24 Октября, Вторник

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Конкурсная подборка 91. "Голос"

  • PDF

ShenfeldАвтор - Ольга Шенфельд, Чикаго (США). 



Алигьери

              И в памяти живет плетеная корзинка
              Мандельштам

Пуста мошна, затo полна корзинка -
Орехи, масло, рыба и чеснок.
Служанка, босоножка, флорентинка
Не может перейти через поток
Из потрохов, хвостов, гнилушек, сала -
Базарная канава, ведьмин суп...

- Дитя, признайся,ты уже узнала
Прикосновенья нежных рук и губ,
Но испугалась адского потока,
Как грязных вод, что пенятся у ног?

- Жениться он не может, а порока
Я не хочу. Куда ведет порок,
Известно всем. Но вас, синьор, не знаю,
Кто вам сказал?

- Твой мимолетный взгляд.
Страшнее ада и прекрасней рая
Любовной страсти злополучный сад.
Тосканский зной и ветер раскаленный
Для нас гонцы подземного огня.
Всем преграждает путь река Харона.
Но злой старик, оболами звеня,
В челнок впуская белых, алых, черных,
Безжалостно прогонит серый люд,
Что миг земной, как цепь, влачил покорно,
Не спорил с силой, пестовал уют,
Боялся счастья, как боятся боя,
Добра не делал, избегая зла.
Сто тысяч мук искупятся любовью
И что нам ад, когда она была?

Ах, Беатриче... -Я зовусь Франческа.
-Франческа да Римини? -Нет, увы.
Я не хочу в ваш ад. Там мрачно, тесно.

- Там короли, и папы, и подеста,
Кумиры муз, сражений и молвы,
Те, кто законы строгие нарушив,
Навек остался в памяти веков.
Страшней пустыня, где бесцветным душам
Не вырваться из собственных оков.
Люби! – А Вы? - Я изгнан из Тосканы.
Последний день. Быть может, не вернусь.

- Синьор, синьор, так ваши речи странны,
Что каждый звук запомню наизусть.
Пусть там, где всем воздастся в полной мере,
Вам не придется встретить палачей.
Откуда Вы? – Из дома Алигьери.
Позволь, перенесу через ручей.

Фантазии по Вермееру

Желтый яблочный шелк, драпировки тяжелый кармин
Письма лгут о весне и летят, кувыркаясь, в камин.

Осень смотрит в окно, заостряется нежный овал
Повелитель зеркал, он кудряшки ее рисовал,

Гладкий девичий лоб и рассеянный старческий взгляд
Вновь, скользнув по строке, отвечала не то и не в лад

И устало лгала, и гоняла по мелким делам.
Поздний солнечный свет разводился с луной пополам,

Обвивая ее, обливая, стекаясь у ног,
Вновь она улыбалась как будто шептала «сынок»,

Словно целую жизнь до него прожила, поняла.
Тонкий солнечный свет становился стеной из стекла,

Застывая у ног обещанием завтрашних льдин.
В Дельфте ждали зимы. Груды писем летели в камин.

Не желал, не любил. Но чего-то упорно искал,
Заключая ее в лабиринт из наклонных зеркал,

Обводя угольком перевернутый дымчатый след.
Что в ней было, в одной? Тень осенних непрожитых лет?

Смесь дождя и огня? Юность губ и усталость души?
«Я солгу о весне. Отпусти. Пожалей. Допиши.»

Голос

И небо мягкое как мышь,
И травы жесткие как волос,
И март, и море, и Париж -
Все ждут, когда родится голос,
Так говорящий обо всем -
Пушистых тучах, мерзлых травах,
Что век изломан и спасен
Его пронзительной отравой.
Слух, проникающий сквозь тишь,
Взгляд, улетающий за звезды,
Приходят рано или поздно,
Но лишь болят когда молчишь.
Как жить без голоса? Того,
Что расколол однажды небо
И были звуки слаще хлеба...
Но помни - ты не божество,

Ты только платишь. Это дань
Еретика и иноверца -
Зрачки, повернутые в сердце
И в клочья рваная гортань


2017_150


































VISA1

Сделать это можно:

- путем перечисления средств

на карту VISA Сбербанка РФ
номер карты: 4276 3801 8778 3381
на имя: ГУНЬКОВСКИЙ АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ

Узнать подробнее можно - здесь

VISA2


.