20 Ноября, Понедельник

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Ольга АРИСТОВА. "Восточный город у моря на все голоса горазд"

  • PDF

aristovaЖивет во Владивостоке (Россия). О себе: "Молодой поэт, организатор поэтических мероприятий во Владивостоке, руководитель литературного онлайн-журнала "Тссс (здесь читают)" в социальной сети "ВКонтакте", куратор литературного конкурса молодых авторов Владивостока "Гул океанского прибоя" и просто девушка, которая пишет, потому что.".


* * *

Здравствуйте, я человек, что танцует песок на площади в полночь,
Когда свет течет стены и липнет облепиховым маслом.
Прохожие мне в спину говорят: «А он ничего! Только какой-то красный»,
А у меня просто, знаете, душа кровоточит.

Но потом, знаете, боже, какие потом падают звезды
Прямо под ноги и так жалобно дзынькают.
Я даже танец для них сочинил отдельный: и порывистый,
И чистый совсем, как птенец на ладони.

А ночь-то какая! Весна! Пахнет снегом по черным от грязи дорогам,
Холодным ветром на горло без шарфа и сладким,
Будто шоколад в кондитерской по улице вверх, любовным азартом.
Весна, знаете, время самоубийц и Бога.

Что? Я? Я человек, который на площади ночь по песку танцует.
Весь я красный, как звезды, а мне говорят — желтый.
Вы, знаете, я тут хочу написать жалобу, пусть ее воспримут серьезно:
Мне, кажется, кто-то город не тот подсунул.


* * *

Пишет мне Фрейя из снежного города: "Ночью дрожат провода,
а утром, мне кажется, небо расколото и в нем есть густая вода,
а дальше, сквозь солнце, в обратную сторону, только одна зима.
Как ты? Вчера мне вдруг вьюга напомнила,
как долго тебя я ждала".

"Боги не плачут, так сказано древними. Милая, ты тоже не плачь".
Фрейя мне пишет, что будет, наверное, до нашей встречи не спать,
что будет косы плести свои белые, мед зимних пчел собирать,
а я ей пишу, что вновь ветер северный
стал больно меня целовать.

Что я все чаще боюсь быть простуженной и завела себе шарф,
и если на улице снегом завьюжено, останусь в тепле ночевать.
Там, через небо, ее зрачки сужены, гордо осаниста стать.
Она мне не верит: "А как же в ночь лунную
будешь со мной танцевать?".

Я кутаю грусть под тремя одеялами и сердцем вожу по листу:
"Фрейя, прости, но давно потеряла я шкуру в холодном лесу.
Я сбросила мех, а глаза стали карими, и память я еле несу -
как будто забыла, как часто играли мы
в богиню и злую лису".

Фрейя уснула и мне писем не шлет. Поздний вечер,чай пахнет прело.
На улице грязно блестит старый лед, не бродят духи и вейлы,
и если пролить на него зимний мед, не распустятся листья омелы.
И здесь лис не бродит, богиня не ждет -
здесь город, дороги и стены.

Прости меня, милая Фрейя.


* * *

Там, где солнце морские звезды поймали в щупальца,
где кленовые листья пахнут йодом холодным, перечным,
где любая вода припадает к большой воде устьями,
где что ни скажи - слово будет большое, вечное,

там на серых откосах всё лес бьет прибоем под ноги,
полевые цветы все на вкус как один соленые.
Эту землю отдай навсегда только лучшим, Господи,
и на всех раздели красоту и величие поровну,

чтобы сердце лилось бесконечной любовью к городу -
пусть скелет ощетинил, как еж, что на берег выброшен.
Здесь любая душа пополам шумом волн распорота,
а пролив разделил небо с небом мостом, тонко вышитым,

и на огромном глазу небосвода режет синь нитью бисерной.
Падают ночью огни с моста и на море пенятся
Если город востока все штормы и бури выстоял,
не губи его, Господи, сизой воды первенца.


Страница автора в Сети



.