12 Декабря, Среда

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Александр ШВЕДОВ. "Весеннее обострение любви к Отчизне"

  • PDF

svedovЖивет в Москве (Россия).


Дом на Песковатиках

                       Марку Шагалу

Родился еле-еле, да как смог.
Корыто, хедер, лавка с бакалеей,
и полная пригоршня синагог,
и две пригоршни праведных евреев.
И столько же в кармане у отца
засахаренных груш, пропахших рыбой.
В субботу пол тарелки холодца,
а в будни гречка, хлеб да кочерыга.
А Мойша просто жил и рисовал,
минуя чудом войны и погромы.
Достатка не было, как не было похвал.
Но всё равно он свыше был ведомым
не тем, официальным, а своим
домашним и надежно-добрым богом,
с которым оставался невредим,
к кому он обращался сочным слогом:
«ты краски дал, что стали мне судьбой...»,
добавлю - дав прожить самим собой.
Так рисовать, как он, не мог никто:
плафон Гранд Опера заместо шляпы,
над городом летает конь в пальто
и звезды в небе, как глаза у папы…


Весеннее обострение любви к Отчизне

«Не описать волшебной красоты
с весенним солнцем…»

               Лев Мей, «Я с нею никогда не говорил»

«Дождик лил сквозь солнце, и под елью мшистой
мы стояли точно в клетке золотистой…»

                     Апполон Майков, «Под дождем»

Ну, вот и май. Глумится первый ливень
над сушей, что была одной шестой.
Я от дождинок сделался слезливей,
а, может, наслаждаясь красотой.

Мелькнула, словно парус, мини-юбка.
наверно, нам сегодня по пути...
Мне б к туфлям-лодочкам спасательною шлюпкой
По руслам луж тихонько подгрести...

Уговорю ее на самоволку,
пока нам корчит рожицы гроза.
А на девчонке мокрая футболка,
А у меня - безумные глаза.

Под МЕЙским солнцем теплой рыжей масти,
под МАЙКОВским серебряным дождем,
как встарь, к Отчизне заражаюсь страстью
воздушно-капельным путем!


Нева до Октябрьского переворота

Тащи чухонца в околоток,
Неву назвавшего болотом.*
Нева она и есть Нева,
с имперским шлейфом мотовства,
торс закорсеченных красоток,
и прошлый след от ведовства.

Морской залив целуя в губы,
весной приветствуя в яхт-клубах
нетерпеливых моряков,
их потчуя вдовой Клико;
зимой катая в лисьих шубах
в санях мордатых барчуков.

А рядом три сестрицы Невки
собой торгуют, будто девки:
и рестораны-поплавки,
и живорыбные садки…
пока двуглавый спит на древке,
бросают сети рыбаки.
Одна из Невок здесь навечно
себя связала с Чёрной речкой.

А вот Лебяжия канавка
и Мойка с Пряжкой - всё чернавки,
и, как поместная дворянка,
забыв про «безымянный Ерик»,
гордясь собой, течет Фонтанка,
стройнит бока гранитный берег.

Когда-нибудь во флигельке
там горько заживёт Горенко,
и чудом избежит застенка,
и сочинит свою нетленку.
Евтерпа с ней накоротке,
Но модной станет Мельпомена.

Там в чижик-пыжиковой форме
студенты пьют, не зная нормы.
Мундир зелён, зато каков
желток петлиц и обшлагов!!!
Там Летний Сад, напротив - пристань,
скрипит кораблик неказистый.
Оттуда к домику Петра
отчалят лодыри с утра
в часовню с образом святым:
«Не будь ты, боженька, скупым
и помоги пройти экзамен-
ты ж видишь, мы не можем сами».**
«К Спасителю за две копейки!"-
кричит матросик со скамейки.
И поправляет поп скуфейку.
Всех переправят в два захода...

В Крещенье крест опустят в воду
сквозь ледяные кружева,
чтоб «иорданилась» Нева!***

* «Нева» (финск.) - болото.

** Существовала дореволюционная традиция вымаливать в часовне, что возле домика Петра, оценки на экзаменах.

*** "За литейным мостом 6 января по старому стилю праздновалось Крещенье. Во льду против Зимнего дворца вырубалась майна, над ней сооружалась часовня... Это сооружение и называлось Иорданью...После обедни во дворце высшее духовенство выходило на Иордань служить молебен с водосвятием по традиции с петровских времен. На лед выходила и царская семья. Высший служитель опускал крест в воду… По представлению верующих, вода в Неве мгновенно становилась святой, и все по очереди подходили испить ее, несмотря на то, что санитарная инспекция уже тогда запретила пить сырую невскую воду ввиду ее загрязнения сточными водами...."

Засосов Д.А., Пызин В.И. «Из жизни Петербурга 1890-1910-х годов»


Страница автора в Сети


.