04 Апреля, Суббота

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Ирина ЛЕЖАВА. "Иносказания"

  • PDF

lezhavaЖивет в Москве (Россия). О себе: "Окончила Литературный институт - второе высшее. Первый рассказ был опубликован в журнале "Юность" в 1981 году, первая книга прозы «Чему учат звезды» вышла в 1989-ом. В прошлом году вышла вторая книга прозы "Так сказал Заратустра". Мои рассказы публиковалась во многих альманахах и коллективных сборниках, переводились на испанский, болгарский и украинский языки. Несколько поэтических подборок были напечатаны в журнале "Невский альманах" (Санкт-Петербург). Член Московской городской организации СП России, Международной гильдии писателей (Германия). Один из организаторов и председатель жюри литературного конкурса «Нереальная новелла» системы «Русская Тройка» на сайте «Самиздат», судья на Международном литературном конкурсе «Согласование времен» (Германия)."


МОЛЕНИЕ МАЛОГО К ВЕЛИКОЙ ПТИЦЕ

Мать моя, птица с алмазными перьями,
радужной рябью по небу скользящая,
с шеей высокой и лапами цепкими,
что, размахнувшись, сминают деревья!
Взгляд твой бездонный и зрит, и пророчит,
голос пьянит, точно брага ячменная,
сладкий твой запах дарует забвение,
грудь твоя – щит мой, объятья – спасение.
К сыну спеши, птица Рок ненаглядная!
Мал я, но горд. Не птенец желторотый.
Рьяно сражаюсь с врагами коварными,
мелкими, вздорными, гадко галдящими.
А на закате их сила умножится…
Ночь впереди, ясноликая странница.
Ты далеко? Торопись, чтобы свидеться.
Сын окружён бесовскими оскалами,
им вопиет: «Нас за что ненавидите?!»
Не отвечая, на плечи взбираются,
крылья сломали… Эй, мелочь разящая,
вы только морок, плевал я на хищников!
Мать моя Рок – лишь она настоящая.


СТАРЕЦ И ЗМЕЯ

Жила змея у старца на груди.
Холодный ум дружил с коварным чувством,
и вместе обольщали дух искусно:
любовь есть бремя – сердце остуди.
Жила змея у старца на груди.
Она ласкалась и плела интриги,
и он, послушный, не снимал вериги,
надеясь на награду впереди.
Жила змея у старца на груди.
Он жаждал оплатить благами мира
дорогу в рай, не сотворив кумира.
За подвиг неприятья награди!
Жила змея у старца на груди.
Любовь детей подчас милее рая –
мальчонка старика обнял, играя,
и тот мурлыкал: «Раздуди, дуди…»
Жила змея у старца на груди.
Ей невтерпёж, когда другому лучше,
дитя ужалить поднялась, как туча.
Но дед восстал, рванулся: «Не вреди!».
Громада лет у старца за спиной –
забытое накрыло бед лавиной.
Змеёй опутан, как верёвкой длинной,
стерпел укус с улыбкой озорной.

ПОЕДИНОК

                  Посвящается С.П.

В красно-рыжей сказочной долине
встретились в урочище два тигра.
Белый тигр с горы скатился стылой,
черный тигр из мест поднялся гиблых.
Кто таков? – глаза в глаза упёрлись,
напряглись в порыве общем холки.
Рык на рык - симфония в два горла
взвилась ввысь, сорвалась… Оба смолкли.
Нюх на нюх – носами воздух рыли,
нрав на нрав – хвосты хлестали бёдра,
масть на масть – чей цвет сегодня в силе
битвой рассудить желали гордо.
Рви врага! Таскай! Кусай за шею!..
Клочья шкур средь клевера парили.
Красно-рыжим стал на время белый,
Да и чёрный мех – в кровавом мыле.
- Славный бой! Равны мы в воле к жизни! –
белым мир предложен нерушимый.
Согласился враг.
– Твоя отчизна? -
мордой указал на гор вершины.
- Да, моя! – устало молвил белый. –
Лоб в тисках, зато душа в просторе.
Хороша, но слабость не приемлет.
Оступился – пал. Себе на горе…
Помолчал, задумавшись о высшем,
и спросил соперника и брата:
- А тебе-то как внизу, под крышей?
Ты там ты бог и царь, хозяин злата…
- Есть свой смак! Люблю вздремнуть в объятьях
полосатой ласковой девицы
и пожрать мясца с ватагой братьев.
Только я не бел… и я не рыцарь.
Если б мог на гору я взобраться
и объять весь мир влюблённым сердцем,
я б прошёл, не дрогнув, мимо граций
и страстям не дал бы разгореться.
И пиры забыл бы, и погони,
Не творил бы зла для лёгкой славы,
Вёл бы жизнь аскета и тихони,
Ел не мясо, а цветы и травы…
Посидели, судьбы примеряя:
«Мне б твою!..» «Не в масть! Не знаешь сам ли?»
И поднялись, вновь на путь вступая
Лапами, истёртыми о камни…


Страница автора в Сети


.