26 Сентября, Воскресенье

Подписывайтесь на канал Stihi.lv на YouTube!

Конкурсная подборка 305. "Три возраста Тиши-сан"

  • PDF

chemp2021_333Автор - Близнюк Дмитрий, Харьков (Украина). Имя автора конкурсной подборки было оглашено в Итоговом протоколе Международного литературного конкурса "10-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2021" 6 июня 2021 года в 23:59 по Москве.



* * *

антимузыка, ток-шоу, сериалы.
жабы в синих лосинах, скандалы.
дорогая, выключи.
выключи.
весь этот инфояд затекает мне в глаза и уши.
все это мешает мне думать.
глушит динамитом вертикальные озера души –
с водопадами, лунными большеглазыми драконами,
и дохлые сизые рыбины
всплывают на поверхность сознания
(так прибой океана
задыхается в пластиковом мусоре).
яркие звуки и фразы – отполированные ягодицы,
мощи и немощи кощеев.
а мне нужен час тишины или я рассвирепею.

а ты боишься тишины
как жительница райского прибрежья -
затяжного недыхания цунами,
и птицы сходят с ума,
истеричными черными тряпками бьются о невидимый барьер,
а для меня тишина - уссурийский дрессированный тигр,
и я добровольно кладу голову ему в пасть.
за моей спиной
должно быть молчание творца –
вогнутая тарелка космической обсерватории.
ловец инопланетных молитв,
межзвездного шепота.

тишина... замедленный смерч, вихрь дверей,
облако глаз, а ты в нем - как маяк, как дерево ресниц,
моргаешь, ощетинился.
туманный ясный зверь Вселенной
подходит к тебе со спины на мягких кошачьих лапах,
не дыши – дыши,
это - бесконечность миров, спрессованная,
как тонна нефти
в туфельки Мэрилин Монро.
а она, сидя на мотоцикле, обнимает
черную кожаную спину дракона
в стальных заклепках,
ставит ноги на горячую выхлопную трубу
и плавит подошвы, и тишина,
и вы летите в ночь-нежна,
прожигая жизни, и танцуют ветвистые призраки
истлевших деревьев, сгнивших динозавров,
перспективы, возможности Бога, тишина –
живая шляпа-цилиндр фокусника,
и ты засовываешь руки по запястья
в клавиатуру, как венер-милосский,
а губы шевелятся, гусеницы шелкопряда,
зеленые искры в глазах, простое слово «тишина»,
черные снежинки в белом шаре,
длань Бога с теннисной ракеткой – он хочет с тобой сыграть
в инопланетный теннис, однажды
все мы станем тишиной,
белым шумом в зоопарке миров,
мартышками анти-звука...

* * *

когда она уходила она перевернула его
как пепельницу с окурками
на пластиковую скатерть
недоварила борщ недостирала белье
но спустя недели месяцы годы
она все еще была с ним
он чувствовал ампутированную часть души
так чувствуешь строки поэтов серебряного с прочернью века
засевшие в памяти намертво
живые осы в янтаре
или матрешки-паразиты - матерные частушки
мимо тещиного дома я без шуток не хожу
заноза разлуки
в его сердце проросла
саженцы вишневого дерева - здесь будет сад
но фантомная жизнь живет своей жизнью
живет моей жизнью жует мою жизнь
нет ты перескочил с ЛГ на себя как блоха

ну и что? а ты съела темную ягоду
одну вторую третью теперь ты -
самка леопарда
у тебя вкусный клитор и твои волосы после душа
пахнут весной дорогим шампунем и кожа звенит
лаком новорожденной виолончели
и мой (censored) радуется и поет как Синатра
сейчас мы иероглифы-жуки сцепились
на кровати переплелись смыслами запахами ДНК
все смешалось в доме верлибра
в спальне из песка и тумана я пью муаровую
лань лень очей твоих очарование пью ловец жемчужин
твоих оргазмов
срезаю веерные дрожащие ракушки когда ты
кончаешь - смотри мне в глаза смотри
плыви ко мне на паруснике для двоих
а теперь мы просто дышим
просто лежим в спальне попами на боку - ммм -
как же это правильно сказать по-русски?...

нет с него хватит срывает свое лицо
и видит жизнь со стороны -
блюдце инопланетян рухнуло в джунгли
а он барабанит в титан - где выход? есть кто живой?
но никто не отзывается только
город зимний утренний еще темный
и беспомощный как жук в миске с манной кашей
барахтается лапами лудит
вздрагивает от шума снегоуборочных машин

и он ощущает нутром
ангел энтропии выкручивает
отросшие волосы на щетине
как постиранное белье
делает из черного
серое стальное

* * *

ночь плавала, как сырое гусиное яйцо
на черной холодной сковороде.
лишь к утру включили газовую горелку –
тихую на горизонте, и прозрачный белок облаков
начал сереть, сворачиваться.
там и сям длинными тенями, скользящими к востоку,
искрами сознаний
глаз мира созревал.
глазунья.
и цвет неба – цвет льда,
замерзшей воды в кастрюле во дворе,
цвет мерзлой медузы.

только утром мы чуть больше чем люди.
пресная облатка вечности с кофе или чаем.
и громадные мысли в голове –
сумрачные, стрельчатые,
одичалые волкодавы,
которых при свете дня загоняют за пустыри
стаи дневных пуделей
с глазным пуговичным безумием.
утром ты всегда чуть больше и выше –
душа разгладилась за время сна,
как скомканная купюра в пять миллиардов смысла.
выпрямился позвоночник – ведь ты висел,
как нетопырь, на лунном турнике
вниз рассудком, шевелил
острыми ушами заразумья.
но.
каждый день с утра
ты начинаешь новую жизнь, не закончив старую.
это единоборство прошлого и будущего:
две женщины-змеи дерутся в грязи и в глине
блестящей. дочь уже сломала пингвина,
купленного вчера, а жена ноет о новом ремонте –
медленно. как ноет зуб, обещая
будущую грандиозную боль,
если сейчас не обратить внимание,
не записаться к дантисту бытия.
жизнь человека – тростник без Паскаля.







chemp2021_150


cicera_stihi.lv

.