28 Февраля, Воскресенье

Подписывайтесь на канал Stihi.lv на YouTube!

Конкурсная подборка 287. "Гагарин и море или Маленькие нетрагедии"

  • PDF

logo2020_333Имя автора конкурсной подборки будет оглашено в Итоговом протоколе Международного литературного конкурса "9-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2020" 6 июня 2020 года в 23:59 по Москве.



Барвинок

Опять нет парного носка.
И сигареты.
В окне бесчувственный закат,
а где-то лето...
А где-то жаркое азу
и сочный журек,
и двое семечки грызут
под абажуром...
В потёках хмурое окно
без занавески.
А ты опять не спал всю ночь –
крутил железки.
На подоконнике встречал
рассвет карминный –
смотрел как по небу печаль
плывет сардиной...
Молодожёны за стеной
бухтят спросонья,
всю ночь ругались под кино –
Антониони...
У них какао и бисквит.
А ты небритый,
надев непарные носки
и старый свитер,
идешь в предутреннюю тишь,
пока трамваи
молчат ещё. И ты молчишь,
слова срывая...
Бредёшь вдоль леса по тропе
до поворота –
сломался, чёрт возьми, мопед,
а где-то кто-то...
А где-то рядом – город плит,
лицо на камне...
Ты шепчешь: «Кать, я бросил пить...
Или пора мне?»
Песок сырой. Вороний след.
Тоска сардиной.
И фиолетово в ответ
дрожит барвинок.
Идёт незримый диалог –
тоскуют двое.
И кается уставший Бог
в столетней хвое...

Гагарин и море

А учила ведь... ну и что? –
не даются ей эти формулы...
«Люська, ты головой того,
это просто ведь – Н2О!» –
одноклассники, словно вороны.

Не впервой ей под дружный смех
/как же можно не знать Гагарина!/
выметать, убирать за всех,
а потом замышлять побег
в эту...как её там... Болгарию!

Там, где море, как вязкий мёд,
или терпкое, как арония,
там, где вечный солнцеворот,
и никто никого не бьёт,
и не учит слова-антонимы...

После школы бредёт одна,
огибая дома – задворками.
«И в кого ты така дурна?» –
мать листает дневник... До дна –
запивает досаду горькую.

Мать хохлушка – из-под Черкасс –
не по сердцу места ей здешние...
Люська ходит в десятый класс,
из-за карих красивых глаз
хулиганы на ней помешаны.

Только всех обскакал физрук,
гастролёр из большого города –
он высок, головаст, упруг,
и под нежностью взрослых рук
Люська тает, как снег за воротом.

Физрука увезет жена,
как поймёт, что запахло жареным.
Мать увязнет в желе канав
в фиолетовом платье стареньком...

И, впервые купив вина
на все сто, физруком подаренных,
запивая беду до дна,
Люська в космос летит одна.
И на море потом – с Гагариным...

Женское

Я целый день варила пряный борщ,
пекла оладьи, жарила котлеты,
а за окном хлестал июньский дождь,
и, как могло, сопротивлялось лето...
От духоты кручинились цветы,
от суеты сгорела кофемолка,
а за окном собачились коты
за кошкину оранжевую холку.
А кошкин след давным-давно простыл,
плевать на похотливых ухажёров.
Не до любви – дела её просты:
оранжевые дети под забором.
В малиннике укрылись от дождя,
не удалась охота – мыши в норах.
И я плетусь кормить её котят,
к забору выношу базарный творог.
А где-то набухает новый дождь,
и мыши забираются всё глубже.
...И стынет по тарелкам пряный борщ –
блестящие оранжевые лужи.






logo2020_133




cicera_stihi.lv


.