08 Апреля, Среда

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Александра КАСЬЯНОВА. "Черно-белое"

  • PDF

kasyanovaОб авторе. 29 лет. Живет в Санкт-Петербурге (Россия).

* * *

Да вот же проза: я с небес
спускаюсь ночью к малышу.
Не потому, что звал, я здесь
его капризами дышу.

Я им дрожу, как мелкий дождь,
неврастерю, как все мамцы:
моих ладонь… моих ладош…
звенят суставы-бубенцы.

В ответ – сжимается альков.
Промокшей ткани два кружка
встают. Грудное молоко
в груди не удержать никак.

Набухнут трещинки - создам
необходимый компонент:
начну прикладывать к соскам
синтомицина линимент…

Питайся горечью, стишок,
отрыгивай, мочись в кровать.
Взрослей, чтоб кожи тёплый шёлк
мог электричество давать.

Не трогай вены, трогай лоб:
его – рассечь, его – проткнуть,
весь мой родительский озноб
переотдать кому-нибудь.

 * * *

В альбоме со строчками чёрно-белыми -
пятна промасленных заморочек:
у донны Беллы словами спелыми
кто-то украл бы особый почерк.

Сотня буквенных жизней, подробностей -
в шею впившееся монисто.
Кто-то, споткнувшись о страх и робость,
целует лодыжки, склонившись низко.

У донны Беллы ладони измяты,
стёрты резцы, узловаты сосуды.
А он обещания сыплет невнятные -
горло её уберечь от простуды.

Он дарит ей зеркало двустороннее:
смотрит она, отражается - некто.
Он дарит возлюбленного на перроне,
пока отступившему миру - некогда…

Сдвоены в тщетное переплетенье,
падают в плавящий первоисточник,
до первого вдоха. А с ним - владение
собственным выдохом. Многоточие.

Ласк любовных эстетика-статика
с усыновлением поз ничковых…
В столбик начитанная математика
всех ворующих грудничковых.

 * * *

У соседей в застенке брачные игры.
Я крадусь на цыпочках по паркету –
невидима.
Мы с моей тенью – ниггеры,
продули любовную эстафету…
А мёд сквозь щели течёт длиннотами,
настораживает,
жжёт уши.
Мне ставили голос теми же нотами.
С тех пор они меня тайно душат.
Петь мне и говорить мешают…
Тёте больно –
в пять лет я думала.
Выросла, стала совсем большая -
совсем большая - влюбилась в пугало…
И стала пуганой…
Куролапая,
любила сама себя по-девчачьему…
Месяц подглядывал, ночь царапая:
«Больно?»
Что было отвечать ему?

.