19 Июля, Четверг

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

ИТОГОВЫЙ ПРОТОКОЛ Международного литературного конкурса "7-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2018"

  • PDF

POLOZHENIJE_6666Полная информация обо всех участниках, подборках и итогах Международного литературного конкурса "7-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2018".

Внимание!
В настоящее время протокол содержит не всю информацию о прошедшем конкурсе.
Полный текст Итогового протокола будет опубликован после исправления технических неполадок на портале.


ВСТРЕЧАЕМСЯ В ИЮЛЕ:

moskow_afisha_orlov2
Приглашаются все авторы, члены жюри и читатели портала!

В программе встречи:

- чтения и посиделки
- вручение наград Чемпионата
- презентация нашего сборника "Площадь Мира. Антология"
- вручение его авторам - авторских экземпляров!

Подробнее - здесь.

Animation

cicera_stihi_lv


ИТОГОВЫЙ ПРОТОКОЛ
Международного литературного конкурса
"7-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2018"
logo2018_666
Международный литературный конкурс "7-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2018". проходил с 21 марта по 6 июня 2018 года на страницах портала Stihi.lv.

В 1-м туре Чемпионата приняли участие 285 авторов из 21 страны мира: Россия, Украина, Израиль, Латвия, США, Беларусь, Германия, Казахстан, Финляндия, Австралия, Литва, Швейцария, Молдова, Новая Зеландия, Чехия, Бельгия, Нидерланды, Норвегия, Люксембург, Канада и Китай.

ССЫЛКИ НА ОСНОВНЫЕ СТРАНИЦЫ КОНКУРСА

Положение о конкурсе
Состав Оргкомитета
Состав Жюри

Страница новостей:
- сообщения Оргкомитета
- видеожеребьевки
- оглашение имен участников и т.д.

Все конкурсные подборки 1-го тура
Итоги 1-го тура. Расширенный ТОП-32 конкурса

Итоги судейского голосования во 2-м туре. Протоколы оценочной системы "Плей-офф"
Итоги судейского голосования во 2-м туре. Протоколы оценочной системы "ТОП-10"

Все призы и награды конкурса 

 

diplomy_666

cicera_stihi_lv
prizery_playoff

1 МЕСТО, золотая медаль,
Кубок победителя Чемпионата

Конкурсная подборка 48. Дмитрий АРТИС, Домодедово (Россия). "Мелкотемье"

Artis



МЕЛКОТЕМЬЕ


* * *


Вот этот лес, остывший к ноябрю,
уставший за год,
оставил куст рябины воробью,
горчащих ягод,

перетряхнул опавшую листву,
вздыхая тяжко,
и разошлась тропинками по шву
его рубашка.

Как воробей, продрогший на ветру,
лишённый веса,
я в эту зиму также не умру,
гнездясь у леса,

где пролетарским хлебом на крови
горчит рябина,
благословенна, что ни говори,
неистребима.

* * *

Графоманом был когда-то, плащ коричневый носил,
рифмовал витиевато изо всех возможных сил.

Думки думал о потомках, доставал себе чернил
и писал стихи о том, как жизнь убогую влачил.

В заведении питейном как-то ночью за стихи
был изрядно отметелен полицейским от сохи,

ибо очень громко, точно обращаясь к небесам,
прочитал ему всё то, что для потомков написал.

Не держал в обиде разум и, презревши благодать,
понимал: поэт обязан за стихи свои страдать.

Так почти полжизни прожил, научившись без конца
принимать за милость Божью избиение творца.

* * *

Как решение неразрешимых проблем,
лишь бы плесень мозги не затронула,
я почищу картошку, а милая М.
полистает Андрея Платонова.

Бронзовеет ночей пролетарский овал,
трудодни, как предчувствие, множатся.
Она знает почти наизусть «Котлован»,
я же только орудую ножичком.

Можно было бы всё поделить пополам,
только «всё» почему-то не делится.
У меня в голове намечается план,
созревает желание действовать.

Мелкотемье. Одна из волнующих тем,
поднята и стремглав залитована:
поострее возьму себе нож, а затем
полосну им по книге Платонова.


2 МЕСТО, серебряная медаль

Конкурсная подборка 12. ЕЛЕНА НАИЛЬЕВНА, Самара (Россия). "Ёлка, шарики, мишура"

Nailyevna


ЁЛКА, ШАРИКИ, МИШУРА


Ты меня уронил


Дыма седая просинь.
Неба ночной винил.
Ты же меня не бросил.
Ты меня уронил.
Разницы, впрочем, мало.
Я раскололась - бдзынь! -
и в одночасье стала
мёртвая, как латынь.
Лишняя, как плакаты.
Мутная, словно власть.
Надо же было как-то
ласковей мне упасть.
И закатиться в угол
к фантикам и носкам -
пусть бы потом аукал,
пусть бы всю жизнь искал.

Мне нравится, что я больна Невами

мне нравится, что я больна Невами
что я Москвами-реками полна
по Волгам на "Кулибине Иване"
плывёт, глазея за борт, тишина

её легко три палубы качают
ей волны плачут брызгами навзрыд
встречают стаи суетливых чаек
и косяки неторопливых рыб

привычно для красавчика занятие -
пленять в тоске глазеющих в закат
и тишина идёт ему в объятья
и плавится, целуясь невпопад

где в синей зыби звёзды ночевали
где нет как нет ни времени, ни дна
мне нравится, что я больна Невами
но глубже всех я Волгами больна

там, где на не-меня меня меняли
и западал диезами рояль
там тишину ль качает, не меня ли
там тишина ли плавится, не я ль

Приходит ноябрь

приходит ноябрь в веси и города
приходит ноябрь, приказывает: страдай
ну что у тебя нет никого, по ком
слышь, я ноябрь, тоскливый я испокон
грязно и серо, муторно и темно
на дно погружайся с кем-нибудь заодно
давай заводи какой-нибудь грустный блюз
стучусь тебе ветром, дождём тебе в окна льюсь

и я б танцевала в бикини на пляже, я б
босой по траве, но приходит ноябрь
ноябрь
требует сплина, сонливости и тоски
а у меня гарри поттер и пауки
фиксики, свинка пеппа и три кота
прятки и гонки, кубики и лапта
танки и динозавры, парад планет
а у меня математика (боже, нет!)
люлька, качели, каши, юла, манеж
мама, я это не буду, ну и не ешь
сказки и баю-баюшки до утра

а вот и декабрь
ёлка, шарики
мишура


3 МЕСТО, бронзовая медаль

Конкурсная подборка 71. Петра КАЛУГИНА, Москва (Россия). "Поождика"

Kalugina2



ПОДОЖДИКА


* * *


Дождь пытается что-то сказать.
Я боюсь, что вот-вот пойму
и уже не смогу назад
отыграть, и тогда к нему
поневоле придётся мне
прислушиваться вот так
до скончания дней, и не
абстрагироваться никак
мне тогда уж наверняка
от знания языка.
От незнания языка.

Потому что, как только вник
в заоконный дождя бубнёж,
ты навеки его двойник,
человек, но как будто дождь.
Но как будто идёшь, стоишь
перед входом в любую речь,
а стекло между вами — лишь
только повод струиться, течь,
разветвляясь, дрожа слегка,
каплями языка.

Словно кто-то бессловно грезит,
продвигаясь по кромке фразы,
интонациями в разрезе
окропляя мой слух и разум.
«Подожди-ка» — скажу уму.
Только слухом тебя пойму.

* * *

В год, когда перегорали
лампочки
по' две в день, а то и по четыре.
В год, когда мне было всё до
ласточки,
тенью обитающей в квартире.
В зазеркальный год
ничкомлежания,
гулких пробуждений до
рассвета.
В год моей любви как
содержания
мусорного чёрного пакета.

В год, когда меня на свете
не было,
что бы там ни плёл автоответчик —
интерстеллер запылённой
мебели,
времени прикаянный разметчик.

В этот год, когда, казалось,
брошено,
выплеснуто, скомкано, разбито!..
В год невыметаемого крошева
из необитаемого быта.

В этот странный год, не в
ощущениях
данный мне, а в их тупой
нехватке,
Бога я молила о прощении,
а тебе шептала: всё в порядке.
Богу я шептала: не покинь меня,
а тебе... тебе я
замолчала.
Через год окликнула по
имени —
и оно тебя не означало.

* * *

Есть память живая и мёртвая,
И разница между ними.
Есть что-то навеки стёртое,
Отозванное по имени

От вещи, от места-времени,
От сдвига привычной тени,
От человека, некогда
Любимого до потери

Памяти, две неровные
Струйки по камню пляшут, —
Живую ладонью трогаю,
Мёртвой подставлю чашу.

Вкус обретая заново,
Той пригублю и этой.
...Паника узнавания,
Птичья тоска над Летой.


3 МЕСТО, бронзовая медаль

Конкурсная подборка 113. ГАЛИЯ, Екатеринбург (Россия). "Сви-ри-ри"

galija



CВИ-РИ-РИ



Ловля солнца

когда уходит день, два рыбака
закидывают леску в облака,
они точны, движения их ловки,
ведь ловля солнца требует сноровки...
а я смотрю, как тихо гаснет день,
дрожит дорожка солнца на воде.
и остро проникает в сердце жалость
и к солнцу, если б вдруг оно поймалось,
и к миру, и к летящим летним дням,
и к нам...

В переходе

что ты с лампой здесь ищешь, Господь,
в переходе на зимнее время?
истончается вешняя плоть,
цепенеет озимое семя...
поднимается в небо вода,
чтобы выпасть серебряным снегом.
здесь уходят в себя без следа,
чтоб в себе отыскать человека,
словно свет, что нисходит с небес
даже в зябкую раннюю темень.
только им и спасаются здесь –
в переходе на зимнее время.

Сви-ри-ри

как пули попадают в "молоко",
так птицы-свиристели тонут в мае...
никто мне больше в сердце не стреляет,
от этого, быть может,
в горле ком.
летите, свиристели, в мой февраль,
здесь ягоды – боярышник, рябина,
шиповник есть,
для горлышек малина,
ее совсем немного.
не пора ль
вернуться вам,
как раньше? сви-ри-ри –
я помню, как звенел морозный воздух,
и ничего не страшно, и не поздно,
и свет невыгораемый
внутри

short_playoff

Конкурсная подборка 333. Елена ТАГАНОВА, Москва (Россия). "В том саду, в той стране"

taganova

В том саду, в той стране


В том саду

В том саду, где мы не встретимся никогда,
в ржавой бочке дождевая цветет вода,
позабыв о водоворотах.
Не судьба ей поить стада и крушить суда.
Лишь ворона по краю скачет туда-сюда –
и дрейфует от стенке к стенке перо воронье,
как пирога, опрокинувшая гребца...
и садовница не узнает лица.
Что ей Спасы и сенокосы?
Расползается крапива из-под крыльца,
догнивает в компостной яме падалица –
и ни браги, ни пирога... только осы, осы.
Столько ос, что воздух кажется золотым.
Над звенящей пижмой вьется пахучий дым –
у соседей опять суббота.
Чем-то липким растекаются голоса,
и, басовую «соль» поймав, дребезжит оса
в пыльной банке из-под испорченного компота...

Криво

Не пахарь, не воин в поле – ржаном ли, минном? –
себя измеряешь в милях
от этих земель с их памятью на паях,
от этих емель, что по воробьям палят
из окон шестых палат –
хоть в бровь бы... но мимо, мимо.

В зазоры и щели ловишь забортный воздух,
себя измеряя в верстах
от этих дворов, где липы да тополя,
от этих воров, что шапок не подпалят,
когда запоет петля
над ямой, в снегах разверстой, –

о всех непричастных, честных и терпеливых,
о всех кораблях в проливах.
Затягивая потуже свой спасжилет,
семь раз, как учили, дабы не пожалеть,
себя измеряешь в лье –
и рубишь... но криво, криво.

Ирга

Попилены липы у дома,
из форточек хлещет попса.
Вот-вот заживем по-другому, –
пугает болонью джинса.

Не парясь о месте под солнцем
и в светлую даль не стремясь,
жигуль на газоне пасется,
кошачьему выводку в масть.

Скамеек ядреная зелень
в ошметках поспешных газет,
зевая, на «смену» глазеет –
не все же в газеты глазеть.

Качели сипят и гундосят,
и песенка невесела.
Сбываются слухи о сносе –
в июне начнут выселять...

(...зачем же тогда расцветает
у детской площадки ирга,
дразня воробьиную стаю,
и грезится вкус пирога?)

Не жаль довоенного дома
и лип допотопных не жаль.
Кончается пиво в бидоне –
кому за догоном бежать?


Конкурсная подборка 228. Ольга КОРЗОВА, дер. Степановская (Россия). "Память"

korzova3

ПАМЯТЬ


Куст

Сама себе кажусь большим кустом,
задумчиво бредущим через поле.
Остановлюсь, вздохну о прожитом.
О том, что стало тихо нынче в школе,
закрыт большой сельповский магазин.
Хоть флаг ещё торчит над сельсоветом –
дверь заперта. И сколько лет и зим
в деревне жизнь протеплится? – Об этом
не знает куст. Да и к чему кусту
тревожиться и будоражить память?
Иду вперёд, цепляя пустоту
для всех ветров открытыми корнями.

* * *

Будешь в землю положено, злое зерно,
и во тьме, средь тончайших сплетений,
растворишься, смешаешься с ними в одно,
станешь тенью, печальною тенью.
И лежать будешь долго, без думы, без сил,
без надежд на своё воскресение,
монотонно, как дождь, что вчера моросил
или нынче. Осенний, весенний...

И, пресытившись тьмою и этой водой,
ледяной, до уныния пресной,
ты потянешься к свету, росток молодой.
А взойдёшь ли? - Ещё неизвестно...

Лампы

Ночник материнский и лампу отцову
в субботу зажгу я опять.
Их свет, точно отблеск далёкого слова,
которого не разобрать,
пока не послышался звук из заречья,
пока на другом берегу
хромой перевозчик с котомкой заплечной
устало стоит на снегу.
Пока он цигарку свою не потушит,
пока не откроет замка
и ржавой тоской громыхнёт в мою душу
старинная цепь челнока,
пока я люблю, вспоминаю и плачу,
пока ожидаю восход,
помедли, весло, потому что иначе
кто лампы в субботу зажжёт?


Конкурсная подборка 111. Анна МАРКИНА, Люберцы (Россия). "Башмак на крыше"

Markina

БАШМАК НА КРЫШЕ


* * *

что холодеешь анечка
разве тебе темно
выпек господь буханочку
перемолов зерно

соль да мука отборная
радуйся и живи
совестливо сработано
столько вложил любви

людям принес и светится
отдал но знал же ведь
что предстоит ей в хлебнице
намертво зачерстветь

Гирлянда

Ну, если пересказывать всерьез:
у елки обитатели детсада.
- Гори, гори! – Орут. А Дед Мороз
посматривает, словно Торквемада,
на мелочь человеческую пьяно.
Не светится. А что? Чините сами.
И хоровод родителей и нянек
невесело над детством нависает.

Возня, стихи и танцы возле ели.
Хорошего и вспомнишь, что картина,
когда всю ночь тебе костюм вертели
из мишуры, бумаги и фатина.

И так всю жизнь – смешно и непроглядно:
наряды, обнадеженные лица...
- Гори, гори! – Но не горит гирлянда.
А это ты повесила гирлянду,
которая сейчас не загорится.

* * *

Как пьяница, взорванный водкой,
Что начал крушить ресторан,
Скандалит буран на Чукотке,
Винты выгибает буран.

Башмак не находит Акакий.
В дому застывает Любовь.
Летают, летают собаки,
Замерзшие, между столбов.

Здесь кадр до снега засвечен.
Здесь Бог нажимает пробел.
Нелётная стайка буфетчиц
Чирикает про Коктебель.

Там видится день им хороший,
Пришпиленный мачтами яхт,
И там принимает Волошин
Прошенья на теплых камнях.

Сбежать бы, сорваться. Но надо
На школу, на обувь... Но как?
Собаки летают. Анадырь.
На крыше гнездится башмак.


Конкурсная подборка 51. Петр МАТЮКОВ, Бердск (Россия). "В пути"

Matukov

В ПУТИ


* * *

они очнутся на опушке где-то
увидят старый крест прочтут поэт
под бульканье литрового пакета
покуда не закончится пакет

и вдруг они исполненные прозы
вернутся в мыслях в школьные места
их головы поникнут как берёзы
у старого забытого креста

и под внезапное ку-ку кукушки
водя в охрипшем воздухе рукой
один другому скажет: кто там? Пушкин?
а то и Лермонтов! - ответствует другой

* * *

Никак не уразумею, товарищ милиционер,
То ли ангелы это веют, то ли - кондиционер.
То ли скрежещет, стучит железом многоколёсный змей,
То ли колокола над лесом - выше, сильней.
Моргну - и вокруг паства, cнова моргну - толпа,
Да, конечно, это мой паспорт, cиняк с пол-лба.
Просто стою возле экрана, таращусь в зал,
Помню, вышел в сторону Храма, пришёл в Вокзал.

* * *

ты уже не на этом свете на том
запросто разговариваешь с котом
который как борзая преследует цель
чёрные лапы да золотая цепь

ты понимаешь всюду сквозит подвох
между тобой и клеёнкой зелёный мох
бегают мураши с головы до пят
ветки машут русалками и скрипят

перитонит остеомиелит
кто эти люди от них на душе болит
что-то внутри тебя толкает иди
чёрная речка бьётся в твоей груди

ты прогоняешь этот нелепый бред
надо от снега вычистить пистолет
надо бы встать вырваться из одеял
но не встаёшь так как уже стрелял


Конкурсная подборка 33. Валентин ЕМЕЛИН, Колбъёрнсвик (Норвегия). "Коллизиум"


Yemelin


КОЛЛИЗИУМ



Коллизия


(альтернативная поэма-дереконструкция)

                    ...Мировой пожар в крови —
                       Господи благослови!

                                                  А. Блок

1.

Эх, дороги...
Холодно в Таганроге.
Похрустывают ледком –
Будет идти легко.

Странник со светлым ликом –
Армяк с чужого плеча.
Не поминайте лихом
Фёдора Кузьмича.

Скрыто
ангельское лицо –
Прытко
Красное Колесо.
Настежь остроги:
Революция на пороге!

2.

В тюрьме проекции Меркатора
На карте корчится Россия...
Пошли ей доброго диктатора!
Пошли ей мудрого мессию!

И вот – пришёл. Воззвал к народу:
– Взойдём на баррикады вместе ль?
За Конституцию, свободу!
– Да-здравствует-полковник-Пестель!

3.

Ой, мороз, мороз,
В небе – купорос.
Скинули царя
Четырнадцатого декабря!
Картечь да шпицрутены,
Вороны над трупами,
Хоцца человечинки...
Хто там в белом венчике?
Кацавейка куцая,
Жена те Конституция!
Мы пьяны с утра.
С нами бог! Ура!

4.

Скачет тяжёлой поступью,
Супостатов круша,
Конница Муравьёва-Апостола –
Эх, встрепенись, душа!
Эх, раззудись, рука,
Весёлым звоном клинка!
Очи – чайными блюдцами:
Чай у нас ре-во-люция!

5.

Што, барин мордатенький?
Воля нам, не слыхал?
А если – рогатинкой?
А – красного петуха?
Вот ужо заалеет вам,
Выметет чисто стужею...

Боже, храни Рылеева,
Боже, храни Бестужева!

6.

Эй, драные зипуны,
Вы – опора страны!
Были – перекатная голь,
Стали – земельная соль!
Надо ль барина на шее вам?
Все – в коммуны Аракчеева!

7.

Патруль проявляет бдительность:
– Стой! Хто таковский?
Беспощаден к вредителям
Ситуайен Каховский.

В сердце – жар, холод – в голову,
Глаза тусклые, словно олово.
Крепостников ликвидирует, как класс.
Боже, помилуй нас!

Хоть и кроткие сердцем мы,
Но не будите Герцена!
Не поднимайте веки ему,
Пока не время реквиему...

8.

– Вчера ты был холоп и раб –
Нынче – награбленное грабь!

– А не любит нас милая –
Так возьмём ея силою!

– Я за мосластую мадам
И "бенкендорфинки" не дам!

– Гей, не любо вам, лабазнички,
Да на нашем да на праздничке?

– Ух, дорвусь же до вина –
Пойду бить жидовина!..

Кистенями поигрывает в карманах
Торжествующее хамьё.

"Вчера
гражданин
Николай
Романов
Расстрелян со всей семьёй".

9.

В воздухе пахнет серою.
Крестят святую Русь
Робеспьеровой верою
И террором 'марусь'.

Жизнь не дороже полушки нам –
Будет вечным клеймом
Пуля в затылок Пушкина
В кровавом тридцать седьмом.

10.

Ох, начальнички строги
Да в трудовом остроге!
Ровно кладёт кирпич
Старец Фёдор Кузьмич.

Верить, просить, бояться –
За это не впишут в святцы.
На нарах погасла свеча.
Один день Фёдора Кузьмича.

11.

Дымят уральские заводы,
И воронёная броня
Со стапелей сойдёт на воды,
Врагов надежды хороня.

Европе бросим вызов смелый,
Закончим стародавний спор.
Поберегитесь, Дарданеллы:
Российский флот прошёл Босфор.

Дрожи, султан! Тебе на горе
Оставим россыпи могил.
Веди нас в бой, святой Егорий!
Веди, архангел Михаил!

12.

Што, нехристи, оробели?
Будет вам "казус белли"...
Аве, Генералиссимус!

13.

Вот такая коллизия-с.

Мирмидонец

Он видел всё. Блестели шлемы. Латы
Гудели, словно кованая медь.
На приступ шли крылатые солдаты,
Готовые со славой умереть.

Отважным уготована могила:
Они уже ступили за черту.
Он видел смерть великого Ахилла,
Парисом поражённого в пяту.

Он понимал все козни Одиссея,
Троянцам подарившего коня,
Чтоб из его гнилого чрева сеять
Смерть от жестоких жал и от огня.

Солдаты шли, не нарушая строя.
Глаз, искажённый линзою стекла,
Взирал с небес. И полыхала Троя.
И корчил жар сожжённые тела.

В сандальях тридцать третьего размера
Шёл бог, играя веточкой ветлы,
Оставив муравьиного Гомера
Слепым от Аполлоновой стрелы.

Он видел всё: героев, сцены ада,
Сцепление эпических картин...

...Сквозь мирмидонца дышит 'Илиада'.
И феромоны жгут ему хитин.

Время фараона

Безразлично время фараона
С высоты священного престола
Я реликт из эры до айфона
Мегалит до рождества Христова

Мне бы в путь пока дороги прямы
Мне бы петь пока еще поётся
Не лететь на дно бетонной ямы
Не глядеть на мир со дна колодца

Я бы выбрал солнечное завтра
Выбрал жизнь исполненную смысла
Но бессильно шкура динозавра
На плечах опущенных повисла

Не достичь серебряного века
Не постичь священного глагола
И ложится тяжестью на веко
Медный глаз прощального обола
long_playoff

КОНКУРСНЫЕ ПОДБОРКИ:

chernyshova
8. Светлана Чернышова, Севастополь (Россия).
"В гостях у сказки"

remizova
82. Ирина Ремизова, Кишинев (Молдова). "Честный господин Майер"
313. Ирина Ремизова, Кишинев (Молдова). "Ой додоле" (подборка публиковалась анонимно)

akimov
90. Геннадий Акимов, Курск (Россия).
"В стране слепых"

Shvartsman

226. Майя Шварцман, Гент (Бельгия). "Беззвучные"
363. Майя Шварцман, Гент (Бельгия). "Высунув язычок..." (подборка публиковалась анонимно)

shokol
41. Юлия Шокол, Николаев (Украина). "Больше воздуха"
293. Юлия Шокол, Николаев (Украина). "Зверотравы" (подборка публиковалась анонимно)

Koshenbek
166. Глаша Кошенбек, Москва (Россия).
"Текущее"

vinokurova

28. Анастасия Винокурова, Нюрнберг (Германия).
"Вероломно"

Zakablukovskaya

53. Алена Рычкова-Закаблуковская, Иркутск (Россия).
"Нырок"

Orynyanskaya

66. Полина Орынянская, Москва (Россия).
"Боги и люди"

Stoletov

201. Анатолий Столетов, Уфа (Россия).
"Головное да натужное"

Gorelova

271. Анна Горелова, Нижний Новгород (Россия).
"Косточка"
 (подборка публиковалась анонимно)

gerasimova
11. Александра Герасимова, Томск (Россия). "Ремарка"
289. Александра Герасимова, Томск (Россия). "Дочкиматери" (подборка публиковалась анонимно)

Smirnov
30. Сергей Смирнов, Кингисепп (Россия).
"Следы на воде"

Cerskov
70. Сергей Черсков, Донской (Россия).
"Осколок"

kalinenkov

81. Олег Калиненков, Железнодорожный (Россия).
"Место возле"

batxan

95. Вероника Батхан, Феодосия (Россия).
"Ревность на верность"

kopytova

109. Елена Копытова, Рига (Латвия).
"Сто тысяч мелочей"

Ryzhakova

130. Диана Рыжакова, Москва (Россия).
"Полночь хотела бы"

Fashitdinov

135. Ренарт Фасхутдинов, Санкт-Петербург (Россия).
"Эпоха позднего плейстоцена"

Baranov

200. Андрей Баранов, Яромаска (Россия).
"Друг другу"

grigorov

238. Игорь Григоров, Архангельск (Россия).
"Водяное перемирие"

Borovkova

259. Марианна Боровкова, Москва (Россия).
"Муравьиный дом"
 (подборка публиковалась анонимно)

Sannikova
270. Наталья Санникова, Уфа (Россия).
"По соломинке"
 (подборка публиковалась анонимно)

vitomskaja
325. Элина Витомская, Истра (Россия).
"Давай без словариного"
 (подборка публиковалась анонимно)

prilepo
14. Наталия Прилепо, Тольятти (Россия).
"Монстр"

Komissarova
67. Татьяна Комиссарова, Москва (Россия).
"Ретро"

zhuravleva

116. Анастасия Журавлёва, Нижний Тагил (Россия).
"Шерстяное молоко"

gurskij

338. Роман Гурский, Тверь (Россия).
"Хорошая игра"
 (подборка публиковалась анонимно)

potarin
385. Максим Потарин, Санкт-Петербург (Россия).
"Сонет. Родина из окна"
 (подборка публиковалась анонимно)


cicera_spasibo

ВСТРЕЧАЕМСЯ В ИЮЛЕ:

moskow_afisha_orlov
Приглашаются все авторы, члены жюри и читатели портала!
На встрече произойдет вручение наград конкурса, а также - презентация сборника "Площадь Мира. Антология" и вручение его авторам!
Подробности - здесь.

cicera_stihi_lv

mikrofon4

cicera_stihi_lv
prizery_top10

1 МЕСТО, золотая медаль, Кубок Чемпионата

Дмитрий АРТИС, Домодедово (Россия). "Вот этот лес, остывший к ноябрю..."

Artis


* * *

Вот этот лес, остывший к ноябрю,
уставший за год,
оставил куст рябины воробью,
горчащих ягод,

перетряхнул опавшую листву,
вздыхая тяжко,
и разошлась тропинками по шву
его рубашка.

Как воробей, продрогший на ветру,
лишённый веса,
я в эту зиму также не умру,
гнездясь у леса,

где пролетарским хлебом на крови
горчит рябина,
благословенна, что ни говори,
неистребима.


1 МЕСТО, золотая медаль, Кубок Чемпионата


Валентин ЕМЕЛИН, Колбъёрнсвик (Норвегия). "Коллизия"


Yemelin

Коллизия


(альтернативная поэма-дереконструкция)

...Мировой пожар в крови —
Господи благослови!

А. Блок

1.

Эх, дороги...
Холодно в Таганроге.
Похрустывают ледком –
Будет идти легко.

Странник со светлым ликом –
Армяк с чужого плеча.
Не поминайте лихом
Фёдора Кузьмича.

Скрыто
ангельское лицо –
Прытко
Красное Колесо.
Настежь остроги:
Революция на пороге!

2.

В тюрьме проекции Меркатора
На карте корчится Россия...
Пошли ей доброго диктатора!
Пошли ей мудрого мессию!

И вот – пришёл. Воззвал к народу:
– Взойдём на баррикады вместе ль?
За Конституцию, свободу!
– Да-здравствует-полковник-Пестель!

3.

Ой, мороз, мороз,
В небе – купорос.
Скинули царя
Четырнадцатого декабря!
Картечь да шпицрутены,
Вороны над трупами,
Хоцца человечинки...
Хто там в белом венчике?
Кацавейка куцая,
Жена те Конституция!
Мы пьяны с утра.
С нами бог! Ура!

4.

Скачет тяжёлой поступью,
Супостатов круша,
Конница Муравьёва-Апостола –
Эх, встрепенись, душа!
Эх, раззудись, рука,
Весёлым звоном клинка!
Очи – чайными блюдцами:
Чай у нас ре-во-люция!

5.

Што, барин мордатенький?
Воля нам, не слыхал?
А если – рогатинкой?
А – красного петуха?
Вот ужо заалеет вам,
Выметет чисто стужею...

Боже, храни Рылеева,
Боже, храни Бестужева!

6.

Эй, драные зипуны,
Вы – опора страны!
Были – перекатная голь,
Стали – земельная соль!
Надо ль барина на шее вам?
Все – в коммуны Аракчеева!

7.

Патруль проявляет бдительность:
– Стой! Хто таковский?
Беспощаден к вредителям
Ситуайен Каховский.

В сердце – жар, холод – в голову,
Глаза тусклые, словно олово.
Крепостников ликвидирует, как класс.
Боже, помилуй нас!

Хоть и кроткие сердцем мы,
Но не будите Герцена!
Не поднимайте веки ему,
Пока не время реквиему...

8.

– Вчера ты был холоп и раб –
Нынче – награбленное грабь!

– А не любит нас милая –
Так возьмём ея силою!

– Я за мосластую мадам
И "бенкендорфинки" не дам!

– Гей, не любо вам, лабазнички,
Да на нашем да на праздничке?

– Ух, дорвусь же до вина –
Пойду бить жидовина!..

Кистенями поигрывает в карманах
Торжествующее хамьё.

"Вчера
гражданин
Николай
Романов
Расстрелян со всей семьёй".

9.

В воздухе пахнет серою.
Крестят святую Русь
Робеспьеровой верою
И террором 'марусь'.

Жизнь не дороже полушки нам –
Будет вечным клеймом
Пуля в затылок Пушкина
В кровавом тридцать седьмом.

10.

Ох, начальнички строги
Да в трудовом остроге!
Ровно кладёт кирпич
Старец Фёдор Кузьмич.

Верить, просить, бояться –
За это не впишут в святцы.
На нарах погасла свеча.
Один день Фёдора Кузьмича.

11.

Дымят уральские заводы,
И воронёная броня
Со стапелей сойдёт на воды,
Врагов надежды хороня.

Европе бросим вызов смелый,
Закончим стародавний спор.
Поберегитесь, Дарданеллы:
Российский флот прошёл Босфор.

Дрожи, султан! Тебе на горе
Оставим россыпи могил.
Веди нас в бой, святой Егорий!
Веди, архангел Михаил!

12.

Што, нехристи, оробели?
Будет вам "казус белли"...
Аве, Генералиссимус!

13.

Вот такая коллизия-с.


2 МЕСТО, серебряная медаль

Майя ШВАРЦМАН, Гент (Бельгия). "Тяжеловесно раздвигая льды..."

Shvartsman


* * *

Тяжеловесно раздвигая льды,
почти не шевелясь, без брызг и плеска
плывёт левиафан моей беды,
натягивая время словно леску.
Нет берегов, и не бывает дна
в морях необратимого сиротства.
От боли не уплыть, когда она
проглочена. Где тонко, там не рвётся,
но длится, длится, порождая звук
неслышимый, сродни биенью пульса.
Кричи, учись ли рёву у белуг,
над памятью застывшею сутулься,
словами оживляй её, калечь, –
когда б на миг дыханье отогрело
оцепененьем скованную речь,
что кроме мёрзлых слов пантагрюэля,
бессвязных восклицаний и тирад
оттаяло б – нужнее, чем безмолвье?
Молчи и впредь о горшей из утрат,
превозмогай с терпением воловьим
безвременье, и пусть невмоготу
одолевать холодные равнины –
плыви вперёд, ворочая во рту
молчания нетающую льдину.


3 МЕСТО, бронзовая медаль

Петра КАЛУГИНА, Москва (Россия). "В год, когда перегорали лампочки..."

Kalugina2


* * *

В год, когда перегорали
лампочки
по' две в день, а то и по четыре.
В год, когда мне было всё до
ласточки,
тенью обитающей в квартире.
В зазеркальный год
ничкомлежания,
гулких пробуждений до
рассвета.
В год моей любви как
содержания
мусорного чёрного пакета.

В год, когда меня на свете
не было,
что бы там ни плёл автоответчик —
интерстеллер запылённой
мебели,
времени прикаянный разметчик.

В этот год, когда, казалось,
брошено,
выплеснуто, скомкано, разбито!..
В год невыметаемого крошева
из необитаемого быта.

В этот странный год, не в
ощущениях
данный мне, а в их тупой
нехватке,
Бога я молила о прощении,
а тебе шептала: всё в порядке.
Богу я шептала: не покинь меня,
а тебе... тебе я
замолчала.
Через год окликнула по
имени —
и оно тебя не означало.


3 МЕСТО, бронзовая медаль

Сергей СМИРНОВ, Кингисепп (Россия). "Землеройка"

Smirnov


Землеройка

Маленькое сердце землеройки
совершает тысячу ударов
за одну недолгую минуту,
а случись опасность – даже боле.
Ей дано жить быстро и сторожко,
обладать проклятьем или даром,
серой шкуркой, острым зубом, ловкой лапкой,
белой болью мыкать долю в чистом поле.

В поле и в урочище дремучем
то нору вынюхивают лисы,
то сова пикирует, крылами
застя свет неверный ртутный лунный.
Время ходит по скрипучей сцене
и проходит молча за кулисы,
время жизни переменчивой и краткой,
время жизни от июня до июня.

Злые озабоченные люди
делают дела и строят вещи –
хуже хищных сов и лис коварных –
запускают во поле машины.
Маленькое сердце бьётся, бьётся –
это мироздание трепещет
на конце пера и в чашечке цветочной,
на убогом тонком хвостике зверином.

short_top10

ЕЛЕНА НАИЛЬЕВНА, Самара (Россия). "Ты меня уронил"


Nailyevna


Ты меня уронил

Дыма седая просинь.
Неба ночной винил.
Ты же меня не бросил.
Ты меня уронил.
Разницы, впрочем, мало.
Я раскололась - бдзынь! -
и в одночасье стала
мёртвая, как латынь.
Лишняя, как плакаты.
Мутная, словно власть.
Надо же было как-то
ласковей мне упасть.
И закатиться в угол
к фантикам и носкам -
пусть бы потом аукал,
пусть бы всю жизнь искал.


Глаша КОШЕНБЕК, Москва (Россия). "Пока"

Koshenbek

Пока

пока в ванной сохнут колготки и холоден чайник, как лед,
ларисаивановна в лодке к рассвету с восходом гребет

гребет она прочь из квартиры, звезда ее ярко горит
а ночи формат А4 теперь, несомненно, А3

вокруг поднимаются скалы, за ними чужая земля
сновидец придирчивый скажет, что нет ни ветрил, ни руля,

но нет так же шторма и качки, дресс-кода, долгов и забот
ларисаивановна жвачку плюёт незаметно за борт

ах, красные корки диплома! ах, PowerPoint, 1 С!
вдали от казенного дома червовый лежит интерес

лежит, трудовые листает, ногами болтает в воде,
вокруг соискательниц стая, а может быть, целый отдел

но ветер уносит их щебет, приносит будильников писк
ах, кредит и брат его, дебет! ах, убыль, подсудность и иск!

и волны ей шепчут: лариса ивановна, двигай домой
смотри, канцелярские крысы несутся одна за одной

смотри, уже первый автобус рычит, выходя на маршрут
звезда твоя тает – Адобовс, восходит звезда Икаруд

ночь рвется и светят сквозь дыры, лишая простецких надежд,
звезда Арашол и Адныруд созвездия Ыть Нопулеш

смотри.. и будильник грохочет, и кочет победно орет..

ларисаиванна хохочет
ларисаиванна гребет


Светлана ЧЕРНЫШОВА, Севастополь (Россия). "У старших сестер..."

Chernyshova


* * *

у старших сестер
глаз хитер
еще и поганый язык востер.

давай, говорит, сказочку расскажу.
ложусь в постель, почти не дышу,
губу закушу, сказочку жду.

летит, говорит, гусь, летит,
совершает посадку на обе культи,
ковыляет к тебе, клюв у него восковой
пришел, говорит, за тобой
а взгляд у него лед.

я и так уже почти не дышу, а сестрица как заорет:
ОТДАЙ МОЕ СЕРДЦЕ!

я с визгом под одеяло, сердце в пятках колотится,
она смеется взахлеб, как дебильная,
прям убила бы.

я потом этого гуся
припоминала в двадцать, тридцать,
но как стукнуло ей шестьдесят
перестала припоминать – боюсь,
мне опять стал страшен огромный гусь

только подумай о нем - уже летит,
совершает посадку на обе культи,
и сестрицу клювом восковым хвать
а я вокруг – глядь
никого
помогите
помогите
ветер воет в трубе
скорая где
черт знает где

пошел вон гусь
пошел
пошел
ничего
ничего
поживем еще


Андрей БАРАНОВ, Яромаска (Россия). "Собака"

Baranov


Собака

По шапкам пены вдоль прибоя
бежит собака за тобою,
хвост калачом и звать никак.
На ежеутренней прогулке
она с тобой не из-за булки,
ей просто надобно вот так

бежать, чтоб - гальки! чайки! брызги!
И чтобы ты, молчун и хмур,
из незнакомой белой жизни -
трепал за ухом так, что «Ур-р-р!..»

Ей нужно, чтоб хозяин рядом,
хотя б такой, как ты...
Муссон
придет – и будет рыскать взглядом,
кружить: где он?.. Скулить: Где он?..

Но нынче небо – голубое!
Не льёт, не дует, не дрожит!
Бежит собака за тобою -
хотя и впереди бежит...


Наталия САННИКОВА, Уфа (Россия). "С веток падают воробьи..."

Sannikova


* * *

С веток падают воробьи,
застывая бескрылой глиной,
холод лютый –
в наших северных палестинах,
небо в мороз терракотово на заре,
а под ним –
один на всех большой лазарет,
но лазарей – нет,
может быть, по весне
кто-то глину раскисшую подберёт,
скажет, странный все-таки вы народ,
будто полый внутри,
иногда бесполый на вид,
и вдохнет,
и скажет: иди, живи,
приживит к вербной ветке
всех беспомощных и немых,
и двенадцать воробушков
от Фомы


Андрей БАРАНОВ, Яромаска (Россия). "Сначала цифры стала забывать..."

Baranov2


* * *

Сначала цифры стала забывать
мобильных дочек (восемь?.. или пять?)
и вспомнить не смогла квартиры номера,
диктуя адрес свой, и день сестры
рожденья выпал - шарик из игры,
и что сестер-то две... И обе померли.

Потом забыла то, что было днём
вчера, сегодня...как плитой с огнём
воспользоваться. Ем теперь малёнечко.
А чайник – счастье, что не на газу!
Пью чай с сырком, да пряничек грызу.
И Якубовича смотрю. Стареет Лёнечка!..

Считать монеты, ясно, не могла.
Но люди честны, правда?.. До угла
пошла в «Магнит». Всё незнакомо!.. Маленькой
как будто снова... И опять игра
на выбыванье. Минус два шара:
дом номер и подъезд.
Да, правда, Галенька! -

смотри, какая в лицах доброта!
Я, кажется, немного не туда...
Похлопали по-дружески по плечикам,
по сумочке. В автобус помогли.
Мы едем, едем в дальние!..
Уж к вечеру
клонится день. А мы на край земли!

Там на краю три девочки-сестры,
над ними вьются птицами шары
и рвутся в облака крылами пёстрыми.
Вот – Лидочка, вот – Валечка, а вот -
она - галчонок, Галочка, меж сёстрами,
поёт: Мы едем!..
Плачет и поёт,
и смотрит в ночь холодную рассеянно,
где ни одной уже, ни трёх, ни двух...
«Всё, Краева! Выходим!» Свет потух.
Приехали, Галина Алексеевна.


Анна МАРКИНА, Люберцы (Россия). "Что холодеешь анечка..."

Markinaa



* * *

что холодеешь анечка
разве тебе темно
выпек господь буханочку
перемолов зерно

соль да мука отборная
радуйся и живи
совестливо сработано
столько вложил любви

людям принес и светится
отдал но знал же ведь
что предстоит ей в хлебнице
намертво зачерстветь


ГАЛИЯ, Екатеринбург (Россия). "Ловля солнца"

galija


Ловля солнца

когда уходит день, два рыбака
закидывают леску в облака,
они точны, движения их ловки,
ведь ловля солнца требует сноровки...
а я смотрю, как тихо гаснет день,
дрожит дорожка солнца на воде.
и остро проникает в сердце жалость
и к солнцу, если б вдруг оно поймалось,
и к миру, и к летящим летним дням,
и к нам...


Анна ГОРЕЛОВА, Нижний Новгород (Россия). "Дула на холодное молоко..."

Gorelova


* * *

дула на холодное молоко
клала спать у стены
не жалела скот:
выгоняла овец к лесополосе –
и в овин возвращались из них не все
городьбу городила и ввысь и вширь

подрастал ракитник в бору в глуши
и уже по усам молоко текло
выговаривала: ни конфет ни слов –
ничего не бери у чужих людей
до потёмок каждую из дверей
запирала крепко
под каждый бок
подстилала мягкой соломки впрок
и спалось так сладко так хорошо

а потом волчок всё равно пришёл

10_TOP_PROIZVEDENIYAAA

cicera_spasibo


ВСТРЕЧАЕМСЯ В ОКТЯБРЕ:

LISTOPAD_2017_1280x720-3

С 18 по 21 октября 2018 года в Витебске, в рамках поэтического фестиваля "Витебский листопад", пройдут

"Дни портала Stihi.lv в Беларуси".

Приглашаются все авторы и члены Жюри наших конкурсов!
Участие в фестивале для авторов портала "Stihi.lv" осуществляется на основании заявки (см. форму заявки на специальной странице портала), поданной в адрес куратора поэтической части «Витебского листопада» Олега Сешко: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Дополнительную информацию о фестивале «Витебский листопад» вы можете получить в официальных группах фестиваля:

на сайте Фейсбук
на сайте В Контакте
на сайте ГУ «Центр культуры «Витебск»

cicera_spasibo

prizery_top10_podborki

1 МЕСТО, золотая медаль

Конкурсная подборка 48. Дмитрий АРТИС, Домодедово (Россия). "Мелкотемье"

Artis



МЕЛКОТЕМЬЕ


* * *


Вот этот лес, остывший к ноябрю,
уставший за год,
оставил куст рябины воробью,
горчащих ягод,

перетряхнул опавшую листву,
вздыхая тяжко,
и разошлась тропинками по шву
его рубашка.

Как воробей, продрогший на ветру,
лишённый веса,
я в эту зиму также не умру,
гнездясь у леса,

где пролетарским хлебом на крови
горчит рябина,
благословенна, что ни говори,
неистребима.

* * *

Графоманом был когда-то, плащ коричневый носил,
рифмовал витиевато изо всех возможных сил.

Думки думал о потомках, доставал себе чернил
и писал стихи о том, как жизнь убогую влачил.

В заведении питейном как-то ночью за стихи
был изрядно отметелен полицейским от сохи,

ибо очень громко, точно обращаясь к небесам,
прочитал ему всё то, что для потомков написал.

Не держал в обиде разум и, презревши благодать,
понимал: поэт обязан за стихи свои страдать.

Так почти полжизни прожил, научившись без конца
принимать за милость Божью избиение творца.

* * *

Как решение неразрешимых проблем,
лишь бы плесень мозги не затронула,
я почищу картошку, а милая М.
полистает Андрея Платонова.

Бронзовеет ночей пролетарский овал,
трудодни, как предчувствие, множатся.
Она знает почти наизусть «Котлован»,
я же только орудую ножичком.

Можно было бы всё поделить пополам,
только «всё» почему-то не делится.
У меня в голове намечается план,
созревает желание действовать.

Мелкотемье. Одна из волнующих тем,
поднята и стремглав залитована:
поострее возьму себе нож, а затем
полосну им по книге Платонова.


2 МЕСТО, серебряная медаль

Конкурсная подборка 33. Валентин ЕМЕЛИН, Колбъёрнсвик (Норвегия). "Коллизиум"


Yemelin


КОЛЛИЗИУМ



Коллизия


(альтернативная поэма-дереконструкция)

...Мировой пожар в крови —
Господи благослови!

А. Блок

1.

Эх, дороги...
Холодно в Таганроге.
Похрустывают ледком –
Будет идти легко.

Странник со светлым ликом –
Армяк с чужого плеча.
Не поминайте лихом
Фёдора Кузьмича.

Скрыто
ангельское лицо –
Прытко
Красное Колесо.
Настежь остроги:
Революция на пороге!

2.

В тюрьме проекции Меркатора
На карте корчится Россия...
Пошли ей доброго диктатора!
Пошли ей мудрого мессию!

И вот – пришёл. Воззвал к народу:
– Взойдём на баррикады вместе ль?
За Конституцию, свободу!
– Да-здравствует-полковник-Пестель!

3.

Ой, мороз, мороз,
В небе – купорос.
Скинули царя
Четырнадцатого декабря!
Картечь да шпицрутены,
Вороны над трупами,
Хоцца человечинки...
Хто там в белом венчике?
Кацавейка куцая,
Жена те Конституция!
Мы пьяны с утра.
С нами бог! Ура!

4.

Скачет тяжёлой поступью,
Супостатов круша,
Конница Муравьёва-Апостола –
Эх, встрепенись, душа!
Эх, раззудись, рука,
Весёлым звоном клинка!
Очи – чайными блюдцами:
Чай у нас ре-во-люция!

5.

Што, барин мордатенький?
Воля нам, не слыхал?
А если – рогатинкой?
А – красного петуха?
Вот ужо заалеет вам,
Выметет чисто стужею...

Боже, храни Рылеева,
Боже, храни Бестужева!

6.

Эй, драные зипуны,
Вы – опора страны!
Были – перекатная голь,
Стали – земельная соль!
Надо ль барина на шее вам?
Все – в коммуны Аракчеева!

7.

Патруль проявляет бдительность:
– Стой! Хто таковский?
Беспощаден к вредителям
Ситуайен Каховский.

В сердце – жар, холод – в голову,
Глаза тусклые, словно олово.
Крепостников ликвидирует, как класс.
Боже, помилуй нас!

Хоть и кроткие сердцем мы,
Но не будите Герцена!
Не поднимайте веки ему,
Пока не время реквиему...

8.

– Вчера ты был холоп и раб –
Нынче – награбленное грабь!

– А не любит нас милая –
Так возьмём ея силою!

– Я за мосластую мадам
И "бенкендорфинки" не дам!

– Гей, не любо вам, лабазнички,
Да на нашем да на праздничке?

– Ух, дорвусь же до вина –
Пойду бить жидовина!..

Кистенями поигрывает в карманах
Торжествующее хамьё.

"Вчера
гражданин
Николай
Романов
Расстрелян со всей семьёй".

9.

В воздухе пахнет серою.
Крестят святую Русь
Робеспьеровой верою
И террором 'марусь'.

Жизнь не дороже полушки нам –
Будет вечным клеймом
Пуля в затылок Пушкина
В кровавом тридцать седьмом.

10.

Ох, начальнички строги
Да в трудовом остроге!
Ровно кладёт кирпич
Старец Фёдор Кузьмич.

Верить, просить, бояться –
За это не впишут в святцы.
На нарах погасла свеча.
Один день Фёдора Кузьмича.

11.

Дымят уральские заводы,
И воронёная броня
Со стапелей сойдёт на воды,
Врагов надежды хороня.

Европе бросим вызов смелый,
Закончим стародавний спор.
Поберегитесь, Дарданеллы:
Российский флот прошёл Босфор.

Дрожи, султан! Тебе на горе
Оставим россыпи могил.
Веди нас в бой, святой Егорий!
Веди, архангел Михаил!

12.

Што, нехристи, оробели?
Будет вам "казус белли"...
Аве, Генералиссимус!

13.

Вот такая коллизия-с.

Мирмидонец

Он видел всё. Блестели шлемы. Латы
Гудели, словно кованая медь.
На приступ шли крылатые солдаты,
Готовые со славой умереть.

Отважным уготована могила:
Они уже ступили за черту.
Он видел смерть великого Ахилла,
Парисом поражённого в пяту.

Он понимал все козни Одиссея,
Троянцам подарившего коня,
Чтоб из его гнилого чрева сеять
Смерть от жестоких жал и от огня.

Солдаты шли, не нарушая строя.
Глаз, искажённый линзою стекла,
Взирал с небес. И полыхала Троя.
И корчил жар сожжённые тела.

В сандальях тридцать третьего размера
Шёл бог, играя веточкой ветлы,
Оставив муравьиного Гомера
Слепым от Аполлоновой стрелы.

Он видел всё: героев, сцены ада,
Сцепление эпических картин...

...Сквозь мирмидонца дышит 'Илиада'.
И феромоны жгут ему хитин.

Время фараона

Безразлично время фараона
С высоты священного престола
Я реликт из эры до айфона
Мегалит до рождества Христова

Мне бы в путь пока дороги прямы
Мне бы петь пока еще поётся
Не лететь на дно бетонной ямы
Не глядеть на мир со дна колодца

Я бы выбрал солнечное завтра
Выбрал жизнь исполненную смысла
Но бессильно шкура динозавра
На плечах опущенных повисла

Не достичь серебряного века
Не постичь священного глагола
И ложится тяжестью на веко
Медный глаз прощального обола


2 МЕСТО, серебряная медаль

Конкурсная подборка 226. Майя ШВАРЦМАН, Гент (Бельгия). "Беззвучные"

Shvartsman



БЕЗЗВУЧНЫЕ



* * *


Тяжеловесно раздвигая льды,
почти не шевелясь, без брызг и плеска
плывёт левиафан моей беды,
натягивая время словно леску.
Нет берегов, и не бывает дна
в морях необратимого сиротства.
От боли не уплыть, когда она
проглочена. Где тонко, там не рвётся,
но длится, длится, порождая звук
неслышимый, сродни биенью пульса.
Кричи, учись ли рёву у белуг,
над памятью застывшею сутулься,
словами оживляй её, калечь, –
когда б на миг дыханье отогрело
оцепененьем скованную речь,
что кроме мёрзлых слов пантагрюэля,
бессвязных восклицаний и тирад
оттаяло б – нужнее, чем безмолвье?
Молчи и впредь о горшей из утрат,
превозмогай с терпением воловьим
безвременье, и пусть невмоготу
одолевать холодные равнины –
плыви вперёд, ворочая во рту
молчания нетающую льдину.

* * *

Как след утёнка на болотце
затянет ряска,
жизнь без тебя опять сомкнётся
краями вязко.
То обходя кругом, то в лени
притворной пятясь,
мир продолжает наступленье
и скрытый натиск.
Берёт в осаду, окружая
кольцом всезнаек,
ловушками и муляжами.
...И исчезает
твой оттиск, нищенски хранимый
подвздошной клеткой,
бесхозное отныне имя
и самый след твой:
кружком туманным, запотевшим
от донца чашки –
безгласным «О», немым, нездешним;
как выдох тяжкий,
колечком пара на морозе;
на снежной соли –
бледнеющей строкой полозьев
в метельном поле.

Весть

В тот день все бросались навстречу, пытаясь сказать, –
зажмурившись, ветер кидался, и дикие птицы
в лицо устремлялись, – потом подавались назад,
как будто раздумав, струхнув, побоявшись открыться.
Их возгласы были подавлены, взоры скупы.
Сильнее других разлетелись, не спрятав запала,
две выскочки ёлки отдельно от хвойной толпы.
Но я уже знала.


3 МЕСТО, бронзовая медаль

Конкурсная подборка 166. Глаша КОШЕНБЕК, Москва (Россия). "Текущее"

Koshenbek


ТЕКУЩЕЕ


Текущее

лодкины и афонькины не могут жить рядом!
это общеизвестно незыблемо как подпись дата печать
еще дедушка афонькиных показал себя сексотом и гадом
и на бабушку лодкиных бегал ябедничать и стучать

портились насаждения воровались болты и трубы
каждый год поднимали участки засыпали КАМАЗы земли
дед афонькиных вел себя как хам бабушка лодкиных разговаривала громко и грубо
дети их не здоровались и держали нейтралитет как могли

много воды утекло много клубники с крыжовником съедено
истоптано вьетнамок кроссовок кед и галош и сандалий
было и краткое перемирие между непримиримыми соседями
обменивались растениями помогали котам но помнили/не забывали

афонькины отстроились раньше а лодкины занимались искусствами и жили в бабушкиной халупе
афонькины матерели рыли колодцы и септики задумываясь о другом
лодкины малевали/музицировали были красивы и бессмысленны как рыбки гуппи
друзья любящие лодкиных не за искусство а вообще построили им прекрасный дом

тут афонькины и показали миру свою истинную природу
тут лодкины и предъявили присутствующим нутро как бесплатный абонемент
через тайные трубы из затопленных колодцев и септиков полились в сад лодкиных воды
лодкины голосили и плакали им на помощь пришли покойная бабушка и цемент

бабушка приснилась она звала их в бой
дети, не кисните дел-то на полчаса
лодкины восстали и всей гурьбой
забетонировали доступные трубы к псам

афонькины примкнули к бухгалтерии святого воинства и его кассе
лодкины отреклись от богов и вывесили черный пиратский флаг
что кроме ряс и скелетов остается еще в запасе
надо остановить всё немедленно но как но как

лодкины верили лишь в бабушку - гордую и неустрашимую
но она больше не являлась к ним не подавала никаких знаков
чтобы не метаться между Сварогом и Шивою
приходилось привыкать жить как-то так вот так вот

теперь когда к афонькиным приезжают гости лодкины орут с террасы
снип снип прекратите нас заливать СНиП снап снурре сыростьвонь
когда гости приезжают к лодкиным афонькины жгут панталоны и старые рясы
и резиновый сапог кидают в жертвенный огонь

окружающие помирают от смеха радуется бог Локи
особенно ему нравится резиновый сапог
наяды канализации и ондатры уверенно выступают за стоки
улыбается бог Кассы и Бухгалтерии - самый сильный на текущий момент бог

Госсподи Кассы ты любишь здоровых сильных богатых
ну а если больных - чтоб почти разложился и желательно помирал
только тогда ты можешь зайти в его комнату или палату
чтобы добить или пройтись гоголем как свадебный генерал
что противопоставить тебе - а хрен его знает
верить в тебя противно но ты точно есть -
рядом вокруг в оборачиваемости и в безнале
любящий пафос и силу и мзду и лесть

короче нет веры у лодкиных т.е. есть но им от нее тошно и больно
Вишну и Тор слились разводят лапками Кецалькоатль и Ганеша
Ярило вообще редко появляется в подмосковье
и его можно понять можно всех их понять конечно

есть еще внучка у лодкиных - в бабушку - маленькая Надежда
не интересуется никаким искусством и это внушает лодкиным веру в судьбу
но слишком красива породиста а это уже ненадежно
так что неясно что у них дальше бу

Пока

пока в ванной сохнут колготки и холоден чайник, как лед,
ларисаивановна в лодке к рассвету с восходом гребет

гребет она прочь из квартиры, звезда ее ярко горит
а ночи формат А4 теперь, несомненно, А3

вокруг поднимаются скалы, за ними чужая земля
сновидец придирчивый скажет, что нет ни ветрил, ни руля,

но нет так же шторма и качки, дресс-кода, долгов и забот
ларисаивановна жвачку плюёт незаметно за борт

ах, красные корки диплома! ах, PowerPoint, 1 С!
вдали от казенного дома червовый лежит интерес

лежит, трудовые листает, ногами болтает в воде,
вокруг соискательниц стая, а может быть, целый отдел

но ветер уносит их щебет, приносит будильников писк
ах, кредит и брат его, дебет! ах, убыль, подсудность и иск!

и волны ей шепчут: лариса ивановна, двигай домой
смотри, канцелярские крысы несутся одна за одной

смотри, уже первый автобус рычит, выходя на маршрут
звезда твоя тает – Адобовс, восходит звезда Икаруд

ночь рвется и светят сквозь дыры, лишая простецких надежд,
звезда Арашол и Адныруд созвездия Ыть Нопулеш

смотри.. и будильник грохочет, и кочет победно орет..

ларисаиванна хохочет
ларисаиванна гребет

Еще

еще в полях белеет снег
как в 23 и 32
еще в полях белеет снег
уже под ним не спит трава

ультрамариново чиста
по сто незнаюсчем рубля
незамерзайка у поста
еще белеет снег в полях

уже летят уже бегут
мечты о счастье и весне
ждут на дорогах проститут
еще в полях белеет снег

луна и солнце в небесах
летят не прекращая бег
и не понять какого пса
еще в полях белеет снег

и воздух свеж и стужи нет
примеришь туфли и пальто
еще в полях белеет снег
но сверху не летит зато

еще в полях белеет снег
но строят строят планы пни
храни меня профессор снегг
профессор дамблдор храни

ведь так светло и грустно мне
и все ответят за козла
еще в полях белеет снег
как чуткий лермонтов сказал

short_top10_podborki
.
Конкурсная подборка 200. Андрей БАРАНОВ, Яромаска (Россия). "Друг другу"

Baranov



ДРУГ ДРУГУ



* * *

Сначала цифры стала забывать
мобильных дочек (восемь?.. или пять?)
и вспомнить не смогла квартиры номера,
диктуя адрес свой, и день сестры
рожденья выпал - шарик из игры,
и что сестер-то две... И обе померли.

Потом забыла то, что было днём
вчера, сегодня...как плитой с огнём
воспользоваться. Ем теперь малёнечко.
А чайник – счастье, что не на газу!
Пью чай с сырком, да пряничек грызу.
И Якубовича смотрю. Стареет Лёнечка!..

Считать монеты, ясно, не могла.
Но люди честны, правда?.. До угла
пошла в «Магнит». Всё незнакомо!.. Маленькой
как будто снова... И опять игра
на выбыванье. Минус два шара:
дом номер и подъезд.
Да, правда, Галенька! -

смотри, какая в лицах доброта!
Я, кажется, немного не туда...
Похлопали по-дружески по плечикам,
по сумочке. В автобус помогли.
Мы едем, едем в дальние!..
Уж к вечеру
клонится день. А мы на край земли!

Там на краю три девочки-сестры,
над ними вьются птицами шары
и рвутся в облака крылами пёстрыми.
Вот – Лидочка, вот – Валечка, а вот -
она - галчонок, Галочка, меж сёстрами,
поёт: Мы едем!..
Плачет и поёт,
и смотрит в ночь холодную рассеянно,
где ни одной уже, ни трёх, ни двух...
«Всё, Краева! Выходим!» Свет потух.
Приехали, Галина Алексеевна.

Чача

Виноградною косточкой мягко глоток
обжигает, спускается к ребрам.
Даже если ты – брошенный в ночь уголек,
мир становится добрым...

За Ростовом в степи под ноябрьским дождем,
на обочине встав, ничего уж не ждем...
Остывает, как тело, кабина.
Удержать бы подольше тепло в кулаках,
в бутиковых шарфах, в отсыревших носках,
представляя, что ты у камина...

И когда уже – всё, и когда уже – зря,
вдруг нащупаешь пластик из-под вискаря
дьютифришного!
Юра всю осень
в аппарате луженом ее до слезы
комсомолочки, до состоянья росы
раз, два, три...и четыре...и восемь.

Юра плут еще тот! Сколько раз он меня
по-соседски...такая натура!
Но за то, что вчера на дорожку огня
мне всучил – всё прощается, Юра!

Было всё безнадежно - а вон как пошло!
Где-то рядом, уверены, будет село
с трактористом рукастым! По кругу
ходит фляжка.
Вначале не Слово, не Бог -
а всего-то один виноградный глоток...
И - друг другу,
друг - другу,
друг - другу...

Собака

По шапкам пены вдоль прибоя
бежит собака за тобою,
хвост калачом и звать никак.
На ежеутренней прогулке
она с тобой не из-за булки,
ей просто надобно вот так

бежать, чтоб - гальки! чайки! брызги!
И чтобы ты, молчун и хмур,
из незнакомой белой жизни -
трепал за ухом так, что «Ур-р-р!..»

Ей нужно, чтоб хозяин рядом,
хотя б такой, как ты...
Муссон
придет – и будет рыскать взглядом,
кружить: где он?.. Скулить: Где он?..

Но нынче небо – голубое!
Не льёт, не дует, не дрожит!
Бежит собака за тобою -
хотя и впереди бежит...


Конкурсная подборка 12. ЕЛЕНА НАИЛЬЕВНА, Самара (Россия). "Ёлка, шарики, мишура"

Nailyevna


ЁЛКА, ШАРИКИ, МИШУРА


Ты меня уронил


Дыма седая просинь.
Неба ночной винил.
Ты же меня не бросил.
Ты меня уронил.
Разницы, впрочем, мало.
Я раскололась - бдзынь! -
и в одночасье стала
мёртвая, как латынь.
Лишняя, как плакаты.
Мутная, словно власть.
Надо же было как-то
ласковей мне упасть.
И закатиться в угол
к фантикам и носкам -
пусть бы потом аукал,
пусть бы всю жизнь искал.

Мне нравится, что я больна Невами

мне нравится, что я больна Невами
что я Москвами-реками полна
по Волгам на "Кулибине Иване"
плывёт, глазея за борт, тишина

её легко три палубы качают
ей волны плачут брызгами навзрыд
встречают стаи суетливых чаек
и косяки неторопливых рыб

привычно для красавчика занятие -
пленять в тоске глазеющих в закат
и тишина идёт ему в объятья
и плавится, целуясь невпопад

где в синей зыби звёзды ночевали
где нет как нет ни времени, ни дна
мне нравится, что я больна Невами
но глубже всех я Волгами больна

там, где на не-меня меня меняли
и западал диезами рояль
там тишину ль качает, не меня ли
там тишина ли плавится, не я ль

Приходит ноябрь

приходит ноябрь в веси и города
приходит ноябрь, приказывает: страдай
ну что у тебя нет никого, по ком
слышь, я ноябрь, тоскливый я испокон
грязно и серо, муторно и темно
на дно погружайся с кем-нибудь заодно
давай заводи какой-нибудь грустный блюз
стучусь тебе ветром, дождём тебе в окна льюсь

и я б танцевала в бикини на пляже, я б
босой по траве, но приходит ноябрь
ноябрь
требует сплина, сонливости и тоски
а у меня гарри поттер и пауки
фиксики, свинка пеппа и три кота
прятки и гонки, кубики и лапта
танки и динозавры, парад планет
а у меня математика (боже, нет!)
люлька, качели, каши, юла, манеж
мама, я это не буду, ну и не ешь
сказки и баю-баюшки до утра

а вот и декабрь
ёлка, шарики
мишура


Конкурсная подборка 71. Петра КАЛУГИНА, Москва (Россия). "Поождика"

Kalugina2



ПОДОЖДИКА


* * *


Дождь пытается что-то сказать.
Я боюсь, что вот-вот пойму
и уже не смогу назад
отыграть, и тогда к нему
поневоле придётся мне
прислушиваться вот так
до скончания дней, и не
абстрагироваться никак
мне тогда уж наверняка
от знания языка.
От незнания языка.

Потому что, как только вник
в заоконный дождя бубнёж,
ты навеки его двойник,
человек, но как будто дождь.
Но как будто идёшь, стоишь
перед входом в любую речь,
а стекло между вами — лишь
только повод струиться, течь,
разветвляясь, дрожа слегка,
каплями языка.

Словно кто-то бессловно грезит,
продвигаясь по кромке фразы,
интонациями в разрезе
окропляя мой слух и разум.
«Подожди-ка» — скажу уму.
Только слухом тебя пойму.

* * *

В год, когда перегорали
лампочки
по' две в день, а то и по четыре.
В год, когда мне было всё до
ласточки,
тенью обитающей в квартире.
В зазеркальный год
ничкомлежания,
гулких пробуждений до
рассвета.
В год моей любви как
содержания
мусорного чёрного пакета.

В год, когда меня на свете
не было,
что бы там ни плёл автоответчик —
интерстеллер запылённой
мебели,
времени прикаянный разметчик.

В этот год, когда, казалось,
брошено,
выплеснуто, скомкано, разбито!..
В год невыметаемого крошева
из необитаемого быта.

В этот странный год, не в
ощущениях
данный мне, а в их тупой
нехватке,
Бога я молила о прощении,
а тебе шептала: всё в порядке.
Богу я шептала: не покинь меня,
а тебе... тебе я
замолчала.
Через год окликнула по
имени —
и оно тебя не означало.

* * *

Есть память живая и мёртвая,
И разница между ними.
Есть что-то навеки стёртое,
Отозванное по имени

От вещи, от места-времени,
От сдвига привычной тени,
От человека, некогда
Любимого до потери

Памяти, две неровные
Струйки по камню пляшут, —
Живую ладонью трогаю,
Мёртвой подставлю чашу.

Вкус обретая заново,
Той пригублю и этой.
...Паника узнавания,
Птичья тоска над Летой.


Конкурсная подборка 113. ГАЛИЯ, Екатеринбург (Россия). "Сви-ри-ри"

galija



CВИ-РИ-РИ



Ловля солнца

когда уходит день, два рыбака
закидывают леску в облака,
они точны, движения их ловки,
ведь ловля солнца требует сноровки...
а я смотрю, как тихо гаснет день,
дрожит дорожка солнца на воде.
и остро проникает в сердце жалость
и к солнцу, если б вдруг оно поймалось,
и к миру, и к летящим летним дням,
и к нам...

В переходе

что ты с лампой здесь ищешь, Господь,
в переходе на зимнее время?
истончается вешняя плоть,
цепенеет озимое семя...
поднимается в небо вода,
чтобы выпасть серебряным снегом.
здесь уходят в себя без следа,
чтоб в себе отыскать человека,
словно свет, что нисходит с небес
даже в зябкую раннюю темень.
только им и спасаются здесь –
в переходе на зимнее время.

Сви-ри-ри

как пули попадают в "молоко",
так птицы-свиристели тонут в мае...
никто мне больше в сердце не стреляет,
от этого, быть может,
в горле ком.
летите, свиристели, в мой февраль,
здесь ягоды – боярышник, рябина,
шиповник есть,
для горлышек малина,
ее совсем немного.
не пора ль
вернуться вам,
как раньше? сви-ри-ри –
я помню, как звенел морозный воздух,
и ничего не страшно, и не поздно,
и свет невыгораемый
внутри


Конкурсная подборка 8. Светлана ЧЕРНЫШОВА, Севастополь (Россия). "В гостях у сказки"

Chernyshova



В ГОСТЯХ У СКАЗКИ


* * *

жизнь, она, говорит, простая –
где помучит, а где подучит.
на тебе, буратинка, ключик,
открывает он что – не знаю.

может, ящик или каморку,
или даже врата от рая,
но лежит до сих пор без толку
дребедень моя золотая,

может, я не дошел до рая?
иль замочки-то все с подвохом?
и вернуть ему ключ, со вздохом –
извини, мол, не открывает.

но он снится мне – жалкий, пьяный,
в темно-синей столярной робе.
шепчет: глупенький, деревянный,
я люблю тебя. пробуй. пробуй.

* * *

- Зд'орово, что приехал! Мы тут
киснем от скуки ччерт...
Выпьют, закусят, по новой выпьют
он (как всегда) начнет:

- Жаль, mon ami , ты вот прожил мало,
много – я, а на кой??
Всё, что по жизни не убивало
сделало мудаком,
В связке с тобой поминают наши,
ваши (так зло) – вдвойне.
кто б мою душу тревожил, Саша,
если б тогда я не...

Он (разливая опять по стопкам)
-Ты себя не вини!
Если б не ты, то с годами сколько б
я написал херни!
Старость, mon cher – ни уму, ни чувству:
выпил сто грамм и в хлам,
то есть, на койку – не до искусства,
не до cherchez la femme!
Иль превратился бы в строчкогона –
брызгать слюной окрест!
Так что... давай под груздок солёный
на посошок, Дантес.

Выйдут веселые на закате
в вечно цветущий сад,
и троекратное их объятье
ангелы осенят.

Долго он будет, под пенье птичье –
(сладостный полонез!)
ждать, пока адовой электрички
дым не истает весь.

* * *

у старших сестер
глаз хитер
еще и поганый язык востер.

давай, говорит, сказочку расскажу.
ложусь в постель, почти не дышу,
губу закушу, сказочку жду.

летит, говорит, гусь, летит,
совершает посадку на обе культи,
ковыляет к тебе, клюв у него восковой
пришел, говорит, за тобой
а взгляд у него лед.

я и так уже почти не дышу, а сестрица как заорет:
ОТДАЙ МОЕ СЕРДЦЕ!

я с визгом под одеяло, сердце в пятках колотится,
она смеется взахлеб, как дебильная,
прям убила бы.

я потом этого гуся
припоминала в двадцать, тридцать,
но как стукнуло ей шестьдесят
перестала припоминать – боюсь,
мне опять стал страшен огромный гусь

только подумай о нем - уже летит,
совершает посадку на обе культи,
и сестрицу клювом восковым хвать
а я вокруг – глядь
никого
помогите
помогите
ветер воет в трубе
скорая где
черт знает где

пошел вон гусь
пошел
пошел
ничего
ничего
поживем еще


Конкурсная подборка 363. Майя ШВАРЦМАН, Гент (Бельгия). "Высунув язычок..."



Shvartsmann


ВЫСУНУВ ЯЗЫЧОК...


* * *

Долго еще и на затяжной глоток
хватит, и бочкам бессчётным не обмелеть,
если эпоху смакует, решая срок
выдержки, время – медлительный сомелье.
Держит на языке, не соблазняясь на
сглатыванье, испытывая букет
или осадок: что там, война, весна? –

Бетси, нам грогу стакан, гремит вдалеке
бас, до дна прополаскивающий гортань
добрым пьянящим опусом Людвига ван

– или же влажной гущи терпкую ткань:
древняя Панталасса, праокеан –
вкус силурийского крепкого... или хвой
привкус щемящий, вяжущий, сзелена –
это в жару, недозрело ещё; меловой
фазис (хорош с моллюсками)... У вина
тёмное прошлое. –

Брызги Brindisi, яд
Моцартовский!

– и каждый карстовый грот –
бар, где над стойкой, тускло блестя, висят
рюмочки сталактитов, слоистый лёд.
«Что пожелаете?» – Жизни густую смесь!
Бармен бесстрастный вышколенно берёт
шейкер зеркальный («На вынос?» – Сейчас и здесь!),
влагу хмельную всех временных пород
встряхивает, и вот уже ты внутри
в лёгком, игристом, вспененном – пузырьком;
музыку, музыку! брешут календари,
мне ещё жить в серебряном, золотом
веке, ты слышишь... –

Libiamo! звенит вдали
искрами оркестрованный первый акт,
я угощаю; тарелки, литавры – пли,
брага зелёная, пряная жизнь, виват!

– шейкер всё пляшет, кружится, вьётся хмель,
время течёт в воронку и странный вкус
горечи набирает; постой, умерь
тряску, остановите! я отдышусь –
и догоню, ведь только что, вот же, вот
всё удавалось, вы видели, старт, разбег,
взлёт... дальше плохо помню, сейчас пройдёт,
неудивительно, это каменный век
тянет на дно – ошибка, анахронизм,
с силами соберусь и – ...
за слоем слой
плавно минуя, соринка уходит вниз,
в муть протоплазмы, илистый мезозой.

Китеж

В зелёной тине, в стоячей влаге
всю жизнь шныряя,
ещё мальками мы знали сагу
родного края:
как супостаты нас обложили,
ушли на дно мы,
чтоб, гордо скрывшись в придонном иле,
жить по-иному.
И вдруг – всплеснуло в стоячей каше,
в глуши тюленьей.
В посконно-узкой протоке нашей –
воды бурленье.
Теченье тянет наверх и хлещет
по склизлым сваям.
Что испугался, малыш-подлещик,
держись, всплываем!

Взметнулись рыбки на тонких ветках,
и близким штормом
вода набрякла. Порхнув, креветки
гуртом проворным
нырнули в грядки подводной мяты,
морской капусты.
И кочет, гладкий, что сом усатый,
неловкой гузкой
виляет грузно, уплыть стараясь.
А дно колышет –
аж с пятистенок, хлевов, сараев
смывает крыши.

И хлынул стаей народ на площадь,
резвее тюльки.
Шептались в ряске, кружили в роще,
не смели булькнуть:
неужто правду писали в свитках,
давно раскисших,
мы жили прежде не в травах жидких,
не в зыбкой тиши?
И сердце в жабры скакнуло, ёкнув,
стуча насилу:
неужто солнце увидим в окнах,
а не трясину?
Неужто вправду настало время,
снята осада,
и можно волка, а не мурену
гонять от стада?
И сочиненья забыть на тему,
что мы не рыбы,
и сурдо-гимны, что мы не немы?
Чешуйки дыбом!

* * *

Что уж ты там сочинял, Ганс Сакс,
вправду ли молотком пристукивал в такт?
Жил припеваючи между своих вакс,
кож, каблуков, – кроить и кропать мастак.
Вирши что обувь: кудряво нашьёшь сутаж,
кантом мораль подпустишь, – готов заказ.
Если стишок прибыльно не продашь,
то башмаки справные – в самый раз.

Стольких обул, высмеял, подковал,
Гансом- башмачником в вечность бы и ушёл –
и без того лишку вас, запевал, –
да подхватил, danke ему schön,
Рихард: свои танкетки приколотил,
оперным танком вывел в заглавный ряд.
Кто бы иначе связки, пучки жил
в глотке не пожалел за тебя драть?

Шильцем почешешь голову сгоряча:
как бы этак, с пятки или носка
трогаясь, научиться стихи тачать,
чтобы ушли выгодно с молотка?
Мне, подмастерью, дратвы как ни вощи,
как ни раскладывай выкройки – незачёт!
Мастер с гравюры щурится: не взыщи.
Дразнится обувь, высунув язычок.


Конкурсная подборка 135. Ренарт Фасхутдинов, Санкт-Петербург (Россия). "Эпоха позднего плейстоцена"


Fashutdinov


ЭПОХА ПОЗДНЕГО ПЛЕЙСТОЦЕНА


Точка отсчета

Да, конечно, я знал, что прав: не гонялся за тем, что снится,
От добра не искал добра, в крепких лапах держал синицу,
Насмерть вкручивал все болты, зов дороги отправил к черту,
Потому что всегда был ты – для сравнения и отсчета.

В самой дикой лесной глуши, как последний осколок чуда,
Билась искра твоей души, ясно видимая отсюда.
И пока ты шагал во мрак, потаенные тропки вызнав,
Я работал не просто так, а как будто бы принял вызов.

Но теперь ты вернулся. Что ж, на чужбине и мед несладок.
Я гляжу, ты на диво тощ, на одежде полно заплаток,
А на смену льняным кудрям – темный волос, прямой и жесткий.
Сразу видно, тебя и впрямь часто гладили против шерстки.

Знаю-знаю, судьба слепа, в бедном сердце ни сил, ни страсти.
Хорошо тебя потрепал ненаглядный твой ветер странствий,
Выжал досуха, сдал в утиль, вынул душу, впечатал в глину.
И тогда ты свернул с пути, а иначе бы просто сгинул.

Не смотри на меня с тоской, это, в общем, неплохо даже:
В нашей маленькой мастерской наконец-то пошли продажи,
Веселится гончарный круг, за прилавком мелькают лица,
Словом, пара свободных рук обязательно пригодится!

Платим вовремя, а поверх – кружку светлого в день погожий.
Скоро выветрится, поверь, все, что въелось тебе под кожу:
Сок полынный, промозглый дождь, путевое ночное счастье.
Ты вернулся, ну что ж, ну что ж... Только лучше б не возвращался.

Августовское

Это лето было прекрасным, уверен первый.
Мы ходили в походы – палатки, костры, консервы,
Солнце снова нас прожарило до нутра.
Мы писали стихи, мы соседям трепали нервы,
Обрывая струны в четыре часа утра,

Нам стучали по батарее взамен оваций.
Мы готовы были куда угодно сорваться:
– А давай на денек в Карелию? – А давай!
Забирались в места, куда не стоит соваться,
Пропускали стаканы, работу, свой трамвай,

Поднимались на крыши – неважно, кто был зачинщик.
Там огромные звезды, там воздух светлее, чище,
Если встать на цыпочки, можно достать луну.
Это лучшее время для тех, кто чего-то ищет,
Убеждает первый, подтягивая струну.

Это лето было мучительным для второго:
За окном полуночный хор гопоты дворовой,
Сигареты, жестянки пива, пошел ты на...
А наутро в небе взрывается шар багровый
И вытягивает из мелкого полусна.

Не укрыться от голубей, зазывал, туристов,
На любом перекрестке пробка часов на триста,
От окрестных болот поднимается черный чад.
Самолеты взлетают, суда покидают пристань,
Лишь бы только в этом городе не торчать.

Никакой надежды – ртутный столбик все выше.
И не в том беда, что ты до кровинки выжат,
Просто летом не расслышать ни слов, ни нот,
Потому что музе в этом аду не выжить,
Говорит второй, отшвыривая блокнот.

Я иду по улице шумной, горячей, пестрой,
А со мною рядом братья мои и сестры –
Злые, добрые, в рот ни капли, навеселе.
На исходе августа вдруг понимаешь остро,
Что никто из нас не останется на земле.

Эти песни, стихи, проклятия, драки, споры
Слишком скоро закончатся, слышите, слишком скоро!
Так какая, к черту, разница, кто там прав?
Войско осени входит в уставший от лета город,
Занимает вокзалы, почту и телеграф.

Плейстоцен

Я вписан прочно в пейзаж окрестный
И знаю правила назубок —
Листаю ридер в вагоне тесном,
По понедельникам жду суббот.

Но если вдруг воротник все туже,
А зубы сжаты до ломоты,
Я закрываю глаза – и тут же
Наш мир становится молодым.

Вода прозрачная, камень твердый,
Огонь согреет и защитит,
Обрывок шкуры надень на бедра,
С голодным хищником не шути,

У красной ягоды горький привкус,
Зеленоватых не рви плодов,
Потреплешь Серого по загривку —
И он оближет тебе ладонь.

Ты эти правила знаешь четко:
Ходи бесшумно, не верь врагу,
Остерегайся змеи с трещоткой
И зверя с пятнами на боку.

Сражайся насмерть за то, что ценно:
Подруга, племя, живой очаг.
Эпоха позднего плейстоцена —
Не время грезить о мелочах.

Здесь не бывает ни злых, ни добрых.
Здесь есть понятие «свой – иной».
И ты шагаешь, подтянут, собран,
Копье подвешено за спиной,

Четыре шрама на темном теле
И украшение из клыка...
Но между нами на самом деле
Не так уж разница велика.

Когда от долгого перехода
В коленях щелкает и хрустит,
Когда, отправившись на охоту,
Добычу верную упустил,

Когда от вони гниющей туши
Готово вывернуться нутро,
Ты закрываешь глаза – и тут же
Встречаешь питерское метро.


10_TOP_PODBORKI1
10_TOP_PODBORKI2
10_TOP_PODBORKI3

_TOP_PODBORKI

cicera_spasibo
priz_org
Обладателями Приза симпатий портала Stihi.lv
в номинации "Неконкурсные стихи"
на Международном литературном конкурсе
"7-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2018"

объявляются авторы и конкурсные произведения:


* * *

Снег падает.
Выходит человек
из темноты сгустившейся подъездной.
Он в темноте -
беспомощен, нелеп.
Но здесь его
не накрывает бездной,
и человеку дышится легко
и сладостно,
Как будто бы впервые -
снег падает.
Ныряют в молоко
поступки, постулаты, позывные...
У тротуара мнутся фонари.
Их долгий свет
как божий дар на взводе.
Не нарушай гармонию.
Смотри:
снег падает,
а человек - выходит.



Горб Петра Ильича

У Петра Ильича вырастает горб,
за три ночи всходит на нем
чужеродный, тяжелый мясной бугор,
и таскает его с трудом

Петр Ильич, изумленный горбом весьма,
впрочем, думает: это знак.
А квартира пуста, за окном зима,
о, какая холодная нынче зима,
и в углах гуляет сквозняк.

И в одну из самых одних ночей
Петр Ильич понимает, что
этот горб у него – и не горб вообще,
а неведомое гнездо,

где таится его синеглазый сын,
не родившийся никогда.
Петр Ильич таскает его сквозь стынь,
Петр Ильич говорит соседям: мой сын,
воют призраки в городах.

Петр Ильич разводит овсянку водой,
говорит: «теперь на двоих»,
и все слушает: сын, что сидит за спиной,
тянет ручку ему под дых,

да под сердцем роет холодной рукой, -
умиляется Петр Ильич.
Драгоценный мой, нерожденный мой!
Ты отныне вечно пребудешь со мной,
восклицает в восторге, - и

охает от боли. Мыслит: «не ной!
ведь на старости счастье дано».
Сын лягает в сердце ногой ледяной.
Невозможно в глазах темно.

На последнем выдохе в жуткую стынь
пред глазами мальчик застыл.
Петр Ильич говорит напоследок: прости.
И сын отвечает: прости.



* * *

Таракана, ползшего по брюху,
взял и... не прихлопнул сгоряча,
из ладони комнатную муху
выпустил, проклятий не ворча,

нищему в протянутую кружку
опустил тяжёлый кошелёк,
тихую печальную старушку
речью элегантною развлёк,

смастерил качели для детишек,
покормил воробушка с руки,
алкогольный выплеснул излишек
жгучему желанью вопреки,

никаких разборок и дебошей,
никаких скандалов не чиня.
Господи, какой же я хороший!
Жаль, что ты не смотришь на меня...



Антивоенная

Эх лишь бы не было войны да только с нашей стороны
А с ихней подлой стороны пусть сразу будет две войны
Пусть их накроет мор и глад и пусть им бабы не родят
А мы им будем слать харчи из комьев глины калачи
Ведь они на нас хотят наслать и мор и глад и хлад
И пусть они пока молчат да вон глаза как у волчат
Эх лишь бы не было войны да только с нашей стороныыыыы


Елена ДОРОФИЕВСКАЯ, Вышгород (Украина)

dorofievskaja

Мячик

                  Наша Таня громко плачет:
                      Уронила в речку мячик.
                                           А. Барто.

Тает лёд, разбавляя джин, остывает паршивый кофе.
...Таню снимают с креста на её Голгофе.
Радио хрипнет, рыдая по Тане громко -
Некогда Таня славным была ребёнком.
Если бы не уроненный в речку мяч,
Что стало б вершиной и флагом её неудач?

...Первый контакт утешителен, односторонен –
Кратко, по делу: «Не плачь, и твой мяч не утонет...» -
Смысл послания, можно сказать, однобок.
Слышала голос и думала - это бог.
Таня боялась ему задавать вопросы:
Мячик, возможно, и сам себя в речку бросил...

Сакральная жертва, завидев смолу и вертел,
Вмиг возрастает над болью, унынием, смертью.
Когда прекращаются слёзы, мудрец Асадов
Умы заполняет: так - правильно, так – не надо...
...Кофе паршив, теплеет в стакане джин.
Таня-формула. Таня выросла. Таня бросает мужчин.

...Ежели верить слезам, то кто кого всё же бросил?
Таня боялась себе задавать вопросы.
Может, где-то есть шире, но Танин мирок - прокрустов:
Таню сняли с креста, пояс остался на люстре.



Элегия

Катал девчонку на руле,
И в солнечных лучах
Текло на землю крем-брюле,
Стаканчик быстро чах.

И прядь каштановых волос,
Кружась как егоза,
Мне щекотала потный нос
И застила глаза.

Уже планировал привал,
Но в роще облепих
Мой двухколесный Боливар
Не выдержал двоих.

На юный облик алый след
Нанес колючий куст.
Нам было слишком мало лет
И слишком много чувств.

Другу

Сейчас я понимаю, что стезя —
Отрезок небольшого перегона,
И сходят закадычные друзья,
Как будто на конечной из вагона.

Но если б жизнь описывала круг,
То ехавший с устатку или пьяный
Проспал бы закемаривший мой друг
Платформу остановки окаянной.

А утром растревоженной совой
Глядел в окно, отпаивался чаем
И мчался по дороге кольцевой
Туда, где я опять его встречаю.


Инга КАРАБИНСКАЯ, Ухта (Россия)

Karabinskaya

Междуречье

Там, где однажды друг к другу причалят,
Чтобы сплестись, как травинки в венце, -
Слово, которое было вначале,
Слово, которое будет в конце,
Там, на исходе рассыпчатой речи,
Там, на изгибе небесной брови,
Вдруг ощущаешь себя междуречьем
Первой любви и последней любви.


Юрий ГЛУХОВ, Москва (Россия)

Сельдерей

Застоялый запах сельдерея.
Навсегда закрытое окно.
В полудреме, словно в галерее,
Полотно сменяет полотно:

Горизонт. Фаллические трубы.
Вдаль плывет химический завод.
Понимаю, ты меня не любишь.
Ничего, до свадьбы заживет...

Обветшали старенькие платья.
Всей еды - подсохший огурец.
Мне опять сегодня не заплатят.
Значит похудею наконец...

За окном февральские чернила
Заливают серую пургу.
Нет, я не сержусь, не изменила.
Просто видеть больше не могу...

Не везло: то Гамлеты, то мавры,
То Бузыкины, то вовсе никого.
Шли на суп заслуженные лавры.
Плыл за горизонт родной завод.

Я сплела венок из сельдерея
И легла устало на кровать.
Это хорошо, что мы стареем,
А иначе грустно умирать.


medal_stihi_lv

cicera_spasibo
prizy
- Приз симпатий портала Stihi.lv
- Приз симпатий литературного журнала "ДРУЖБА НАРОДОВ"
- Приз симпатий литературного журнала "ВЕЩЕСТВО"
- Приз симпатий журнала "ЛИТЕРАТУРНЫЙ ИЕРУСАЛИМ"
- Приз председателя жюри конкурса Марины КУДИМОВОЙ "За поэтическое мастерство"
- Приз симпатий сетевого литературного журнала "БУКВИЦА"
- Приз симпатий сетевого литературного журнала "ЗОЛОТОЕ РУНО"
- Приз симпатий главной редакции БЛК на Стихи.ру
- Приз симпатий ежегодника "Рижский альманах"
- Литературная премия имени Владимира ТАБЛЕРА
- Приз симпатий читателя портала Stihi.lv
- Приз симпатий участника конкурса
- Приз симпатий литературного обозревателя конкурса

cicera_spasibo
obzory

"ДИАЛОГИ ОБОЗРЕВАТЕЛЕЙ". Критические обзоры конкурсного материала от литобозревателей портала
"САДОК СУДЕЙ". Мнения членов Жюри конкурса
"ПОЧТА". Материалы, поступившие от читателей портала.
"ПОГОВОРИМ?". Темы для обсуждения на портале


mikrofon4

cicera_spasibo


ПОЛНЫЙ СПИСОК ПОДБОРОК

участников Международного литературного конкурса
"7-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2018"

(по мере приема, с активными ссылками на конкурсные страницы 1-го (отборочного) тура)

1. Анна Михайлова, Санкт-Петербург (Россия). "Звучи"
2. Дмитрий Близнюк, Харьков (Украина). "Желтый пудель Ким Чен Ыра"
3. Егор Мирный, Мелеуз (Россия). "Легчайшие отверстия vs отрывные отчувствия"
4. Виктория Качур, Москва (Россия). "Дромомания"
5. Людмила Свирская, Прага (Чехия). "На расстоянии надежды"
6. Иван Клиновой, Красноярск (Россия). "Одиночный пикет"
7. Виктор Шталь, Ужгород (Украина). "О жизни с грустью и улыбкой"
8. Светлана Чернышова, Севастополь (Россия). "В гостях у сказки"
9. Юлия Долгановских, Екатеринбург (Россия). "Дай знак"
10. Андрей Мартынов, Москва (Россия). "Пережили это - вынесем и то"
11. Александра Герасимова, Томск (Россия). "Ремарка"
12. Елена Наильевна, Самара (Россия). "Ёлка, шарики, мишура"
14. Наталия Прилепо, Тольятти (Россия). "Монстр"
15. Елена Данченко, Зэйст (Нидерланды). "Киевская, 139"
16. Александр Рязанский, Москва (Россия). "Глухозимка"
17. Виктория Кольцевая, Ровно (Украина). Девушка с веслом"
18. Игорь Гонохов, Москва (Россия). "Не так просто"
19. Валерий Поланд, Волжский (Россия). "Вскрытие покажет"
20. Анатолий Жариков, п. Высокий (Украина). "Разговариваю с собой"
21. Александр Пелевин, Москва (Россия). "Петербургские сны"
22. Светлана Носова, Брянск (Россия). "Повоем..."
23. Андрей Родионов, Санкт-Петербург (Россия). "Ампула"
24. Людмила Поклонная, Якутск (Россия). "BONJOUR TRISTESSE"
25. Константин Корнеев, Иркутск (Россия). "Станция N."
26. Виктория Смагина, Томск (Россия). "Об этом"
27. Анна Германова, Франкфурт-на-Майне (Германия). "Птичья Библия"
28. Анастасия Винокурова, Нюрнберг (Германия). "Вероломно"
29. Ульяна Валерьевна, Москва (Россия). "Колдунчики"
30. Сергей Смирнов, Кингисепп (Россия). "Следы на воде"
31. Владимир Негинский, Унеча (Россия). "Вертикаль"
32. Анастасия Лиене Приедниеце, Саулкрасты (Латвия). "Радость моя, прощай"
33. Валентин Емелин, Колбъёрнсвик (Норвегия). "Коллизиум"
34. Арина Вострикова, Ижевск (Россия). "Все дышит любовью"
35. Сергей Герасимов, Харьков (Украина). "Тридцать семь и семь"
36. Александр Копп, Казань (Россия). "А у нас дожди"
37. Ольга Домрачева, Большеречье (Россия). "Издалека"
38. Полина Потапова, Челябинск (Россия). "Расщепление"
39. Елена Лещинская, Магнитогорск (Россия). "Командировка"
40. Вячеслав Лысак, Тула (Россия). "Перекошенное небо"
41. Юлия Шокол, Николаев (Украина). "Больше воздуха"
42. Анатолий Папейко, Могилев (Беларусь). "Просто стихи"
43. Любовь Бурель, Запорожье (Украина). "Пыльца для облаков"
44. Елена Воскобойник, Вараш (Украина). "Птицы на крыше"
45. Юрий Глухов, Москва (Россия). "Еще три эпиграфа"
46. Соэль Карцев, Дортмунд (Германия). "Приближение"
47. Алена Емелина, Колбъёрнсвик (Норвегия). "Адам"
48. Дмитрий Артис, Домодедово (Россия). "Мелкотемье"
49. Любовь Левитина, Ашкелон (Израиль). "...И о погоде"
50. Максим Потарин, Санкт-Петербург (Россия). "Солнечное забвение"
51. Петр Матюков, Бердск (Россия). "В пути"
52. Юлия Добринская, Роквилл (США). "Голову потеряешь"
53. Алена Рычкова-Закаблуковская, Иркутск (Россия). "Нырок"
54. Анна Горелова, Нижний Новгород (Россия). "Без трёх весна"
55. Евгения Трубкина, Москва (Россия). "По ту сторону"
56. Николай Бицюк, Новгород-Северский (Украина). "Послесловие"
57. Вячеслав Рассыпаев, Киев (Украина). "Мечты сбиваются"
58. Юрий Семецкий, Москва (Россия). "Радость, Счастье и Эпилог"
59. Анна Арканина, Москва (Россия). "На антресолях неба"
60. Андрей Калинин, Новосибирск (Россия). "Межзеркалье"
61. Ирина Зиновчик, Рига (Латвия). "Руководство к действию"
62. Роман Смирнов, Электросталь (Россия). "Зимний сбор"
63. Александр Боярд, Реканж (Люксембург). "Мутаборное"
64. Елена Ительсон, Санкт-Петербург (Россия). "Снежная женщина"
65. Елена Уварова, Алматы (Казахстан). "Выходи помолчать"
66. Полина Орынянская, Москва (Россия). "Боги и люди"
67. Татьяна Комиссарова, Москва (Россия). "Ретро"
68. Роман Ненашев, Самара (Россия). "Про птиц и насекомых"
69. Татьяна Баракина, Люберцы (Россия). "Размышления"
70. Сергей Черсков, Донской (Россия). "Осколок"
71. Петра Калугина, Москва (Россия). "Подождика"
72. Клавдия Смирягина, Санкт-Петербург (Россия). "Тихие стихи"
73. Жанна Лебедева, Фрибург (Швейцария). "В бананово-лимонном Сингапуре"
74. Наталья Самойленко, Вологда (Россия). "От любви до..."
75. Алекс Трудлер, Беер-Шева (Израиль). "Осень, любовь и тысяча чертей"
76. Борис Красильников, Москва (Россия). "Неизбежность"
77. Юлия Ловыгина, Челябинск (Россия). "Ночные сказки"
78. Павел Великжанин, Волжский (Россия). "Зачем тебе?"
79. Таина Ким, Харьков (Украина). "По ту сторону"
80. Владимир Ступинский, Гомель (Беларусь). "Избранные сны города на реке С."
81. Олег Калиненков, Железнодорожный (Россия). "Место возле"
82. Ирина Ремизова, Кишинев (Молдова). "Честный господин Майер"
83. Ирина Коротеева, Ростов-на-Дону (Россия). "Недовыжитая весна"
84. Юрий Татаренко, Новосибирск (Россия). "Палата номер жесть"
85. Светлана Пешкова, Липецк (Россия). "Винительный падеж"
86. Анастасия Шишкина, Москва (Россия). "Погибшие слова"
87. Ирина Рыпка, Нижнеудинск (Россия). "Катманду"
88. Григорий Беркман, Беер-Шева (Израиль). "Очиститься"
89. Феликс Зигельбаум, Бад Эмс (Германия). "Ослабь"
90. Геннадий Акимов, Курск (Россия). "В стране слепых"
91. Ирина Сюткина, Магнитогорск (Россия). "Дыши!"
92. Рита Казакова, Мозырь(Беларусь). "Расстояния"
93. Игорь Филатов, Химки (Россия). "Неуловимое"
94. Кристина Лацаре, Рига (Латвия). "Цвет и антицвет"
95. Вероника Батхан, Феодосия (Россия). "Ревность на верность"
96. Елена Качаровская, Санкт-Петербург (Россия). "Кстати о бабочках, шмелях и тракторе"
97. Александра Малыгина, Барнаул (Россия). "Тебе назло"
98. Елена Таганова, Москва (Россия). "Двери"
99. Андрей Тихомиров, Кострома (Россия). "Без названия"
100. Валерий Котеленец, Барнаул (Россия). "Между горним и земным"
101. Дмитрий Шабанов, Санкт-Петербург (Россия). "Подранок"
102. Александр Шведов, Москва (Россия). "В поезде Тбилиси - Москва"
103. Нина Баландина, Москва (Россия). "А мост качнулся и завис"
104. Николай Горбачев, Ярославль (Россия). "Потешки Техно"
105. Роман Гурский, Санкт-Петербург (Россия). "Рябина. Фрост. Бабочки"
106. Елена Талленика, Москва (Россия). "Вернув сознанье к ожиданью дат..."
107. Андрей Чайкин, Ярцево (Россия). "Монологи с Миром о Жизни"
108. Александр Правиков, Химки (Россия). "Крылатый перегной"
109. Елена Копытова, Рига (Латвия). "Сто тысяч мелочей"
110. Дмитрий Ленский, Одинцово (Россия). "Детки взрослели"
111. Анна Маркина, Люберцы (Россия). "Башмак на крыше"
112. Палад, Киев (Украина). "В душную ночь"
113. Галия, Екатеринбург (Россия). "Сви-ри-ри"
114. Светлана Илларионова, Якутск (Россия). "Исцеление"
115. Ольга Ведёхина, Санкт-Петербург (Россия). "Вокруг воды"
116. Анастасия Журавлёва, Нижний Тагил (Россия). "Шерстяное молоко"
117. Юрий Якобсон, Иркутск (Россия). "Кричалка"
118. Оксана Горошкина, Красноярск (Россия). "Снег падает"
119. Валерия Хаддадин, Москва (Россия). "Без названия"
120. Виктория Левина, Ришон Лецион (Израиль). "Тель-авивская соната"
121. Вадим Масленников, Москва (Россия). "Диванные пророчества"

122. Иван Тернов, Саратов (Россия). "Два дождя"
123. Вадим Гройсман, Ришон ле-Цийон (Израиль). "Еврейские мотивы"
124. Елена Крикливец, Витебск (Беларусь). "На Родине - ветер..."
125. Софья Анисимова, Тверь (Россия). "Про единорога, детский дом и развод"
126. Ольга Девш, Дружковка (Украина). "О духе, мёде и пленниках"
127. Мила Божович, Можайск (Россия). "Другие дни"
128. Ирина Полюшко, Саров (Россия). "Там, где я не был"
129. Татьяна Огурцова, Москва (Россия). "Я и они"
130. Диана Рыжакова, Москва (Россия). "Полночь хотела бы "
131. Дитин Вайл, Дружковка (Украина). "Плач гордости"
132. Олег Чмуж, Харьков (Украина). "Скрипели сумерки"
133. Нина Злаказова, Москва (Россия). "К Лазарю"
134. Марианна Боровкова, Москва (Россия). "Исправленному верить"
135. Ренарт Фасхутдинов, Санкт-Петербург (Россия). "Эпоха позднего плейстоцена"
136. Олег Сешко, Витебск (Беларусь). "Пристрастие к счастью"
137. Рустам Карапетьян, Красноярск (Россия). "В другой вселенной"
138. Наталия Санникова, Уфа (Россия). "Вокруг и около кота"
139. Андрей Дмитриев, Нижний Новгород (Россия). "Друг за другом, круг за кругом"
140. Ирина Гумыркина, Алматы (Казахстан). "Пока живой"
141. Эвелина Андреева, Великий Новгород (Россия). "Рябь на воде"
142. Светлана Андроник, Сокиряны (Украина). "До новых ли"
143. Галина Ицкович, Нью-Йорк (США). "Нерассказанные истории"
144. Илья Бантос, Волгоград (Россия). "Ave"
145. Инга Карабинская, Ухта (Россия). "Междуречье"
146. Светлана Корзун, Череповец (Россия). "Пуговицы"
147. Алексей Буряк, Днепр (Украина). "Любите людей..."
148. Максим Глазун, Ступино (Россия). "От ада я"
149. Григорий Оклендский, Окленд (Новая Зеландия). "Языковой барьер"
150. Михаил Червяков, Липецк (Россия). "Не завтра день кончается"
151. Элина Кузьмина, Рига (Латвия). "Пауза в суете"
152. Марина Крутова, Тверь (Россия). "Просто рыбы не говорят..."
153. Ксения Монахова, Тверь (Россия). "Опьянённая воспоминаньем..."
154. Борис Цукер, Санкт-Петербург (Россия). "Сочиняю стихи"
155. Тимофей Моисеев, Красноярск (Россия). "Зеленая роща"
156. Дмитрий Балашов, Санкт-Петербург (Россия). "Бесконечное прощание"
157. Анна Долгарева, Санкт-Петербург (Россия). "Post mortem"
158. Оксана Кукол, Старая Купавна (Россия). "Влипли в историю"
159. Виктория Кравченко, Кропивницкий (Украина). "Душа всех Звезд"
160. Алексей Исхаков, Саратов (Россия). "Что-то"
161. Александр Ганул, Чебоксары (Россия). "Дежа вю"
162. Виктория Тимченко, Славянск (Украина). "Обрыв"
163. Анастасия Кинаш, Белгород (Россия). "Перелетное"
164. Дмитрий Шорскин, Омск (Россия). "Финиш жертвы"
165. Наталья Капленко, Екатеринбург (Россия). "Святая трын-трава"
166. Глаша Кошенбек, Москва (Россия). "Текущее"
167. Татьяна Винокурова, Тверь (Россия). "Про снег и не только"
168. Владимир Лозовой, Копейск (Россия). "География времени"
169. Юрий Калашников, Запорожье (Украина). "Всё надеюсь"
170. Светлана Москаленко, Чита (Россия). "Моление о музыке"
171. Марина Корсакова, с. Заянье (Россия). "Тонкая игла"
172. Анна Харланова, Липецк (Россия). "Нарушай!"
173. Ольга Андреева, Ростов-на-Дону (Россия). "Становится жарче"
174. Елена Янушевская, Пушкино (Россия). "Прелюдия"
175. Юрий Октябрев, Курск (Россия). "О чём я буду думать?"
176. Виталий Мамай, Тель-Авив (Израиль). "На Мертвом море мертвый штиль..."
177. Вера Рехтер, Ашдод (Израиль). "Отражение"
178. Яромир Горбачев, Коломна (Россия). "На выдохе зимы"
179. Дина Фиалковская, Иркутск (Россия). "Последняя спичка"
180. Альберт Нурдинов, Екатеринбург (Россия). "Журавли"
181. Олег Гришин, Франкфурт-на-Майне (Германия). "Движение вверх"
182. Кфир Гришмановский, Вихти (Финляндия). "Побег"
183. Ольга Мацкевич, Витебск (Беларусь). "Загадай желание"
184. Ольга Кочнова, Тверь (Россия). "Кукольный театр"
185. Олег Паршев, Пятигорск (Россия). "По кольцу"
186. Инна Девятьярова, Санкт-Петербург (Россия). "Городское"
187. Александр Акимов, Усолье-Сибирское (Россия). "Стихи и мысли"
188. Женис Казанкапов, Астана (Казахстан). "Разности"
189. Эли Эзрас, Иннисфил (Канада). "Ближе"
190. Александр Долгушин, Висагинас (Литва). "Вверх по течению"
191. Михаил Рогачев, Екатеринбург (Россия). "Физика и лирика"
192. Вадим Смоляк, Санкт-Петербург (Россия). "Невод"
193. Светлана Скакунова, Пышма (Россия). "Листья падают в небо"
194. Анастасия Ефремова, Рига (Латвия) - Санкт-Петербург (Россия). "Всякая посмодернячина"
195. Александр Пупкин, Санкт-Петребург (Россия). "Камень"
196. Ирма Гендернис, Лиепая (Латвия). "Сопряжение"
197. Татьяна Жилинская, Минск (Беларусь). "Сквозь боль разлук и встреч..."
198. Михаил Пучковский, Москва (Россия). "Желание тепла"
199. Елена Кузнецова, Москва (Россия). "На обратной стороне Луны"
200. Андрей Баранов, Яромаска (Россия). "Друг другу"
201. Анатолий Столетов, Уфа (Россия). "Головное да натужное"

202. Андрей Шутов, Шилка (Россия). "Спасибо, жизнь!"
203. София Максимычева, Ярославль (Россия). "Замещение"
204. Ирина Кабачкова, Сочи (Россия). "Странный сон"
205. Николай Троицкий, Ростов-на-Дону (Россия). "Сегодня"
206. Наталья Шемет, Гомель (Беларусь). "Меняю имя на "Аннабель"
207. Лариса Устинова, Видное (Россия). "Рождённым осенью"
208. Никита Рыжих, Новая Каховка (Украина). "Акация огня"
209. Максим Федоров, Красноярск (Россия). "Поэтам"
210. Михаил Эндин, Вюрцбург (Германия). "Ожидание"
211. Ольга Левская, Красноярск (Россия). "Человек, привыкший к индпошиву"
212. Елена Дорофиевская, Вышгород (Украина). "Мещанка"
213. Ирина Чуднова, Пекин (Китай). "И ласточка мутирует к сове"
214. Мария Разумко, Минск (Беларусь). "Зёрна духовности"
215. Елена Севрюгина, Мытищи (Россия). "Играю в бисер"
216. Анна-Мария Ситникова, Смолевичи (Беларусь). "Сайонара"
217. Александр Соболев, Ростов-на-Дону (Россия). "Обычный итог"
218. Дмитрий Юртаев, Минск (Беларусь). "Я не забыл, я буду помнить..."
219. Яна Явич, Минск (Беларусь). "Жизнь убивает не пулей — отсутствием смысла..."
220. Анна Лисицина, Киев (Украина). ""О чём молчит отчаянье"
221. Александр Славуцкий, Москва (Россия). "Странно ходить по Москве с развязанными шнурками"
222. Ольга Вирязова, Москва (Россия). "Бродить по небу"
223. Ольга Белоус, Биркенхэд (Новая Зеландия). "По жизни вприпрыжку"
224. Екатерина Хиновкер, Красноярск (Россия). "Возвращение домой"
225. Юлия Малыгина, Москва (Россия). "Семейные ценности"
226. Майя Шварцман, Гент (Бельгия). "Беззвучные"
227. Юрий Рехтер, Ашдод (Израиль). "Карты"
228. Ольга Корзова, дер. Степановская (Россия). "Память"
229. Владимир Падейский, Москва (Россия). "Париж"
230. Евгения Литвиненко, Водопьяново (Россия). "Обручальное кольцо"
231. Елена Шипина, Санкт-Петербург (Россия). "Храни тепло и свет"
233. Виктория Панина, дер. Никулино (Россия). "Окололиричное"
234. Наталья Иванова, Гомель (Беларусь). "Мистерия словес"
235. Любовь Глотова, Самара (Россия). "Синий бык Байкал"
236. Елена Скачко, Киев (Украина). "Опьянев от акации..."
237. Анфиса Юрьева, Санкт-Петербург (Россия). "Поисписался"
238. Игорь Григоров, Архангельск (Россия). "Водяное перемирие"
239. Виктория Беркович, Санкт-Петербург (Россия). "О выборе"
240. Анна Регулянт, Нью-Йорк (США). "Немного о себе"
241. Владислав Южаков, Санкт-Петербург (Россия). "Письмо Ланцелоту"
242. Ринат Архипов, Казань (Россия). "Нет тебя..."
243. Ольга Денега, Москва (Россия). "Свет"
244. Эдуард Струков, Тверь (Россия). "Герои вчерашних дней"
245. Ольга Нежданова, Рязань (Россия). "В петле времени"
246. Ирина Кузнецова, Харьков (Украина). "Не печалься, мой друг, нас ещё не списали в запас"
247. Карлис Виллерушс, Юрмала (Латвия). "Я не Поэт"
248. Руслан Пивоваров, Новомосковск (Украина). "Осенний норов"
249. Светлана Мельникова, Лида (Беларусь). "Зал ожидания"
250. Павел Мухин, Симферополь (Россия). "Фантазии на вольные темы"
251. Евгения Ульянкина, Москва (Россия). "Скажешь лес"
252. Оксана Бутманова, Пермь (Россия). "Живая вода памяти"
253. Сергей Востриков, Воронеж (Россия). "Не ты это начал"
254. Наталья Путинцева, Мюнхен (Германия). "Наедине с собой"
255. Линда Ангелина, Москва (Россия). "Чётки"
256. Лариса Гусева, Нижний Новгород (Россия). "Без открытого финала"
257. Дмитрий Ревский, Москва (Россия). "Неоднократность"
258. Ирина Клеандрова, Калининград (Россия). "Хрупкие вещи" 

Конкурсные подборки, публиковавшиеся анонимно (см. Положение о конкурсе, п. 12.2).

ОГЛАШЕНИЕ ИМЕН АВТОРОВ АНОНИМНЫХ ПОДБОРОК

участников Международного литературного конкурса

"7-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2018"

259. Марианна Боровкова, Москва (Россия). "Муравьиный дом"
260. Ольга Левская, Красноярск (Россия). "Все мое"
261. Александр Шведов, Москва (Россия). "Латвийская серенада"
262. Дмитрий Артис, Домодедово (Россия). "Вот же, сволочь..."
263. Георг Светличный, Москва (Россия). "Участь"
264. Никита Рыжих, Новая Каховка (Украина). "Тук-тук, тук-тук"
265. Пётр Матюков, Бердск (Россия). "На родном языке"
266. Светлана Морозова, Москва (Россия). "Лирика"
267. Константин Корнеев, Иркутск (Россия). "Gliese 581 b"
268. Евгения Трубкина, Москва (Россия). "Три прогулки по бытию"
269. Светлана Носова, Брянск (Россия). "Urban empire"
270. Наталия Санникова, Уфа (Россия). "По соломинке"
271. Анна Горелова, Нижний Новгород (Россия). "Косточка"
272. Алёна Самсонова, Самара (Россия). "Мыши, кудри, севера..."
273. Любовь Левитина, Ашкелон (Израиль). "Этюды с Земли обетованной. Будущее есть"
274. Татьяна Баракина, Люберцы (Россия). "Депрессивное"
275. Роман Самсонов, Самара (Россия). "Белка и Проктор"
276. Анатолий Вершинский, Раменское (Россия). "Окру́га"
277. Клавдия Смирягина, Санкт-Петербург (Россия). "Васильки"
278. Кфир Гришмановский, Эспоо (Финляндия). "Шапочный разбор"
279. Виктория Левина, Ришон Лецион (Израиль). "Вариации"
280. Полина Орынянская, Балашиха (Россия). "Беловодье"
281. Михаэль Моставлянски, Нетания (Израиль). "Сансара"
282. Полина Потапова, Челябинск (Россия). "Ни души (альтернативные истории наваждений)"
283. Любовь Бурель, Запорожье (Украина). "Где-то в провинции"
284. Людмила Поклонная, Якутск (Россия). "Треминор"
285. Сергей Смирнов, Кингисепп (Россия). "О кузнечиках и людях"
286. Ирина Полюшко, Саров (Россия). "После взмаха циркулярки"
287. Ольга Девш, Дружковка (Украина). "Словеса. Слов весы"
288. Петра Калугина, Москва (Россия). "Голоса в шлемофоне"
289. Александра Герасимова, Томск (Россия). "Дочкиматери"
290. Иван Левин, Аладьино (Россия). "Нечищенные сапоги"
291. Юрий Глухов, Москва (Россия). "Бубубу"
292. Виктория Кольцевая, Ровно (Украина). "Паутина"
293. Юлия Шокол, Николаев (Украина). "Зверотравы"
294. Жанна Лебедева, Фрибург (Швейцария). "Мраморные шарики"
295. Анастасия Винокурова, Нюрнберг (Германия)."Ошибка выжившего"
296. Лев Кузнецов, Москва (Россия). "Сердце спрута"
297. Лемара, Симферополь (Крым). "Непрошедшее время"
298. Рустам Карапетьян, Красноярск (Россия). "Вишнёвый сад"
299. Ольга Домрачева, Большеречье (Россия). "Красный яр"
300. Анатолий Столетов, Уфа (Россия). "Дорога к саду"
301. Ольга Андреева, Ростов-на-Дону (Украина). "Безыдейное"
302. Елена Наильевна, Самара (Россия). "Луна, Марсель!"
303. Владимир Ступинский, Гомель (Беларусь). "В старом доме"
304. Сергей Пивовар, Минск (Беларусь). "Возьму две пригоршни причин"
305. Павел Великжанин, Волжский (Россия). "Крохотный хрусталик"
306. Владимир Ефимов, Москва (Россия). "С петельками потуже"
307. Вячеслав Рассыпаев, Киев (Украина). "Рыже-серо-муравьиное"
308. Александр Долгушин, Висагинас (Литва). "Смешная жизнь"
309. Дмитрий Близнюк, Харьков (Украина). "Инопланетянин"
310. Николай Бицюк, Новгород-Северский (Украина). "С уважением"
311. Григорий Оклендский, Окленд (Новая Зеландия). "О смыслах"
312. Андрей Калинин, Новосибирск (Россия). "Анамнез"
313. Ирина Ремизова, Кишинёв (Молдова). "Ой додоле"
314. Николай Троицкий, Ростов-на-Дону (Россия). "Восьмая нота"
315. Олег Калиненков, Железнодорожный (Россия). "Про рим?.."
316. Таина Ким, Харьков (Украина). "Сказки в стиле horror"
317. Кристина Лацаре, Рига (Латвия). "Ягодки"
318. Андрей Родионов, Санкт-Петербург (Россия). "Mortuum"
319. Ольга Кочнова, Тверь (Россия). "Нулевой вектор"
320. Анна Арканина, Москва (Россия). "Каких-то пару слов назад"
321. Елена Копытова, Рига (Латвия). "Вопреки..."
322. Алексей Буряк, Днепр (Украина). "Ваши пальцы, щеки, Ваши очи..."
323. Александр Копп, Казань (Россия). "Река времени"
324. Владимир Полухин, Красноярск (Россия). "Горошина"
325. Элина Витомская, Истра (Россия). "Давай без словариного"
326. Галина Ицкович, Нью-Йорк (США). "Выходя из Египта, выключайте свет"
327. Владимир Негинский, Унеча (Россия). "И снег, и ботинки, и я"
328. Виктория Качур, Москва (Россия). "Беседы о ласточках"
329. Григорий Беркман, Беер-Шева (Израиль). "Прерванная шутка"
330. Вадим Димин, Санкт-Петербург (Россия). "В притоне графоманов"
331. Феликс Зигельбаум, Бад Эмс (Германия). "Фиолетовые гроты"
332. Елена Севрюгина, Мытищи (Россия). "Перевернутый лес"
333. Елена Таганова, Москва (Россия). "В том саду, в той стране"
334. Анна Аркина, Люберцы (Россия). "Вернемся к нашим баранам"
335. Юрий Октябрёв, Курск (Россия). "Драматургия"
336. Юлия Добринская, Роквелл (США). "Кто о страсти, а я о нежности"
337. Ирина Чуднова, Пекин (Китай). "Синкопы и капель"
338. Роман Гурский, Тверь (Россия). "Хорошая игра"
339. Марго Волкова, Минск (Беларусь). "Вторая половина"
340. Владимир Байкалов, Киев (Украина). "По грани рассудка..."
341. Олег Паршев, Пятигорск (Россия). "#Проживу"
342. София Максимычева, Ярославль (Россия). "Легато"
343. Вячеслав Лысак, Тула (Россия). "...Корабль не тонет..."
344. Анастасия Кинаш, Белгород (Россия). "Подменыш"
345. Юлия Долгановских, Екатеринбург (Россия). "Обречённые"
346. Анна-Мария Ситникова, Смолевичи (Беларусь). "От" и "до"
347. Лариса Гусева, Нижний Новгород (Россия). "О невинности и хранителях"
348. Ирма Гендернис, Лиепая (Латвия). "Опущенные звенья"
349. Людмила Трошина, Рига (Латвия). "Мы тоже дети"
350. Олег Гришин, Франкфурт-на-Майне (Германия). "Воробьиный полёт"
351. Лана Степанова, Вангажи (Латвия). "Издалека и сверху"
352. Владислав Южаков, Санкт-Петербург (Россия). "Санитарная зона"
353. Вадим Гройсман, Ришон-ле Цийон (Израиль). "Три участи"
354. Анна Михайлова, Санкт-Петербург (Россия). "Прощёное"
355. Алекс Трудлер, Беер-Шева (Израиль). "Агитэ нахт"
356. Ирина Гумыркина, Алматы (Казахстан). "Там, где нас нет"
357. Татьяна Жилинская, Минск (Беларусь). "Боль"
358. Елена Талленика, Москва (Россия). "- Когда? - давно..."
359. Нина Злаказова, Москва (Россия). "Как на ладони"
360. Олег Сешко, Витебск (Беларусь)."Небыль"
361. Дария Кошка, Харьков (Украина). "Немая"
362. Инга Даугавиете, Мельбурн (Австралия)"Будет..."
363. Майя Шварцман, Гент (Бельгия). "Высунув язычок..."
364. Сергей Черсков, Донской (Россия). "Двор"
365. Женис Казанкапов, Астана (Казахстан). "Муха"
366. Юлия Ловыгина, Челябинск (Россия). "Весеннее"
367. Елена Данченко, Зэйст (Нидерланды). "Плач"
368. Олег Чмуж, Харьков (Украина). "Остановилось время"
369. Татьяна Огурцова, Москва (Россия). "Эксперимент"
370. Людмила Свирская, Прага (Чехия). "Я с тобою, кажется, рифмуюсь"
371. Тимофей Моисеев, Красноярск (Россия). "Вот заходишь в магазин..."
372. Елена Шипина, Санкт-Петербург (Россия). "Из уездного города"
373. Анна Лисицина, Киев (Украина). "Выполнимая нелёгкость бытия"
374. Сергей Кодес, Черри-Хилл (США). "Нет коня"
375. Юлия Малыгина, Москва (Россия). "О своём и общем"
376. Елена Дорофиевская, Вышгород (Украина). "Карандаши"
377. Александр Сошенко, Москва (Россия). "Бес в ребро"
378. Диана Рыжакова, Москва (Россия). "Ренет Симиренко и кулинарная книга"
379. Линда Ангелина, Москва (Россия). "Колесо"
380. Надежда Ерофеева, Геленджик (Россия). "Виртуальные страницы"
381. Виктория Кравченко, Кропивницкий (Украина). "День и Ночь"
382. Сергей Герасимов, Харьков (Украина). "Антарктида поэзии"
383. Елена Ительсон, Санкт-Петербург (Россия). "Речи для глухих"
384. Алёна Самсонова, Самара (Россия). "Уютный бедлам"
385. Максим Потарин, Санкт-Петербург (Россия). "Сонет. Родина из окна"
386. Ирина Клеандрова, Калининград (Россия). "Amore mori"
387. Виктор Владимиров, Москва (Россия). "Тёмный вокзал"
388. Ирина Зиновчик, Рига (Латвия). "Театр"
389. Павел Мухин, Симферополь (Крым). "Взгляды"
390. Анастасия Ефремова, Санкт-Петербург (Россия) – Рига (Латвия). "Женские истории"
391. Василий Мельников, Минск (Беларусь). "Теневое"
392. Андрей Баранов, Яромаска (Россия). "Пасха"
393. Наталья Путинцева, Мюнхен (Германия). "Мысли вслух"
394. Наталья Шемет, Гомель (Беларусь). "Нарисуй для меня Пикачу"
395. Светлана Пешкова, Липецк (Россия). "Рыбы. Люди. Птицы"
396. Людмила Дунец, Витебск (Беларусь). "Апрель"
397. Дмитрий Ревский, Москва (Россия). "Змейка"
398. Марина Намис, Москва (Россия). "Ветер горчит"

 

2222


cicera_spasibo


ПОЛНЫЙ СОСТАВ АВТОРОВ

участников Международного литературного конкурса
"7-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2018"

(В алфавитном порядке)

Фамилия, имя, город и страна проживания, название подборки, ее конкурсный номер.

Внимание!
Конкурсные подборки с 259 по 398 публиковались анонимно, отмечены красным.


Алфавитный список находится в стадии разработки


СПАСИБО ВАМ ЗА ВАШИ СТИХИ, ДРУЗЬЯ!



LOGO_GIF




cicera_spasibo

.