17 Октября, Вторник

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Михаэль ШЕРБ. "Заметки на полях..."

  • PDF

sherbЧлен Большого Жюри финала "5-го открытого Чемпионата Балтии по русской поэзии - 2016", абсолютный победитель "3-го открытого Чемпионата Балтии по русской поэзии - 2014" - о стихах 1-го тура "ЧБ-2016": Полины Орынянской, Жениса Казанкапова, Сергея Славнова, Светланы Алексеевой, Геннадия Кацова, Олега Сешко, Алены Тайх.



Михаэлю еще предстоит "жюрить" финальную часть конкурса, сейчас же - несколько слов в письме председателю Оргкомитета конкурса о некоторых стихах и подборках, не вышедших во 2-й тур...


"...Извини, что много, но эти все - очень хорошие, часто лучше прошедших, ИМХО, конечно :)"

Конкурсная подборка 60. "Утаи от меня нелюбовь". Полина Орынянская, Балашиха (Россия)

Мне очень понравилось стихотворение «Война». Передано настроение, замечательная концовка и ровно столько строк и слов, чтобы высказать то, что хотелось. Если бы эта подборка прошла в финал, я бы обязательно выбрал «Войну» в десятку лучших.

Полина ОРЫНЯНСКАЯ

Война

К войне привыкаешь. Где-то идёт война,
А ты просыпаешься, ставишь согреться чайник.
Ты смотришь на мир из собственного окна,
А там на проталине пара собак скучает.

Войну ты включаешь с выпуском новостей.
Она похожа на выдумки Голливуда.
Её можно вместе с кофе подать в постель.
Под неё можно сексом заняться или помыть посуду.

Война утомляет флагами всех мастей,
Дешёвым пафосом безобразных прилюдных истерик.
А чтобы не было бездомных старух и убитых детей,
Выключаешь телик.


Конкурсная подборка 71. "Добро и Буран". Женис Казанкапов, Астана (Казахстан)

Не понимаю, почему эта подборка не прошла в финал. Она того заслуживает по самому высшему счету. Прекрасное первое стихотворение, где обыгрываются имена родителей, очень доброе и поэтическое. Интересное второе: «мыслью простреленная голова зарыта в сатиновых листьях. Белеет могущественный аспирин луны на нечаянном пульсе.», очень поэтичное третее: «Мурлычет клевер, тронутый ладонью.
И дождь разносит мокрою метлой твой след», «я пью смородиновый чай
в оставленных тобою теплых копнах. И в сотый раз я поле перейду, насобирав ковыль поступков колкий.»

Эта подборка вполне могла бы победить.

Женис КАЗАНКАПОВ

* * *
А ты идешь, и за тобой светло.
Мурлычет клевер, тронутый ладонью.
И дождь разносит мокрою метлой
твой след полынный, сладкий и бедовый.
Шаги сминают свежую печаль.
Стихает хруст ломающихся копий,
когда я пью смородиновый чай
в оставленных тобою теплых копнах.
И в сотый раз я поле перейду,
насобирав ковыль поступков колкий.
А ты уже почти не на виду,
и мне искать в стогах твои иголки.
Я окунусь в ручей родных кровей,
молитвы бормоча до отупения.
А ты идешь по лестнице наверх,
и опадают желтые ступени.


Конкурсная подборка 97. "Без темы". Сергей Славнов, Москва (Россия)

Тоже хорошая подборка, приятно было прочесть. Хотя не вижу, увы, индивидуальности, такие добротные стихи московского поэта с хорошими рифмами для журнала «Юность» J«нет прямых углов у тебя в Париже, но без счета баров, соборов, скверов - что всегда звенят и бегут навстречу.»

Сергей СЛАВНОВ

* * *
Будто бы музыка. Будто сама. Потому что смычок сломан,
и ни оркестра, ни сердца ее исполнить.
Осень колышет ветку, как рыжий локон -
кажется, знаю чей, хоть лица не вспомнить.

Шорох страниц листвы, как неместных литер.
Позднего бабьего лета летучий лепет.
Любит-не любит, любит-не любит гадает ветер -
все обрывает разом к чертям - не любит!

Сколько лет ветер, шелест золота с веток!
сколько ни умирай - возвращается осень
и все равно засыпает проспекты светом;
странно, что мир обошелся без нас вовсе.

Все это было также в любом веке;
также желтело, гудело, в глазах рябило;
ветер шалел и теребил ветки -
все обрывал к чертям; всегда не любила.

Шопот ушедшей любви в ушах - что-то
недоуйдет, недошелестит, недо...
Рыжей листвой ветка не мне - что там!
машет совсем никому. Просто так, в небо.


Конкурсная подборка 101. "Строчка невозврата". Светлана Алексеева, Клин (Россия)

Понравился «Сон Иосифа»: снопа из сна Иосифа переплетаются со снопами советского герба: «И меркнет сознание, спрятавшись в грязный плафон. В советской психушке, где сумрак страшней, чем в могиле,». Еще запомнилось щемящее «женское» окончание третьего стиха: «За кого ты воюешь в дождливой чужой стране? Я ведь даже на карте её не смогла найти.»

Светлана АЛЕКСЕЕВА

Сон Иосифа

Голодное брюхо к научным трудам глуховато,
А впрочем, учиться уже ни к чему - исключён.
Прощай, семинария! Нет ни гроша на оплату.
Голодному брюху показаны леность и сон.
Пригрезится: ветхозаветный сновидец Иосиф
Себя созерцает сияющим тучным снопом,
Другие снопы, преклоняясь, бросаются оземь,
И звёзды сияют на своде небес золотом.
Одна из них вдруг наливается пламенной силой,
Служить ей готовы созвездия, солнце, луна...
Иосиф-пророк просыпается, меркнут светила,
И страшная участь от братской руки суждена...
Дробясь и сплетаясь, видения льнут к изголовью.
В студенческом сне появляются молот и серп,
Венок из снопов, а звезда наливается кровью,
Венчая советский, исполненный благости, герб.
Пока что ещё не вождя всех народов державы,
Простого тифлисского парня в безрадостный день
Преследуют избранность богом и страхи расправы,
А впрочем, и те растворяются в сонной воде...

Застывшая Мойка и снулая тусклая Пряжка,
Рождественский вечер душевной болезнью смятён,
И рифма за рифму цепляются слабо и тяжко,
И меркнет сознание, спрятавшись в грязный плафон.
В советской психушке, где сумрак страшней, чем в могиле,
Под действием странных лекарств и несбывшихся строк
Иосифу Бродскому снится Сосо Джугашвили,
Которому снится Иосиф - библейский пророк.


Конкурсная подборка 110. "Видеоряды". Геннадий Кацов, Нью-Йорк (США)

Еще одна подборка, читая которую, мучаешься вопросом: почему не прошла? Хотя тут я знаю ответ. Подборку надо составлять из «однородных» текстов, написанных в одной стилистике. Тогда те, кому такая стилистика не нравится, не проголосуют, зато проголосуют те, кому такая стилистика нравится. Разнообразие же приводит к тому, что одному нравится одно, но не нравятся два других и т.п...

Хотя «Отец» не может, кажется, не понравиться) Вот еще один текст, который гарантированно вошел бы в мою десятку лучших.

Геннадий КАЦОВ

Отец

Он говорит: «Основное – порядок снов.
Здесь все молчат, и за столько прошедших дней
Мы не сказали с соседом и пары слов.
Чем беспробудней здесь сон – результат верней».
То есть, сон в радость ему, ну и в руку – мне.

Он говорит: «Надо только успеть в сюжет
Вставить конкретные месяц, и день, и час,
И перечислить в родительном падеже
Мне, как родителю тех, кто покинут, – вас».
Он мне сказал: это делал уже не раз.

Он говорит, что у них, неизвестно где,
Есть все возможности нам подавать сигнал,
И сообщать – то приметой, что быть беде,
То: «Я в окошко снежок ночь назад бросал».
Я это слушал во сне и, смеясь, кивал. 


Конкурсная подборка 132. "Трое". Олег Сешко, Витебск (Беларусь)

Интересная подборка, особенно «Трое». Оставляет, правда, некий привкус словесной эквилибристики. Ее бы разбавить лирикой что ли, потому что в таком виде все это немного стучит горохом в жестяном ведре. «Ефрейтор Фрейд цитировал Баркова, Хрипел прибой, к ногам роняя перья, Входило сердце в рай из безреберья, Мурлыкал кот молитвы безбогово.»

Олег СЕШКО

Трое

В начале света под старой вежей
Сидели трое, друг другу внемля.
Делили на три слова и земли,
Глотали воду и воздух свежий.
Поодаль копья точил Георгий,
Поил дракона вином плодовым.
Тащили бабы мужей в подолах -
Сгодятся после для месс и оргий.
Направо, к лесу, стекали жизни
Туда, где правда сильнее смерти.
Дрожало в небе отцово сердце,
На светлый подвиг толкая "слизней".
Под белым снегом пшеница прела,
Кричали дети, съезжая с горки.
Цвели кроваво кнуты для порки:
«Отдай нам, Маша, сыновье тело!»
Ревела Маша, роняя мирру,
Несла маслины святым пророкам...
Сидели трое к народу Богом.
Быть может, всуе явившись миру? 


Конкурсная подборка 145. "Стихи после "завязки"". Алёна Тайх, Гейдельберг (Германия)

Понравилось «Расселение». Такая прям поэмка. Первое же и третье... «На взгляд кажется лоно горячим, знакомым» - рассмешила.

Алена ТАЙХ

Расселение
 

На лестнице шипели: "сука в ботах!", лифт не застрял, поскольку не работал,
Но вверх - не вниз, а пятый - не шестой.
Привет из достославных девяностых, в двадцатую все ль флаги нынче в гости?
Всего один, да видно золотой,
Повоевавший и поживший странник... Внушительный пиджак - его охранник,
А та, что в ботах модных и в мехах,
Взошла... И домочадцы просияли, сидели плотно все на сериале,
Бухгалтер Галя выдохнула "Ах!",
Оставив поскучать стаканы с горькой, как на параде, встали Оля с Борькой,
Из боковушки выглянул студент.
Сынуля различил не сразу лица и побежал к Иванычу делиться:
та самая... сто серий... баба-мент.
А главный плыл, брезгливость пряча гордо. Им скалили со стен бульдожьи морды-
Пять счетчиков, мотая на табло.
Охранник нес себя, как хрен на блюде... Хотелось даме горевать о людях,
Но вскоре не на шутку пробрало
Её: у бабы Оли примерзая к стеклу, она шептала: " Чудо, зая!"
И пьяный не заметила раздрай,
Ведь окна из старухиного ада, все грани, выходили куда надо -
В астрал, в рoстальный, набережный рай.
"Еще не чудo, чудеса в апреле", сказал привыкший говорить о деле.
Несущую похлопал: "на года."
Они уходят, им еще напротив... И на шнуре, к двери на повороте
Всех резанула лампы нагота.
......................................
Иваныч погрустнел, взял с полки сушки: оно, быть может, и не грех в однушке,
Здесь холодно. Здесь ветер злой с Невы...
У бабы Оли оставалось трошки для сериала, для пустой картошки,
А хмырь-сынуля пьян до синевы.
Из ломоносовского выпив чай Грааля, смотрела в календарь бухгалтер Галя:
Болезнь не перевалит за апрель.
Без удивленья час кончины зная, событиям лишь усмехнулась: "зая!"
Взяла лекарство. Побрела в постель.
У Сашки в боковушке тень назгула. Да грохот от соседского разгула,
Там гопота, начнут - гудят до двух.
Вот въедут заи - поломают стены, чьи дряблые исколотые вены
Проводка, слабая, да водки старый дух.

 


















.