28 Февраля, Воскресенье

Подписывайтесь на канал Stihi.lv на YouTube!

Приз симпатий литературно художественного и краеведческого альманаха "Енисей"

  • PDF

enisej_zhurnal_2019Приз симпатий альманаха - публикация на его страницах произведений избранных авторов - участников Международного литературного конкурса "Кубок Мира по русской поэзии - 2020".


Приз учрежден 13 января 2020 года.
cicera_stihi_lv

Обладателями "Приза симпатий" редации литературно-художественного альманаха "Енисей" на Международном литературном конкурсе "Кубок Мира по русской поэзии - 2020"

объявляются конкурсные произведения:

86. "Свекровь". Автор - Елена УВАРОВА, Мытищи (Россия).
93. "Клавкина высота". Автор - Елена СКАЧКО, Киев (Украина).
132. "Скажи ему". Автор - Петра КАЛУГИНА, Москва (Россия).
336. "Остаться в живых". Автор - Инга ДАУГАВИЕТЕ, Мельбурн (Австралия).


Имена авторов были оглашены в Итоговом протоколе конкурса 31 декабря 2020 года.


Елена УВАРОВА, Мытищи (Россия)

Uvarovaa

Конкурсное произведение 86. "Свекровь"

Свекровь

Старый двор в затерянной станице.
Гладит небеса уставший взгляд
женщины, с которой породниться
выпало мне много лет назад.
Вот она скрутила листик мяты,
и о чём-то мирно тарахтя,
села. И на лавочке дощатой
вытянула ножки, как дитя.
Личико – мочёная грушовка,
лисий нос, в глазах тепло и дым.

Помнится, меня колола ловко
словом, будто гвоздиком стальным.
Зной кружил над крышами уныло,
и пока в кастрюле грелись щи,
сыну между делом говорила:
«Ты, родной, другую поищи».
Сын смущался, я кривила губы
и крутила пальцем у виска,
слыша, как гудят недружелюбно
сонные мушиные войска.

Но остыла прежняя гордыня,
словно уголь в глиняной печи.
Между нами стол, тарелка с дыней
прямо со свекровиной бахчи.
Злость ушла и больше не тревожит,
сгинула моя дурная прыть.
Я гляжу на сухонькие ножки
той, с которой нечего делить,
на закат, где небо безмятежно
греется и греет до зимы.
Чувствую, как в душу лезет нежность,
и не отмахнуться, чёрт возьми.


Елена СКАЧКО, Киев (Украина)

Skachko2

Конкурсное произведение 93. "Клавкина высота"

Клавкина высота

Боялась Клава высоты, а угодила в крановщицы.
Ребёнок, бабка и коты хотели есть. Пришлось решиться.
Пришлось карабкаться наверх в прямом – не переносном – смысле,
и матом крыть попутно всех на одноруком коромысле.
Ползла наверх, глотала страх, дрожала – вниз не посмотреть бы,
как воробей на проводах, боялась ветра пуще смерти,
кусала губы: «Клавка, лезь, закажешь шмотки из Китая,
мышей летучих нету здесь, они сюда не долетают...»
Ещё здесь можно громко петь и даже запросто фальшивить.
С семи зарплат купить мопед, да не какой-нибудь паршивый.
А кресло просто царский трон, как сядешь – гордость распирает! –
всё лучше, чем полы в метро полночи за копейки драить...
А воздух здесь тугой-тугой, хоть ковыряй его, как масло!
И ни одной души кругом, и небо ласково-атласно,
и солнца спелый колобок – туда-сюда над златоглавой,
и рядышком, под боком, Бог, он иногда ей шепчет: «Клава!
Держаться надо, я с тобой, не дрейфь, ты скоро встретишь счастье...»
И исчезает до того, как Клава глупо скажет «здрасьте!»

Привыкла Клава свысока смотреть на осени и зимы,
катать на стрелке облака...
И стало вдруг невыносимо
по вечерам спускаться вниз, вжиматься в потную маршрутку,
и знать, что здесь они – одни: и сын, и кот, и баба Шурка...
И бывший муж, и новый друг, и старый враг, и хам-начальник –
все беззащитны, хоть и врут...
А по утрам, включая чайник,
безмолвно матом кроют всех, пока бурлит в кастрюле каша.
Им просто хочется наверх.
Но страшно...


Петра КАЛУГИНА, Москва (Россия)

Kalugina

Конкурсное произведение 132. "Скажи ему"

Скажи ему

Не разбирай кладовку в детской
Там тихий маленький двойник
Как мальчик умерший соседский
Как гуманоид не из книг,

А из рисунка на обоях
Потом ты вырос и ушёл
А он остался за обоих
Надвинув глубже капюшон,

Вобравшись в хлам и в тени хлама
В душок лежалого тряпья
К нему тайком приходит мама
Небесконечная твоя

И с ним шушукаясь в обнимку
Она не помнит кто есть кто
На тех линялых фотоснимках
Что ловят время в решето

Ракетка замерла на взмахе
А с нею летняя листва
Скажи ему – всё это страхи
Ночные страхи-острова

Скажи, скажи ему хоть что-то
Не говори ему о том
Что ты искал его на фото
И не нашёл ни на одном

Не обрекай его ничтоже
Сумняшеся на свет и смерть.
Вы не похожи, не похожи
Не надо на него смотреть.


Инга ДАУГАВИЕТЕ, Мельбурн (Австралия)

daugaviete

Конкурсное произведение 336. "Остаться в живых"


Остаться в живых

"Потому что немцы - народ послушный,
Точно клуши за кочетом шли покорно,"
Мы сидим в ресторане (одном из лучших),
Пианист лениво берет аккорды -
Развалившись в кресле, он продолжает -
" Но зато - попробуй! - какое пиво!..."
И ещё (разумеется!) про державу.
Пропадает звук, как в паршивом фильме.

От столиц до самых глухих провинций
Догорают храмы (ломать - не строить).
Как легко людей приучить к убийству,
А потом убийц превратить в героев!
А у пули - ни языка, ни воли.
Сапоги. Винтовка. Команда - целься!
Над глухой Европой плывет Бетховен,
И молчит, как рыба, любая церковь...

*

А над Гранадой - звезд виноград,
Запах вина и слив.
Священник старенький до утра
Мусолит слова молитв
Торговцы спешно прячут товар,
Скрывает шлюха лицо.
Для иноверцев - рассвет кровав,
Словно гранатовый сок.
Им, в католическом этом раю
Дрожать, словно мышь в норе.
Скажи, что достойней - за веру свою -
Убить или умереть?

*

Ходит у моря, камешки собирает,
Складывает в карманы. Который год...
А мудрецы продолжают идти с дарами,
Мимо святилищ, пагод и синагог.
Он повторяет: ну, почему оставил?
Мальчик смеётся, женщина пьёт вино.
Каждое утро купец отпирает ставни,
Молится - о божественном и земном.
Небо - смотри! - расчерчено птичьим клином,
Листья олив без устали шелестят...

Спит Мариам в осеннем Иерусалиме,
Знает, что отмолила своё дитя.



ПОЗДРАВЛЯЕМ АВТОРОВ!

cicera_stihi_lv

ИЗ ИСТОРИИ ПРИЗА

Обладателями "Приза симпатий" литературно-художественного альманаха "Енисей" на Международном литературном конкурсе "9-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2020"


объявляются конкурсные подборки:

211. "Роди мне мальчика". Автор - Елена Наильевна (Россия).
104. "Високосный". Автор - Анна Германова (Германия).
244. "Духоплавание". Автор - Ирина Ремизова (Молдова).

Имена авторов были оглашены в Итоговом протоколе конкурса 6 июня 2020 года.


Конкурсная подборка 211. "Роди мне мальчика"

nailjevna

Автор - Елена Наильевна, Самара (Россия)

Останься

Не уходи, моя красивая,
в края неоновой парчи,
потом лечи тебя осинами,
потом озёрами лечи,

лелей, прикладывай орешину,
пои брусничною росой
и слушай, как трепещет бешено
тугая венка полосой.

Влекут огни большого города
с его бетонной кожурой.
Смотри, туман развесил бороду
по-над Матрёниной горой,

шумит родник в овраге заячьем,
паук дрожит на сквозняке.
Приворожить тебя не знаю, чем.
Как руку удержать в руке?

Смотри, струится мать-и-мачеха,
стрижи поют начало дня!
Останься и роди мне мальчика.
А лучше — девочку и мальчика,
моих, похожих на меня.

Кошка Мяу

Все одиноки. Домик за рекой.
Алкаш с пакетом, бабушка с клюкой,
и девочка с собачкой колченогой.
Послушай, а давай метать на стол,
о чём стоит извечный дамский стон,
мол, это всё на Новый год, не трогай!

Мы пленники обычаев и дат.
Давай сейчас, зачем чего-то ждать?
Вон ёлка со звездою на макушке,
вон снежные ушанки на холмах,
и курьи ножки топчутся в пимах
у нашей подмерзающей избушки.

Ну что, давай? Я выряжусь во фрак,
а ты всегда красивая и так,
лишь завиток на лбу нежнее станет.
Босая, ни помады, ни румян,
такая ты немного кошка, мяу.
Мадам, хотите быть моей на танец?

Давай сейчас, и всё сойдёт нам с рук.
А ночью Дед Мороз в окно тук-тук,
и жеребцы волшебные крылаты!
И ты, устав от смеха и игры,
уснула бы, а я б тебя укрыл...

Но всё — мой сон. Давно здесь не была ты.

Все одиноки. Домик за рекой.

Собака

Занавеска чуть желтее с краю,
рыскает позёмка по степи.
Снилось: я внезапно умираю,
и собака плачет на цепи.

Долгое животное терпенье
не оценит мёртвый человек.
Как же отвязать её теперь мне,
если сам отвязанный навек?

Тропка не протоптана к сараю,
старая фуфайка на крюке.
Вот лежу и тихо остываю,
зенками увязнув в потолке.

Не ломить костям, не мокнуть ране.
Надо было юркую, как вошь,
отпустить тебя ещё вчера мне.
А сейчас —
сейчас уже чего ж...

Хочешь, вой да цепью громче звякай,
человечек твой обрёл покой.
Лишь душа кружится над собакой,
в неизвестность лающей с тоской.


Конкурсная подборка 104. "Високосный".

germanova

Автор - Анна Германова, Оффенбах-на-Майне (Германия).

Високосный

Весь девятнадцатый молчала,
в двадцатом стала говорить
про то, что на колу мочало,
а в рукаве пырей и сныть,
базар-вокзал, сказал-отрезал,
в стакане лютая бурда,
невыносимым фа-диезом
ломают локти поезда,
стучат суставами и катят,
орехи сыплют из прорех
в какой-то раковой палате,
в какой-то роковой горе,
двадцатый год висит и косит,
не перекосит, не замнёт,
и каждой позвоночной костью,
как лентой, входит в пулемёт,
грохочет по плечам отдача
и вглядывается жерло
в того, кто мчится там и скачет
под хладной високосной мглой,
и перегон гремящий долог,
и бесконечен перелёт,
пока зазубренный осколок
на ощупь сердце не найдёт.

Мельник

Где мельницы полустанков
мукой по дорогам сорят,
где вывернут наизнанку
овчинный тулуп января,
где полночь бледней и выше,
а облачный жёрнов тяжёл,
где вьюга дымит по крышам,
в распыл отправляя помол,
следов не видать на белом,
да нас и не ищет пока
тот мельник, что ставит мелом
кресты на дверных косяках.

Голубятня

     «И если в дверь мою ты постучишь...»
                                     ААА, 1912

Хоть верь, хоть нет, но ничего
не надо от тебя,
добра и лиха ничьего
от ближнего ли, дальнего,
вола его, осла его
и всякого скота его
не надо нам, а голубям
довольно крошек на окне,
тепла в чужих руках,
в безликой неба белизне,
в безбытных облаках,
соломы в солнечных лучах,
воды в колодцах и ключах
по колеям дорог,
дождей из божьих закромов,
а изо всех земных домов —
такой, чтоб в двери постучать
ты никогда не смог.


Конкурсная подборка 244. "Духоплавание"

Remizova

Автор - Ирина Ремизова, Кишинев (Молдова).

Скачи

над лабиринтом жучьих нор
и муравьиных орд
скачи, солдат, во весь опор,
пока не сцапал чёрт.

не откликайся, слыша зов
незримых часовых...
у чёрта много голосов –
и мёртвых, и живых.

нырни под падающий ниц
размашистый рассвет.
у чёрта много разных лиц,
а лика вовсе нет.

его не встретишь по уму –
он вечно налегке,
лишь самодельную чуму
качает в узелке,

лишь прибирает, как своё,
всё данное взаём...
а у тебя – одно ружьё,
да пуля-дура в нём,

да конь каурый, да кисет,
да твёрдая рука –
и неотступный чистый свет,
невидимый пока.

Накануне

в мире тихо и славно.
середина поста.
и ворота, и ставни
замыкают уста.

в сюртуке и пластроне,
под зелёный шартрез
дремлет мой чичероне –
то ли друг, то ли бес.

всё гадает – когда же
запоет наконец
перепачканный сажей
пересмешник-скворец –

но сады безголосны
и дороги пусты,
лишь беззвучные кросна
ткут ночами цветы

и до самой денницы
сквозь дымы-миткали
проступают границы
незнакомой земли.

Плывут

смотрит глубина глухонемая,
как левиафановы стада
посуху ползут, не понимая
что уже закончилась вода,

рвутся прочь на берег из прилива,
давятся гранитной шелухой,
уплывают – грузно, молчаливо –
отмелью горячей и сухой,

и, уже невидимые, кручей
воздуха отвесного пройдя,
ходят, как недоеные тучи,
полные тревоги и дождя.

через линзу, мутную от жажды,
пыли и налипшего песка,
толком не рассмотришь, кто однажды
позовёт и нас издалека –

прорывая сеть авиалиний,
не страшась чумы и остроги,
штурмовать высокий берег синий
смыслу и природе вопреки?
 

"ЕНИСЕЙ", 2020. ЛИТЕРАТУРНЫЙ АЛЬМАНАХ



Электронная версия альманаха с призовыми публикациями.


cicera_stihi_lv

ОБ ИЗДАНИИ

enisej_zhurnal

Литературно художественный и краеведческий альманах «Енисей» образован в 1940 году.
Альманах был задуман как источник собирания литературных сил Красноярского края, таким и остался.
Здесь публиковались прозаики Виктор Астафьев, Алексей Черкасов, Валентин Распутин, Михаил Успенский, Олег Корабельников, Сергей Кузнечихин, Михаил Тарковский, поэты Игнатий Рождественский, Зорий Яхнин, Роман Солнцев, Дмитрий Мурзин...
Победитель международного литературного конкурса «Кубок мира по русской поэзии 2019 года» Ольга Гуляева тоже регулярно печатается в «Енисее».
В наиболее благоприятное для себя время альманах выходил шесть раз в год, в самое тяжёлое — не выпускался вообще.
Нынче, благодаря финансированию краевых властей, «Енисей» радует читателей дважды в год, не имея недостатка в талантливых авторах. 

.