04 Апреля, Суббота

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Александр ХОМЕНКО. "Зефирно-шоколадная история""

  • PDF

xomenko2Живет в Бресте (Беларусь).


* * *

Кто первым молнию метнул -
Историей сокрыто,
Сказала: "Мастер ты - не мой,
А я - не Маргарита!"
Добавила: "Ты - не король!"
И с королевским видом
По дому рассыпала соль
И перец... и обиду,
При этом походила ты
На острую рапиру.
В ответ я тоже фехтовал,
Но втайне жаждал мира.

Мы - снова вместе,
Мы - не врозь,
Перегорел весь порох,
Но иногда - так повелось -
Ворочаем мы ворох
Нажитого за много лет.
Обычная картинка.
Опять тарелочки срослись,
И в доме - ни пылинки...
Улыбка на твое лицо
Уселась, будто птица,
На пальчике блестит кольцо...
К чему было браниться?


НАПУТСТВИЕ В ДОРОГУ

Собрался ты уплыть за океан
В свободный мир, и скатертью дорога!
Там, говорят, не жизнь, а просто - рай,
И все - не так, и примут там любого...

Одна надежды: ты же заберешь,
Прихватишь и утащишь безвозвратно
Красивость фантиков, рекламу, "куш" и "кэш"
И прочее, что якобы бесплатно.

Ты постарайся взять и унести,
Что строил здесь при помощи соблазна:
Кредитов, акций, прочей суеты
И банковских контор разнообразных.

На шее носишь золотую цепь
Не тонкую, но без креста, пустую.
Не поменять бы золото на хлеб
Или на пищу более простую.

Понятно, что у нас - не Новый свет,
Все износилось, даже запылилось,
Нет бизнес-ланчей, устриц - тоже нет.
Не наше - не пришлось, не пригодилось.

Ты хочешь старое забросить и забить!
Там - канапе. Там - суши и карпаччо!
Там не богатым не возможно быть!
А кто богатым был - становится богаче!

Я знаю, что у нас - не "вэри гуд",
Не так густа и зелена капуста,
На веточках монетки не растут,
И даже в кошельках бывает пусто.

Там деньги правят всем, а алчность, лесть
Им служат. Ты, земляк, слугою
Быть хочешь или сразу вверх залезть?
Дерзай! Удачи! В путь! И бог - с тобою!

А если выбьешься и попадешь на торг,
Вдруг станешь там не пешкой, а элитой -
Скажи? земляк. что мир наш - не их WORlD?
Без пыли золотой, зато умытый.

на Запад я не очень-то стремлюсь,
И он меня к себе не приглашает,
Но упаду со стула, удивлюсь,
Когда узнаю, что там понимают,

Во что здесь ставят крокодилов плод
И прочью зелень типа "авокадо",
Что так нельзя: с людьми продать завод,
Что лгать прилюдно, ерничать - не надо.

Что, едешь? Я платочком помашу.
Удачи пожелаю на прощанье!
Там пошельмуй! Ая пока пишу
В дорогу памятку и напоминанье.

Мы разные с тобой. Но я стою,
Не отхожу, как провожают брата.
Их мир корю, тебя, себя корю...
Мне кажется: вернешься ты обратно

*

Стремление к лучшему было,
Нет, не абстрактное - в практике.
Но верю: оно не застыло,
А где-то бредет по галактике.

Я знаю: в конце нету пропасти,
Исчезнуть совсем нет возможности.
Иду и плыву по течению,
С пристрастием и с увлечением.

За облаком облако тянется.
Чему суждено - то и станется.
Сюрпризов не жду - готов к худшему,
Но радуюсь новому, лучшему.

События слиты в привычное;
Есть общее в них и есть личное;
Есть много чего, чего хочется...
И всевозможного прочего.

*

Что ты пнёшься окружить себя
Качественным и высоким?
Хлеб есть – довольствуйся этим!
Хватит тебе, нам с тобою и детям,
А ты дергаешься, будто под током...
Хорошее – дОрого. малодоступно!
Хотеть нам бОльшего - преступно!
Стань скромным и тихим, как серая мышка!
Хватит крика, тебя и так слышно!
Да кого интересует твое умное мнение?
Сейчас – время другое, другие веяния!
Живут же другие в этом мире привычном –
Утилитарном, диванно-кирпичном,
Без эксцессов, экстазов, надрывов и всплесков…
Ах, видите ли, тебе не интересно?
И какие такие ты хочешь условия?
Нет, я не буду молчать, говорю тебе снова я…
Заткнул уши? Буду жестикулировать,
На задних лапках ходить, жонглировать…
Ой, не могу! Нас бы вдруг да услышали!..
… … …
Алло! Привет! Нормально все. Стихи пишем мы…

*

Огонь прошел и грязь, и воду,
Жару, холодную погоду,
Ломал фальцет на низкий бас…
Искал, выискивал свободу,
Желая послужить народу,
За что был бит им же не раз…
Звон труб и шум аплодисментов,
Подлог фальшивых документов –
Такой контраст…
Имел призы и подношенья,
И на банкеты приглашенья,
Был рейтинг, самый высший бал…
Лежал и корчился от боли,
Но, подчиняясь Божьей воле,
Зачем-то встал…
Здесь рядом мчится скорый поезд,
Но мне последний выдан полис –
Доверья знак…
Без искушения, соблазна
Я призван жить однообразно –
Таков контракт.
«Не заберу, пока не скажешь,
Все выскажешь, а после ляжешь!» –
Вот так.


Пасхальное

Бог Вишну вишен подарил,
налитых кровью.
А Шива жизнью окрылил,
пробел восполнив.
Эол заставил грудь дышать
эфиром дивным.
Природа нежно, будто мать,
омыла ливнем.
Хирург, умелый часовщик,
чье имя – Время,
Мне сердце вставил в один миг –
шальное бремя.
Но был и мастер черных дел,
чье имя Демон.
Во мне пружину он вертел.
Чего хотел он?
«В себя иди, в себя гляди,
себя лишь слушай!» –
Шептал тот темный господин
и рвался в душу.
Амур мне сердце раздробил
стрелою в клочья.
Янтарное вино я пил –
и днем, и ночью.
В один прекрасный ясный день
после ненастья,
Открыл окно: цвела сирень.
А где же счастье?
Один лишь Бог, Верховный Бог
опять пришел ко мне,
помог
И вновь слепил в один комок
Разрозненные части.



.