28 Мая, Четверг

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Рустем МАВЛИХАНОВ. "Разговорник туарегского"

  • PDF

mavlixanovЖивет в Салавате (Россия). О себе: "Родился 15 июля 1978 года в г. Салавате. Публиковался в еженедельнике «Истоки»."


РАЗГОВОРНИК ТУАРЕГСКОГО
Пустыня снилась. Дежа-вю.
И башню… я ли здесь воздвиг?
В который раз себя ловлю,
Что говорю на тамазигт.*

Барханы золотом… Рассвет?
Я странником? Или навек?
Мне не услышать Ваш ответ –
Вам ни к чему мой тамашек.

Слоновой кости – башня-склеп,
Предчувствие: вновь всё не так,
Иссохли губы, сон нелеп –
Пора молчать на тамахак.

*тамазигт, тамашек, тамахак (ударение на посл. слог) – диалекты туарегского языка.

* * *

Воют собаки.
Туманом замглился закат.
Тяжкою поступью,
гулко, как ртути каскад,
Неотвратимое
входит, склоняя предать
- Неисправимое,
необратимое вспять.

Чуда не будет.
Годы свернулись в петлю.
Брошенным воем
погибшей волчицы корю
Душу остывшую.
Вязью навстречу луне
Мне неизбежное
Имя впечатано в сне.

Слиплись ресницы.
Фея прижалась к плечу.
Знаки чумы.
Что к палачу, что к врачу
- Тщетно взываю.
Грёз моих верен итог:
Псу есть хозяин.
У человека есть Бог.

ПЕСНЬ

Весна! Весна! – весь мир в литавры гремит,
И южный больной ветер на балконе стучит,
Чёрен сник снег,
Красны небеса,
И жёлтый взрыв густеет в моих зимних глазах!

Война! Война! – там за порогом стоит,
Бродяга целый свет без разбору клеймит.
Не руби! – пли!
И солнца восход
Даст крылья тем, кто в небе, невзлетевших – сожжёт!

Леса! Леса! – щекочут ноздри мои,
Я чую сок берёз, чую запах хвои,
Чую след лет
Ведёт в никуда –
Туда, где, встав стеной, рухнет громом вода!

Клыки! Клыки! – они ещё мне верны
И сладко впились в губы непокорной весны.
Не кричи! – жди!
Не рви удила –
Я отпускаю повод чтоб ты летом цвела!

Ножи! Ножи! – растут из пальцев моих.
Врага я вырву сердце, выпьем кровь на двоих!
Твоих уст вкус
Ярок и ал,
И соками творца я твой наполню бокал!

Ловцы! Ловцы! – за мной по следу идут
И густо пули с ртутью вкруг тела кладут.
Мой багров Бог,
И Синяя твердь
По снегу мной рисует червонную смерть.

Так рви же, рви! – с моей спины чешую!
Ты чуешь черный мех, что серебрист на корню.
Ты моя – вся,
Волчица-любовь!
Не царь я твоей плоти, но я – владыка снов!



.