08 Апреля, Среда

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Приз симпатий альтернативного (народного) Жюри на портале Gazeta lv

  • PDF

prizkpОбладателем приза по итогам "2-го открытого Чемпионата Балтии по русской поэзии - 2013" стали Анна ГРУВЕР, Донецк (Украина) и Григорий ШУВАЛОВ, Москва (Россия).


На портале GAZETA.LV подведены итоги альтернативного (народного) голосования. Анна ГРУВЕР была признана читателями портала "Лучшим поэтом конкурса" и обладателем звания в номинации "Лицо русской литературы - 2013". Среди поэтов мужчин в этой номинации победу одержал Григорий ШУВАЛОВ.
Из сообщения на портале GAZETA.LV:По итогам голосования альтернативного (народного) жюри

"2-го открытого Чемпионата Балтии по русской поэзии - 2013"

абсолютно лучшим поэтом конкурса признана


АННА ГРУВЕР

с подборкой стихов «Ничья»

gruver_anna




В номинации "Лица русской поэзии" победу в народном голосовании одержали:

Анна ГРУВЕР, Донецк (Украина)

и

Григорий ШУВАЛОВ, Москва (Россия)




Более подробно - здесь.

Призы - уникальные почтовые открытки с фотографиями авторов отправлены адресатам по почте.

Otkrytka_Anna_11

Otkrytka_Anna_1Otkrytka_Grigory01_copyOtkrytkaAnna_2

Оргкомитет конкурса и редакция портала Stihi.lv поздравляет АННУ и ГРИГОРИЯ, и благодарит портал GAZETA.LV за большую работу по освещению хода нашего Чемпионата.

Спасибо вам, друзья!

logo2013gif






ИЗ ИСТОРИИ ПРИЗА


"КУБОК МИРА ПО РУССКОЙ ПОЭЗИИ - 2012"

Информационный и творческий партнер Международного литературного конкурса "Кубок Мира по русской поэзии - 2012" портал-содружество GAZETA.LV объявил имена победителей народного голосования в номинациях "Лучшее стихотворение Кубка Мира - 2012", а также "МИСС и МИСТЕР" Кубка Мира по русской поэзии. Обладателями наград портала стали...

В номинации "МИСС ВДОХНОВЕНИЕ"

Кубка Мира по русской поэзии - 2012

ryabinina2

Евгения РЯБИНИНА (Челябинск, Россия)

Вместо молитвы на ночь

господи
храни меня от детской жестокости
от людей, раздающих рекламу на улице
от синтетических консультантов по красоте
от не к селу проснувшейся совести
от певиц с неуклюжими голосами
от грубых мужчин с ядовитым парфюмом
от всех этих маленьких мальчиков,
которые прячут глаза за длинными волосами
от скверной музыки, орущей на дискотеках
от безумных поэтов, их стихов и истерик
господи
храни от чужой и собственной глупости
и еще одного человека

*

В номинации "МИСТЕР ВДОХНОВЕНИЕ"

Кубка Мира по русской поэзии - 2012.

adamija2

Амиран АДАМИЯ (Ставрополь, Россия).

Гамбургер «Бодлер»

Я помню гамбургер, посыпанный кунжутом,
на белой простыне, на зеркале тарелки,
краю стола вселенной общепита -
застыл он жутко, -
брошенный и гордый
с листом салата
в наготе от быта
и в нимбе золотистой корки,
и окрыленный в майонезной пене -
он выходил из моря Афродитой
на берег полдника, обеда
и только видел как в стране далекой
тень кораблей с командой тучных роллов -
плыла в пещеры ртов троих, а проще —
к Трое
в том соусе зари под острым перцем,
котлетой билось сердце в этом хлебе -
под этим чувством: «сделано с любовью»
и гамбургер мечтал и был свободен -
на ниве фри, на фоне кукурузных хлопьев,
над этой пропастью во ржи.
И что-то смутно помнил -
лошадью, коровой.
Но все проходит, словно сон в столовой.
Но вправе думать мы —
что в гамбургере нет души?
Хотя все тлен, все тлен —
никто не спорит...

*

В номинации "ЛУЧШЕЕ СТИХОТВОРЕНИЕ КУБКА МИРА - 2012. Народное голосование"


Конкурсное произведение 127.

Александр ЛАНИН, Франкфурт-на-Майне (Германия)

Одна жизнь Дашратха Манджхи


Дело было недавно, почти вчера. Засекай полвека до наших дней.
Деревушка в Бихаре, над ней гора. И тропа в обход. И гора над ней.
Путешествие в город съедало дни, напрямик по скалам – смертельный риск.
Вот крестьяне и жили то вверх, то вниз. Да и что той жизни – навоз да рис.

Он – один из них, да, считай любой,
И жена-хозяйка, считай – любовь.
И гора смолола её, урча,
В хороводе оползня закружив.
До больницы день. Это птицей – час,
А, когда телегой, возможно, жизнь.

Тишина скользнула к его виску, прошуршала по глиняному порогу.
Неуклюже щерилась пасть окна, свежесломанным зубом белел восход.
И тогда крестьянин достал кирку и отправился делать в горе дорогу,
Потому что, если не можешь над, остаётся хотя бы пытаться под.

– Здравствуй, гора, – и удар киркой – это тебе за мою жену,
За скрип надежды по колее, бессилие, злость и боль.
– Здравствуй, гора, – и удар киркой – это тебе за то, что одну
Жизнь мне суждено провести в этой борьбе с тобой.

Он работал день, он работал два, он работал неделю, работал год.
Люди месяц пытались найти слова, а потом привыкли кормить его.
Догорит геройства сырой картон, рассосётся безумия липкий яд,
Только дело не в «если не я, то кто», и не в том что «если никто, то я».

– Здравствуй, гора, к чему динамит, я буду душить тебя день за днём,
Ломать твои кости, плевать в лицо, сбивать кулак о твою скулу.
– Здравствуй, гора, к чему динамит, ты ещё будешь молить о нём
Все эти двадцать калёных лет, двести палёных лун.

И гора легла под кирку его.
И дорога в город, примерно, час.
Потому что время сильнее гор,
Даже если горы сильнее нас.
Человек-кирка. И стена-стена
Утирает щебня холодный пот.
Потому что птицы умеют над,
Но никто иной не сумеет под.

Помолчим о морали, к чему мораль. Я бы так не смог, да и ты б не смог.
Деревушка в Бихаре, над ней гора. У горы стоит одинокий бог.
Человек проступает в его чертах, его голос тих, но удар весом.
Человек просто жил от нуля до ста. Да и что той жизни – земля да соль.

Посмотреть публикацию на портале GAZETA.LV




.