10 Апреля, Пятница

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Евгений МОРОЗОВ. "Свобода"

  • PDF

morozovЖивет в Нижнекамске (Россия). О себе: "Родился в 1976 году. По образованию педагог. Публиковался на различных интернет-ресурсах."


Свобода

Пространство, упираемое в небо,
границы отменяет и не столь
привержено обязанностям, где бы
бесчинствовал таможенный контроль.

Средь сфер таких, побрезговавши мненьем
общественным, держись лишь одного -
того, что под огромным подозреньем
сам факт существованья твоего.

Не это ли приемлемая плата
за право редкий миг осознавать,
что даже бесконечность тесновата,
как старенькая детская кровать,

когда с цепей спустивши мыслей свору,
коль скоро стать бесплотным довелось,
ты видишь, вопреки слепому взору,
безлюдную Вселенную насквозь.


Уроки латинского языка

Помню, в бытность студентом предметов докучливых ворох
изучал я со скрипом, средь общего хора которых
рекордсменом ненужности, тянущем след сквозь века,
мне казалась долбёжка латинского языка.

Смуглый старый наш лектор со сросшимися бровями
и морщинистым ликом, подъеденным муравьями
отгоревших желаний, студентов беря на измор,
прямо в зале для лекций спокойно курил "Беломор".

Он твердил: "Esse homo". Мы вторили "Homo homini
lupus est" и про всё, что взошло на античной равнине,
но из всех афоризмов, склонений, латинских корней
мне запомнилось только, что истина где-то в вине.

Он учил отстранённо, не видя иных в нас талантов,
языку крючкотворов, аптекарей и некромантов,
улыбаясь чему-то, хоть я и не ставил на вид,
что же мог знать о жизни ботаник-сухарь-индивид.

С тех весёлых времён протекли месяца и столетья,
за период которых давно уж успел бы истлеть я,
если б вдруг не очнулся, навскид перечтя годы те -
сколько бед нахлебался, вращаясь в людской тесноте.

И что мог я сказать? Что, действительно, homo homini
lupus est и не только, поскольку на месте доныне
не топтался прогресс, и, наверно, затем с этих пор:
человек человеку - кувалда, кирпич и топор.

Мрачных истин букварь, по врождённой классической дури
всю крылатую мудрость испытавши на собственной шкуре,
был я рад каждый день выходя за порог, как на бой,
тот латинский толковник захлопнуть навек за собой.


Загадывание желанья

Как краток миг звезды упавшей:
мелькнёт и нет. И как всегда,
взгляд не отыщет опоздавший
её горячего следа.

Так иногда воспоминанье
из бездны прожитых времён
взорвётся, примет очертанье
и вновь забудется как сон.

Пускай же память непреложно
хранит прошедшее тепло,
чтоб удивиться было можно
и потрясло и пробрало.

Чтоб сердце грубое не стало,
как камень, глухо и мертво,
и бодро кровь по телу гнало,
не понимая, для чего.

Не потому ли звёзды эти,
сгорая враз, дают нам знак
того, что есть они на свете,
хотя б на миг, хотя бы так,

чтоб взгляду, ищущему знанье
в краю неведомых пустот,
пришло на ум вплести желанье
своё в последний их полёт.

Пусть загадав, он лишь обманет
себя, чтоб голову вскружить,
и хоть счастливей вряд ли станет,
но будет верить, будет жить.



.