дома, огоньки... наполняют прошлое (видимо, прошлое старого дома).

Тогда сходится.

Если оставлять авторский падеж закоулков, то получается так: огоньки – в закоулках старого дома, там ветер, и они от него забились (т.е. затряслись), причем второпях.

А может, и мальчик из предыдущей строфы сюда попал? знаков-то нет:

ходит мальчик, который был ли

в закоулках старого дома

И так далее.

 

300. "Репликация"

Ох. Как я далека от такого описания любовных отношений. И копьё у неё, и шприц, и коварство ведьмы. Как мне это разделить? Скучная у меня жизнь, без шприцев.
Изините, автор, стихи такого рода меня не трогают. Вот лично меня. Ну вот не повезло. Мне бы что поестественнее, потише... А тут два ЛГ так замысловато проводят период прелюдий...

 

301. "Город-спутник"

Странная комбинация речевых приёмов. То архаичный оборот "мальчик мчит, скейтбордом влеком", то тут же попсовый глагол "сдуется" – зато "отрок".

"Страдать артритом брёвен" – это очень интересно найдено.

А вот

"Здесь пожилым не место, здесь невозможен
скрежет тележки рядом со стариком"

- получается, что именно тележке (пожилой) отказано в прописке в этом городе. Старик, вроде, ладно, но чтобы рядом с ним тележка?! А ведь по смыслу именно так выходит.

И как-то странно стихотворение о городе переходит в гневную филиппику, в приговор мальчику, совершенно его растаптывая.


302. "Гроза"

Ведь мастерство, мастерство.

Только хотелось бы не тонуть в стихе как в "разбушевавшейся стихии". Первая часть совершенно безразмерна, всё катит и катит через запятую, чья-то бурная речь передает накал и переживания момента. И вдруг как-то очень трезво и деловито переходит к выводам! Кажется, вот же "они" ещё стоят под обрывом, тяжело дыша, всё, что происходит с ними – происходит сейчас, между ними стены дождя стеклянны, и вдруг – по-быстрому дается пессимистичное предсказание наперед: скоро картина разобьется, мы разлетимся, – рисуется мрачный пейзаж с распадом, но глаголы-то всё живописуют в настоящем времени!

примеряет Флора хламиду вдовью.

... С подгоревших туч облетает копоть,
облетают следом иголки с сосен
на песок, пытаясь его заштопать...
Високосен год, и прогноз несносен.
То есть – тоже всё сейчас.

Так первая часть воспоминание о грозе – или сама гроза?

303. "На этот миг"

Ну и хорошо. Зачем с пристрастием разбирать то, что у пьяного на языке. Давно, видно, пить начал, веке так в семнадцатом, и не заметил, какое, милые, у нас. В данный миг пьёт за подругу. Третий лишний. Это я о себе.


304. "Дом творчества"

Мы имеем стихотворение сатирическое обличительное. Какой смысл так язвить собратьев, если сам хоть куда? Еще кто-то про начальника примерно так же душу излил, искусал как мог. Тоже ведь – стихи. И что, ждать в ответ любви и просьб "почитай еще"?

Всякий чужак для них – кандидат на вылет.

Чтобы стать кандидатом на вылет, надо сначала хоть сколько-то быть своим, а если он так и так чужак – откуда ему вылетать? Его и не приняли ещё.

Стихотворение мне не очень, – просто я жанр такой не люблю. Неинтересно тратить жизнь на учёт и ядовитое рифмование чужих несовершенств.


305. "Последний бой Иоганнеса Брамса"

Красивое сочинение на тему. Несколько преувеличенно, как-то понарошку всерьез, прямо театрализованная битва, очень достоверные декорации, всё ну почти-почти как живое! и всё равно картонное. Что-то во всем стихотворении мне кажется искусственным. Хотя искусным. И музыка в нём просто ради обыгрывания нотных терминов. Имхо.

Я такого, кстати, никогда не читала про Брамса, мне это интересно. Для меня это даже многое объясняет теперь.

(Так и тянет перейти на моё отношение к музыке Брамса, но нельзя, не время и не место.)

Только поправьте, пожалуйста.

Гвардейцы начинают из затакта.

Затакт – отдельный термин и именно так выглядит оборот начать из затакта.

Если оставить как написано, из-за такта, получается, что такт у гвардейцев вроде предмета спора.

От имени всех старших офицеров,
Я умоляю: не бросайте рать,
Останьтесь в штабе, чтоб остаться целым!

"Не бросайте рать" как раз и воспринимается просьбой не уходить с поля сражения, не покидать солдат.

 

306. "Пора отлёта"

Воля ваша, автор, я ничего не поняла. О ком это? Кто эти две королевы? Кто улетает, бесстрашная в любви, и почему это выбрано предметом для многозначительного стихотворения? Наверное, я устала до полной изношенности.

И не узнать – зачем через века
их чередуя в бархатах и ситцах,
чуть дрогнула незримая рука
и медлит им перевернуть страницу.
- как мне это понять? Незримая рука дрогнула и не спешит перевернуть двум венценосным особам страницу, чередуя их в бархатах и ситцах через века? Вот всё то же самое, как ни крути. И всё равно не понимаю. Извините.

307. "Сталкер"

Не вполне прочувствовала знаковый посыл этого стиха. Некая зарисовка. Сюжетность в какой-то мере присутствует, если это всё не какие-то иносказания. У сталкера, человека, посещающего и исследующего заброшенные места, в пустыне внезапно кончился бензин. При этом автомобиль его наехал на чей-то саксофон (то есть здесь раньше кто-то был, дедукция помогает понять: саксофонист), ещё есть дрожащие – допустим, от ветра – канаты. Откуда они, чьи? Качаются божьи качели. Сталкер ушёл в пустыню.

Что скрывается за этим видеорядом? Близость смерти? Жизнь – пустыня? Все мы на божьих качелях?


308. "Я знаю"

Извините, автор, или взгляд замылился уже, или просто не моё, или возраст у меня не тот, чтобы встрепенуться в ответ. Не трогают меня такие стихи, что делать. Я не вижу ничего особенного в этой работе, она просто стоит в ряду множества подобных.

 

309. "Анечка Горенко"

Мне это по тону напоминает стихотворение Ахмадулиной "Снимок". О той же и так же. Хорошее одическое стихотворение, написанное не слишком канонически, как обычно пишутся такие стихи, и в то же время с весомой данью традициям воспевания.

"Навсегда и безраздельно" – это как кому. За исключением отдельных фраз или словосочетаний ААА – не мой поэт.

Зацепилась за слово недозгинули. Не в связи с контекстом этого стиха, а просто – ведь по правилам русского языка построено, а как терпко и ново звучит. Удивило. Мне интересны такие вещи.


310. "Не приду"

Вариант "ты меня на рассвете разбудишь", явная романсовая линия.

Да всё романсовое, чтобы долго не рассказывать. Из обязательных слов: судьба, пути, строки, потери...

"Сбиты метрономы", разве так говорят? Чай, не сапоги.

311. "Небо"

Вряд ли

Ты уйдешь обратно – в небеса.
И поймёшь, как мир огромный мал,

Скорее, в обратном порядке. Когда уж уйдешь, так и понимать будет нечем.

Традиционное стихотворение о вечном с вечным же набором слов.

"Двум смертям не бывать, а одной не миновать", только с разменом на небесную тему.


312. "Двое"

Уж если напрощались, тогда уж и разошлись, либо – "прощались и расходились", неужели автору самому не режет ухо?

не справляясь поодиночеству
опускались руками до омутов
тяжелей молчаливого золота
в невесомости тающей ночи звук
отстояв автоматную очередь
в разных точках,

Взяла цитату, ориентируясь на единственную запятую, чтобы было где остановиться. Как и что здесь правильно читать? Омуты здесь тяжелей молчаливого золота, звук ли отстоял автоматную очередь – боже мой, сколько взято невообразимо поэтических, как положено, ингредиентов и как же они перемешаны.

Поодиночеству – это поодиночке?
Как можно опускаться руками до омутов? Что в это время со всем остальным телом?

Работать ещё и работать.

 

313. "Города"

Замечательное художественное произведение. Идея, концепция, образный ряд, воплощение – ну всё сошлось.

Интересно, что у меня есть подобное (но ни-че-го общего) стихотворение с обыгрыванием тех же местоимений, "Наставление Александре").

Два места я бы рискнула посоветовать поправить – такому-то мастеру, как автор.

Конец первой строфы "выходит... выйти" даже при целостности оборота "выйти в люди" выглядит тавтологией.

"Ретортные думы" очень понравились. Именно! Когда в юности голова вся в книжках, опыта нет, жизнь вся – в теории, стерильная, лабораторная, умозрительная, в пробирках.
Выражение "заслоняя вывески, тень для глаз" не поняла. Тени для глаз – и то неясно, как их возможно заслонить, но тень?

И очень вычурно, не в лад всему стиху (для меня) звучит

ещё редок утренний холодок
за мембранной гранью дверного скрипа,

- то есть холодок за гранью скрипа, ну что это ... Такая тонкая штриховая графика шла, смыслы так перекрещивались между собой, не было ни одой склейки, ни одного видимого крепежа, и вдруг это словесное кондитерское рококо украсило финал чужеродной завитушкой.


314. "Котя"

Очень интересно написано. С такими бытовыми прозаизмами. Но про "мать на охоте" я не поняла совсем.

Пара мест мне неясны.

Пронзает когтем кожу, вену, стон мой,
- это ведь перечисление? Как можно пронзить когтем стон?

С этим когтем второй казус.

И что там когтя? – Сантиметр невзрачный.

Почему коготь в род. падеже? Может быть, речь шла о следе когтя, что звучит такой ответ: сантиметр невзрачный?

Но нет. Передыдущий текст такой:

А тварь шипит. Потеряно родство.
И безмятежность стала многозначной.
Что капли крови? – Просто озорство.
И что там когтя? – Сантиметр невзрачный.

Так почему же когтя? Не к каплям из строки выше же он относится? "Капли когтя"...

 

315. "Лист кленовый моей королевы"

Тоже своего рода hommage AAA. Красиво написано, в лучших рыцарских традициях. Вообще такой возвышенный стих, с приподнятой, хотя горчащей интонацией.

Вот это очень приглянулось:

Запах осени в наших ладонях превращается в запах лекарств.

Не Вертинский, но оттуда...

316. "Музыка"

"Моцарт листвы и Бетховен норд-оста..."

О, как повеяло стихом Майи Никулиной:

"Шопен кустарников и Моцарт голубятен"...

Уральцы должны это знать...

Хорошие стихи, на голову выше "секстаккорда".

гоголем, соколом – вслед за Овлуром –

в отчие сердцу места.
- очень понравилось. Отчие – именно сердцу! А не по прописке рождения.

А вот конец не поняла.

Так сочетается с сердцем природа...

...так перед смерти лицом
вечная родина неотдалима,
неотделима от нас.

- Почему вдруг только перед смерти лицом?

 

317. "Кое-что о приоритетах"

Что-то я опять не соображаю в многозначительности этих противопоставлений. Он то, а она это. Он такой, а она этакая. А младенцы вообще превыше всего (ну, для меня тоже). И что?


318. "Беги, Гумберт, беги"

Разработка темы одержимостью творчеством, если я что-то вообще понимаю. Гумберт взят как средоточие маниакальности. Или я опять не попала?

Хорошие стихи, даже весьма.


319. "Свет"

Философски, конечно, подано. Но меня смущает кое-что.

A всплывёшь, как и прежде, безделицей
- а нельзя ли было как-то без "всплывёшь", чтобы ассоциации с... безделицей не мешали?..

Если не считать этого насторожившего меня места, вывод стихотворения и правда хороший. И увы, точный.

А шесть строк, подступающие к этому выводу, не несут ничего нового, а то и просто темны для меня:

Память старой беды сотворима из сна –

как понять? Вот есть незабываемая, неизживаемая беда. Старая беда. Есть память о ней. Почему она из сна сотворима?

Ах,если бы из сна...

 

320. "Селфи

Как же мне чужд вот такой взгляд на всё. Ещё карусель играет и кружится, но увидеть только распад... и написать, что всё это гниение и тлен, всё ляжет мусором на свалке; ну да, и дети, которые на карусели – будущие трупы, так бог весть до чего можно довести стих. И тем более мелочным выглядит жест спасения: а давай-ка фото на фейсбуке забацаем – вот оно останется, это да.

Но, может, мне теперь станут понятнее толпы людей, замирающих хоть где столбом: головку к плечу, невообразимое выражение лица – и щелк, щелк. Это они противостоят энтропии!– через фото на фейсбуке.

Стихотворение-то написано хорошо, словарь мне понравился, а вот общий посыл мне чужд. По-человечески, эмоционально...

Никогда не видела изображений оцелотов на карусели.




ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ







В связи с неоднократными нарушениями комментаторами правил общения на портале, комментарии к этому материалу отключены.



.