08 Апреля, Среда

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Олег ФРАНЦЕН. "Разнорифма"

  • PDF

frantsenОб авторе. 65 лет. Живет в Москве (Россия). "Псевдоним в Сети - Fenix XXI. Студентом усвоил биологию в вузе, журналистику в редакциях. Спор профессий, и согласие...

Вёл науку, больше биологию, в озорном "Московском комсомольце", многомудрой тогда "Литгазете", суровой "Правде". Писaл о ней всюду. Много внимания ей, когда был замглавредом "Семьи" и "Моей Москвы", главредом "Зелёного мира" и "Феникса". Так что, получив возможность заняться давно желанной литературой, пришел сюда с околонаучным мышлением, затеваю эксперименты".

Над гнездом ку-ку

Незримый вихрь, подняв меня,
птенца, над старой дюной,
песок на воздух поменяв,
душой играет юной.

Волшебным стало всё вокруг,
что прежде было просто.
Как много милых мне подруг
я вижу сверху в гнёздах!

Кричу я пухленькой "ку-ку",
ведь та за мной следила.
Ершится вихрь в моём пуху,
и всё сложилось мило.

Её в пьянящу высь увлёк,
там стало много смеха.
Как было раньше невдомёк,
что есть така утеха?

Наполз на небо полог зла,
и дождь нудит из тучи.
Смочил перо, промыл глаза,
в песок ушло всё скучный.

Выбор листа

Тоже натружены жилы их, нужен заслуженный отдых. Тоже несладок положенный символ достатка.
Кто-то на дереве всё-таки держится, волей топорщится, весело светится, если получится ловленным лучик.
Эти успели на землю спуститься. Уж не упустят окошко свободы от палок былых и тяжёлых завалов грядущих.
Вертится ветер в подножиях шавкой, со мною вертелась похожая, смену не сделал ей позже я, сразу отрезал утрату.
Славная де́вица слабо роняет прескучное спутнику тучному, мне посылая беззвучно сигналы получше.
Снова как дуля то слово: «Где тут скамейка, дедуля?». Боже, да это кому же?! Больше про деда не нужно...
Я направляю туда, где сидел, размышляя, как личную летопись лучше дополнить осенним листом, да не понял.
Спутник не тучный, а мощный, деви́ца на локте повисла... Солнце неяркое, ноги нетвёрдые, время обратной дороги.
Воет автобус, захваченный боем гитарным. Я озадаченный, что это парни уставились, петь перестали.
Чтоб не сажали как деда, мной песня из юности спета. Вместе витаем мы где-то. Снова прибавилось света.
Ночью привиделись почки-предлистья. Шелесты слышат земные и выше о веточных соках и светлых истоках.
Мне тут толково вполне безо всякого сонника: лист не покажется жухлым, пока не потухший, пока интерес зажигает.

Заря моя

Заря моя, царя на склоне дня,
где рядом я и связка-простыня,
зардясь, сияет мягко, ждёт меня.
На ярый я меняю цвет огня!

.